Архив mp3
Архив mp3

меню

Анонс

воскресенье / 23 апреля 19.45 - В программе "Время культуры" прозвучат арии в исполнении оперной певицы Елены Образцовой. О ее творчестве расскажет артист Леонид Кутсар.




Житие благоверного князя Андрея Смоленского, Переславского

Точных сведений о св. Андрее, о его происхождении, времени жизни и под­ви­гах не сохранилось. В Переяславле-Залесском, где подвизался и скончался св. Андрей, держалось предание, что он происходил из рода князей смоленских. Зависть и крамолы против Андрея его родичей-князей, столь обычные на Руси в древнее время, не заставили князя защищать свои права и власть также крамолой; он не поднял и открытой борьбы — не взялся за оружие, что так час­то бывало в подобных случаях. Кроткий князь отказался от своего удела, бросил все свое достояние и скрылся из отечественного города. Бедным стран­ником святой Андрей явился в город Переяславль-Залесский (около 1360 года) и поселился при церкви святого Николая Чудотворца у городских ворот. Неко­торое время спустя смоленский князь был принят пономарем к этой церкви и в такой скромной должности подвизался тридцать лет, скрывая от всех свое знатное происхождение. Сказания не описывают под­виги святого князя-поно­маря, но уж одно это разве не великий под­виг — оставить княжение, семью, родной город и сделаться поно­марем при бедной церкви чужого города? Когда святой Андрей преставился (около 1390 года), на его теле нашли золотую цепь и перстень — знаки княжеского достоинства, тяжелые железные вериги — знак его подвижничества, а также малую хартию, на которой рукою почившего было написано: «Аз есмь Андрей, един от смоленских князей. Зависти ради и крамолы от братий моих оставих княжение мое и дом и прочее».

Бедного пономаря похоронили при Никольской церкви, при которой он про­ходил свое скромное служение, причем его тело обернули берестой.

Много лет прошло с тех пор, но жители Переяславля помнили о подвижни­ке-пономаре. Скоро после кон­чины начали почитать его святым и праздновать память в день преставления — 27 октября; написали его образ; составили службу — особые стихиры и канон. Но потом, около половины XVI столетия, празд­нование памяти святого Андрея почему-то прекратилось и о подвижнике стали забывать. В то время в Переяславле-3алесском под­визался преподобный Даниил, уроженец этого города, который, вероятно, хорошо знал устные предания о святом Андрее и посещал храм, при котором угодник служил пономарем, и его могилу, видел его образ и вериги. Преподобный решил содействовать прославлению святого князя Андрея.

В последний год жизни преподоб­ному Даниилу случилось быть в Москве по делам своей обители. Он просил у малолетнего государя Иоанна Василье­вича IV, своего крестного сына, и у митрополита Иоасафа (1539—1542) средств на постройку обветшавших церквей города Переяславля во имя Иоанна Предтечи (у западных городских ворот) и во имя святителя Николая. Затем преподобный рассказал царю и митрополиту, что при Никольском храме лежат мощи свя­того Андрея, князя Смоленского, и просил дозволения освидетельствовать их. Он передал те устные рассказы, которые ходили в Переяславле о святом угоднике, упомянул о том, что раннее память его в Никольской церкви праздновалась еже­годно, указывал на службу святому и его образ и горько жаловался на то, что жители Переяславля перестали вспоминать о святом угоднике Божием. «Для того возвестил я все это державе твоей, государь, — говорил преподоб­ный, — чтобы не пришел в забвение такой святой. Боюсь, чтобы за молчание свое я не был повинен осуждению».

Государь отпустил средства из своей казны на постройку новых храмов на место обветшавших и вместе с митрополитом разрешил преподобному Да­ниилу и местному духовенству раскопать могилу святого Андрея и осмотреть его мощи, лежащие в земле. Когда преподобный, возвратившись в Переяславль, возвестил об этой милости, все так обрадовались, что хотели звоном собирать народ на торжество открытия мощей. Но один священник заметил: «Если Богу будет угодно явить мощи раба Своего, то без звона совершим молебст­вие и пойдем к могиле угодника. Тогда станет ясно, угодно ли это дело Богу и са­мому святому».

Так и поступили. Отпели молебен и, разобрав надгробие, раскопали могилу. Оказалось, что хотя тление и коснулось мощей святого, однако тело было цело; составы не отделились один от другого. Несмотря на то, что о торжестве не извещали на­рочно, на него собралось множество народа. И когда святые мощи ископали и отгребли с них истлевшую бересту, многие недужные брали ее кусочки и получали исцеление. Освидетельствовав мощи святого князя Андрея и не вынимая их из земли, преподобный Даниил послал донесение царю и митрополиту. Из Москвы для официального освидетельствования мо­щей были присланы архимандрит Чудовского монастыря Иона и протопоп Успенского собора Гурий. Когда они осмотрели мощи святого угодника Божия, Иона спросил преподобного Даниила: «Зачем ты свидетельствовал сии мощи? Кто повелел тебе это?»

Преподобный был сильно огорчен укоризненными словами Ионы. Он заплакал и говорил, что поступил не самовольно, а с дозволения царя и митрополита, которые приказали ему освидетельствовать мощи святого Андрея; указал на его образ; со­слался на службу святому. Наконец он представил трех человек, которые получили исцеление от недугов при открытии мощей: управитель царских сел Иоанн Оклячеев сказал, что он исцелился от долголетней головной болезни после прикосновения к мощам святого князя; одна женщина из Переяс­лавля рассказала, что три года она страдала тяжелой болезнью горла, не мог­ла выговорить слова, но когда, при открытии мощей святого Андрея, она взяла кусочек бересты и проглотила его, тотчас почувствовала облегчение и стала го­ворить; другая жен­щина также при помощи бересты от мощей святого ис­целилась от продолжительной главной болезни.

Но ни доводы преподобного Даниила, ни засвидетельствованные чудеса святого князя Андрея не убедили Иону и Гурия. Иона обратился к преподобному с такими словами: «Преосвященный митрополит ничего не сказал мне о святых мощах и не дал никакого приказания».

Это значило, что митрополит Иоасаф оставил дело на решение самих Ионы и Гурия, а они считали недостаточно ясными свидетельства о святости князя Андрея и отказывались прославить угодника Божия церковным празд­нованием. Преподобный Даниил сильно огорчился решением митрополита и посланных им сле­дователей и предсказал, что за неверие в святость угодника Божия всех троих постигнуть скорби: митрополит скоро будет свержен с прес­тола, Ионе предсказал разные несчастья, Гурию — лишение любимого сына. Сначала они смутились, услышав грозные предсказания подвижника, потом сказали, что от ста­рости он лишился смысла (в то время преподобному было 80 лет) и говорит неподобное. Однако пророчество преподоб­ного Данииила точно сбылось.

Заботы подвижника о прославлении святого князя Андрея не пропали на­прас­но. С того времени воспоминание о святом князе снова ожило в Переяс­лавле-Залесском и память его начали праздновать местно. Указом Святейшего Синода 1749 года мест­ное празднование благоверному князю Андрею было утверждено; указом предписывалось: на всех службах в церквях города Пере­яславля поминать святого князя Андрея рядом с именами других угодников Пе­реяс­лав­ских.

Чудеса при его гробе продолжили совершаться. Так, во время одного пожара деревянная церковь святителя Николая сгорела дотла, но гроб святого князя, его образ, стоявший над гробом, пелена и икона Богоматери на гробе остались целы и невредимы.

В настоящее время святые мощи благоверного князя Андрея почивают под спудом в церкви святителя Николая.



Тропарь, глас 8

Блаженство евангельское возлюбив, богомудре княже Андрее, чистоту сердца девством почтил еси, и суету мира сего презрев, устремился еси зрети Бога, Иже тя прослави чудесы, во враче­вании различне страждущих. Сего ради молим тя, проси нам у Христа Господа всяких скорбей избавления и получения Царства Небеснаго.

Ин тропарь, глас 2

Град твой Смоленск яко чуждь имея, водворился еси во град Пе­реяславль, и в дому святителя Николая жестоким житием временную жизнь совершив, востекл еси в горняя предстояти Христу, Егоже моли о творящих память твою, да вси вопием ти: радуйся, святе княже Андрее, Ангелом собеседниче и человеком помощниче.

Ин тропарь, глас 4

Возвысився на добродетель и, очистив ум свой, к желанию прекрас­ному достигл еси, безстрастием украсився своим пощением изряд­но, в молитвах безплотно вознесеся и возсия в мире, яко солнце, во граде Переяславле, отче преблаженне, святе княже Андрее Смоленский, моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 6

Насажден во дворех Господних, своими преподобными де­тельми в дому святаго чудотворца Николая красно процвел еси, мира кра­соту и славу сего света ни во что вменив, Единаго Христа возлюбил еси; слез твоим течением напаяем, уязвился еси желанием буду­щих даров. Темже зовем ти: радуйся, святе княже Андрее Смолен­ский, граду Переяславлю похвало и всей Российстей земли великое утверждение.