Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

среда / 28 июня 19.45 - Программа "Время культуры" посвящена 95-летию со дня смерти поэта Велимира Хлебникова.

Поэт Даниил Хармс

1315

Рассказ о Данииле Хармсе. Всем известно, что только откроешь книгу, в которой напечатаны стихи, как она заговорит голосом ее автора - поэта. Однажды вы перевернете первую страницу большой новой книги и услышите, как незнакомый голос скажет: «Приготовьтесь, вас ждут веселые чудеса». И начнется… Перед вами возникнут двое спорящих. Один будет говорить:


А вы знаете, что ПОД?

А вы знаете, что МО?

А вы знаете, что РЕМ?

Что под морем-океаном

Часовой стоит с ружьем?


Врун

- Вы знаете?

Вы знаете?

Вы знаете?

Вы знаете?

Ну конечно, знаете!

Ясно, что вы знаете!

Несомненно,

Несомненно,

Несомненно знаете!

- Нет! нет! нет! нет!

Мы не знаем ничего,

Не слыхали ничего,

Не слыхали, не видали

И не знаем

Ничего!

- А вы знаете, что У?

А вы знаете, что ПА?

А вы знаете, что ПЫ?

Что у папы моего

было сорок сыновей.

Было сорок здоровенных

И не двадцать

И не тридцать,

Ровно сорок сыновей!

- Ну! Ну! Ну! Ну!

Врёшь! Врёшь! Врёшь! Врёшь!

Ещё двадцать,

Ещё тридцать,

Ну, ещё туда-сюда,

А уж сорок,

Ровно сорок -

Это просто ерунда!

- А вы знаете, что СО?

А вы знаете, что БА?

А вы знаете, что КИ?

Что собаки-пустолайки

научилися летать?

Научились, точно птицы, –

Не как звери.

Не как рыбы, –

Точно ястребы летать!

- Ну! Ну! Ну! Ну!

Врёшь! Врёшь! Врёшь! Врёшь!

Ну, как звери,

Ну, как рыбы.

Ну, ещё туда-сюда,

А как ястребы,

Как птицы, -

Это просто ерунда!

- А вы знаете, что ДО?

А вы знаете, что НО?

А вы знаете, что СА?

Что до носа

Ни руками,

Ни ногами

Не достать,

Что до носа

Ни руками,

Ни ногами

Не доехать,

Не допрыгать,

Что до носа

Не достать!

- Ну! Ну! Ну! Ну!

Врёшь! Врёшь! Врёшь! Врёшь!

Ну, доехать,

Ну, допрыгать,

Ну, ещё туда-сюда,

А достать его руками -

Это -

Просто

Ерунда!

- Вы знаете?

Вы знаете?

Вы знаете?

Вы знаете?

Ну конечно, знаете!

Ясно, что вы знаете!

Несомненно,

Несомненно,

Несомненно знаете!

1930


Вы послушаете их и рассмеетесь, потому что, как ни серьезно первый что-то утверждает, а второй опровергает, вам станет ясно, что оба «мелют сущую чепуху». Историю, как Иван Топорышкин пошел на охоту, а за ним увязался его пудель, автор попросит прочесть скороговоркой, то есть быстро-быстро. Какая из игривого пуделя может получиться охотничья собака, очевидно каждому младенцу. И тут ещё предлагают всю историю протараторить, и выйдет, что Иван провалился бревном на болото, а пудель в реке перепрыгнул забор. Слова в строчках смешно перемешаются, перепутаются, и эта словесная акробатика доставит вам много-много радости.


Иван Топорышкин

Иван Топорышкин пошел на охоту,

с ним пудель пошел, перепрыгнув забор.

Иван, как бревно провалился в болото,

а пудель в реке утонул, как топор.

Иван Топорышкин пошел на охоту,

с ним пудель вприпрыжку пошел, как топор.

Иван повалился бревном на болото,

а пудель в реке перепрыгнул забор.

Иван Топорышкин пошел на охоту,

с ним пудель в реке провалился в забор.

Иван как бревно перепрыгнул болото,

а пудель вприпрыжку попал на топор.

Иван Топорышкин пошел на охоту,

с ним пудель пошел, перепрыгнув забор.

Иван, как бревно провалился в болото,

а пудель в реке утонул, как топор.

1928


Дальше автор начнет рассказывать, на первый взгляд, грустную историю про несчастную кошку, которая порезала лапу, но не успеете вы подумать об этой беде, как вмиг, на ваших глазах будет найден самый неожиданный и самый веселый выход из печального положения.


Удивительная кошка

Несчастная кошка порезала лапу,

Сидит и ни шагу не может ступить.

Скорей, чтобы вылечить кошкину лапу,

Воздушные шарики надо купить!

И сразу столпился народ на дороге,

Шумит, и кричит, и на кошку глядит.

А кошка отчасти идет по дороге.

Отчасти по воздуху плавно летит!

1938


И вот, не сходя с места, несчастная кошка превратится в кошку удивительную, снова смех, шутка, забава, и все легко, свободно, играючи, как полет воздушных шариков. Когда же автор примется рассказывать про обыкновенных Ваню и Леночку, вы можете заранее предвкушать, что из этого, наверняка, выйдет что-то веселое и необычайное. Допустим, Ваня захочет сочинить сказку, которая начинается так: «Жил был король»… Но Леночка, маленькая Леночка, представьте себе, уже знает эту сказку. «О чем же там говорится?» - спросит удивленный Ваня. И при вас, на ходу, Леночка сочинит ни одну сказку, над которой вы будете хохотать до упаду.


Сказка

– Вот, – сказал Ваня, кладя на стол тетрадку, – давай писать сказку.

– Давай, – сказала Леночка, садясь на стул.

Ваня взял карандаш и написал:

«Жил-был король...»

Тут Ваня задумался и поднял глаза к потолку. Леночка заглянула в тетрадку и прочла, что написал Ваня.

– Такая сказка уже есть, – сказала Леночка.

– А почем ты знаешь? – спросил Ваня.

– Знаю, потому что читала, – сказала Леночка.

– О чем же там говорится? – спросил Ваня.

– Ну, о том, как король пил чай с яблоками и вдруг подавился, а королева стала бить его по спине, чтобы кусок яблока выскочил из горла обратно. А король подумал, что королева дерется, и ударил ее стаканом по голове. Тут королева рассердилась и ударила короля тарелкой. А король ударил королеву миской. А королева ударила короля стулом. А король вскочил и ударил королеву столом. А королева повалила на короля буфет. Но король вылез из-под буфета и пустил в королеву короной. Тогда королева схватила короля за волосы и выбросила его в окошко. Но король влез обратно в комнату через другое окно, схватил королеву и запихал ее в печку. Но королева вылезла через трубу на крышу, потом спустилась по громоотводу в сад и через окно вернулась обратно в комнату. А король в это время растапливал печку, чтобы сжечь королеву. Королева подкралась сзади и толкнула короля. Король полетел в печку и там сгорел. Вот и вся сказка, – сказала Леночка.

– Очень глупая сказка, – сказал Ваня.– Я хотел написать совсем другую.

– Ну, пиши,– сказала Леночка.

Ваня взял карандаш и написал:

«Жил-был разбойник...»

– Подожди! – крикнула Леночка. – Такая сказка уже есть!

– Я не знал, – сказал Ваня.

– Ну, как же, – сказала Леночка, – разве ты не знаешь о том, как один разбойник, спасаясь от стражи, вскочил на лошадь, да с размаху перевалился на другую сторону и упал на землю. Разбойник выругался и опять вскочил на лошадь, но снова не рассчитал прыжка, перевалился на другую сторону и упал на землю. Разбойник поднялся, погрозил кулаком, прыгнул на лошадь и опять перемахнул через нее и полетел на землю. Тут разбойник выхватил из-за пояса пистолет, выстрелил из него в воздух и опять прыгнул на лошадь, но с такой силой, что опять перемахнул через нее и шлепнулся на землю. Тогда разбойник сорвал с головы шапку, растоптал ее ногами и опять прыгнул на лошадь, и опять перемахнул через нее, шлепнулся на землю и сломал себе ногу. А лошадь отошла в сторону. Разбойник, прихрамывая, подбежал к лошади и ударил ее кулаком по лбу. Лошадь убежала. В это время прискакали стражники, схватили разбойника и отвели его в тюрьму.

– Ну, значит, о разбойнике я писать не буду, – сказал Ваня.

– А о ком же будешь? – спросила Леночка.

– Я напишу сказку о кузнеце, – сказал Ваня.

Ваня написал:

«Жил-был кузнец...»

– Такая сказка тоже есть!– закричала Леночка.

– Ну? – сказал Ваня и положил карандаш.

– Как же, – сказала Леночка. – Жил-был кузнец. Вот однажды ковал он подкову и так взмахнул молотком, что молоток сорвался с рукоятки, вылетел в окно, убил четырех голубей, ударился о пожарную каланчу, отлетел в сторону, разбил окно в доме брандмейстера, пролетел над столом, за которым сидели сам брандмейстер и его жена, проломил стену в доме брандмейстера и вылетел на улицу. н опрокинул на землю фонарный столб, сшиб с ног мороженщика и стукнул по голове Карла Ивановича Шустерлинга, который на минуточку снял шляпу, чтобы проветрить свой затылок. Ударившись об голову Карла Ивановича Шустерлинга, молоток полетел обратно, опять сшиб с ног мороженщика, сбросил с крыши двух дерущихся котов, перевернул корову, убил четырех воробьев и опять влетел в кузницу, и прямо сел на свою рукоятку, которую кузнец продолжал еще держать в правой руке. Все это произошло так быстро, что кузнец ничего не заметил и продолжал дальше ковать подкову.

– Ну, значит, о кузнеце уже написана сказка, тогда я напишу сказку о себе самом,– сказал Ваня и написал:

«Жил-был мальчик Ваня...»

– Про Ваню тоже сказка есть,– сказала Леночка.– Жил-был мальчик Ваня, и вот однажды подошел он к...

– Подожди, – сказал Ваня, – я хотел написать сказку про самого себя.

– И про тебя уже сказка написана, – сказала Леночка.

– Не может быть! – сказал Ваня.

– А я тебе говорю, что написана, – сказала Леночка.

– Да где же написана? – удивился Ваня.

– А вот купи журнал «Чиж» номер семь и там ты прочтешь сказку про самого себя, – сказала Леночка.

Ваня купил «Чижа» N 7 за 1935год и прочитал вот эту самую сказку, которую только что прочитал ты.

1935


Впрочем, как люди уже не маленькие, вы прекрасно понимаете, что все стихи и сказки, которые собраны в той книжке, сочинила не какая-нибудь Леночка, а придумал человек, голосом которого говорит книга, поэт. Это он, как бы играя, сотворил из обыкновенных слов веселые чудеса. «Да он – настоящий фокусник!» - воскликните вы. «Как его зовут?» Сейчас я вам назову имя автора и попрошу его запомнить на всю жизнь. Даниил Хармс, так звали поэта. Вам он напомнил фокусника? Что ж, вы почти угадали. Когда Хармс был в добром расположении духа, рассказывает его знакомый - художник Борис Семенов, он, действительно, творил кое-какие чудеса. Например, с чисто профессиональной ловкостью показывал фокусы с шариками. Это были разноцветные мячики пинг-понга. Он сам их окрашивал анилином и покрывал даммарным лаком. Шарики летали и множились в его пальцах. Он их глотал, вынимал у вас из ушей. Только что было один шарик, а вот уже стало четыре, шесть. Но вдруг - мгновение, хлопок в ладоши, и снова в руках оставался один, единственный шарик, который оказывался крутым яйцом. Даниил Иванович, по-колумбовски с хрустом ставил его на стол, и, чтобы уж окончательно доказать, что это не шарик, облупливал его, а затем доставал из жилетного кармана пакетик с солью размером с аптекарский порошок и съедал яйца в один миг.


Иван Иваныч Самовар

Иван Иваныч Самовар

Был пузатый самовар,

Трехведёрный самовар.

В нем качался кипяток,

Пыхал паром кипяток,

Разъярённый кипяток;

Лился в чашку через кран,

Через дырку прямо в кран,

Прямо в чашку через кран.

Утром рано подошел,

К самовару подошел,

Дядя Петя подошел.

Дядя Петя говорит:

«Дай-ка выпью, говорит,

Выпью чаю», говорит.

К самовару подошла,

Тетя Катя подошла,

Со стаканом подошла.

Тетя Катя говорит:

«Я, конечно, говорит,

Выпью тоже», говорит.

Вот и дедушка пришел,

Очень старенький пришел,

В туфлях дедушка пришел.

Он зевнул и говорит:

«Выпить разве, говорит,

Чаю разве», говорит.

Вот и бабушка пришла,

Очень старая пришла,

Даже с палочкой пришла.

И подумав говорит:

«Что-ли, выпить, говорит,

Что-ли, чаю», говорит.

Вдруг девчонка прибежала,

К самовару прибежала –

Это внучка прибежала.

«Наливайте! – говорит,

Чашку чая, говорит,

Мне послаще», говорит.

Тут и Жучка прибежала,

С кошкой Муркой прибежала,

К самовару прибежала,

Чтоб им дали с молоком,

Кипяточку с молоком,

С кипяченым молоком.

Вдруг Сережа приходил,

Неумытый приходил,

Всех он позже приходил.

«Подавайте! – говорит,

Чашку чая, говорит,

Мне побольше», говорит.

Наклоняли, наклоняли,

Наклоняли самовар,

Но оттуда выбивался

Только пар, пар, пар.

Наклоняли самовар,

Будто шкап, шкап, шкап,

Но оттуда выходило

Только кап, кап, кап.

Самовар Иван Иваныч!

На столе Иван Иваныч!

Золотой Иван Иваныч!

Кипяточку не дает,

Опоздавшим не дает,

Лежебокам не дает.

1928


Однажды стихотворения Даниила Хармса его друзей, поэтов, которые тоже писали совсем необычные стихи, услышал Самуил Яковлевич. «Эти поэты – большие чудаки», – подумал Маршак. «А дети любят чудаков и чудные стихи». «Ах, если бы Даниил Хармс и его друзья могли сочинять стихи для детей». «Даниил Иванович, напишите что-нибудь для детей. У вас, мне кажется, должно выйти», - так, наверное, сказал Маршак молодому поэту Хармсу. И Даниил Иванович сказал: «Я попробую». Как раз в это время должен был открыться новый детский журнал «Еж». А детскому журналу очень нужны и хорошие стихи, и хорошие сказки, и хорошие рассказы. Однажды Даниил Иванович пришел в редакцию «Ежа», а редактор ему и говорит: «Даниил Иванович, мы хотим ближайший номер журнала посвятить самому высокому человеку на свете – великану и самому маленькому человеку на свете - карлику. Это ведь детям интересно?» «Интересно», - сказал Даниил Иванович. «Так вот не придумаете ли рассказ о карлике и великане, мы его с удовольствием напечатаем в журнале». «Хорошо, - сказал Даниил Иванович. – Я подумаю». И через некоторое время он принес в редакцию сказку, которая называлась «Во-первых и во-вторых». Редактор прочел ее и нахмурился. «Я вас просил написать рассказ, то есть правдивую историю. А вы написали сказку». «Да, это совершенно правдивая история, - сказал Даниила Иванович - хотя это и сказка». «Ну, ладно, - сказал редактор - мы напечатаем вашу сказку. Честно говоря, она мне нравится». И сказку «Во-первых и во-вторых» напечатали а «Еже».


«Во-первых и во-вторых»

ВО-ПЕРВЫХ, запел я песенку и пошел.

ВО-ВТОРЫХ, подходит ко мне Петька и говорит: «Я с тобой пойду». И мы оба пошли, напевая песенки.

В-ТРЕТЬИХ, идем мы и смотрим - стоит на дороге человек, ростом с ведерко.

«Ты кто такой?» - спросили мы его.- «Я самый маленький человек в мире».- «Пойдем с нами».- «Пойдем».

Пошли мы дальше, но маленький человек не может за нами угнаться. Бегом бежит, а все-таки отстает. Тогда мы его взяли за руки. Петька за правую, я за левую. Маленький человек повис у нас на руках, едва ногами земли касается. Пошли мы так дальше. Идем все трое и песенки насвистываем.

В-ЧЕТВЕРТЫХ, идем мы и смотрим - лежит возле дороги человек, голову на пенек положил, а сам такой длины, что не видать, где ноги кончаются. Подошли мы к нему поближе, а он как вскочит на ноги, да как стукнет кулаком по пеньку, так пенек в землю и ушел. А длинный человек посмотрел вокруг, увидел нас и говорит: «Вы, - говорит, - кто такие, что мой сон потревожили?» -

«Мы, - говорим мы, - веселые ребята. Хочешь, с нами пойдем?» - «Хорошо»,- говорит длинный человек да как шагнет сразу метров на двадцать. «Эй,- кричит ему маленький человек.- Обожди нас немного!» Схватили мы маленького человека и побежали к длинному. «Нет, - говорим мы, - так нельзя, ты маленькими шагами ходи».

Пошел длинный человек маленькими шагами, да что толку? Десять шагов сделает и из вида пропадет. «Тогда,- говорим мы,- пусть маленький человек тебе на плечо сядет, а нас ты под мышки возьми». Посадил длинный человек маленького себе на плечо, а нас под мышки взял и пошел. «Тебе удобно?» -

говорю я Петьке. «Удобно, а тебе?» - «Мне тоже удобно»,- говорю я. И засвистели мы веселые песенки. И длинный человек идет и песенки насвистывает, и маленький человек у него на плече сидит и тоже свистит-заливается.

В-ПЯТЫХ, идем мы и смотрим - стоит поперек нашего пути осел.

Обрадовались мы и решили на осле ехать. Первым попробовал длинный человек.

Перекинул он ногу через осла, а осел ему ниже колена приходится. Только хотел длинный человек на осла сесть, а осел взял да и пошел, и длинный человек со всего размаху на землю сел. Попробовали мы маленького человека на осла посадить. Но только осел несколько шагов сделал - маленький человек не удержался и свалился на землю. Потом встал и говорит: «Пусть длинный человек меня опять на плече понесет, а ты с Петькой на осле поезжай». Сели мы, как маленький человек сказал, и поехали. И всем хорошо. И все мы песни насвистываем.

В-ШЕСТЫХ, приехали мы к большому озеру. Глядим, у берега лодка стоит.

«Что ж, поедем на лодке?» - говорит Петька. Я с Петькой хорошо в лодке уселся, а вот длинного человека с трудом усадили. Согнулся он весь, сжался, коленки к самому подбородку поднял.

Маленький человек где-то под скамейкой сел, а вот ослу места-то и не осталось. Если бы еще длинного человека в лодку не сажать, тогда можно было бы и осла посадить. А вдвоем не помещаются. «Вот что,- говорит маленький человек,- ты, длинный, вброд иди, а мы осла в лодку посадим и поедем».

Посадили мы осла в лодку, а длинный человек вброд пошел, да еще нашу лодку на веревочке потащил. Осел сидит, пошевельнуться боится - верно, первый раз в лодку попал. А остальным хорошо. Едем мы по озеру, песни свистим. Длинный человек тащит нашу лодку и тоже песни поет.

В-СЕДЬМЫХ, вышли мы на другой берег, смотрим - стоит автомобиль. «Что ж это такое может быть?» - говорит длинный человек.- «Что это?» - говорит маленький человек.- «Это,- говорю я,- автомобиль».- «Это машина, на которой мы сейчас и поедем,- говорит Петька. Стали мы в автомобиле рассаживаться. Я и Петька у руля сели, маленького человека спереди на фонарь посадили, а вот длинного человека, осла и лодку никак в автомобиле не разместить. Положили мы лодку в автомобиль, в лодку осла поставили - и все бы хорошо, да длинному человеку места нет. Посадили мы в автомобиль осла и длинного человека - лодку некуда поставить.

Мы совсем растерялись, не знали, что и делать, да маленький человек совет подал: «Пусть, - говорит,- длинный человек в автомобиль сядет, а осла к себе на колени положит, а лодку руками над головой поднимет». Посадили мы длинного человека в автомобиль, на колени к нему осла положили, а в руки дали лодку держать. «Не тяжело?» - спросил его маленький человек. - «Нет, ничего»,- говорит длинный. Я пустил мотор в ход, и мы поехали. Всем хорошо, только маленькому человеку впереди на фонаре сидеть неудобно, кувыркает его от тряски, как ваньку-встаньку. А остальным ничего. Едем мы и песни насвистываем.

В-ВОСЬМЫХ, приехали мы в какой-то город. Поехали по улицам. На нас народ смотрит, пальцами показывает: «Это что,- говорит,- в автомобиле дубина какая сидит, себе на колени осла посадил и лодку руками над головой держит. Ха! ха! ха! А впереди-то какой на фонаре сидит. Ростом с ведерко!

Вон его как от тряски-то кувыркает! Ха! ха! ха!» А мы подьехали прямо к гостинице, лодку на землю положили, автомобиль поставили под навес, осла к дереву привязали и зовем хозяина. Вышел к нам хозяин и говорит: «Что вам угодно?» - «Да вот,- говорим мы ему,- переночевать нельзя ли у вас?» -

«Можно», - говорит хозяин и повел нас в комнату с четырьмя кроватями. Я и Петька легли, а вот длинному человеку и маленькому никак не лечь. Длинному все кровати коротки, а маленькому не на что голову положить. Подушка выше его самого, и он мог только стоя к подушке прислониться. Но так как мы все очень устали, то легли кое-как и заснули. Длинный человек просто на полу лег, а маленький на подушку весь залез, да так и заснул.

В-ДЕВЯТЫХ, проснулись мы утром и решили дальше путь продолжать. Тут вдруг маленький человек и говорит: «Знаете что? Довольно нам с этой лодкой и автомобилем таскаться. Пойдемте лучше пешком».- «Пешком я не пойду,-

сказал длинный человек,- пешком скоро устанешь».- «Это ты-то, такая детина, устанешь?» - засмеялся маленький человек.- «Конечно, устану, - сказал длинный,- вот бы мне какую-нибудь лошадь по себе найти». - «Какая же тебе лошадь годится? - вмешался Петька.- Тебе не лошадь, а слона нужно».-

«Ну, здесь-то слона не достанешь, - сказал я, - здесь не Африка». Только это я сказал, вдруг слышим на улице лай, шум и крики. Посмотрели в окно, глядим - ведут по улице слона, а за ним народ валит. У самых слоновьих ног бежит маленькая собачонка и лает во всю мочь, а слон идет спокойно, ни на кого внимания не обращает. «Вот,- говорит маленький человек длинному,- вот тебе и слон как раз. Садись и поезжай». - «А ты на собачку садись. Как раз по твоему росту»,- сказал длинный человек. - «Верно,- говорю я,- длинный на слоне поедет, маленький на собачке, а я с Петькой на осле». И побежали мы на улицу.

В-ДЕСЯТЫХ, выбежали мы на улицу. Я с Петькой на осла сел, маленький человек у ворот остался, а длинный за слоном побежал. Добежал он до слона, вскочил на него и к нам повернул. А собачка от слона не отстает, лает и тоже к нам бежит. Только до ворот добежала, тут маленький человек наловчился и прыгнул на собаку. Так мы все и поехали. Впереди длинный человек на слоне, за ним я с Петькой на осле, а сзади маленький человек на собачке. И всем нам хорошо, и все мы песенки насвистываем.

Выехали мы из города и поехали, а куда приехали и что с нами там приключилось, об этом мы вам в следующий раз расскажем.

1928



Борис Семенов и другие очевидцы вспоминают, как превосходно читал Даниила Хармса свои стихи, когда выступал перед детьми. Например, стихотворение «Как папа застрелил мне хорька». Он выходил на сцену, а зал шумел. И Хармс одним ему доступным умением буквально завораживал детей. «После этого, -рассказывает писательница Нина Гернет, - он мог делать с детьми абсолютно все, что ему хотелось. Они пошли бы за ним даже в огонь и воду». Однажды, после его выступления в пионерском лагере, где довольно долго потом нужно было идти к станции, все его слушатели встали и пошли за ним, как за Гамельнским Крысоловом, до самого поезда, и стояли, и смотрели вслед, как он уезжает.


Тигр на улице

Я долго думал, откуда

на улице взялся тигр.

Думал-думал,

Думал-думал,

Думал-думал,

Думал-думал.

В это время ветер дунул,

И я забыл, о чем я думал.

Так я и не знаю, откуда

на улице взялся тигр.

1936


По многу раз, как чудеса, которые хочется увидеть снова и снова, вы будете открывать на одних и тех же страницах книги Даниила Хармса, перечитывая его стихи и сказки. Да, чему ж тут удивляться? Даниил Хармс – классик нашей детской литературы. И по признанию таких авторитетов, как Корней Чуковский, Самуил Маршак и Сергей Михалков, свойства его поэзии также необходимы для нормального роста ребенка, как витамины в пище.


44 веселых чижа

(Д. Хармс, С. Маршак)

Жили в квартире

Сорок четыре,

Сорок четыре веселых чижа:

Чиж - судомойка,

Чиж - поломойка,

Чиж - огородник,

Чиж - водовоз,

Чиж - за кухарку,

Чиж - на посылках,

Чиж - за хозяйку,

Чиж - трубочист.

Печку топили,

Кашу варили

Сорок четыре веселых чижа:

Чиж - с поварешкой,

Чиж - с кочережкой,

Чиж - с коромыслом,

Чиж - с решетом,

Чиж накрывает,

Чиж созывает,

Чиж разливает,

Чиж раздает.

Кончив работу,

Шли на охоту

Сорок четыре

Веселых чижа:

Чиж на медведя,

Чиж на лисицу,

Чиж на тетерку,

Чиж на ежа,

Чиж на индюшку,

Чиж на кукушку,

Чиж на лягушку,

Чиж на ужа.

Кончив работу,

Брались за ноты

Сорок четыре веселых чижа.

Дружно играли:

Чиж - на рояле,

Чиж - на цимбале,

Чиж - на трубе,

Чиж - на тромбоне,

Чиж - на гармони,

Чиж - на гребенке,

Чиж - на губе!

Ездили всем домом

К зябликам знакомым

Сорок четыре

Веселых чижа:

Чиж на трамвае,

Чиж на моторе,

Чиж на телеге,

Чиж на возу,

Чиж в таратайке,

Чиж на запятках,

Чиж на оглобле,

Чиж на дуге!

Спать захотели,

Стелют постели

Сорок четыре веселых чижа:

Чиж - на кровати,

Чиж - на диване,

Чиж - на корзине,

Чиж - на скамье,

Чиж - на коробке,

Чиж - на катушке,

Чиж - на бумажке,

Чиж - на полу.

Чиж - трити-тити,

Чиж - тирли-тирли,

Чиж - дили-дили,

Чиж - ти-ти-ти,

Чиж - тики-тики,

Чиж - тики-рики,

Чиж - тюти-люти,

Чиж - тю-тю-тю!



Став постарше, вы узнаете, что Хармс писал не только для детей. Все большее любопытство и восхищение у взрослых вызывает его не детское творчество - стихи, рассказы, драматические очерки, пьеса «Елизавета Бам». Словом, Даниил Иванович Хармс любим и обожающими юмор детьми, и остроумными взрослыми. Вот почему одни из лучших комедийных актеров – Рина Зеленая, Ростислав Плятт, Зиновий Гердт, Сергей Юрский, Николай Литвинов и Анатолий Папанов сошлись вместе, чтобы прочесть его стихи и сказки и попеть на его слова песни Бориса Савельева.


Игра

Бегал Петька по дороге,

по дороге,

по панели,

бегал Петька

по панели

и кричал он:

«Га-ра-рар!

Я теперь уже не Петька,

разойдитесь!

разойдитесь!

Я теперь уже не Петька,

я теперь автомобиль».

А за Петькой бегал Васька

по дороге,

по панели,

бегал Васька

по панели

и кричал он:

«Ду-ду-ду!

Я теперь уже не Васька,

сторонитесь!

сторонитесь!

Я теперь уже не Васька,

я почтовый пароход».

А за Васькой бегал Мишка

по дороге,

по панели,

бегал Мишка

по панели

и кричал он:

«Жу-жу-жу!

Я теперь уже не Мишка,

берегитесь!

берегитесь!

Я теперь уже не Мишка,

быстрокрылый самолет».

Шла корова по дороге,

по дороге,

по панели,

шла корова

по панели

и мычала:

«Му-му-му!»

Настоящая корова

с настоящими

рогами

шла навстречу по дороге,

всю дорогу заняла.

«Эй, корова,

ты, корова,

не ходи сюда, корова,

не ходи ты по дороге,

не ходи ты по пути».

«Берегитесь!» - крикнул Мишка.

«Сторонитесь!» - крикнул Васька.

«Разойдитесь!» - крикнул Петька -

и корова отошла.

Добежали,

добежали

до скамейки

у ворот

пароход

с автомобилем

быстрокрылый самолет,

самолет

с автомобилем

и почтовый пароход.

Петька прыгнул на скамейку,

Васька прыгнул на скамейку,

Мишка прыгнул на скамейку,

на скамейку у ворот.

«Я приехал!» - крикнул Петька.

«Стал на якорь!» - крикнул Васька.

«Сел на землю!» - крикнул Мишка,-

и уселись отдохнуть.

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: