Архив mp3
Архив mp3

меню

Анонс

среда / 22 ноября 19.45 - Памяти оперного певца Дмитрия Хворостовского




Житие преподобного Варлаама Хутынского

Преподобный отец наш Варлаам родился в Великом Новгороде от благо­чес­тивых и богатых родителей и во святом крещении наречен был Алексием. Отца его звали Михаилом; имя матери точно неизвестно. Он получил доброе воспитание в страхе Божием. Научен был грамоте, постиг книжную мудрость и легко проникал в разум Божественного Писания. Еще будучи ребенком, Алексий не любил игр и не предавался смеху. При сем он отличался воздержанием и ни­когда не ел чего-либо услаждающего вкус; занимался не земным, а небес­ным, постился и молился. Родители его были даже опечалены его необычайным воздержанием, но уговоры их не могли остановить усердия юного подвижника.

Рано пришел преподобный к мысли о суетности мирской жизни и сказал себе: «Истинно жизнь наша, как тень и сон, вертится, как колесо».

Он возненавидел мир и его прелести, оставил славу мира сего и богатство и вышел из родного города в пустынное место на берегу реки Волхова. Родители Алексия тогда уже у­мерли.

Место, выбранное преподобным для подвигов, называлось Хутынь (Ху­тынь — от слова «худынь», то есть «худое место»; по народному преданию, здесь обитала нечис­­тая сила. Тут же находилось болото, слывшее в народе под именем Ви­день, где, по на­родному представлению, виделись нечистые). Оно находилось в де­сяти верстах к северу от Нов­города, на правом берегу реки Волхова,
и пред­ставляло значи­тельную возвышенность, далеко видимую со всех сто­рон. Подвижник не один вышел на Хутынь для отшельнического жития. С ним были и другие знатные, богатые новгородцы, пожелавшие разделять с преподоб­ным труды пустыни: Пор­фирий Малышевич и брат его Феодор. Монаше­с­кое пострижение Алексей Михайлович принял на месте подвигов своих от некоего инока-иерея, причем получил имя Варлаам.

Преподобный срубил себе небольшую келлейку; день и ночь непрестанно воссылал в ней молитвы и пение, неослабно тру­дясь в посте и бдении. Пре­подобный твердо помнил слова святого апостола: «Аще кто не хощет делати, ниже да яст» и много трудился: рубил дрова, возделывал нивы.

Враги нашего спасения, бесы, восстали против святого: они являлись ему в виде то змеев, то различных зверей, стараясь устрашить его и прогнать с того места, но подвижник, ограждая себя знамением креста, сам прогонял их от себя; иногда с тою же целью они научали мирских людей наносить ему всякие обиды, но и тии спяти быша и падоша (Пс. 19, 9), так как наталкива­лись на твердый камень и сами стирались в пыль, а его поколебать не могли.

Слух о подвижнике пронесся по всей округе, и воздыхающие о небесной отчизне с усердием стали стекаться к нему, чтобы послушать его наставлений. К святому приходили князья и вельможи, шли и бедные люди, чтобы получить от него полезное наставление, и все полу­чали желаемое. Преподобный кротко поучал их: «Дети мои! Остерегайтесь разных пороков: зависти, клеветы, гнева, лжи, лихоимания, пристрастного суда; оставь­те ложную присягу, воздержи­вайтесь от блуда, особенно имейте кротость и лю­бовь — мать всему доброму. Ис­пол­ните это, чтобы не лишиться вечных благ, обещанных Господом всем праведным. Избегайте вечной муки постом, молитвой и добрыми делами, ноч­ным бдением и дневными трудами».

Не одни поучения привлекали к преподобному Варлааму мирских посети­телей. Дела открывали людям в преподобном великого подвиж­ника и угодника Божия. Его строгая нестяжательность и духов­ная опытность всем приходившим к нему — вельможным людям и простолюдинам, богатым купцам и бездомным инокам — приносила великую душевную пользу. Высокие подвиги самоотречения очистили внутренние очи святого и стяжали ему благодатный дар прозрения и чудотворений.

Князь новгородский Ярослав (сын внука Мономахова Владимира Мстисла­вича, несколько раз был новгородским князем в конце XII столетия, принужден­ный уступать престол свой другим князьям. Новорожденный сын его, предречен­ный прп. Варлаамом, носил имя Изяслава, в крещении — Михаила), прибыл к преподобному. «Буди здрав, добрый князь, и с сыном твоим», — сказал ему пре­подобный при первой встрече. Князь изумился, но, по возвращении домой узнал, что у него родился сын. По просьбе князя преподобный крестил ново­рожденного.

Однажды преподобный Варлаам ехал в Новгород ко владыке Новгородскому. На мосту он встретил толпу народа, ко­торый собирался сбросить в Волхов ули­ченного преступника. Взглянув на осужденного, преподобный сказал: «Отдай­те мне его: он загладит вины свои на Хутыни». И народ отдал осужденного ува­жаемому пустыннику. Преподобный, послав его в монастырь, повелел рабо­тать на братию. И из него вышел усердный и способный ко всякой службе ра­ботник. Впоследствии Варлаам постриг его в иноческий сан, принял в число братии и, таким образом, спас его душу.

И в другой раз преподобный Варлаам проезжал мостом в то время, когда новгородцы готовились сбросить в Волхов осужденного, причем его родствен­ники просили преподобного спасти несчастного от смерти. Но святой молча проехал мимо. Когда же недоумевающие ученики его спросили, почему одного он спас, а другому не хотел оказать той же милости, пре­подобный отвечал: «Вижу я, что вы, взирая внешними очами, по внешнему и судите; я же сердечными очами усмотрел, что первый осужденник, которого я выпросил у народа, был осквернен многими грехами и осужден справедливо, но что когда судья осудил его, раскаяние проникло в его сердце. Но он ниоткуда не видел помощи и был окружен многими недоброжелателями, между тем как еще не пришел час его. Я же увидел, что он имеет веру на спасение, и выпросил его себе на поруки и устроил его, как было угодно Господу. Другой же был осуж­ден не­справедливо и вопреки закону, и я видел, что он умирает мучени­ческою смертью и имеет получить венец от Христа: ему не нужно было молитвы моей ко Христу, ибо он имеет Его Самого помощником и избавителем. Вы же не соблазняй­тесь о сем».

Раз, когда приближался праздник Светлого Христова Воскресения, преподоб­ный послал монастырских рыбаков ловить рыбу и, по молитвам его, улов был очень хорош. Между прочим, пойман был огромный осетр, но рыбаки скрыли его и при­несли к преподобному только мелкую рыбу; разбирая рыбу своим посохом, он сказал: «Детей вы принесли, а куда девали мать?» Рыбаки пали ему в ноги, покаялись в своем грехе и при­несли спрятанную рыбу.

В жизни Новгорода увековечен один случай прозорливости преподобного Варлаама. Однажды преподобному случилось быть у архиепископа Новго­родского Григория (управлял епархией с 1186 по 1193 гг.), и святитель, отпуская его от себя, сказал, чтобы старец побывал у него спустя неделю. «Если Господу угодно, — отвечал преподобный, — в пятницу первой недели поста святых апостолов приеду к твоей святыне на санях».

Архиепископ удивился, что старец в летнюю пору обещается приехать на са­нях, но не решился потребовать объяснения этих непонятных слов. Между тем, в ночь перед указанною преподобным пятницей выпал глубокий снег, сделался сильный мороз, и подвижник, действительно, прибыл к владыке на са­нях. Когда же святитель начал скорбеть о том, что мороз может повредить рожь, которая тогда цвела, преподобный, утешая его, сказал: «Не скорби, но паче возблагодари Господа нашего Иисуса Христа и Пречистую Его Матерь и всех святых, что ниспослал Господь Бог на нас милость Свою. Если бы не послал Он снега и мороза, то люди погибли бы от голода: ибо за умножение грехов наших Господь попустил быть голоду. Но молитв ради Пречистой Бого­родицы и всех святых великих чудотворцев даровал Он снег и мороз для того, чтобы черви, в изобилии находящиеся в корню ржи, вымерли. Снег же пробудет на земле только один день, и потом, по Божию промышлению и повелению, наступит теплая погода, а снег вместо дождя напоит жаждущую землю и умно­жит плоды земные».

Действительно, на другой день стало тепло, снег растаял и вода напоила сухую землю, а при корнях ржи найдены были погибшие от мороза черви. И в то лето был такой урожай хлебов, какого давно не видали.

В рассказанных случаях проявился благодатный дар прозрения, которым наградил Господь угодника Своего. Но не мало и чудес творил преподобный Варлаам при жизни своей. Вот некоторые примеры его чудотворений. Один христолюбец, весьма любивший преподобного и имевший к нему го­ря­чую веру, повез к нему своего единственного сына, тяжко больного, чтобы просить святого помолиться о нем; но дорогою мальчик умер, и отец привез его мертвым в обитель. Когда же преподобный помолился о нем, ребенок, по молитве его, тотчас же воскрес. В другое время новгородские жители плыли по Волхову, и один из них, упав из лодки, был вытащен из воды уже бездыхан­ным. Когда его принесли к Варлааму и святой помолился, утопленник мгно­венно ожил.

Долго подвизался преподобный подвигом отшельничества вместе с друзьями своими. Но дар прозрения и чудеса просла­вили его и привлекли к нему мно­гих желавших подвизаться с ним. Тогда он решил устроить на Хутыни обитель и за­ложил каменный храм в честь Преображения Господня. Храм освящен был архиепископом Григорием в праздник Преображения Господня (6 августа) 1192 года. При этом архиепископ открыл Хутынский монастырь. Преподоб­ный Варлаам старался снабдить монастырь свой средствами к существованию и огра­дить его имущество от притязаний корыстных людей. Он пожертвовал обители поемный луг, рыбные ловли, село, земли, сенокосы и нивы, скот и слуг. «Если же кто, — пишет в конце своей вкладной грамоты преподоб­ный, — по научению диавола и злых людей захочет от­нять что-либо из пашен, из сено­косов или из ловлей, да будет ему противником святый Спас в сем веке и в будущем».

Создавая строения обители и его хозяйство, преподобный Варлаам не забыл и внутреннего устройства монастыря — жизни иноков. Он дал обители своей устав, который, к сожалению, не сохранился до нашего времени. По уставу, Хутынский мо­настырь, вероятно, был общежительным. По крайней мере из­вестно, что преподобный Варлаам предписал монастырю расхо­довать остатки своих средств на благотворительность, а так предписывали все устроители общежительного монашества как в древней Восточной Церкви, так и в Церкви Русской. Запо­ведь преподобного Варлаама, данная обители, была следую­щая: «Странных с пути покоить, поить и кормить, приезжих на конях покоить вся­ким покоем и творить милостыню нищим. Если страннолюбия не забудете, то благодатью Божией обитель моя никогда не оскудеет».

Устроив Хутынскую обитель, преподобный почувствовал приближение своей кончины. В это время вернулся из Кон­стантинополя паломник Добрыня Ядрей­кович, в монашестве Антоний, сверстник преподобного Варлаама. Рад был под­вижник своему духовному брату и поручил ему монастырь свой. Преподоб­ный говорил своему другу: «И ранее помышлял ты о сем святом месте. Ныне же я пре­даю его тебе: снабжай его всем и сохраняй, ибо я отхожу к Небесному Царю. Рад я, что вижу тебя. Господь же зовет меня отсюда».

Обращаясь к братии, умирающий подвижник говорил: «Итак, братия, телом я ухожу от вас, но духом всегда буду с вами».

Год смерти преподобного Варлаама с точностью неизвестен. По летописи, подвижник преставился 6 ноября 1192 года.

Кончина почитаемого всеми подвижника собрала в пустынную Хутынскую обитель множество народа. Прибыл архиепископ Новгородский, собрались иноки из окрестных монастырей и с честью погребли многотрудное тело преподобного. В то время многие больные различными болезнями получили исцеление.

Местное празднование преподобному Варлааму в его монастыре и в Новгороде началось во второй половине XIV века. Многочисленные чудеса при гробе святого были основанием для его прославления. В XV столетии были обретены нетленные мощи угод­ника Божия. Архиепископом Новгородским был тогда блаженный Евфимий II. Питая теплую веру к преподобному Варлааму как бла­го­датному угоднику Божию, он, призвав Хутынского игумена Тарасия, запове­дал три дня поститься и совершать келейно мо­литвы, дабы узнать волю Божию об основателе обители. По прошествии трех дней архиепископ, игумен и один иподиакон вошли в храм, сняли каменную крышку с гроба преподобного и обре­ли тело его нетленным; лице и брада оказались сходными с изображением преподобного на иконе, стоявшей над его гробом. Святитель прославил Бога, а иподиакон, пораженный чудом, тогда же принял иночество. Но мощи преподобного остались и после того закрытыми, и празднование памяти его не распространилось далее Новгородской области.

Дальнейшие чудеса преподобного Варлаама прославили его на всю Святую Русь как великого чудотворца. Особенно порази­тельно было чудо, совершившееся над Григорием, молодым постельничим (должностное лицо при княжеском и царском дворах в Древней Руси. На обязанности его лежало наблюдение за спальней государя. Вследствие постоянной, по службе, близости к нему должность эта была весьма почетной), великого князя московского Василия Ва­силь­е­вича (прозванного Темным за то, что был ослеплен своими противни­ками — Василием Косым и Димитрием Шемякой, княжил с 1425 по 1462 гг.). Во время пребывания великого князя в Новгороде Григорий тяжко захворал и был близок к смерти. Григорий читал ранее житие и чудеса преподобного Варлаама и, веруя в чудодейственную силу его молитв, просил отвезти себя в Хутынский монастырь. И вот во сне явился ему преподобный и обещал ис­це­ление. Обрадованный юноша с верою говорил окружавшим его: «Если на пути меня застанет даже смерть, все равно — и мертвого везите меня к преподобному». Дорогой он действительно умер и мертвым был везен в обитель. Но недалеко от обители мертвец вдруг ожил и, прибывши в обитель, поклонился препо­добному и совершенно выздоровел. Когда исцеленного спросили, что с ним было, он поведал следующее: «Я видел около себя множество бесов, один из ко­их держал свиток, где записаны были мои грехи. Но явившийся святитель Николай сказал: “Немногие добрые его дела значат более, чем грехи его, откры­тые притом духовному отцу”. Бесы скрылись. Потом явились Ангелы, и высший из них с ласкою повел меня в какое-то светлое место, где было много прекрасных деревьев и цветов. И вот я увидел там преподобного Варлаама чудотворца с посохом в руках, в том виде, как написан он на иконе. Подойдя, он сказал мне: “Григорий! Я не успел придти к тебе при исходе твоем; теперь ты хочешь ли остаться здесь?” “Хочу здесь пребывать”, — отвечал я. На это святой Варлаам сказал: “Да, хорошо бы остаться тебе здесь, но будут скорбеть о тебе родители твои. Иди, утешь отца и мать; я твой помощник”. Взяв за руку, он повел меня, а впереди шел тот Ангел в диаконском облачении. Пройдя мимо цветущих деревьев, Ангел стал невидим, а святой Варлаам, оградив меня крестным знаме­нием и иконою святителя Николая, сказал: “Григорий! Ты молился великому чудотворцу Николаю и меня призывал на помощь; молись ему и вперед, а я помощник твой”. Отошедши немного, он оглянулся на меня и прибавил: “Спустя семь лет ты будешь у меня”, — и стал невидим».

Это дивное чудо при гробе преподобного Варлаама над постельничим великого князя послужило поводом к установление церковного празднования в честь чудотворца Хутынского в Москве и затем по всей России (1460 г.). Тог­да же сам великий князь Василий Васильевич соорудил в Москве и первую придельную церковь во имя преподобного Варлаама.

Великий князь Иоанн Васильевич был свидетелем грозного чуда при гробе преподобного Варлаама. В 1471 году великий князь, предав опустошению Новго­родскую область, вступил в Новгород как грозный победитель. Заехал он тогда и на Хутынь поклониться, как говорил он, преподобному.

«Почему, — спросил князь, — не открывают гроб святого Варлаама?» «Издав­на, — отвечал игумен обители Нафанаил, — никто не смеет видеть мощи чу­до­твор­ца: ни для архепископов, ни для бояр не открывают их, доколе Гос­подь не соблаговолить ясно изъявить на то Свою всесвятую волю».

Тогда грозный победитель Новгорода с гневом приказал открыть мощи угодника Божия. Но едва начали, по его приказа­нию, поднимать каменную доску и копать землю, как из гроба чудотворцева вырвался дым и за ним — пламень, опаливший стены храма. Великий князь в ужасе выбежал со всею своею свитою, так что выронил в монастыре и свой великокняжеский жезл, которым, в бегстве своем, ударял он бессознательно о землю.

Трудно описать все чудеса, какие совершал преподобный Варлаам. В Хутын­ской обители преподобный, и по блаженном преставлении своем, дивным об­разом являлся бдительным настоятелем, иногда очень строгим к невниматель­ным из братии и упорным нарушителям иноческих обетов. Чудотворец вразумлял также и начальников монастыря, не соблюдавших его заповеди о благотвори­тель­ности обители. Он насылал на виновных болезни и по раскаянии исце­лял их, нераскаянных же предавал смерти. Одного игумена, не кормившего в монас­тыре голодающий народ, он бил жезлом своим, и у виновного от­нялись рука и нога. В другой раз за скупость монастырских начальников, переставших при­нимать странных, преподобный наказал обитель оскудением хлеба в амбарах. Казначей Тарасий, первоначально проводивший строгую жизнь, но потом на­чавший злоупотреблять монастырской собственностью для угощения и увеселе­ния своих друзей, был также наказан жезлом явив­шимся ему преподобным Варлаамом и едва выздоровел после того, как принес слезное покаяние, а ве­селый собеседник его умер в расслаблении. Монастырский чашник (монах, заведующий питьями) вразумлен быть преподобным за свои излишества, но после того, как не испра­вился, с заздравною чашею в руке испустил дух. Зато для иноков внимательных и строгих к себе преподобный являлся милости­вым. Один инок, по имени Иринарх, три года тяжко страдал от грыжи и уже го­то­вился к смерти. В таком положении в Пасху видел он во сне преподобного, явившегося ему в одеянии пресвитера в сопровождении иеродиакона и несколь­ких иноков. Окадив иконы, преподобный Варлаам благословил больного и сказал: «Вот ты и здоров, брат мой; вкуси пищу», которая, действительно, вслед за тем и была принесена братиями к нему в келлию. Больной встал с одра здоровым, вкусил пищи и прославил Бога и Его угодника, преподоб­ного Варлаама чудо­творца.

Неоднократно преподобный Варлаам являлся теплым молитвенником и пред­с­та­телем за родной ему Новгород, предостере­гая об имеющих постиг­нуть его бедствиях. Вот какое чудо произошло в Хутынской обители в начале XVI века. Инок Хутынской обители Тарасий вошел ночью в Преображенский храм. И видит он, что свечи на паникадилах и подсвечниках все зажглись сами собой, храм наполнился фимиамом, из гроба поднялся преподобный Вар­лаам и, став посреди храма, долго молился вслух Господу Иисусу Христу, Пречистой Его Богоматери и всем святым со слезами и умилением за Новго­род, дабы чело­ве­колюбивый Господь отвратил от него гнев Свой. Тарасий в ужа­се пал ниц. Но преподобный, подойдя к нему, сказал: «Брат Тарасий! Господь Бог хочет погубить великий Новгород. Ступай, взойди на церковную кров­лю и увидишь будущее бедствие Новгорода и что Господь хочет сделать с ним».

Тарасий пошел и увидел, что воды озера Ильменя под­нялись и угрожают за­топить город; в страхе побежав обратно, он рассказал, что видел. Тогда пре­подобный со слезами снова стал молиться Господу и Пречистой Богородице о спасении го­рода; потом опять послал инока посмотреть на город. Тарасий во второй раз вошел на кровлю церкви и увидел множество Ангелов, бросающих огненные стрелы, как бы сильный дождь из тучи, на толпы мужчин, женщин и детей. Когда поведал он о том преподобному, тот еще раз слезно молился за Новгород. Потом сказал: «Молитвами Богородицы и всех святых избавлен Новгород от потопления, но в нем — сильный мор на людей». И опять послал Тарасия смотреть на город.

Иноку представилась огненная туча, наступающая на город. В трепете по­ве­дал он о том святому. «После мора будет пожар в Новгороде, и вся торговая сторона его сгорит, и множество людей погибнет», — сказал на это преподоб­ный, опять лег в гроб свой, и свечи погасли.

Печальное пророчество преподобного через несколько лет, действительно, с точностью исполнилось на злополучном Новгороде, избавленном, однако же, небесным предстательством святого от грозного потопления.

Иногда преподобный Варлаам являлся дивным заступником и молит­венником и за всю Русскую землю. Особенно замеча­тельно обнаружилось это во время нашествия на Москву Махмет-Гирея (1521 год, при князе московском Василия Иоанновиче), когда Москва была избавлена от страшного врага чудес­ным заступлением преподобных Сергия, Радонежского чудо­творца, и Варлаама Хутынского. Во время нашествия одной престарелой и лишенной зрения инокине было следующее видение. Оглушенная каким-то необыкновенным шумом инокиня увидела, что из Кремля в Флоровские ворота идет сонм святите­лей и других светолепных мужей в священных одеждах; они уносили с собою и чу­до­творный образ Божией Матери; шествие имело вид крестного хода. Между святителями можно было при­знать святых митрополитов Московских Петра, Алексия, Иону и Леонтия, епископа Ростовского. Собор сей, по выходе из Кремля, встречен был двумя старцами: один был преподобный Сергий, другой — Варлаам Хутынский. Старцы вопросили святите­лей: зачем идут вон из го­рода? Святители ответствовали, что исходят по воле Божией за нечестие города. Свя­тые подвижники стали умолять отходящих, чтобы они умилостивили своим хо­да­тайством правосудие Божие, и начали обще с ними петь молебен. По совершении молитвословия, осенив град крестообразно, все возвратились в Кремль. И Москва была спасена от вражеского нашествия и разорения.

Верующие, во множестве стекавшиеся ко гробу преподобного Варлаама, по вере своей получали утешение в своих скорбях и исцеление от своих недугов молитвенным предстательством чудотворца. Упомянем о некоторых исцелениях, совершившихся по молитвам преподобного Варлаама.

Один человек страдал слепотой, хотя глаза у него и были открыты. Много истратил он денег на врачей, но не получил от них никакой пользы. Когда однаж­ды наступил день памяти преподобного Варлаама, слепец велел вести себя в монастырь и поставить при ковчеге с мощами святого, которому и на­чал со слезами молиться о своем исцелении. В это время братия пели в храме мо­ле­бен. И вот, когда в конце молебна запели: «Владычице, приими молитвы раб твоих» (Богородичен 8-го гласа, на водоосвящении), слепой вдруг прозрел и прежде всего увидел ковчег с мощами. Не веря себе, он подошел и осязал ковчег руками, а потом, обведя взором церковь, увидел молящихся, народ и братию. Убедившись, что он видит совсем хорошо, он пришел в несказанную радость и громким голосом объявил всем о своем исцелении по молит­вам святого Варлаама.

Один почитатель преподобного пришел вместе со своей женой помолиться ему, принес, что нужно было для братии, и устроил на свой счет общую трапезу. Когда он возвращался с богомолья водою, то недалеко еще от монастыря лодка опро­кинулась и он утонул, а остальные с трудом спаслись. Люди, бывшие на берегу, не могли оказать тонувшему никакой помощи, побежали в ближнюю деревню и позвали рыбаков с сетями искать тело погибшего. Наконец мертвое и уже посиневшее тело было найдено и положено на берегу. Жена утонувшего громко плакала по нем, причем поминала святого Варлаама и, как бы гневаясь на него, говорила: «Это ли твое воздаяние, святой, нам, приходившим по­клониться твоему гробу? Через твои молитвы мы надеялись полу­чить долго­денствие, а ты попустил моему мужу умереть здесь нечаянною смертью! Лучше было бы нам не приходить к тебе: тогда не погиб бы муж мой!»

Мертвеца уже хотели погребать, как вдруг вода хлынула у него из уст, и он встал здоровым и воздал благодарение святому, объявляя, что именно молитвами преподобного Варлаама он возвращен был к жизни.

Однажды в обитель преподобного был привезен из Нов­города больной князь Константин (самый младший (восьмой) сын Димитрия Донского; 1389—1434 гг.; принял иноческий сан с именем Кассиана). Болезнь его была так сильна, что он не мог уже двигаться на постели и сказать хотя бы одно слово, и все окружавшие уже отчаивались за его жизнь. Но когда его положили у раки преподобного и стали совершать молебное о нем пение, князь внезапно встал совершенно здоро­вый и возвратился домой, как будто никогда и не болел.

Много и других чудес совершалось при гробе преподоб­ного Варлаама. И доныне все притекающие к нему с верою получают просимое по его молитвам и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки. Аминь.



Тропарь, глас 3

Иже на земли леганием, прощением же и бдением тело твое изнуряя, преподобне, вся плотская мудрования умертвил еси, и исцелений струя независтная явился еси, верою притекающим к раце мощей твоих, Варлааме отче наш. Моли Христа Бога, спастися душам нашим.

Кондак, глас 8

Якоже другий Илиа, отче, дождь с небесе свел еси: он убо огнь сведе, и царя удиви, ты же люди твоя возвеселил еси, и торжество­вати устроил еси. Великий бо Новград вельми тобою хвалится, имея мощи твоя в себе: егоже сохраняй от враг непоколебима, да зовем ти: радуйся преподобне Варлааме, отче наш.