Время культуры
Время культуры

меню

Большой Медиа-Коммуникационный Форум/2

2875

Диктор: Здравствуйте, дорогие радиослушатели! В эфире программа «Время культуры» и мы продолжаем знакомить вас с наиболее интересными мероприятиями Большого медиа-коммуникационного форума, который впервые прошел в Москве.

Тема сегодняшнего выпуска - «Образование в цифровую эпоху». Так был назван один из круглых столов, состоявшийся во второй день форума. Ведущими и организаторами мероприятия выступили Екатерина Рудых, руководитель проекта«Индигос» и Кирилл Савицкий, глава рабочей группы кластера по образованию проекта «Государство детей».

Не секрет, что для классического образования переход на цифровые технологии стал своего рода вызовом. Наряду с учебными программами вузов и школ повсеместно распространились всевозможные онлайн-курсы, использование которых предусматривает выход в Интернет и работу в виртуальной среде. Участники круглого стола, посвященного тенденциям, технологиям и перспективам образования среди прочего постарались ответить на вопрос: будет ли вытеснено классическое образование новыми информационными системами и какое будущее ждет подрастающее поколение. Как будет развиваться информационная среда в ближайшие десятилетия и как дети, которые уже с первых лет жизни приучены к гаджетам, будут себя в ней чувствовать? Какие угрозы и возможности откроются перед ними? Как это все отразится на образовании? Мнения экспертов на этот счет вы услышите сегодня в нашей программе.

Первым докладчиком на круглом столе «Образование в цифровую эпоху» стала Елена Ярославцева, кандидат философских наук, доцент, старший научный сотрудник Института философии РАН, а также директор лаборатории Развивающих технологий РГГУ. Ученый рассказала о сути понятия digital-native (диджитал-нэйтив) или «цифровой абориген». Это коренной житель цифрового общества, человек, который родился во время цифровой революции и потому с момента появления на свет находится под влиянием цифровых технологий. Впервые данное понятие ввел американский писатель Марк Пренски. Людей, которые родились до цифровой эпохи он обозначил понятием «цифровой иммигрант». Подробнее о том, как воспринимают мир «цифровые аборигены» рассказала Елена Ярославцева.

Елена Ярославцева: Я хотела бы начать свою тему про аборигенов с оценки того, что дети, которые рождаются сегодня в мир, они рождаются в ту среду, которая для них есть. Это только мы, взрослые, ее оцениваем по каким-то параметрам. И если мы говорим о том, какие результаты будут в процессе образования, я бы хотела сказать, что само цифровое образование, новые системы коммуникации, не то, что ничего не решают, они открывают новые возможности, но они должны быть качественные. Вот смотрите, мы можем сидеть общаться, но у нас включено здесь огромное количество цифровой техники, но она не приспособлена для нашей такой закрытой работы, мы слышим все. По существу, ребенок сегодня рождается в пространство, где все есть, и мы с помощью цифровых технологий для него как бы все обеспечиваем. Но он сам не можете это разграничить и сделать для себя какие-то каналы коммуникации, которые для него будут более оптимальны или менее оптимальны. Он попадает в мир, а мир многолик. Вот мы сейчас примерно находимся в таком же мире, но мы его оцениваем, а ребенок это не оценивает. И когда мы говорим, что цифровые технологии доступны для ребенка,мы всегда должны делать поправку — он ими пользуется, не осознавая каких-то своих целей и перспектив, а он с ними играет. Он осваивает как палочку, карандашик, листок бумаги, так собственно говоря, и электронные гаджеты. Поскольку у детей с очень раннего возраста начинается способность манипулировать, и если, допустим, у электронного оборудования кнопочки подчиняются его слабому воздействию, он начинает с ними взаимодействовать. Раньше так просто на него не откликалась. Раньше песочек требовался, чтобы оставить легкий след, а в общем-то нужно было приложить физические усилия. Сейчас физические усилия не столь важный момент, который дает возможность получить результат. И именно поэтому у ребенка электронное оборудование вызывает наибольший интерес, потому что он на нем получает лучший результат. Нам кажется, что его надо как-то отвлечь. Но тут ничего не получится. Он будет в нем сидеть, потому что любое его движение откликается. И все игрушки, все тетрисы или что-то там другое, они втягивают его в себя.

Диктор: Елена Ярославцева призналась, что исследователи пока не могут с точностью спрогнозировать, каким вырастет человек, родившийся в мир гаджетов и цифровых технологий. Но о возможных будущих рисках для ребенка следует поговорить уже сейчас.

Елена Ярославцева: Виртуальный мир для современны детей становится в каком-то смысле первичным. И эта первичность, она должна взрослых ну не то, чтобы насторожить.. вот в группе вопросов, с которыми мы познакомились, есть очень правильный вопрос о рисках. Взрослые должны понять, что ребенок попадает в виртуальную среду, как в реальную. Для него это часть, неотъемлемая часть всей реальности. Просто есть реальность, которая твердая, требует больших усилий, а есть реальность, которая легкая. Вот здесь он поклониться, наверное, в старости, скажет своему поколению родительскому: спасибо большое, я вот научился, я чувствую себя эффективным, успешным и так далее. Но мы-то думаем о том, чтобы он мог научиться. А играя, просто осваивая, не всегда научишься. Нужно выставлять цели, закладывать результаты, получать оценку эксперта от учителя и дальше вести самого себя на новые высоты обучения. Вот без учета психологических особенностей ребенка, который с этими новыми аппаратными возможностями общается, мы не можем сказать, вообще не можем сказать, какова его будет обратная перспектива. Мы знаем про оборудование, мы знаем, что люди будут рождаться, потому что биологически это мы, слава богу, не корректируем, вот а какими они будут в процессе образования, мы сказать не можем. Поэтому вот понятие «цифровые аборигены», те, которые живут в цифровом виртуальном мире, может стать даже основной характеристикой. А сетевое пространство, в которое они в первую очередь попадают, это такие деревья, по которым они как обезьянки перемещаются, там легко, свободно, просторно, ни за что не отвечаешь, кувыркаешься и прыгаешь. Но нужно будет спускаться на грешную землю, вот там начнется настоящая учеба, где легкие игрушки станут инструментами развития собственного интеллекта. Здесь уже будет другая история.

Диктор: Слова философа были подкреплены статистическими данными из доклада Максима ДревАля, директора по продуктам компании «Нетология-групп». Компания провела исследование, в котором участвовало порядка 20 тысяч респондентов — школьников и их родителей. Наиболее любопытные из полученных данных докладчик представил собравшимся.

Максим Древаль: В-первых, подавляющее большинство школьников и родителей отметили, что ведущую роль в образовании в школе играет непосредственно учитель. При этом, родители почти все отмечают, что да, в школе готовят к экзаменам, но этих данных недостаточно, чтобы поступить в хороший вуз. Если говорить об основных проблемах, которые отмечают дети, они, на самом деле, вокруг одного крутятся. Не интересный предмет, мне не понятны объяснения учителя, отвлекают «более интересные вещи», то есть они не увлекаются тем, что там преподается. Видимо, не хватает харизмы преподавателя недостаточно интересные подходы, недостаточно увлечения. Родители при этом думают, что им не хватает мотивации. Что происходит в связи с этим? Практически все прибегают к дополнительному образованию. 74% детей ответили, что да, и 68% родителей детей. При этом всего лишь 46% детей сказали, что они иногда используют интернет для дополнительного обучения. И это мы говорим о digital-native поколении, которые с рождения с i-pad'ами и с i-pod'ами, они лишь иногда используют интернет. Ну родители там совсем, они в основном не смотрят в сторону интернета. При этом, что мы получаем? Все идут к репетиторам. А на репетиторском рынке inFOLIO Research Group провела исследование и пришло к выводу о том, что, смотрите: лишь 8% довольны, все остальные, сколько там получается, практически 70% не удовлетворены качеством репетиторских услуг. То есть, ситуация: им не хватает знаний в школе, они лишь чуть-чуть идут в интернет, пользуются репетиторским рынком и там тоже им все не нравится. Где они сидят в интернете? Ну, понятно, сидят вконтакте, в других соцсетях. Но что самое интересное, 44% школьников вообще больше нигде не потребляют информацию, кроме как из соцсетей. Понятно, к чему они привыкают, тратят на одну единицу информации не больше одной минуты.

Диктор: По мнению выступающего, выявленные проблемы можно решить, используя в обучении школьников новые технологии — тренажеры, тесты, видео-ролики, электронные учебники и целые онлайн-курсы. Все эти нововведения со временем приведут к тому, что образование вне сети интернет, или офф-лайн, перестанет быть востребованным, считает Максим.

Максим Древаль: Есть очень много проектов, тренажеры, тесты, много электронных учебников, различных видео, в большинстве случаев это просто оцифрованные версии. Ну, это сложно назвать обучением, это некий материал, который можно использовать в обучении. Гораздо меньше роликов на тему образования, это конечно, более интересно, более вовлекает, понятнее, этого практически нет. И качество здесь редко хорошее. Совсем ниша небольшая, когда мы переходим к занятиям по скайпу или через другие платформы. И совсем уже единицы, проекты — это онлайн курсы, и смешанное обучение. Что интересно, мы шли от занятий в аудиториях, потом было дистанционное обучение по почте, потом появился онлайн, мы начали заниматься онлайн, а потом мы вернулись и решили, что все-таки давайте добавим офф-лайн в онлайн и будет комбинированное обучение. Мое мнение — останутся две такие формы: и комбинированная и онлайн. Просто офф-лайн будет скорее всего отмирать со временем, потому что если ты не используешь технологии, которые позволяют тебе реально влиять на качество обучения, ты выпадаешь из рынка, ты не можешь конкурировать. Поэтому, как мне кажется, будет базовый подход к обучению в онлайне, потому что это будет массово, доступно, на высоком уровне. И ниша будет в виде комбинированного обучения, где на более высоком уровне ты можешь еще вербально общаться с конкретным преподавателем. Это, конечно, лучше, но это будет ниша, она будет дороже стоить.

Диктор: О тех новых информационно-технологических возможностях, которые открываются перед современным учеником, специалист рассказал подробнее. Он отметил, что новый подход позволит выстраивать индивидуальную траекторию обучения для каждого отдельно взятого студента.

Максим Древаль: Что дают технологии? С появлением возможности заниматься дистанционно мы разрушили границы. Теперь можно заниматься с преподавателем из любой точки мира. Это позволило нам привлекать лучших преподавателей к процессу обучения. При этом хочется заметить, что большинство проектов все-таки не выполняют эту вот опцию — находить лучших преподавателей, это реально возможно с технологиями. Но в больше проектов просто обычным студентов точно так же по скайпу подцепляют и зарабатывают на этом, дискредитируя сам подход, то есть, смысл теряется. Легкость масштабирования — что касается бизнеса. Онлайн уроки: собственно, есть два подхода — видео-контент и реал-тайм-контент, когда непосредственно общаешься с преподавателем в живую. Мы провели исследование, статистику за несколько лет. У нас просто есть и такой, и такой подход, в Фоксворде. У нас можно учиться в онлайне, общаясь с преподавателем, также ходя еженедельно на занятия, задавая ему вопросы, либо смотреть в записи эти же занятия. Они автоматически пишутся и ты можешь смотреть в записи. Так вот оказалось, что более половины, порядка 60% детей предпочитают сходить все-таки на онлайн — сходить в определенное время, в определенный день, и может быть, это не очень удобно, но они идут на онлайн. Они понимают, что это эффективнее, интереснее, хотя тоже самое в принципе, получат в записи. Только 38%, при чем часть из них в принципе не может, потому что в часовом поясе другом находится, вбирают запись. Мобильность. Понятно — мы пришли к тому, что образование теперь может быть доступно в любых устройствах, мобильных, планшетах и мы можем не отрываться от процесса. Тем самым опять же работать над увлечением учеников в процессе обучения. Big-Data – это интересный момент, куда бы мне хотелось, чтобы двигались технологии в развитии образования. Мы можем накапливать огромное количество данных, в процессе обучения детей — об их интересах, успеваемости, результатах, попытках и зная все эти данные, мы можем их анализировать и давать помимо, скажем, так модульной оценки, к которой все привыкли — в вузах, школах, давать оценку объективно. Говорить о том, как ты усвоил ту или иную тему, как ты продвинулся в освоении того или иного навыка. И тем самым давая качественный feedback, с которым можно потом что-то делать. Ты понимаешь, что вот здесь у тебя пробелы — ок, ты можешь пойти и подробнее изучить эту тему, или ты можешь перейти на связанную с этим тему, или можешь понизить уровень. А еще ты можешь делать это автоматически, мы можем уйти от понятия курсов, таких жестко определенных изначально, к понятию — огромного образовательного контента и навигации по нему. Фиксируя попытки ученика и понимая его результаты, мы можем дальше достраивать лекторий обучения, на ходу формировать для него курс. Это уводить нас от идеи — для чего образование. Изначально в период индустриализации мы построили вот эту вот махину, то, что сейчас, то, чем сейчас является образование, когда нам просто нужны были огромное количество кадров. И что мы получаем сейчас - был период, когда учились, потому что понимали, что это возможность получить работу и обеспечить себе лучшее будущее. Что мы имеем сейчас? Дети справедливо не верят в это. Они уже не верят, что гарантировано получат работу, хорошую работу, не верят, что жизнь обязательно станет лучше, можно и не учиться. Это не обязательно. Но это действительно так. И цель уже та не работает. Мне кажется, нужно идти к цели, когда образование служить инструментом выявлять и развивать способности. И как раз-таки тут технологии очень сильно помогают, потому что мы можем анализировать огромное количество данных и строить индивидуальные траектории для детей.

Диктор: В ответ на заявление докладчика о том, что офф-лайн обучение умрет, ведущая круглого стола Екатерина Рудых попросила всех собравшихся экспертов ответить на такой вопрос — смогут ли новые информационные системы вытеснить классическое образование. И первой отреагировала на своего рода провокацию Елена Ярославцева, кандидат философских наук.

Елена Ярославцева: Мне кажется, что подобная постановка вопроса, она хорошо нас сосредотачивает на проблеме, но мыслить такими категориями, что одно вытеснит другое, куда-то исчезнет, это ну скажем так, для аппетита, для затравки, у нас все равно будет выживать только то, что интегрирует друг друга, потому что живой педагог пользуется инструментами интерактивными. Если у него нету этого интерактивного инструмента, то значит, он тогда будет скажем так, педагогом в сельской школе, где он учит всех своим голосом. А фактически, если не будет живого педагога, а будут одни инструменты, смысл-то какой? Студент или школьник, он требует некоторой направленности и педагог направляет. Даже при самообучении педагог его учит, как брать материал, если педагога нет, одни инструменты, навалом будут валяться как игрушки под кроватью или в углу. Выживет, конечно, иначе просто не будет образования.

Диктор: Максим Древаль остался верен своей позиции и в качестве аргументации напомнил всем присутствующим про новый информационный сервис, правда, из другой области, но который оказался очень успешным.

Максим Древаль: Смотрите, во-первых, мы идем в сторону создания некой инфраструктуры, и уже предлагаем все наши наработки для школ, вузов, учебных центров, бизнеса — пожалуйста, используйте. Скорее всего, мы придем к тому, что мы создадим сервис о построении таких систем. В идеальном мире он будет бесплатным. Ну, я надеюсь, что так получится сделать. Вытесним ли мы рынок обычно очного обучения? Я бы вопрос не так ставил. Создавая проекты, типа нашего, мы поднимаем планку. Мы делаем необходимым меняться этим вузам, школам, центрам. Они будут вынуждены что-то изменить, чтобы остаться в рынке. Например, пока что, почему они пока могут этого не делать? Потому что мы, например, не выдаем аттестаты. И они пользуются тем, что могут оставаться такими, какие есть. Но мы будем выдавать аттестаты, если государство это не закроет, такую возможность. И меняться придется. Это как с такси произошло. Всегда мы заказывали такси по телефону, а потом появился Яндекс.такси, get-taxi, uber. И что произошло? Можно считать, что появился отдельный канал, или произошло вытеснение, но на самом деле, просто была поднята планка. Мы реально получили сервис на ином уровне. И то же самое будет в образовании происходить. Технологии дают такую возможность. Мы поднимаем планку.

Диктор: К дискуссии подключились слушатели из зала. Было даже высказано мнение, что новые технологии — это всего лишь инструмент в руках современного учителя. Мел, например, тоже инструмент. И талантливый педагог с помощью одного мела может увлечь класс и передать им знания. Были и другие соображения по теме, поступившие от участников форума.

Галина, слушатель в зале: Меня зовут Галина, Московский центр технологической модернизации образования, Департамент образования города Москвы. Такое небольшое замечание, что в общем-то, правильно говорили, что и преподаватели ничего не заменят и основное то, что у нас сейчас есть — это контент. А то, что мы говорим об электронных образовательных ресурсах и других доп.опциях — это только инструмент донесения информации, самое главное — это остается контент.

Диктор: Александр Сорокин представлял на форуме компанию IBM (ай-би-эм), он рассказал о будущем процесса обучения и показал образовательные продукты своей компании. В развернувшемся споре Сорокин напомнил всем собравшимся, что никакое из современных технологических новшеств так и не вытеснило обычную печатную книгу.

Александр Сорокин: Я бы хотел сейчас проиллюстрировать этот вопрос одной историей, за которой я много лет наблюдаю. Здесь вот постановка кто-кого также не правомерна, как когда кино появилось: вытеснит ли литературу, убьет ли ее, люди перестанут читать, никто не перестал читать книги, все тем не менее продолжают читать кино. А в чем интересный феномен, связанный с таким широким внедрением вычислительной техники в образовании, я бы хотел проиллюстрировать на примере Индии. В свое время, индусы отказались от подготовки того, что во всем мире называется softer-engineering — программистов, попросту говоря, в недрах университета. В широком смысле — отказались. При чем, это не было решение там правительства или еще чего-то. Оно просто само по себе развивалось. Вот как в Индии традиционно развивались разные школы йогов, так стали развиваться различные школы программистов. И эти школы создали то, что называется «феномен Бангалора». Это такая долина, которая вытеснила, сейчас вытесняет из бизнеса Силиконовую долину, в значительной степени. И там и число работающих программистов выше, чем в Соединенных штатах, и объемы вполне соизмеримые, там они выполняют заказы со всего мира. Вот если уже говорить об оценке — ну, оценка здесь разная может быть этого феномена. Очень зависит от субъективной точки зрения, вот я бы даже хотел сослаться на мнения экспертов, которых я спрашивал: а как вы оцениваете работу программистов Индии, которые вот таким вот странным способом готовят своих специалистов, таких довольно-таки хорошего качества. Они говорят: все-таки они кодировщики. Вот давайте не будем трогать никого другого, возьмем, сравним китайцев и индусов. Китайцы — не отказались от подготовки программистов в университете и у них не только университеты на этом выросли они и взрастили огромное количество очень изобретательных программистов, которые в общем-то являются авторитетами по всему миру. Что касается в Индии — это все-таки получилась такая немножко индустриально-кустарная фирма. Они делают хорошие программы, но делают это достаточно автоматизированными средствами и все. Поэтому, вопрос не в том, кто кого убьет, а в том, информационные технологии поражают огромное количество новых форм образования. Вот в скайпе вы можете найти огромное количество уроков, которые люди ведут просто на бытовые темы: как что сделать, отремонтировать что-то, собрать своими руками. Это очень массовые вещи. Вот скорее всего это вот нужно будет со временем учитывать, а не то, что школы погибнут под ударом... Отвечая на ваш вопрос, у нас у всех есть компьютеры, они примерно одинаковые. У нас у всех там стоит одинаковый офис. Это что убивает нашу индивидуальность? Нет, это позволяет нам лучше коммуницировать друг с другом.

Диктор: В завершении мероприятия один из слушателей решил уточнить у Елены Ярославцевой, что она имела ввиду, когда говорила в самом начале про дерево с аборигенами и землю, на которую им нужно будет однажды спуститься.

Елена Ярославцева: Мы сегодня рассматриваем своих детей, внуков, правнуков, мы все живем на этой земле — у кого-то наблюдение а детьми непосредственное, они живут все вместе, с разным опытом, историческим, гуманитарным, познавательным, общения. Мы видим, что многие дети сегодня, которые вот в метро едешь, смотришь — вот ребенок там все время родителя дергает: дай, дескать поиграть, и все время играет. Он уже исключен из коммуникации с этим же человеком родителем, который сидит с ним рядом. Он просто уже попадает в это пространство, оно его втягивает. Значит, у него вся интерактивная ситуация, мозговая, та, она включается. Ему нужно двигаться, он двигается сидя на диване, он активен. И в этом смысле мы теряем с ним коммуникацию. Земля — это та коммуникация, которая вокруг него, вокруг его жизни — вынос мусора, помыть посуду поставить. Все вот это вот, что он делает в реальности целиком всей системой как организмом, руками, слышит ушами, а непросто уткнулся в манипулятор, который как бы его заводит. В этом смысле, ситуация виртуальная, которую порождает, а мозг он откликается на это, порождает его собственное образное существование, там активность существует. Но абсолютно разбитая коммуникация, отсутствие ее с рядом находящимся людьми. Вот это земля. Окружающие люди ему не понятны, он остается изолированным, несмотря на то, что каждый день их видит. Он не вступает с ними в общение. Поэтому система получения образования, вписания в социум, она становится для него такой же актуальной, как сегодня проблема инклюзии, которая разрабатывается в обществе для инвалидов. А вот те дети, которые уже ползают по i-pad'ам, i-pod'ам, они что,больше социализированы получаются? Получается, нет. То есть, в принципе виртуальная ситуация, она не позволяет видеть социум в том виде, в каком он есть.

Диктор: В заключении Елена Ярославцева напомнила, что не только образование, но и родительское воспитание имеет значение в процессе развития ребенка из цифрового поколения. Напутствия ученого были обращены ко всем взрослым, кто окружает маленького человека в век высоких технологий.

Елена Ярославцева: У родителей есть как бы задача ему делать порционное пользование. И это правильно. Заслужил? 10 минут тебе интернета в подарок. И родители должны стоять на страже этого, сочетать его интеграцию, чтобы он не отрывался, не лез на дерево, потому что там хорошо. А родитель всегда ему туда протянет канатик с молочком, и он никогда не захочет работать, или захочет работать, чтобы его сидение на шее было как худшим, чем зарплата у какого-нибудь производителя. Вы думаете, он захочет когда-нибудь работать. Работать, так это ж работать. Поэтому надо понимать, что иждивенчество, оно может и в сети с сегодняшними инструментами очень хорошо произрастать. И психологические неадекватности к реальной нашей жизни могут установится у большого количества современных детей. Это проблема. И сегодня не только образование, но и родительское воспитание должны ориентировать ребенка на самостоятельность, а стоять ему придется не в виртуале, а на земле. Поэтому канал коммуникации, который должен делать взрослый человек — это соединять, сочетать очень продуктивные виртуальные возможности. И абсолютно не обходимые реальные для психофизиологического статуса. Потому что вся природа человека выросла из развития в природе, в реальной, а не в виртуальной. Поэтому вот взрослый как педагог, педагог в школе, как предметник, это единая как бы база. И конечно, без реального лица где есть рот, глаза, уши, которые тебе говорят, контакт устанавливают, никакого образования не получится. А узнаваемость человека, в виртуальном так сказать окошке она будет только после того, как он узнает его в реальности. А так это будет — ну, аватар, мало ли каких аватаров можно нарисовать. В этом смысле, вот мы сегодня стоим на этой грани. Только взрослые сегодняшние понимают, куда может стартануть ракета вот с этими аборигенами.

Диктор: Большой медиа-коммуникационных форум состоялся в Москве с 12 по 14 мая 2015 года. Соорганизаторами мероприятия выступили Российская ассоциация электронных коммуникаций и Экспоцентр. В течение 3 дней в 5 параллельных потоках шла работа конференций, круглых столов и других деловых мероприятий. Все это происходило при поддержке и в дни проведения одного из самых значительных проектов телекоммуникационной отрасли — выставки «Связь-Экспокомм-2015». По мнению организаторов события, форум призван стать главной ежегодной весенней конференционной площадкой для общения представителей отраслей: телеком, связь, программное обеспечение, интернет и медиа.

На этом второй выпуск программы «Время культуры» по итогам форума подошел к концу. До встречи в выставочном зале!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: