Время культуры
Время культуры

меню

Авангард. Список №1 / 2

727

Здравствуйте, дорогие радиослушатели! В эфире “Время культуры”. Сегодня мы продолжаем рассказывать про выставку “Авангард. Список номер 1”, которая открылась в залах Новой Третьяковки на Крымском валу. Реконструкцию легендарного Музея живописной культуры можно увидеть в Москве до 23 февраля.

RаdioBlago: Основную часть нынешней выставки в Третьяковской галереи отдали под экспозицию Музея живописной культуры 1924-го года. Тогда МЖК находился в здании ВХУТЕМАСа на улице Рождественка. К тому времени уже был выработан метод расположения произведений искусства в пространстве. Все работы делились на две группы - объемные и плоскостные. В первой преобладали новейшие методы “выявления формы” и современные приемы работы с предметностью. Вторая группа демонстрировала полное отрицание предмета.

Произведения имели номера, но не этикетки, и были подписаны только фамилиями авторов. Каждого художника обязывали написать текст с объяснением своих работ и своего творческого метода. Частично эти экспликации восстановлены и представлены на выставке. Рассказывает научный сотрудник отдела живописи первой половины XX века Третьяковской галереи Ирина Кочергина.

Ирина Кочергина: В каждом зале вы видите очень подробное объяснение. Всегда присутствует выдержка из Путеводителя 1920-х годов, где человек описывает, что он видит, что он описывает, по какому принципу сделан тот или иной зал. Кроме того мы восстановили пример экспликации, которые сами художники готовили для своих произведений, то есть не только они из рук в руки передавали эти вещи, но они еще и писали объяснение. Должен был выйти сборник этих экспликаций, но эта идея должна была быть осуществлена после 1922 года. Но после 1922 г. в МЖК с финансированием было уже не так здорово, как ранее, поэтому эти экспликации остались в архиве, и благодаря этой выставке на стенах они тоже присутствуют.

RаdioBlago: В 1922 году в руководство музея пришли молодые художники-проекционисты, известные как группа “Метод”, лидером которых был Соломон Никритин. Молодые новаторы боготворили науку и технический прогресс, поэтому считали, что наступило время для научного искусствознания. На основе авторской разработки “Тектоническое исследование живописи” Никритин составил программу экспериментально-аналитических исследований. Так и появился Аналитический кабинет Музея живописной культуры. Рассказывает старший научный сотрудник отдела живописи первой половины XX века Третьяковской галереи Любовь Пчёлкина.

Любовь Пчелкина: Аналитический кабинет был создан в Музее живописной культуры в 1925 году как совершенно гармоничное продолжение идеи, что современный музей должен быть особым типом - музеем-лабораторией, где не только вы можете увидеть современное искусство, приобщиться к каким-то новым стилям, методам, но который также должен быть научно-исследовательской площадкой для той молодежи и тех зрителей, кого интересует прогресс, и в этом практика художников.

- Надо сказать, что очень хорошо эта тенденция аналитического искусства отражает общее стремление, вспомнить ВХУТЕМАС, ГЕНХУК, стремление художников больше внимания уделять формалистическим исканиям, не ради искания, а для того, чтобы приблизить труд художника, где-то поднять до уровня… У них идеалом был Леонардо да Винчи, который в своем творчестве сочетал талант художника и аналитические знания. Они пытались опровергнуть сложившийся стереотип, что художник - это некий вальяжныйперсонаж с бантом на груди, который ждет вдохновения, придет оно или не придет, какая будет погода, солнце или ветер - а художник тоже пролетарий! Как мне нравится цитата Иосифа Брика. Он пишет в начале своей статьи: «Столяр делает столы, сапожник – сапоги, а что делает художник? Непонятно и подозрительно». Вот чтобы это не было подозрительно, Соломон Никритин, который приходит в Музей живописной культуры после окончания ВХУТЕМАС уже с 1922 года разрабатывает программу создания нового аналитического искусствознания.

RаdioBlago: “Музей методов, а не собрание множества, хотя бы замечательных произведений. Лаборатория… принципов будущего мастерства” - так записано в тезисах Соломона Никритина, которые были обнаружены в ходе подготовки к выставке.

Любовь Пчелкина: Не было у них современных компьютеров и других новых технологий. Были карандаш и линейка и другие чертежные инструменты. Пришла в голову мысль о том, что если рассматривать картину как систему, как некую поставленную цель, где картина не вещь, для того чтобы ей только любоваться, а все-таки картина должна в себе нести какую-то новую задачу. Ты не можешь создать картину без какой-то высокой задачи, целенаправленной в будущее, и она не должна повторять технологию предыдущих столетий, нужно идти вперед. Для этого нужно заниматься науками, идти в ногу с научно-техническим мировым прогрессом, использовать новые технологии.

- Видите, здесь присутствуют книги, которые использовали и заказывали в Музей живописной культуры по различным наукам. Отсюда понятно, что изучали, что считали важным. Интересно то, что через год своей жизни кабинет показал выставку широкому зрителю, народу было так много на лекциях для ознакомления, что руководство музея принимает беспрецедентное решение, для нас сейчас это что-то невозможное: «а почему бы не сделать это постоянной экспозицией»? Это называлось «демонстрационная комната» для демонстрации работы кабинета. Тщательно были подобраны не только работы, но и тексты. Тексты сложнейшие. Предупреждалось, что вы можете записаться у секретаря, к вам выйдет сотрудник этого кабинета и все разъяснит.

RаdioBlago: Художник и теоретик искусства Соломон Никритин собирал полные залы на своих лекциях. Он объяснял, с чего нужно начинать анализ произведения, как изучать воздействие шедевра на человека и почему так важно найти в этом закономерность. По мнению куратора выставки Любови Пчёлкиной, это абсолютно современный подход - изучение психологии восприятия.

Любовь Пчелкина: Работа Аналитического кабинета сводилась не только к какой-то одной работе. Это было сделано и для того, чтобы правильно создавать экспозицию музея, потому что задача Музея живописной культуры была, отбросив все традиционные способы и методы, создать новую концепцию нового музея. И понятно, что она отталкивалась скорее от зрителя, его психологии, физиологии восприятия. За несколько лет Аналитическому кабинету многое удалось. Их тезисы достаточно развернутые. Интересным является принцип композиции, не хронология, не узкие школы, а именно определенный метод - показать зрителю, как логично вытекает одно из другого, и тем самым, что было очень важным для того времени, русское искусство как передовое встраивается в историю искусства мирового.

RаdioBlago: Около ста лет назад на выставке авангарда в Музее живописной культуры любой посетитель мог попросить объяснить ему это новое необычное искусство. Как поступать зрителям в наши дни и к кому обращаться, мы спросили у куратора выставки.

Любовь Пчелкина: Мы постарались как можно больше дать информации в расширенных этикетках. Мы понимаем, что тема непростая и экспозицию рассматриваем, как раскрытую книгу, ее нужно читать. Будут кураторские экскурсии, лекции на сайте. Можно будет посетить лекцию по «Аналитическому кабинету». Мы постарались положить как можно больше документов в электронные столы, которые физически не помещаются. Я думаю, что если все это прочитать, то произойдет общее впечатление и понимание процесса. Если кому-то хочется углубиться в конкретные темы, специальные вопросы, или дальше человек поймет, в какую сторону можно искать. Мы будем рады, что если зададим этой темой выход для каких-то исследований или дальнейших разработок, кому-то придет в голову создать на материале этих документов что-то свое.

RаdioBlago: С момента создания Музея живописной культуры прошло столетие. Однако новое для того времени искусство остается новым и не всегда понятым и сейчас. Как рассказывать о русском авангарде в наши дни, мы спросили у директора Третьяковской галереи Зельфиры Трегуловой.

Зельфира Трегулова: Мне кажется, эта выставка с огромным количеством текстов на стенах, пример той интерпретации искусства, искусства современного, которому не грех следовать. Мы сегодня действительно находимся в той точке, когда люди гораздо лучше представляют себе классическое русское искусство, чем искусство авангарда, оно нуждается в истолковании, интерпретации, преподнесении. И этому нам тоже стоит поучиться у великих художников, создававших Музей живописной культуры.

RаdioBlago: Иногда зрителей интересуют подробности научных исследований той или иной картины. Об этом нам рассказала Любовь Пчёлкина. По ее словам, люди задают вопросы о материалах, технологиях, особенностях каждого периода искусства. Так что идеи создателей Аналитического кабинета остаются актуальными и по сей день.

Любовь Пчелкина: Это очень интересная концепция проекционизма, которая и родилась в голове у Никритина о том, что мышление художника, любые его идеи, которые он запечатлевает, пусть не до конца решенные, они все достойны быть представлены на любой выставке и не могут быть убраны куда-то в стол или выброшены в мусорную корзину. Потому что любая идея требует, может быть, специальной ситуации, времени. Если ты не смог решить этот вопрос, кто-то другой посмотрит твои черновики, заметки, и, возможно, создаст что-то свое. Поэтому любые идеи, даже на первый взгляд идеи необычные, все оформлялись как произведение, и было выставлено в этой демонстрационной комнате. И сегодня мы это впервые демонстрируем на нашей выставке.

RаdioBlago: Уникальный Музей живописной культуры во многом стал таковым из-за участия художников в его работе. В прошлой программе мы говорили, что решения о покупке той или иной вещи принимали сами авангардисты. Но на этом их участие не заканчивалось. Они же разрабатывали концепцию музея и занимали главные посты. Малевич, Родченко, Татлин, Кандинский - в разное время руководили основными направлениями МЖК. Мы спросили у искусствоведа и основателя Государственного центра современного искусства Леонида Бажанова, как он относится к тому, что именно художники, а не менеджеры руководили музеем.

Леонид Бажанов: Это не совсем нормально в развитой цивилизации. Но вообще нормально. Из среды художников появились первые историки искусства и искусствоведы, из среды художников, естественно, появились первые кураторы, из среды художников появились первые директора и сотрудники музеев – это естественный процесс. Потому что искусство - это изначально базовая творческая деятельность, потребность человека себя творчески реализовать. А все остальное: аналитика, рефлексия, все уже возникает потом.

- Мне так кажется, может быть, я ошибаюсь, дай Бог, чтобы я ошибался, только Министерство культуры сейчас считает, что менеджмент – это самое главное в нашей стране. И искусство, и художественное сознание – это что-то из области услуг, обслуживание населения всякими шоу и развлечениями. Я думаю, что гораздо сложнее взаимоотношения менеджмента и кураторского сообщества и института критиков, и института экспертов и эти взаимоотношения развиты в культурно развитых странах, а так как мы долгие годы, десятилетия отсутствовали на этой сцене, то у нас есть некоторые перекосы и такие иллюзорные сопоставления.

- Я сейчас боюсь загадывать, как будет реагировать общество в целом, но в профессиональном сообществе это должно произвести некоторый сдвиг и дать мощнейший импульс для понимания проблематики искусства. Искусство – это не только ценности, это не только то, чем торгуют на мировых аукционах, это не только миллионные цены за отдельные произведения. Искусство – это уровень человеческого комфорта и человеческой жизни и уровень человеческого сознания. Для России, для Отечества – это тем более важно, так как мы многие десятилетия жили вне пространства естественного развития художественной культуры.

RаdioBlago: Как рассказали организаторы выставки, одним из вариантов названия был “Музей будущего. 100 лет назад”. Потому что очевидно - Музей живописной культуры во многом опередил свое время. И наследие его еще до конца не изучено и не осмыслено.

Любовь Пчелкина: Это время необычайно интересно тем, что изобретения происходили практически везде. Мы говорим о том, что принципом Музея живописной культуры было наличие изобретения художником нового метода. Сам Соломон Никритин был необыкновенно интересной фигурой, у него был особый склад мышления, он мыслил синтетической природой. Уже в ранних произведениях он для описания видимого использует термины, которые связаны с музыкой, со слухом. Его этюды назывались: «Слушание жизни». Он пытается в первую очередь для себя понять, можно ли ту атмосферу, которую мы слышим, не убирать из контекста видимого. Он придумывает серию «Система цвето-звуковых ощущений», где в диаграммах пытается это нам рассказать, что вот это тональные ощущения, что звук, который имеет определенные характеристики, как тон, чистые тона, он их связывает с музыкальными звуками этого чистого спектра.

Дальше «Шумовые определения» – это название его работы. Шум – это уже другое физическое состояние звука. Шум мы слышим на улице, ветер, дождь – это природные нормальные звуки, они используются, тогда они неиспользовались в академической музыке, но они существуют. Он их включает в другую диаграмму, показывая, что если смешать природные краски, которые не состоят из чистых, он называет их «шумовым» определением.

Мы попросили специалиста по звуковым технологиям, который занимается историей звуков 1920-х гг. проиллюстрировать шумовое и тональное определение. Этот направленный звук около каждого графического листа соответствует тому, что вы слышите.

А на самом деле художники по звуку понимают это сейчас с полуслова. Сейчас есть программа, которая позволяет брать чистый звук или звук природы, дальше их, например, совмещать, получать… А уНикритина они называются тонально-шумовые вариации. А дальше он рассчитал, что может быть 1495 цветовых тональностей, и вы увидите, там есть расчеты. Мы понимаем мысль художника.

RаdioBlago: Дорогие слушатели, нашу сегодняшнюю программу сопровождают звуки из Аналитического кабинета Музея живописной культуры. Так в Третьяковской галерее изобразили опыты Соломона Никритина, которые еще до недавнего времени оставались только на бумаге. Но теперь благодаря историкам звука любой посетитель сможет познакомиться с ними в том виде, в каком их задумал сам автор: в звуковом и графическом одновременно.

Любовь Пчелкина: Дело в том, что вы слышите два. Стоя здесь, вы слышите два, а если вы подойдете под каждую колонку, то услышите, это тональный, как звучит звук тональный, который основан на кратных частотах, как говорят физики.

Звук Никритина Тональность

Справа вы услышите звук, который соответствует определению «шумовые ощущения», то есть это хаотическое распределение частот, это природные звуки.

Звук Никритина Шумовой

А то, что мы слышим в другой точке – это возможное их пересечение. В центре у нас находится диаграмма как вариация. То есть, по сути, если сейчас вы возьмете чистый звук в одной программе и природный звук в другой, соедините их, что сейчас не представляет никакой проблемы, то получится искусственный звук, который визуально вот…

RаdioBlago: Эксперименты Соломона Никритина со звуком и цветом не могут не напомнить нам опыты Михаила Матюшина и его учеников в середине 1920-х годов прошлого столетия. В статье “Звуко-цвет” Матюшин пишет: “Шум, звук воздействуют на цвет”. Или вот еще: “Учиться цветному видению через слушание на гармонических простых тонах, без диссонансов… При дисгармонических тонах цвето-звуковидение прекращается и возобновляется при гармонических тонах”. Прочитать подробнее об этих опытах можно в книге Музея органической культуры “Михаил Матюшин. Творческий путь художника”.

На наш вопрос относительно других исследователей феномена взаимосвязи цвета и звука Любовь Пчелкина ответила:

Любовь Пчелкина: Мы говорим о том, что тенденция такого исследования синтетического подхода к искусству была распространена. Если мы начнем сравнивать, то у каждого будет свой метод, свой взгляд. Тот же Василий Кандинский целую книгу посвятил этой теме, где он рассматривает совершенно конкретно. У него синестезийное восприятие. Он пишет: «ре» по аналогии с фиолетовым, «фа» по аналогии с зеленым. Это немножечко другое. Никритин не дает своей субъективной оценки тому, к какому цвету принадлежит каждый звук. Этого не может быть - каждый человек воспринимает звук и цвет по-своему. Он просто говорит, что в искусстве ты можешь рассматривать природу явлений, она очень схожа. И так как он обладал совершенно особым даром восприятия – «Слушание жизни», его этюд или объяснения о контрасте. У него есть заметка, где он говорит художнику: «если ты сидишь в закрытой комнате, где достаточно тихо, и выходишь на улицу и попадаешь в процессию парада, то у тебя происходят эмоции, которые возникают именно как контраст этой тихой комнаты и бешеной динамики парада». Если ты просто изобразишь на полотне комнату и парад, ты этого не достигнешь. Нужно знать, каким способом ты должен показать эту резко эмоциональную вспышку. Он был мастер объяснять сложные вещи простыми словами и не всегда простыми. Я считаю, что он как раз дальше всех смотрел в будущее. Много принципов, связанных и с экспозицией и научным изучением искусства, связаны именно с ним.

RаdioBlago: 12 и 13 декабря в Москве состоится международная научно-практическая конференция, посвященная Музею живописной культуры. Об этом нашей программе рассказала куратор выставки Любовь Пчелкина. Кто собирается выступить с докладами и о чем пойдет речь, слушайте далее.

Любовь Пчелкина: Мы, конечно, не могли не провести международную конференцию. Учитывая характер темы, мы ее назвали «Музей живописной культуры: исследования и открытия». И на ней большинство наших партнеров из регионов хотят выступить с темами, так как исследование своих коллекций дало очень много открытий, о которых они нам хотят поведать. Будут несколько исследователей из-за рубежа, которых давно интересует история того, как наше искусство повлияло на музейную историю на западе. Оказывается, существуют интереснейшие труды на эту тему. Нам тоже очень хочется послушать. И я думаю, что там будут затронуты вопросы открытий в Третьяковской галереи. Много сотрудников различных отделов: фототеки, архива нашли что-то новое. Даже библиотека собирается рассказать нам интереснейшие факты о том, как у них книги оставались, какие-то были ликвидированы, какие-то ушли в спецхран. Это все безумно интересно, и мы получим достаточно полную картину этой всей истории.

RаdioBlago: Посетить выставку “Авангард. Список номер 1” можно до 23 февраля по адресу: Москва, Третьяковская галерея, Крымский вал, 10. Метро «Парк культуры» или «Октябрьская». Билеты на сайте и в кассах музея. Напоминаем, что все выпуски программы “Время культуры” вы можете найти в любое время на нашем сайте: www.radioblago.ru До встречи в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: