Время культуры
Время культуры

меню

Фотограф Алексей Мякишев 1

2884

Сегодня герой нашей программы Алексей Мякишев, русский фотограф, документалист.

Алексей наш современник, родился в 1971 году в Кирове. Сейчас живет и работает в Москве. Сотрудничает с несколькими российскими и зарубежными изданиями. Снимки Алексея Мякишева из отдаленных уголков России хорошо знакомы почитателям русской документальной фотографии. Алексей победитель конкурса Best of Russia в 2012 году, стипендиат Министерства культуры России, призер конкурса «Интерфото» и других. Персональные выставки фотографа проходя по всей стране, большой интерес к снимкам Мякишева из российской глубинки проявляют и в Европе. Его отпечатки ручной работы хранятся в частных коллекциях Франции, Германии, Испании и других стран.

В этом году Алексей Мякишев выпустил первую персональную книгу под названием «Вятка». В ней собраны фотографии из родного города фотографа. На первой странице альбома — посвящение в адрес бабушки, Фаины Мякишевой. Вопрос Радио Благо о причинах подобной надписи перенес нас на 30 лет назад и помог понять, как все начиналось в жизни и творчестве фотографа Алексея Мякишева.


Алексей Мякишев: Да, моя любимая бабушка, я ее очень люблю, потому что это такой человек, добрый, мудрый. Я уже рассказывал, что я был такой козерожий ребенок, в том смысле, что я всегда спорил, с чем-то был несогласен. Такой очень строптивый. А она как человек родной. Она меня очень любила. И когда у меня появилось увлечение фотографией, она почувствовала.

- Бабушка, она как раз меня подтолкнула к тому, чтобы я занимался фотографией. То есть она все для этого делала. Я ей говорю: бабушка, мне нужен фотоаппарат. Хорошо! Через какое-то время. Понятно, что жили небогато. У нее пенсия, у деда пенсия. Мне 14 лет было. Вот она скопила эти 200 рублей по тем советским временам и вот выделила мне на фотоаппарат. Я тогда купил зенит 11-й. Причем когда зашли в этот магазин ЦУМ. Я смотрю, там еще один объектив, фокусный лежит. А я его тоже купил! Бабушка очень сильно ругалась, что я потратил все деньги. Она рассчитывала, что я принесу сдачу. Но тем не менее! И она совершенно была искренний человек и очень любила меня. Она просто меня воспитала. И всю жизнь она прожила в Вятке и логично и естественно, надо было посвятить ей.


RadioBlago: Тогда в 7-м классе еще совсем юный Мякишев настолько увлекся фотографией, что бросил футбол и все дни напролет пропадал в фотокружке. Первый учитель подростка Владимир Александрович Лимонов сразу приметил увлеченного юношу и всячески поощрял его тягу к фотографии. В то время небольшой фотокружок, как рассказывает Мякишев, перерос в серьезную по местным меркам фотостудию, которая гремела на весь город. Каждый месяц в Дворце пионеров молодые кировские дарования устраивали фотовыставку.

Когда в конце 80-х годов Алексей закончил школу и собрался поступать в университет на фотокорреспондента, оказалось, что ничего подходящего в перечне профессиональных специальностей нет. Сохранив мечту о фотографии, ушел служить в армию.


Алексей Мякишев: Когда я служил, мне уже хотелось стать фотографом, потому что в армии я уже снимал. У нас там был старенький Фэд. Я там снимал сослуживцев, печатал им фотографии. И как-то это само собой сложилось. И до армии это увлечение фотографии. Оно как-то вот сопровождало меня всегда. И когда я пришел из армии, думал, чем заняться и мне мой друг предложил: А пойди, тут газета открылась демократическая, новая. Попробуй туда пойти фотографом работать. Я пришел к главному редактору, говорю «я хочу быть фотографом». Он: а ты кто такой? Я: ну вот мои снимки. Посмотрел-посмотрел. Ну давай тебя возьму, типа на испытательный срок. А у них уже был фотограф штатный, то есть им не требовался.

- Видимо у меня было такое большое желание работать, именно фотографом, фотокорреспондентом, что главный редактор наверное почувствовал, что этот парень наверное, может для нас работать.

- Интересное время было. Потому что сами печатали фотографии. Носили их в газету. Я вот по ночам сидел в ванной комнате, печатал фотографии и приносил в газету. Ну и соответственно где-то через месяц меня взяли в штат этой газеты. Тогда я наверное почувствовал: да, я фотограф! Я фотокорреспондент, я человек с фотоаппаратом, который может войти практически в любые двери.


RadioBlago: Как вспоминает сейчас Алексей Мякишев большое влияние на формирование его взглядов тогда оказала общественная среда. Настоящим фотографом он стал именно благодаря ней. Коллеги журналисты и фотокорреспонденты из других печатных изданий, местные поэты и музыканты — все понемногу принимали участие в становлении будущего певца русской провинции.


Алексей Мякишев: Но это середина 90-х. Вот тут кстати на выставке большинство фотографий — это середина 90-х. Как раз начиная с 93-го года. Тогда в Вятке была потрясающая творческая среда. Потому что это такое Ельцинское время, когда такой дух свободы везде летал. Потому что был Советский союз, ничего не было разрешено, а тут ба-бах! И все разрешено, то есть делай, что хочешь. И в творчестве, в искусстве тогда в нашем городе чувствовалось. Вот этот дух такого творчества и среди художников, поэтов. Кстати, у нас много замечательных в Вятке поэтов и художников. И в этой среде мы как бы варились и оно же не берется из ниоткуда. И эта среда она помогала меня питать. И собственно говоря, то, что ты видишь на стенах, это можно сказать, это продукт той творческой среды, в которой я жил в середине 90-х, примерно так.


RadioBlago: В то время, в отсутствии развитого интернета молодой фотограф Алексей Мякишев жадно глотал любое новое знание: посещал библиотеку, увлекался работами импрессионистов, часами рассматривал альбомы по искусству и задавал себе все больше вопросов, не находя на них ответов. Именно в такой непростой период Алексей встречает человека, который помог ему выбрать собственный путь в фотографии.


Алексей Мякишев: - в 95-м году приехал такой замечательный человек Ганс Путнис, он куратор в Германии, человек, который не последний в фотографии. Он занимался альбомом Сергея Лобовикова, то есть в Кировском краеведческом музее большой архив Лобовикова и много негатиов, фотографий. И немцы с трепетом отнеслись к моему земляку, можно сказать, классику фотографии. И решили издать на деньги Газпрома, решили издать шикарнейший альбом этого автора. И Путнис занимался этим альбомом. Мы с ним познакомились в Вятке. Мы с ним общались и было очень интересно наблюдать, как он смотрит фотографии. То есть я ему показывал свои отпечатки. Он очень внимательно их изучал, он всегда что-то говорил. И это было некой такой подпиткой, потому что человек приехал из какого-то другого мира. И вот тогда он мне подарил альбом Брессона. Тогда у меня было такое состояние, когда я не знал, куда мне двигаться. То есть, я в 94-м году увлекался моноклем, я снимал на монокль и мне хотелось все уйти от какой-то документальной реальности и погрузиться вот в такие художественные образы. И Ганс, он мне сказал: Алексей, снимай свой город. Вот посмотри есть альбом, посмотри Брессона. Такой замечательный французский фотограф. Вот он снимал всю жизнь Париж. Ты должен снимать Вятку. Я подумал: ну наверное... Я посмотрел и вдохновился, но как бы я понимал, что фотографии Брессона, они наполнены другой, другим составляющим. Но сама идея, что ты должен жить в этом месте и пополнять свой багаж какими-то фотографиями, которые я делаю не только для газет. Это меня очень здорово вдохновила. И я в 95-м году начал активно очень снимать город и всю среду вокруг и по области много ездил. Так как я работал в газете, соответственно у меня потихонечку накапливался архив, архив накапливался. Но тогда я все делал интуитивно, это моя такая была.. что-то мной двигало, какая-то сила мной двигала. Я вот все нарабатывал этот архив.


RadioBlago: Первые удачные снимки Вятки принесли Алексею и первое признание профессионального сообщества. Он вошел в Союз фотографов, получил стипендию Министерства культуры России, стал призером «Интерфото». Правда, вместе с триумфом столичные конкурсы привнесли в жизнь вятской творческой среды и неизбежные изменения.


Алексей Мякишев: 99-й год такой переломный был. Потому что многие ребята, то есть Сережа Михеев, Паша Смертин после Интерфото познакомились с главными редакторами столичных газет и их просто позвали туда работать. И Сережа Михеев и паша Смертин вдруг стали работать в газете Коммерсант. А я остался работать в Вятском наблюдателе, но меня это как-то жутко угнетало. Не то, что бы.. Но я понял, что вятский период моей жизни, он подошел к концу. Потому что среда, она ушла, общение среди коллег ушло. И что-то изменилось. И я понял, что нужно что-то менять. В 99-м году я также уехал в Москву, и тоже начал работать в Коммерсанте. Очень смешно, на самом деле. Три вятских фотографа работали в Коммерсанте. Нас называли вятская мафия.


RadioBlago: Большая и шумная Москва, так не похожая на мирную знакомую Вятку внесла в жизнь фотографа свои коррективы — на первый план вышла необходимость заработка, а фотографии для души остались на потом. Но Алексей не унывал и продолжал интенсивно работать. После Коммерсанта, был Русский Newsweek и другие издания. Сотрудничая с ними, Мякишев по сути объездил всю Россию. Побывал на Кавказе и Северном Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке.


Алексей Мякишев: И в какой-то момент мне пришло такое. Не то, что прозрение. Мне захотелось просто перешерстить весь свой архив, свой вятский архив. Потому что я чувствую, что: ага, картинки-то, они отлежались. Это как вино. Набрало свой вкус. То есть прошло 10 лет. Я вернулся к этому своему архиву вятскому. Полностью его пересмотрел, отсканировал, все негативы, которые мне понравились. То есть я отсмотрел все пленки, абсолютно все пленки. Начиная с 93-го года и заканчивая 99-м. И выбрал те кадры, которые на мой взгляд, оказались такими бриллиантами, которые я раньше не замечал. Они лежали в этом архиве, я их не видел. И вдруг они как-то проявились. Ну потому что я уже начал понимать какие-то вещи, я уже варился в этой московской среде. Я уже был знаком с разными удивительными фотографами. Георгий Колосов и Владимир Семин, Щеколдин. Много фотографов, которые для меня были закрыты, я с ними не общался. А тут такая возможность! Вот они живые все, передо мной. Пожалуйста, бери, набирайся мастерства.


RadioBlago: Георгий Колосов, с которым Алексей Мякишев познакомился во время Великорецкого крестного хода в 94-м году, стал в последствие для него настоящим учителем с большой буквы.


Алексей Мякишев: Мы с ним общались. Естественно он меня тогда не воспринимал как фотографа. Мне было интересно. Удивительно, что когда он шел в крестный ход, он всегда брал пачку фотографий, и показывал паломникам. И каждый год он приносил новую пачку. Я когда смотрел на эти фотографии, для меня это было такое нечто удивительное. И непонятно было, как эти фотографии родились. Для меня это было загадкой. И до сих пор остается загадкой. Потому что есть настолько проницательные сюжеты и наполненные мистичностью, и духовные. И удивительно. Смотришь и поражаешься, а как, а почему? Сразу миллион вопросов возникает. Меня всегда это волновало. И когда мы уже позже с Георгием начали общаться в Москве, и снова на крестных ходах, я много у него научился, именно видеть. То есть видеть в простых вещах какие-то удивительные образы и сюжеты. Для меня это всегда было некой подпиткой. Естественно, Георгий меня не учил, в какую сторону направлять фотоаппарат. Но рассматривая его фотографии, я многому научился.


RadioBlago: Вот так, разбирая архив, Алексей вернул родной город в свое творчество. Он стал чаще бывать в Вятке и продолжил тему, которая некогда казалась заданием редакции...


Алексей Мякишев: Вот когда я выбрал там эти 500 кадров и вдруг из этих кадров появились те фотографии, которые я раньше не видел, не замечал. И они вот вдруг образовались и когда я их собрал вместе. Там из 500 выбрал 200 уже, на мой взгляд, очень интересных. Еще удивительный момент. Когда я выбирал фотографии, я понимал, что я снимал не только как для газеты. То есть я интуитивно снимал и для себя. То есть мое ощущение, оно, то, что мной двигала вот эта среда. И когда я выбрал уже эти 200 кадров, я понял, что это такая полноценная история, проект, который я могу уже дальше что-то с ним делать. Прошло уже не мало времени, чтобы я смог уже окончательно сделать такую выжимку из 100 кадров, которую уже можно было как-то выстраивать.


RadioBlago: В основе первого авторского альбома фотографий Алексея Мякишева — 20 лет съемок в родном городе и 3 года подготовки книги. Полиграфический первенец появился на свет весом в 60 документальных снимков и форматом 15 на 21 сантиметр с именем «Вятка».


Алексей Мякишев: Вначале я хотел сделать такой The Best (Лучшее). Потом я отказался от этой идеи, потому что понял, что The Best мне рано еще делать, так как я еще работающий фотограф, который еще снимает. Наверное, лучшие кадры еще будут. Потом я сосредоточился на двух историях: это Вятка и мое любимое Колодоозеро карельское. Деревня, в которую я уже езжу четвертый год. И когда я вместе сложил их. У меня получилось порядка 120 фотографий, ну то есть 60 фотографий из Вятки, 60 из Колодоозеро. И опять же. Вопрос встал о количестве. Эти две истории. Их можно было объединить, но опять же это две. И я пришел к выводу, что нужно остановиться на одной. Пусть это будет одна, но очень яркая, чтобы работала эта история.

- Когда я был в этом процессе, то я естественно смотрел разные книги. У каких-то авторов было по 20 фотографий, например, в книжке. У кого-то 150-170-200 фотографий. У кого-то 300 фотографий. Но вот эти альбомы, у кого по 200 и 300 фотографий, я пролистывал и понимал, что в какой-то момент я уже теряюсь и не запоминаю эти фотографии. Они не работают в книге. Вдруг, они куда-то исчезали. Где было меньше фотографий, но они были более сильные, что ли, более содержательные. Они начинали вдруг всплывать. И меня это подтолкнуло к идее сделать такое небольшое число фотографий, сложить в книжку. И когда я выбрал формат: это разворот, а на развороте одна фотография, я понял, что книжка получается такая, что она запоминается. И опять же формат. Почему такой формат? Формат мне подсказал маленький альбомчик Малескин, который всегда с собой. Который удобно в сумочку бросить. То есть он мне подсказал, что это должна быть мобильно-удобная для просмотра книжка. Тогда ее хочется купить, ее хочется посмотреть, хочется взять с собой и это же сразу расширяет. Но! При этом должно быть очень мощное, хорошее содержание внутренности. Должно быть такое высказывание, чтобы — пусть в маленьком формате, но работало на твое восприятие. То, о чем я хотел рассказать в этой истории.


RadioBlago: Дизайн книги разработала известный в Москве художник-иллюстратор, дизайнер и фотограф Вивиан дель Рио. Для нее работа над этим альбомом оказывается имела личный смысл.


Вивиан дель Рио: Эта книга для меня не менее важна, чем для Леши. Если Леша посвятил ее своей бабушке, а я свою работу над Лешиной книгой посвящаю своей бабушке. Дело в том, что моя бабушка из города Урджума, вятская и она всю жизнь, живя в Москве, собирала своих соотечественников. И у нее все друзья были вятские. «Мы-то вятские», - она говорила. Для нее это было чрезвычайно важно, я потом поняла почему. Я в память о своей бабушке, это человек, который меня очень любил и которого я любила. Я делала эту книгу в память о своей бабушке, так получилось. И для меня было очень важно, чтобы эта книга получилась. Но то есть я делала ее с любовью. И для меня было важно, чтобы это было видно. Что Леша делал фотографии с любовью и я делала эту книгу с любовью. И я думаю, что это наверное видно. Я надеюсь, вы почувствуете эту любовь.


RadioBlago: Книга с фотографиями из Вятки Алексея Мякишева готова и поступила в продажу, но работу над этой темой автор не собирается прекращать. Наоборот, Алексей собирается снова и снова возвращаться в родной город, чтобы рассказать нам еще больше о Вятке и людях, живущих в ней.


Алексей Мякишев: - Мне очень хочется сделать альбом про Великорецкий крестный ход, который я снимал больше 15 лет. То есть это совершенно уникальное событие в Вятской жизни, не только в Вятской жизни, во всей Православной жизни, в паломничестве. И для меня это тоже такая очень интимная тема. То есть это взаимоотношение человека с духовной составляющей. И фотография как нельзя лучше мне кажется передает состояние людей, показывает состояние людей, когда они находятся в молитве, когда они идут, в состоянии отдыха. И вот в этой серии это показано — скажем так если выделить еще одну историю Вятскую, то это Великорецкий крестный ход. То есть, есть мечта сделать такую книжку. Это я конечно замахнулся. Мое любимое Колоозеро. Это такое удивительное место. Оно сравнимо с Вяткой. Это параллель, но уже в таком моем новом видении, моем совершенно другом состоянии. Вятская история одно состояние, а теперь совершенно другое.

- То есть, такое углубление в жизни какой-то совсем другой среды. Это не Москва и даже не провинция. Это такая жизнь человека в среде, в которой люди просто выживают. И все это связано с природой, какими-то состояниями. То есть уже волнуют какие-то темы, жизнеутверждающие что ли, не связанные конкретно с чем-то. То есть, вода, например, огонь, ветер... Это все очень интересно. И вот как это на фотографии передать, например. Вот это мне сейчас очень интересно. Какие-то истории, связанные с духовной жизнью. То есть, я например, снимал в Донском монастыре, погружался в жизнь монахов, которые служат там в храме. Это тоже очень интересно. И людей, которые приходят в храм, то есть лица. То есть что-то удивительное.


RadioBlago: Все затронутые пласты, все смыслы, образы, чувства и переживания, которые Алексей Мякишев так тщательно и аккуратно укладывает в свою фотографию, он представляет исключительно в классической аналоговой черно-белой технике. Говорит, что настоящая фотография должна быть только такой, без лишних цветовых образов и ненужных дополнений. «Цвет пусть останется для художественной живописи, а фотография — это графика жизни. Любой сюжет в фотографии равносилен мгновению, которое больше не повторится. Поймать момент, запечатлеть настоящую жизнь — какая живопись на это способна? Нет, только фотография. В каждом лице — маленькая история. За это я и люблю фотографию» - рассказал в интервью Радио Благо Алексей Мякишев.

Другой отличительно чертой фотографий Алексея Мякишева является отсутствие названий снимков. Многие авторы придумывают свои интерпретации. Но только не этот. Он оставляет своему зрителю право самому домыслить запечатленную фотографом сцену из жизни.


Алексей Мякишев: Да, это принципиально. В том плане, что визуально, визуальный язык, образы, они часто о большем говорят, чем подписи к фотографиям. То есть, мне хочется, чтобы сам зритель домысливал сюжет. То есть если даже он каким-то образом есть некая недосказанность, человек увидев какие-то образы, он сам их дочитал. То есть такую дополнительную под-информацию я даю, когда.. вот на мой взгляд, удачная фотография, когда соблюден баланс. Вроде есть сюжет и есть загадка. И подпись она в таком случае не нужна. Вот старики читают газету. Ну можно было подписать — Дом пенсионеров. Но это понятно, что это дом пенсионеров. Если будет не понятно, то.. но это совсем другие образы, это и старость — такая газета, она так извилась, смялась, кожа у него на лице как эта газета. Это все повторяет. Другая совершенно образность возникает. И вот эта образность в фотографии она для меня важнее и подписи... место и год. Все. Я считаю, больше не надо. Остальное сам зритель домыслит.


RadioBlago: Последние годы Алексей часто выступает перед студентами, ведет мастер-классы, рассказывает о своих фотографиях на выставках. Что в такие моменты он старается передать слушателем и к чему это приводит, рассказал Алексей Мякишев будучи уже в роли наставника.


Алексей Мякишев: Первое, что я хочу передать, это любовь к фотографии. И то, что любые люди, которые начали заниматься этим делом, чтобы они имели отдачу. То есть, полностью отдавались этому делу. Не так чтобы: а я сегодня поснимаю, в компьютере потом что-нибудь выберу и заброшу, потом опять как-нибудь праздник поснимаю. В первую очередь, мне хочется, чтобы люди, которые серьезно занимаются фотографией, чтобы этот инструмент, камера, был не только фиксатором каких-то жизненных событий, но и участником каких-то определенных историй, которые их лично трогали. Чтобы человек мог понять мир через камеру. И увидеть какие-то сюжеты, которые неподвластны другим. Это моя задача — вложить в студента, который хочет учиться, эти знания. То есть весь мой профессиональный багаж, который я накопил за все эти 20 лет профессиональных навыков и понимания фотографии, как бы это отдалось.


RadioBlago: Фотографии Алексея Мякишева словно затягивают в свой мир, в тот жизненный сюжет, который разворачивается на наших глазах. Кажется, будто отвлекся на минуту и уже не заметил, как стоишь рядом с бабушками и слушаешь разговор, или купаешься на пляже с подростками, или серьезно задумался вместе с женщиной у ткацкого станка. Герои Мякишева подобно героям Шукшина знакомы каждому, как в городе, так и в деревне. Они бесхитростны и откровенны. Удивительно только, как фотографу удается сохранить эту неподдельную искренность своих персонажей, когда на них смотрит объектив фотокамеры.


Алексей Мякишев: Мне нравится, когда люди открытые. Часто, если я езжу по провинции, то много.. Сейчас я езжу на Север, например. То есть там Архангельская, Костромская, Вологодская область. Но там люди по-другому. Ты приезжаешь в какую-нибудь глухую деревню и там ничего не происходит. Там нет ничего. Но при этом все равно там люди живут. И приходится, например, да, общаться с людьми, чтобы сделать какие-то сюжеты. Потому что просто там. Кадр без человека мне уже не интересен. То есть мне всегда интересен человек, то есть я свой взгляд обращаю на человека. Для меня интересен человек, его взаимоотношения, между собой, или окружающим миром.

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: