Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

среда / 19 июля 19.45 - в программе "Время культуры" мы продолжаем рассказ о книге Валерия Александровича Подороги "Освенцим и ГУЛАГ. Время после", которая вошла в топ-5 Премии Пятигорского в 2015 году.

Художники Антон Тотибадзе и Александра Пастернак

4074

Сегодняшний выпуск нашей программы посвящен выставке Антона Тотибадзе и Александры Пастернак. Совместный проект молодых художников под названием «А где-то кутеж» представили в галерее Тотибадзе на Винзаводе.

Галерея Тотибадзе открылась 1 марта 2016 года. Новое выставочное пространство было организовано в бывшем бродильном цеху на территории нынешнего Центра современного искусства «Винзавод». Организаторы проекта – кинорежиссер Марина Цурцумия, коллекционер Георгий Ташкер и известные в Москве живописцы братья Константин и Георгий Тотибадзе. Сын Константина, художник Антон Тотибадзе и его подруга, живописец Александра Пастернак открыли в галерее выставку своих картин «А где-то кутеж».

Антон Тотибадзе происходит из грузинской художественной династии Кутателадзе-Тотибадзе. Александра Пастернак – правнучка великого поэта и писателя Бориса Пастернака. По словам куратора выставки Марины Цурцумия, это обстоятельство не могло не наложить определенный культурный отпечаток на творчество молодых авторов.


Марина Цурцумия: Этих людей объединяет, безусловно, схожая художественная манера и определенное культурное видение, потому что и Саша, и Антон, и это очень важно, происходят из династических художественных кланов. Потому имеет такой глубокий отдаленный смысл, что, естественно, дети всегда впитывают то, что дает им семья. Когда в вашей семье дедушка был Борисом Пастернаком, а в другой семье прадедушка был ректором грузинской Академии художеств, наверное, существует какая-то культурная история, и она тоже заставляет детей маленьких тянутся и заниматься самообразованием. Потому что, к сожалению, очень много сейчас молодых людей, которые считают, что художник – это тот человек, который умеет хорошо и быстро продать свои картины. Здесь совсем другая история. Это не случайно. Во-первых, они объединились как пара. Но их объединение произошло тоже не случайно, потому что они очень близкие по духу люди и их живописные манеры тоже очень схожи. Очень интересно, как они взаимно влияют друг на друга, потому что когда они, так сказать, начинали, они были тоже немножко другие. И вот это совместное общение, совместный творческий опыт, совместные творческие переживания, они их, безусловно, обогащают. И вот сейчас, как мне кажется, живописная манера Саши очень выросла. И она уже из «девочковой» живописи превращается в по-настоящему очень интересного и серьезного художника. И приятно, что эти люди очень молоды. Работы Антона были отобраны на Молодежную биеннале в Венеции, и очень приятно говорить о возрасте этих людей, потому что им всего двадцать с небольшим лет. Поэтому надеюсь, что за ними большое будущее и все у них будет хорошо.


RadioBlago: Антон Тотибадзе родился в Москве, окончил Высшую академическую школу графического дизайна в мастерской Бориса Трофимова. По словам художника, искусством не увлекаются, а живут. И лично он сам начал жить искусством совсем недавно, буквально 5-6 лет назад, когда стал всерьез заниматься живописью. За это время Антон Тотибадзе успел принять участие в семи групповых и пяти персональных выставках, в том числе в Русском музее. Его работы входят в частные собрания в России, Грузии, США, Франции, Латвии, Эстонии, Германии, Англии, а также в коллекции Музее Органической Культуры и Государственного Русского музея.


Марина Цурцумия: Антон растет, он выучился у очень хорошего дизайнера Бориса Трофимова. Вот что самое главное – это школа. Это понятие сейчас немножко теряется. А, на самом деле, это очень-очень важное понятие, именно понятие «школы», «живописной школы», «литературной школы». У нас такое время сейчас, когда вот связь времен немножко прервалась. И мне кажется, что потихонечку, сейчас это налаживается и возвращается к тем благословенным временам, когда у студентов был учитель, которому они безоговорочно доверяли, который их действительно вел по жизни и приводил к какому-то хорошему, высокому художественному результату. Поэтому хотелось бы отметить, что у Антона такая школа есть, помимо его отца и дяди, еще он окончил прекрасный институт и у прекрасных учителей учился. И, конечно, любой человек, который серьезно к себе относится, как к художнику, он будет работать над собой. Надеюсь, что у Антона будет еще лучше все.

Я могу отметить то, что на это выставке, мне кажется, показательные работы в этом новом этапе Антона, это работы, которые, собственно, и дали название выставке «А где-то кутеж». Потому что, с моей точки зрения, это очень интересные, художественные новации, которые базируются на основе классического искусства, но при этом он смело работает с такой, почти китчевой составляющей, как свечение в ультрафиолетовой лампе. То есть он не боится этого: при естественном освещении – это одна картина, при ультрафиолетовом освещении – это совершенно другая картина. Это, как мне кажется, и определяет, собственно, какой-то его шаг. То есть он будет экспериментировать. А что еще собственно нужно от молодого художника, как ни желание экспериментировать.


RadioBlago: На московской художественной сцене Антон Тотибадзе появился несколько лет назад с так называемыми «гастрономическими» натюрмортами. Широкие полотна с изображением всяческих яств тянулись вдоль стен галерей, в которых выставлялись работы пока еще неизвестного автора. В лучших традициях голландской живописи на темном фоне стола автор размещал всяческие угощения – раки, рыба, хинкали, яичница, арбуз, дыня, бутылка пива или вина и другие предметы.

Названия, которые художник давал своим работам, привносили особый смысл происходящему на кухне и напоминали о героях, оставшихся за кадром. «Анатолий на грани», «Дядя Коля один дома», «Пап, пойдем в зоопарк» – за внешне юмористическими подписями к холстам иногда прячутся довольно грустные истории.

На выставке «А где-то кутеж» можно проследить, как Тотибадзе делает новый шаг в творчестве – и от красочных натюрмортов переходит к монохромным пейзажам.


Антон Тотибадзе: Где-то всегда кутеж, так можно все, что хочешь назвать! Нет, сейчас как раз не здесь. Где был бы кутеж, было бы вино, напитки, туда-сюда... где-то кутеж, а у нас сейчас спокойная история...

Просто, как-то знаешь последнее время как-то…

У меня более медитативные работы какие-то пошли... такие задумчивые. Может, не задумчивые, но просто спокойные.

Можно, наверное, много каких-то аналогий провести, с тем, что уже есть... Ротко или тоже Малевич. Не знаю... я делал-делал свой натюрморт как обычно, а потом решил остановиться и ничего дальше не делать. И вот, может быть, это как пустой натюрморт, может быть, просто как абстракция. Не знаю. Да все интуитивно вообще происходит…

Я, знаешь как на это смотрю: О, круто! И все. И ничего. Никаких философий не хочу разводить.


RadioBlago: Смелость и эксперимент, о которых рассказывала нам в интервью куратор выставки, можно разглядеть в работах Антона Тотибадзе при помощи ультрафиолета. Фонарик с нужным спектром поможет отыскать на спокойной ночном пейзаже сигнальные огни, погоню, звездопад и фейерверк. По словам автора, возможности бесцветного маркера, который виден только в ультрафиолетовом излучении, он открыл для себя совсем недавно.


Антон Тотибадзе: Это я нарисовал бесцветными маркерами, штучки разные, не знаю, мне кажется, это прикольно. Ничего особого философского тут нет, ну так, баловство... Тут кораблики, где-то на лодке дядька плывет, где-то полиция гонится за кем-то. В общем, такое, баловство, что еще сказать?

Нет, вообще ничего не предполагается, это я так показываю, потому что это тут есть. Но вообще не обязательно и знать об этом, что есть. Экспертиза покажет.

Это такая маленькая хитрость, которая известна, тем, у кого работа или мне, например. В принципе, это не обязательно.

На самом деле, половину работ, которые недавно я начал, я уже рисовал, и у меня сейчас картину купили, я даже не сказал, что на ней что-то ультрафиолетом написано. А есть у меня в мастерской одна, которую вообще... мы исписали ее какими-то словами... нарисовали… и я потом на ней нарисовал картину, я не думал, что будет эта краска просвечивать. То есть она бесцветная, на белом холсте мы там устраивали вечеринку флюоресцентную, и белые штуки горели, и белые холсты, естественно. И я там рисовал, а потом уже сделал на ней картину. А потом решил посветить и оказалось, что из-под нескольких слоев краски эта штука пробивает все равно и, в общем, я... не то, что испортил картину, но лучше не показывать ее.

Это такая фишечка, которая известна немногим людям, только тем, у кого ультрафиолетовый взгляд на жизнь.


RadioBlago: В своих интервью Антон Тотибадзе иногда рассказывает, как в детстве занимался карате и играл на пианино, мечтал стать барабанщиком, а потом решил пойти учиться на дизайнера. Среди других талантов художника – приготовление кулинарных шедевров, гостеприимство и игра на аккордеоне. Но, по словам молодого автора, он всегда чувствовал ответственность за все, что делает.


Антон Тотибадзе: Вообще еще до того, как я узнал, что я какой-то наследник чего-то там, я себя ответственно чувствовал. Не знаю... Может быть, это завышенная самооценка, но... Это никак не помогает и не мешает. Но, на самом деле, мне кажется, Саше сложнее из-под величайшей этой тени выбраться, как художнику независимому. В моем плане-то тут как-то все, особенно в Москве, попроще. В Тбилиси и в Грузии больше людей знают Тотибадзе-Кутателадзе. Там же Академия художеств, где половина – музыканты, половина – художники, и все учатся в Академии его имени. И мне кажется, там бы какой-то окрас, силеп. Конечно, ответственность...


RadioBlago: Теперь и названия картин Антона Тотибадзе несколько изменились «Тишь да гладь», «Вселенская релаксация» и даже кутёж где-то там, а не здесь. Александра Пастернак на этой выставке тоже предстает в новом качестве. Картины растений из серии «Ботаника» сменяются геометрическими интерьерами и городскими пейзажами. Так экспозиция на Винзаводе демонстрирует и как пара художников влияют в творчестве друг на друга.


Антон Тотибадзе: Мы вместе работаем. Наверное, за это время что-то кто-то друг у друга по-подсматривал, какие-то принципы. Вот, например, мне кажется, что Саша стала делать более лаконичные всякие. Фоны лаконичные. На темном она стала больше делать, потому что она…

Вот когда меня учили, мне запрещали вообще черным пользоваться, говорили: «Мешай»! Чистыми цветами как-то настоящие живописцы не апеллируют, но... Мне кажется, что дали, тем и рисуй!

Краска есть краска. Что вот какие-то эти мазюкиния придумывать? Не знаю...


RadioBlago: Александра Пастернак родилась в Москве и рисовала с детства, занимаясь поочередно в разных творческих студиях, в том числе и при Музее изобразительных искусств имени Пушкина. Училась в Московском государственном академическом художественном училище на театрально-декоративном отделении, работала в мастерских Большого театра в качестве художника. Много раз участвовала в молодежных выставках театрального искусства. Сейчас учится в ГИТИСе на сценографическом отделении. Растения, которые так любит изображать Александра на своих картинах, она выращивает дома сама и хорошо в них разбирается.


Александра Пастернак: Мы разные люди, у нас разные работы… Не то чтобы я связана с ботаникой, на самом деле! На самом деле, все очень просто. Вот эти вещи мы выращивали у нас в мастерской, и я смотрела, как они растут, и рисовала. Видите, у нас и морковка, и петрушка, и огурцы. Так что это все реальная жизнь вокруг нас. Огурцы невозможно было есть. Они были испорчены. Из-за того, что мы их не слишком хорошо поливали или плохо ухаживали, они под конец все скорчились и стали горькими и невкусными. А из этого мы съели морковку, правда, она была малюсенькая.

Я люблю с натуры больше, чем... придумываю, естественно, но натура – это моя как бы основа работы. Так что, вот...

Я вдохновляюсь тем, что вижу и изображаю на своих картинах. По-своему, да...

Раньше я делала... у меня была выставка растений как раз. И вот я хотела отойти от этого, но не получилось. Потому что захотелось. Но вообще я сейчас пойду по интерьерам, по экстерьерам тоже.

Этап пройден. Хочется что-то новое. На самом деле, меня всегда геометрия тянула, так получилось.

Мой папа – архитектор, и я в детстве тоже хотела быть архитектором. На самом деле, это красота. Геометрические формы, я очень люблю все это рисовать.


RadioBlago: На выставке «А где-то кутеж» представлены как самые ранние работы Александры Пастернак, так и совсем недавние из новой серии под условным названием «Геометрия». В будущем молодой автор готовит масштабный проект, в рамках которого планирует представить панораму картин этого нового направления в своем творчестве.


Александра Пастернак: Конечно, я уже учусь 10 лет, и у меня были и другие (серии), но как выставки такие для людей, то вот эти две истории.

Мне больше нравятся какие-то кубические, я всегда это любила. Но не рисовала, потому что, когда учишься, нам не позволяют это делать. Да, академическая школа, ты должен: академический рисунок, живопись. Потом, когда освобождаешься, можешь уже творить. Не сразу получается отходить. Поэтому сначала, например, какие-то реальные вещи, потом они превращаются во что-то более конструктивное.

Я очень люблю Мондриана, я очень люблю Моранди, очень люблю! И Де Сталь! Отличные художники.


RadioBlago: Отец Александры, Борис Пастернак – архитектор и исследователь московской архитектуры, эксперт по проблемам сохранения исторического наследия городов. Для него особое значение имеет тот факт, что общая мастерская художников находится в Доме Наркомфина в Москве.


Борис Пастернак: Конечно, если у вас мастерская в Доме Наркомфина, то как-то и дух, и характер этого пространства проникает, вне зависимости от того, нравится тебе это, не нравится, отторгаешь ты это, не отторгаешь. Мне кажется, что вот в этих интерьерных и пейзажных работах проявляется некая многосторонность, они позволяют охватить гораздо больший спектр каких-то живописных, графических и пространственных впечатлений, чем натюрморты. Хотя история с такими растениями, дружественными, которые смотрят на тебя как с портрета, какая-нибудь веселая морковка, это тоже, безусловно, очень интересно и имеет какую-то концепцию. Безусловно, здесь есть еще некое обаяние молодости в таком подходе к этому неоднократно фотографированному, написанному, живущему в архитектуре, живописи, графике, пространство, каким является архитектура конструктивизма. Есть какое-то, на мой взгляд, преимущество, я бы сказал, человека, который не знает всех этих исторических пластов и подходит к этому, как к твоему пространству, как к пространству тобой одомашненному и прирученному. И есть некий прилив свежести, наивности, нам, людям старшего поколения, и обремененным насмотренной проштудированными книжками, знающими историю, помнящих, как в супрематические цвета были покрашены стены в этих интерьерах. Я дружу с Гинзбургом, и мы участвовали в этом проекте реставрации на каких-то этапах. И поэтому я вижу этот дом немножко другими глазами. Но, приходя туда и видя, как это пространство наполняется, наполняется друзьями, угощениями, наполняется таким темпераментом, иногда, может быть, свободным от какой-то излишней интеллектуальности и скованности, безусловно, с точки зрения искусства, с точки зрения жеста, мне представляется это крайне продуктивным.


RadioBlago: По словам исследователей современного искусства, в настоящее время очень важно рассматривать творчество любого молодого автора без отрыва от его личности и образа жизни. Ведь то, как и чем живут молодые авторы, потом находит отражение в произведениях, составляющих основу нового отечественного искусства. Так и наш собеседник Борис Пастернак признается, что с интересом следит за тем, как художники поколения его дочери ищут себя в этом новом мире рыночных отношений и искусства.


Борис Пастернак: В доме Наркомфина они занимают одну из ячеек, уже два года. Это было такое осознанное решение, потому что этот дом, он как-то притягивает, я знаю многих художников, у которых мастерские гораздо больше и возможность для работы значительней, потому что эта такой перекресток, правда? И мне кажется, вот Саша и Антон, по-моему, они принимают гостей каждый день. Но кроме гостей здесь и разговоры, и покупатели, и, честно говоря, для молодых людей двадцати, двадцати пяти лет в условиях кризиса и всего того, что происходит в сфере живописи, я вижу некий правильно найденный модус вивенди, который одновременно и позволяет развиваться, и не терять волну. Поэтому я бы сказал, что это не только живопись, и не столько живопись, как скорее некий образ жизни, который, может быть, нам, родителям, сложно понять. Но, видя реакции друзей, их друзей, молодого поколения, видя интерес в соцсетях и как бы сосуществование живописи, и образа жизни, и каких-то кулинарных талантов Антона, это создает некий такой коктейль, который крайне симпатичен. И я вижу у него достаточно большое будущее.


RadioBlago: Выставка «А где-то кутеж» названа по одноименной работе Антона Тотибадзе, на которой внутренний люминесцентный «кутеж» скрыт под внешними слоями темной сдержанной гаммы. Организаторы мероприятия настаивают, что молодые авторы провозглашают в своей жизни и творчестве новый лозунг: «Хорошо там, где мы есть». Сочетая умения радоваться жизни и создавать искусство, Антон Тотибадзе и Александра Пастернак формируют новые традиции отношения к миру и творчеству.


Борис Пастернак: Мне сложно говорить, потому что я лицо заинтересованное, как говорится. Но мой прадед был художником, моя бабушка была художником, и все мы, конечно, и архитекторы, и театральные художники, и все всегда как-то проходили через этот период.

Безусловно, времена меняются, и меняются взгляды на живопись. И какие-то нам, людям, более старшего поколения, сложно принять, но я вижу некую энергетику, некую энергию, свой взгляд, с ним можно соглашаться, не соглашаться...

Я знаю, например, что Саша тонкий и тонко чувствующийчеловек, и у нее была живопись гораздо более сложная, но в какой-то степени и среда диктует, и друзья диктуют, и знакомства диктуют. И та энергия, и тот темперамент, с которым она столкнулась в семье Тотибадзе, безусловно, оказывает очень своеобразное влияние на ее представления о живописи и ее представления о мире. И я вижу здесь сегодня, хотя я все работы видел, некие такие веяния, о которых я и не думал, и мне казалось, что это свойственно уже зрелым художникам, а здесь такие молодые люди, которые строят свою какую-то концепцию, направление. И так уверенно (родителям может показаться немного бездумно) пускаются в эту авантюру, и мне представляется, что и сейчас, если это так будет развиваться, нас ждут еще очень интересные, новые открытия.


RadioBlago: Выставка «А где-то кутеж» в галереи Тотибадзе продлится до 16 апреля на территории центра современного искусства Винзавод. Познакомиться с работами молодых художников можно по адресу: Москва, 4-й Сыромятнический переулок, дом 1, строение 6. Метро «Чкаловская» или «Курская».

В заключение нашей программы предлагаем вам послушать отрывок из современной композиции в исполнении Антона Тотибадзе, которую мы нашли на его официальном канале в ю-туб. Желаем новых успехов молодым авторам, а всем нашим слушателям хорошего настроения!

На этом выпуск программы «Время культуры» подошел к концу. До встречи в выставочном зале!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: