Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

воскресенье / 26 февраля 19.45 - Сегодня мы побываем с вами на творческом вечере певицы Яны Иваниловой, который проходил недавно в Коломне при содействии Музея Органической Культуры.

Выставка Айвазовского В Москве 2016

3450

Ретроспективная выставка Ивана Айвазовского в Москве. К 200-летию мастера (2016 г.) морских пейзажей #Третьяковская галерея подготовила масштабную экспозицию его лучших творений.


Иван Айвазовский, а при рождении Ованес Айвазян, прожил долгую и, по его собственным словам, счастливую жизнь. Открыв для русского искусства жанр морского пейзажа — марины — он еще при жизни был любим и почитаем широкой публикой и знатными коллекционерами. На протяжении долгого творческого пути Айвазовский оставался верен романтизму и морской стихии. Накануне Дня военно-морского флота в России и в честь приближающегося 200-летия со дня рождения художника Третьяковская галерея подготовила выставку из 200 экспонатов. Легендарные бури и штормы мариниста соседствуют с так называемыми «сухопутными» пейзажами, редкие листы графики дополнены коллекцией фарфора с изображением работ Айвазовского. Портреты художника и членов его семьи, а также документы, письма, грамоты призваны погрузить зрителя в пучину жизни и творчества Ивана Айвазовского.

Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова заявила журналистам, что организаторы не собираются побить рекорд легендарной выставки Валентина Серова, но надеются, что зрители увидят Айвазовского в новом современном фокусе.


Зельфира Трегулова: Мне кажется, самым удачным сейчас будет процитировать еще раз моего коллегу, Григория Наумовича Голдовского, который сказал, что Айвазовский – это феномен. Феномен абсолютно уникальный в истории отечественного искусства. И это, действительно, так. Этой выставкой мы отдаем должное этому художнику. И я думаю, что то, что мы сделали, это, действительно, попытка представить творчество Айвазовского объективно, показав его как художника, тесно связанного с эстетикой романтизма, как позднего романтика, который выработал в 40-е годы свою очень узнаваемую манеру, которую критиковали уже тогда и который, продолжая одну и ту же тему или одни и те же темы, связанные с морем, ощущением пространства, бесконечности, моря, неба. Художника, который одновременно был главным художником военно-морского штаба и писал военные баталии, но, опять же, он писал их не просто как некую фиксацию конкретного исторического события, в каждой из этих картин он поднимался до какого-то очень высокого обобщения, представляя битву, как борьбу двух сил, в которой активнейшим участником является третья сила — морская пучина. Поднимаясь в этих, казалось бы, сделанных по заказу работах, до того уровня, на котором находилась в тот момент историческая живопись.

На самом деле, Айвазовский сделал очень многое для того, чтобы пейзаж из второстепенного вспомогательного жанра, действительно, стал ведущим жанром, в случае с Айвазовским, это морской пейзаж. И мне кажется, что те специалисты, которые писали о морских пейзажах Айвазовского, что он поднимается в них до высот масштабнейших исторических полотен, были абсолютно правы. И, глядя на «Девятый вал» Айвазовскго, нельзя не вспомнить две великие картины «Последний день Помпеи» Карла Брюллова и «Плот «Медузы»» Жерико. И ту, и другу, конечно же, Айвазовский видел. «Последний день Помпеи» в России, когда картину привезли в Петербург, а Жерико в Лувре, в котором он неоднократно бывал.

Интересно также и то, что Айвазовский вобрал множество впечатлений, которые он получил в Государственном Эрмитаже, копируя и голландских художников 17-го века, он учился у Максима Воробьева, одного из самых интересных и эффектных художников русского романтизма. И он многому научился у своих современников, таких как Сильвестр Щедрин, которых не стеснялся копировать или повторять, как в «Виде Амальфи», следующим картине Щедрина.


RadioBlago: Третьяковская галерея впервые проводит столь масштабную выставку Айвазовского. Из ее собственного собрания в экспозицию вошли 33 картины и 9 рисунков. В том числе легендарные полотна «Черное море», «Радуга» и «Волна» - заглавные картины выставки на Крымском валу. Государственный Русский музей предоставил известные произведения «Девятый вал», «Всемирный потоп», «Сотворение мира» и большую часть живописи и графики. Полотно «Хождение по водам» привезено из Картинной галереи в Феодосии, которая также располагает большой коллекцией, но редко отдает ее на выставки. Важные работы Айвазовского доставлены в Москву из Санкт-Петербурга — из Центрального военно-морского музея и загородных дворцов в Петергофе, Павловске и Царском селе. Отдельные картины предоставлены частными коллекциями и музеями Армении, Татарстана, Ярославля, Самары и других городов. Всего в ретроспективную выставку вошли 120 живописных полотен и 55 графических листов.


Зельфира Трегулова: У нас не было споров, горячих, серьезных по поводу того, брать или не брать на выставку то или иное произведение Айвазовского. У нас были очень серьезные многочасовые обсуждения по поводу того, как мы хотим показать этого художника. Что мы хотим в нем открыть и выявить. И что мы хотим донести до зрителя. И что мы можем рассказать об этом художнике молодым людям, которые совершенно не знают этого мастера и для которых: ну, Айвазовский, вот наберешь в поисковой системе и выскочит какая-нибудь цифра продажи на аукционе. Кроме того, что это очень дорогой художник, чьи работы уходят за высокие цены, широкие массы, наверное, знают не так много. Да даже и те, кто знают Айвазовского хорошо или считали, что знают. Я думаю, сделают на этой выставке для себя самого разного рода открытия. И то, что эти картины, если стоять перед ними и вглядываться в них, а мы, еще раз повторяю, отбирали лучшие и знаковые работы, ты увидишь в них то, что ты не видел раньше. И ты увидишь в них то, что созвучно современной эстетике, современному фокусу, с которым мы привыкли глядеть на мир.


RadioBlago: Незадолго до открытия выставки директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала журналистам, что во время визита всемирно известного скульптора Аниша Капура в музей, он обратил особое внимание именно на картину Ивана Айвазовского. На открытии выставки в Москве журналисты попросили еще раз напомнить собравшимся, о какой именно работе шла речь и почему.


Зельфира Трегулова: Действительно, когда Аниш Капур был в Третьяковской галерее, он пришел посмотреть только древнерусскую иконопись, он дважды остановился возле картины Айвазовского «Черное море», которая является заглавной картиной этой выставки. И когда я неким внутренним удивлением, не стесняюсь признаться в этом, спросила, почему это вас так привлекло (мы бежали по залам довольно быстро) Он сказал: «Ну как же, этот художник говорит о бесконечности, он делает точно то, что пытаюсь делать в своем искусстве я. И потом я была поражена, прочитав очень схожее высказывание о картине «Черное море» Ивана Крамского, художника бесконечно далекого от эстетике Айвазовского. Он говорил об этой картине, что на ней ничего нет, только небо и море. И, что небо, что море, это абсолютная бесконечность. И никто из современных художников не отразил бесконечность так, как это сделал в этой картине Айвазовский. Версию картины Айвазовского «Черное море» можно увидеть на картине Крамского «Неутешное горе». И есть очень серьезные основания предполагать, что у Крамского дома висела версия этой картины, местонахождение которой сегодня установить невозможно.

Вообще, я считаю огромным достоинством сегодняшнего времени, что мы можем смотреть на многое и говорить о многом, не следуя каким-то партийным точкам зрения и пристрастия. Я имею ввиду «партийным» в широком понимании этого слова. Мне кажется, что достижение настоящего момента — это некая возможность объективно взглянуть на те или иные явления. Я ненавижу субъективизм, я всегда стараюсь учесть точку зрения своего оппонента. Точно также, когда мы делаем выставки, мне кажется, это становится таким товарным знаком Третьяковской галереи за последнее время, что мы стараемся, действительно, изменить господствующие, неверные, предвзятые, снобистские иногда точки зрения. И мне кажется, что это очень правильная политика, потому что художественная политика гораздо глубже сильнее и многограннее, чем любая такая жесткая точка зрения на тот или иной феномен. Говорим мы о положительном или говорим мы о критике. Поэтому мне кажется, что, действительно, эта выставка даст возможность людям объективно посмотреть на то, что они перед собой видят и понять, что же для них Айвазовский, и что же в этом художнике такого, что заставило остановится перед ним великого Аниша Капура.


RadioBlago: Как призналась директор галереи, с момента подготовки экспозиции картина «Черное море» Айвазовского вошла для нее в список самых важных произведений русского искусства. И теперь, когда в следующий раз появится необходимость провести короткую 40-минутную экскурсию по Третьяковской галерее для избранных гостей, она обязательно остановится и перед этим полотном.


Зельфира Трегулова: Это был очень достойный человек. И это тоже было для меня таким открытием, знакомство с его биографией, с тем, каким широким, щедрым и ответственным человеком он был, как многое для него значила его семья, как многое для него значило его происхождение. Мне очень интересны те темы, которые связаны с темой монахов мхитаристов. Причем это очень интересно перекликается с работами знаменитого романтика Каспара Давида Фридриха, начиная с его работы «Монах и море» 1808-го года, которая вся про бесконечность и про человека в этом бесконечном мире, человека, который отверг всю суету повседневности.


RadioBlago: По словам куратора выставки искусствоведа Галины Чурак, в экспозиции, действительно, присутствуют работы, напоминающие живопись крупнейшего немецкого художника Каспара Фридриха. Это сравнение звучало и во времена Айвазовского. Но как рассказала нам Галина Чурак, не стоит преувеличивать влияние немецкой романтической философии на творчество мариниста.


Галина Чурак: Немецкая философия влияла вообще на русскую романтику и русскую романтическую мысль. Здесь мы не можем говорить о прямом влиянии на Айвазовского. Он не был таким углубленным читателем немецких философов. Уже хотя бы потому, что он в своей молодости не так хорошо знал русский язык. Его родным языком был армянский язык, он прекрасно знал турецкий язык, русским языком он овладевал. И он знал немецкую философию опосредовано. Через то окружение, в котором он находился. Через окружение русской культуры. Через поэта Жуковского, через других художников, но больше всего через писателей. Через Гоголя, с которым был дружен, через Белинского, с которым он был знаком и какое-то время дружен. Поэтому, несомненно, это на него оказывало воздействие, но очень опосредовано. Если вы дойдете до конца нашей экспозиции, а она завершается таким разделом как «Ноктюрн», то там, пожалуй, в этих ноктюрнах лучше всего ощущается эта связь, эти приемы, даже внешние приемы, как силуэты темные на фоне такого ночного неба, на фоне лунного освещения. То, что так свойственно произведениям Каспара Фридриха. И то, что нас так затягивает, пленяет. Посмотрите на картину Айвазовского «Гондольер на море ночью». Она другая, чем картины Фридриха, но невольно он вспоминается возле таких полотен, как это.


RadioBlago: Иван Константинович Айвазовский прожил почти 83 года, шестьдесят из которых он подарил живописи. По свидетельству самого художника за все время творческого и невероятно плодотворного пути им было создано 6 тысяч картин. До сих пор исследователи не могут найти подтверждения этому факту. Ведь Айвазовский был очень популярен при жизни. Его работы раскупались сразу после окончания и разлетались по всему свету. Он успел принять участие в более чем в 120-ти выставках, половина из которых были персональными. Морские пейзажи Айвазовского выставлялись не только в России, но и во многих городах Европы и Америки. Ивана Айвазовского были рады сделать почетным членом Амстердамская, Флорентийская, Штутгартская, Римская и Парижская академии художеств. Причем Правительства не только России, но и Франции, Турции и других стран неоднократно вручали Айвазовскому свои награды. Так, картины с морскими пейзажами оказались в разных уголках мира. И теперь не представляется возможным составить общий каталог созданных мастером работ. Но свидетельств необычайной трудоспособности Ивана Айвазовского в истории русского искусства осталось не мало. Об этом нам рассказала куратор выставки в Третьяковской галерее Галина Чурак.


Галина Чурак: Эту цифру называет сам художник, шесть тысяч. И она становится какой-то точкой отсчета. Нам трудно сейчас сказать, это 6 тысяч, или это 10 тысяч, или это 3 тысячи. Но все равно в любом случае Айвазовским написано, конечно, очень много картин. Действительно, были такие дни, когда он писал по две картины, по три картины. Например, такой эпизод в его жизни, о котором рассказывает художник Илья Семенович Остроухов. Этот эпизод относится уже к 1890-м годам, уже Айвазовский прожил большую жизнь, а Остроухов еще молод. И они с ним встретились на курорте в Биаррице. И Остроухов рассказывает, как они прогуливались по берегу. И Остроухов спрашивал у него, а вот вы, действительно, могли бы написать картину при мне? «Да, пожалуйста, приходите ко мне завтра утром, и я вам покажу, как я работаю». Это было не раз, что Айвазовский работал не скрывая своих секретов. Перед учениками, перед зрителями, перед заказчиками своими. И когда на следующее утро в назначенный час Остроухов пришел к Айвазовскому, Айвазовский уже заканчивал вторую картину. Одну из них подарил Остроухову.

Еще наш Александр Иванов, знаменитый, автор картины «Явление Христа народу», он художник совершенно другого свойства был по своей психологической основе даже, и другого дарования. Но сошлись Айвазовский и Александр Иванов в одно время в Италии. И Иваном писал своим родным из Рима, что вот здесь сейчас художник Айвазовский, приехавший из Петербурга. Он работает быстро, но хорошо. Никто кроме него здесь не пишет так море, поэтому его захвалили и заласкали.

И действительно, чтобы Айвазовский в какой-то момент был упоен вот этим вниманием, которое так быстро к нему появилось и так активно проявлялось. Он был постоянно завален заказами. У него тут же, как только появлялась работа в мастерской, у него тут же появлялись заказчики. У него не залеживались картины в мастерской.

Когда он писал отчеты в Академию художеств, что вот мною за прошедший месяц написано 20 картин. Вот мы можем на это опираться. Я и мои коллеги задавались таким вопросом и такой задачей: можно ли составить каталог-резоне, то есть, полный каталог произведений Айвазовского. Это очень трудно, и, пожалуй, невозможно. Это было бы желательно собрать все сведения о картинах, которые есть в музеях, в частных коллекциях, которые продавались на аукционах. Но это просто непосильная задача.


RadioBlago: Громкая слава и всеобщее признание пришло к Айвазовскому, действительно, очень рано. Ему не было еще и 30 лет, когда он получил должность художника Главного морского штаба. Императорская академия художеств в Санкт-Петербурге признала его академиком, а чуть позже и профессором живописи. Но оглушительный успех и популярность у покупателей принесли и постепенное охлаждение критиков и экспертов. Девятнадцатый век принес новые веяния в искусстве, отметая прежние романтические течения. Айвазовский же оставался верен своим убеждениям. И, развиваясь от картины к картине, продолжала писать морские пейзажи, не отступая от выбранного пути и любимой темы. За что был надолго удостоен ярлыками «салонная» и «коммерческая» живопись. По версии Третьяковской галереи эти оценки в отношении мастера не справедливы и пришло время изменить угол зрения даже на хорошо известные работы Айвазовского. О подходе организаторов рассказала нам куратор выставки Галина Чурак.


Галина Чурак: Айвазовского воспринимают, прежде всего, как коммерческого художника. Как художника, картину которого приятно иметь в доме, произведение которого ласкает глаз, успокаивает. Это все есть в нем! Но помимо этого мы хотим, чтобы вы, зрители, а главное, люди пишущие и думающие что написать, чтобы вы увидели в нем и другие слои, другие какие-то пласты, которые в нем существуют. Ту глубину, ту серьезность, которую несут его картины. Помимо этого внешнего блеска, помимо той гламурности, которая бросается сразу в глаза и которую так ценят богатые покупатели, не считающие денег. Вот помимо этого в нем есть вот та задумчивость, которая есть в той скромной картине, где этот путник прощается с морем. Или у этой картины, возле которой мы стоим. Где этот израненный корабль идет навстречу своим друзьям кораблям. Или «Черное море», возле которой ты останавливаешься и понимаешь, что в этой грандиозности миротворения, мироздания, где нет края и нет конца ни этим волнам, бегущим друг за другом, ни облакам, которые бегут по небу. Нет земли, нет берегов, а есть только вода, и есть только небо. И вода эта — океан, бесконечный, безбрежный, как океан человеческой жизни. И здесь это полотно становится метафорой человеческой жизни.


RadioBlago: Выставка Айвазовского в Третьяковской галерее, по всей видимости, призвана развеять часть мифов, которые прочно приклеились к творчеству мариниста. Например, один из них, что Айвазовский писал только бушующее море, экспрессивное, бурлящее и взволнованное. Знаменитые бури живописца похоже вытеснили в памяти зрителей спокойные безмятежные пейзажи, которых на выставке в Москве подавляющее большинство. Эксперт в творчестве Айвазовского, заведующий отделом живописи 18-19-го веков Русского музея Григорий Голдовский даже поспорил с одним из журналистов на этот счет.


Григорий Голдовский: Вам доводилось видеть морской шторм? Знаете, сколько граней у моря? Почитайте Гюго с описанием моря, и не только Гюго, кто хотите, Пастернак. Море ведь, знаете, сначала, лижет ноги, пенным бардюром клубясь, как у Кокто, например. А потом как у Гюго (по-моему) и Пастернака на берег бросает людские головы в крови. И это все море.

-У Айвазовского в основном это море, которое волнуется...

Не правда! Пойдите, посмотрите! Вон оно. Волнуется? Нет. Вон там пейзаж «Штиль». Волнуется? Нет. Вот здесь, пожалуйста, подряд вам, где волнуется? Оно волнуется здесь и там, волнуется в «буре под Евпаторией». Другое дело, что это действует так на нас, подобно Достоевскому воспринимает это волнение.


RadioBlago: Неожиданностью для посетителей выставки стала видеоинсталляция современных художников арт-группы «Синий суп» у входа в залы с работами Айвазовского в галерее на Крымском валу. Погружение в морскую тематику и эффект присутствия создается с помощью визуального и звукового сопровождения. Идея поместить мультимедийную инсталляцию в качестве прохода в зал принадлежит архитекторам выставки Евгению Ассу и Кириллу Ассу.

Затем сразу у входа находится портрет молодого художника, исполненный живописцем Тырановым в ранние годы творчества Айвазовского в Италии. Историю приобретения этой картины Павлом Третьяковым нам рассказала Людмила Маркина, доктор искусствоведения и заведующая отделом живописи 18–19-го века Третьяковской галереи.


Людмила Маркина: «Я купил портрет Айвазовского, где он был во фраке, с орденами с седыми бакенбардами». Но Павел Михайлович, как он пишет, не любил чиновничьего подхода к портрету. Он внимательно посмотрел портрет. И увидел, что под мундиром что-то просвечивает другое. И под седыми баками молодое лицо. Тогда он сказал, что я смыл это все. И думаю так, что, наверное, Айвазовскому это не понравится.

Он, действительно, знаменит своими большими бакенбардами, вошедшими в моду в 70-е и 80-е годы 19-го века. Видимо, произошло так. Была выставка 1875-го года в Петербурге Айвазовского персональная. И он ждал Третьякова. Сохранилось письмо, где он пишет: «Когда вы приедете, Павел Михайлович, тогда мы и поговорим о судьбе нашего портрета». Значит, наверное, в Крыму, они уже говорили об этой выставке, и о он сказал, что у него есть портрет. Но ранний, 1841-й год. Айвазовский только приехал год назад в Италию. Еще не забронзовевший, его еще никто не знает. Вот он такой армянский юноша, в таком бархатном, простом костюме, еще нет ни орденов, ни медалей, ни наград, ни адмиральского мундира, который будет позже. И так далее, и так далее. И может быть, Айвазовский когда продавал Третьякову, решил немного преобразить. Во-первых, прошло уже много времени, он изменился внешне, другой статус получил. И вот это достаточно скромный образ наверное его не удовлетворил. Поэтому он решил немного, не то что приукрасить, а в соответствии с тем, каким он уже был в эту эпоху, себя и представить. А вот Павлу Михайловичу как раз это и не понравилось. И он вернулся к первоначальному замыслу. И потом с гордостью даже Репину пишет: «У меня в коллекции замечательный портрет Айвазовского кисти Тыранова». Он гордился этим портретом, и гордимся им до сих пор и мы.


RadioBlago: Подобно движению корабля на море экспозицию Айвазовского было решено выстроить так называемыми галсами, то есть зигзагами, а отдельные темы разместить, словно волнами, друг за другом. У «берега» выставки вы найдете морские симфонии мастера, затем работы времен Главного морского штаба, пейзажи на суше и заграничные виды из многочисленных путешествий художника. На «горизонте» или в конце экспозиции можно встретить графику и произведения библейской тематики. На втором этаже по традиции расположен капитанский мостик или, как рассказывают организаторы, кабинет художника. Макеты кораблей, напольный звездный глобус, штурвал и многочисленные документы и фотографии Айвазовского. Все это раскроет внимательному зрителю и читателю характер живописца, расскажет о его семье и общественных заслугах. Многочисленные свидетельства широкой благотворительной деятельности Айвазовского, признание всех императоров, которые сменились, пока мастер продолжал создавать свои вневременные пейзажи.


Галина Чурак: Когда спросили на одном из наших совещаний: «Как же экскурсоводы будут показывать выставку»? Я говорю: «Она так расположена, что мы вот галсами и будем идти по этой выставке». Потому что ряды эти устроены так, что вот допустим «Морские симфонии», они начинаются и идут рядом, чередой друг за другом. Затем следующий ряд «Между Феодосией и Петербургом». Это его путешествия начинаются. Затем следующее «Художник главного морского штаба» и здесь собираются его картины, этими рядами, чередой собираются картины художника главного морского штаба. «В путешествии весь мир был ему мал», они тоже начинаются и идут друг за другом. Поэтому так вот можно, двигаясь по расположению этих щитов, галсами, как корабли, можно смотреть и осваивать пространство этой выставки.


RadioBlago: В лучших произведениях Айвазовского, морских и не только, легко угадывается отношение мастера к творчеству и жизни. Даже в самых мрачных и драматичных картинах с изображением шторма зрителю и участникам дается надежда на спасение и светлый исход. Голубь, радуга, луч солнца, внезапно вырвавшийся из-за туч — оставляют в душе наблюдателя память о добром начале мира. Возможно, поэтому так любят картины Айвазовского уже второе столетие, и любовь эта не угасает.


Галина Чурак: Я вчера, когда закончилась работа наша, все были повешены, все картины, убран мусор, я прошлась по выставке, постаралась не предвзято, немножко отстранено посмотреть на стены, на картины. И я поняла, вся выставка производит такое, даже не вглядываясь в отдельные картины, вся выставка производит очень положительное впечатление. Она вызывает в тебе такие ясные и светлые эмоции. И какие бы бури не изображал художник, его картины всегда наполнены внутренней гармонией. И вот эта гармония, которая есть в его картинах, в лучших, конечно, его созданиях, в лучших мастерских работах. Эта гармония это то, чего так не достает человеку и в наше время, и так всегда востребовано в любое время, когда бы человек ни жил. И именно поэтому он популярен, именно поэтому он любим, именно поэтому он востребован. Помимо того, что я говорила еще, что нам нужно снять этот внешний лоск, отстраниться от него, а уйти еще в какие-то серьезности и глубины Айвазовского, которые, несомненно, в этом художнике есть.


RadioBlago: В этот раз Третьяковская галерея предлагает своим посетителям по желанию покупать билеты заранее, через сайт, чтобы избежать возможных очередей. Можно выбрать конкретное время посещения и прийти к назначенному часу без очереди. Также остается возможность купить билеты в кассе перед началом просмотра. Время посещения экспозиции не будет ограничено. По словам организаторов, они предприняли все возможные меры для того, чтобы посетители музея могли в полном объеме насладиться творчеством Айвазовского.

Экспозицию можно будет посетить до 20 ноября по адресу: Москва, Третьяковская галерея, Крымский вал, 10. Метро «Парк культуры» или «Октябрьская».

На этом выпуск нашей программы подошел к концу. До встречи в выставочном зале!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: