Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

воскресенье / 26 марта 19.45 - В программе "Время культуры" интервью с художником Александром Дашевским на тему «Картина после живописи»

Выставка «Древний Китай: ритуал и музыка»

2877

Выставка «Древний Китай: ритуал и музыка», проходящей в #Музее изобразительных искусств имени Пушкина, буквально, проводит зрителя сквозь века, так как освещает очень большой период в мировой истории. Это период основания государственности в Китае, начиная с XVII и заканчивая III веком до нашей эры. Заявленная тема выставки: ритуал, музыка, бронза, лаки, да и сам Китай, как таковой это предмет подробного и кропотливого изучения. Поэтому, чтобы с максимальной пользой провести время специалисты рекомендуют изучать за одно посещение лишь небольшие фрагменты экспозиции. Осмотреть всю выставку за одно посещение едва ли представляется возможным, поскольку даже профессиональные экскурсоводы и искусствоведы, будучи весьма подготовленными, делают это не менее чем за 4 часа.

О том, чем примечательна нынешняя экспозиция, рассказывает куратор-хранитель данной выставки, сотрудник пушкинского музея Кира Александровна Вязовикина.


Кира Александровна Вязовикина: В чём состоит особенность этой выставки? Во-первых, все экспонаты, которые представлены на ней, взяты из раскопок разного времени, практически начиная с 50-х годов. Это 60-е, 70-е. Самые последние находки 2002, 2006 года, тоже присутствуют на нашей выставке. То есть, можно сказать, что китайские коллеги сделали всё, чтобы представить нам не просто материал, который мы знаем или не знаем, но материал достаточно свежий. Последний! Вполне возможно, что результаты раскопок 2002 или 2006 года далеко не всем специалистам известны, а мы с вами имеем возможность это посмотреть. Безусловно, это надо ценить!


RADIO BLAGO: Далее Кира Александровна упомянула о второй особенности вернисажа:


Кира Александровна Вязовикина: Речь идёт о том, что большинство бронзовых памятников у нас экспонируется без витрин. С точки зрения музейного хранения это ситуация абсолютно исключительная. Мы к этому не привыкли. Что это даёт? Это даёт удивительное, абсолютно неповторимое видение материала. Ты подходишь и вдруг видишь, что бронза по цвету, по фактуре, по каким-то другим элементам (ну, и не только бронза, другие предметы, скажем, лаки, которые у нас выставлены) совсем не такая. И вот здесь начинается настоящее перерождение. Как будто ты имеешь возможность , если уж не трогать их (Этого мы с вами делать не будем!), но, тем не менее, мы смотрим на них вот так. А ведь вещи очень древние – обратите на это, пожалуйста, внимание. Колпаками мы отметили не только сохранность вещи, а её исключительную значимость. Понято, что в отдельных колпаках (и эти вещи мы с вами тоже посмотрим) стоят настоящие шедевры и это сделано для того, чтобы как-то выделить их для вас. Поэтому наша выставка уникальна с разных точек зрения.

Она (выставка – прим. ИК), как мне кажется, имеет не просто чисто художественный и музейный интерес. Потому что у нас давно не было китайских выставок, мы совсем ничего не знаем о древнекитайском искусстве, и уж совершенно не представляем себе вещи из раскопок. Практически не представляем, если этим специально не занимаемся. Речь идёт ещё о том, что выставка сочетает в себе различные научные проблемы и по существу не только вам, но и специалистам здесь есть на что посмотреть, есть, что для себя открыть.


RADIO BLAGO: Как специалист, давно занимающий древнекитайской историей, Вязовикина отмечает, Например, так называемая проблема Царства Чу. Речь идёт о том, что на территории Древнего Китая формируются определённые зоны, где рождается основание цивилизации. По представлениям учёных, такой очаг цивилизации был один и находился в районе реки Хуанхэ. Но, оказывается, это лишь часть правды. Все памятники, которые мы видим на этой выставке, относятся к региону реки Янцзы и, значит, для специалистов сегодня открывается совершенно иная область наблюдения и исследований. Мы открываем для себя южные и юго-восточные районы Китая, а это абсолютно новое слово в науке. На новой территории (именно там в годы XII-XI веков до н.э. формируется Царство Чу) мы обнаруживаем новые особенности культуры, характерные именно для этого региона, которые доселе не были изучены не только российскими или европейскими, но и китайскими учёными.

Кира Александровна взяла на себя смелость не показывать так называемый «Белый зал», где собраны все наиболее значимые шедевры выставки, относящиеся к теме музыки, но предложила нашему вниманию ту часть экспозиции, которую, по её мнению, совершенно незаслуженно упускают из вида. Она заранее выделила небольшой фрагмент для того, чтобы, пусть и в общих чертах, обратить внимание на особенности культуры Древнего Китая. Речь шла только о древнекитайской бронзе. Свою задачу Вязовикина видит в том, чтобы показать: интересное, важное и сакральное содержится и в не совсем выразительных на первый взгляд экспонатах. С точки зрения специалиста, да и для самой истории все экспонаты выставки одинаково значимы и важны.


Кира Александровна Вязовикина: Мы с вами должны определить: в какой степени те или иные предметы и участвовали в ритуальных процессах. Что именно этот ритуал представлял собой и какую функцию эти сосуды выполняли? Большинство из сосудов, представленных здесь, предназначено для ритуальных жертвоприношений в эпоху Шан. Причём, это было характерно как для Севера, связанного с рекой Хуанхэ, так и для южных районов Янцзы и культуры Чу. Как конкретно происходили эти жертвоприношения, сказать всегда очень трудно. Самое трудное в науке – реконструировать ритуал. Все манипуляции, речитативы, танцы, музыку воспроизвести практически невозможно. Но одно можно сказать наверняка – это был ритуал поклонения духам предков, их почитания. Это был основной ритуал шанского времени на любой территории Древнего Китая. Это означает, что все они мыслили своих предков первопредками и иногда представляли их не в облике людей, но в облике животных.

И тут встаёт ещё одна проблема религиозных верований. Считается, что в эпоху Шан таковыми были анимистические и тотемистические верования. То есть представления о том, что народ, племя происходят от конкретного животного, а иногда и не от одного. Поэтому не случайно в орнаментах и формах сосудов, представленных на выставке, мы можем улавливать явно выраженное зооморфное начало и вот оно, действительно, связано с почитанием духов предков.


RADIO BLAGO: Одним из самых ярких и эффектных ритуалов, который имел огромное значение погребальный ритуал. Как раз в этот момент, недавно живший человек становился предком и требовал к себе соответствующего отношения, выражаемого в данном ритуале. И погребение имело совершенно особый историко-культурный и мистически-религиозный статус в жизни древних китайцев. Соответственно, все сосуды, которые представлены на выставке, использовались для хранения, приготовления и потребления ритуальной пищи.

На выставке представлено очень много древних, абсолютно эффектных живописных музыкальных инструментов, но поскольку темой рассказа Киры Александровны не являлась музыка, то она уделила этому совсем немного внимания зрителей:


Кира Александровна Вязовикина: И ещё одна очень важная вещь: Какой бы регион Древнего мира вы не взяли, или даже современные архаические народы Африки, Австралии. Никогда и нигде никакой ритуал не осуществляется без музыки, пения или ритуальной декламации. Без жеста, без драматургии. Ритуал – это всегда синтез искусств. А звук исключительно важен для любой ритуальной ситуации. Ритм – это основа ритуального действия. Здесь я опираюсь на мнение известных религиоведов, не просто историков. Дело в том, что упорядоченный Космос, обладает своим особым ритмом. Наша жизнь существует в определённом ритме. Поэтому отбивание такта, ритма – это сопровождение ритуала первичной мелодией.


RADIO BLAGO: Подробно экскурсовод остановилась и на значении в древнекитайской культуре культа гор:


Кира Александровна Вязовикина: Древнекитайский культ гор, который тоже имеет очень древнее происхождение. Китайцы верили, что все эти духи предков, а впоследствии и все покойные, включая правителей, уходят в горы. Поэтому горы, сопки и пригорки они почитали, как места появления и ухода предков. И, как правило, именно на этих местах у них образовывались некие ритуальные центры, в которые не просто можно было индивидуально прийти, помолиться или принести жертву, но и, скажем, каким-то образом стимулировать собственное плодородие. Женщины, например, часто прибегали к посещению таких объектов, чтобы продолжить род. Об этом очень хорошо написано и в древних текстах, и в исследованиях по этому поводу.


RADIO BLAGO: Один из самых интересных экспонатов на выставке – сосуд типа Дзунь. Предназначен он для хранения вина и напитков. Вазой, по мнению учёных, подобные предметы называть некорректно. Это древнекитайские ритуальные бронзовые сосуды. Самими китайцами эти ёмкости мыслились как живые существа. Они относились к ним с большим почтением.

Надписи, которые мы видим на некоторых из этих сосудов, словно исходят от них самих, что лишний раз доказывает, что сосуд для древних китайцев – живой и обладает своим особым характером. Сосуды были в древности не просто культовыми объектами, но медиаторами, которые связывали между собой мир людей и мир духов. Остаётся только представить, какой ценностью они обладали. Это не просто предмет, который можно использовать в качестве посуды. Это драгоценный объект, вполне возможно даже совершавший, по мнению древних, чудеса.

Особое понимание, как экспонатам, так и древней культуре в целом придаёт символизм орнамента, который можно встретить на изделиях древних мастеров.


Кира Александровна Вязовикина: Любой сосуд шанского времени, и более позднего джоуского времени – это свод знаний о мире и иначе воспринимать их нельзя. Это не просто сосуды для красоты. Орнаменты, нанесённые на них, эти представления о мире реализуют в орнаментальной форме, в форме самого сосуда.

У китайцев, ещё со времён неолита, сформировались уникальные понятия о Земле и Небе. И чаще всего они представляли в искусстве эти два понятия. Это две антологические базовые формы - квадрат, символизирующий Землю и круг, символизирующий Небо. То есть, промаркированы две сферы обитания - людей и духов . И это представление о Небе и Земле, как неразрывно связанных между собой категориях укореняется у китайцев навсегда. Чуть позже на сосудах начнут появляться и изображения людей, находящихся между кругом и квадратом, что носит глубокий философ подтекст.

В дальнейшем именно круг и квадрат будут представлять космическое неделимое целое. Эти древнейшие антологические формы заложены в искусстве вообще. Во всех сосудах именно эти формы квадрата или круга преобладают. При этом не стоит смущаться, если сосуд не имеет чёткой круглой или прямоугольной формы. Достаточно, если орнамент сосуда ориентирован на четыре стороны Света. Это - тот же квадрат и нужно понимать всю символическую сложность воплощения таких художественных форм.

Одним из центральных орнаментов является орнамент Лэйвэнь, что в переводе означает «узор грома». Согласно древнейшим представлениям узор грома, как раз, является соединением форм круга и квадрата. Присмотревшись, можно увидеть квадрат, завёрнутый в спираль. Это синкретизм сознания, проявляющийся в орнаментальных характеристиках этих сосудов. Лэйвэнь передаёт идею соединения Земли и Неба через дождь, гром. Абсолютный символический божественный акт, дающий жизнь всему Космосу. Этот орнамент мы чаще всего можем наблюдать в качестве фона всего, что происходит в жизни и ритуале. Этих форм не может быть много, но они имеют исключительное значение.


RADIO BLAGO: Вторым орнаментом, о котором рассказывала специалист, стала так называемая маска Таоте. Она связана с мотивами поедания, объедания и опивания. Её можно узнать по огромным выпученным глазам. Чётко угадывается переносица, свирепо раздувающиеся ноздри и стилизованная оскаленная пасть. Весь образ, как правило, увенчан крутыми рогами. Многие учёные считают, что Таоте это образ предка. Не сразу понятно: то ли это человеческий, то ли зооморфный облик. И если присмотреться и подумать, то можно узнать в этой маске символические признаки многих тотемных животных. То есть, это живой (как мы помним, китайцы одушевляли свои сосуды) образ предка и персонажа ритуала, которого и задабривают суеверные древние китайцы. По их мнению, маска Таоте могла, как насылать страшные бедствия и катастрофы, так и защищать от таковых. То есть выполняла в ритуалах амбивалентные функции.

И, наконец, третий орнамент, который можно узнать по глазу и расположенному в профиль туловищу, символизирует дракона эпохи Шан.


Кира Александровна Вязовикина: Согласно мифологии это дракон Куй. Он тоже был тотемным символом, которого одновременно боялись и почитали китайцы. Этот мифологический персонаж мог как насылать на людей бедствия, так и посылать дождь. И вот эта связь земного животного с Небом через дождь здесь вполне очевидна.

Итак, эти три стандартные орнаментальные формы сочетаются практически в каждом сосуде. Со временем они становятся необыкновенно красивыми и тогда у сосуда «вырастают» лапы и хвосты или уши, на которых он стоят.


RADIO BLAGO: В Китае в качестве тотемных животных были известны тигр, медведь, черепаха, улитка, тапир, слон, носорог. А вот, например, змея вряд ли могла быть тотемным символом, так как она является более универсальным символом и гораздо древнее, чем сам тотемизм. Змея упоминается ещё до появления какой-либо религиозной системы. В представлении древних людей змея может всё. Смена кожи змеёй в мифологическом сознании связана с абсолютным бессмертием. Древние люди очень внимательно наблюдали за окружающей природой и все особенности флоры и фауны фиксировались в их мифах, и, так или иначе, находили отражения в орнаменте.

На этих сосудах эти художественные формы находятся в своём начальном воплощении. Уже позже эти мотивы обретут в искусстве необыкновенные красивейшие комбинации и изящное воплощение. Но то-то и ценно, что в этих начальных формах, которые и демонстрируются сейчас на выставке в Пушкинском музее, зрители могут увидеть то традиционное, что будет характерно для древнекитайского искусства.

Во времена Чжоу другие племена и народы отвоёвывают земли принадлежащие империи Шан. Но это противостояние не носит фатального характера. Небольшие кровопролитные столкновения были, скорее, исключением. Чжоу приносят свою культуру на новые земли и одновременно наследуют ту, которая уже присутствовала у шанцев. В том числе и готовую схему ритуалов, музыку, изображения на сосудах. Но чжоузцы значительным образом переработали их. Они открыли для себя внутреннее содержание ритуала, его этическую сторону. Обнаружили в нём некое идеальное начало. Шанцы были нацелены на расточительность и предметно пытались ублажать своих первопредков. Они были готовы сделать это даже жертвой собственной жизни.

Но вот что оказывается другим по сравнению ними у народов эпохи Чжоу :


Кира Александровна Вязовикина: Эти отказались от экстатической расточительности ритуалов шанцев и выработали свою собственную душевно-духовную структуру ритуала. Для неё характерны идеи предстояния перед Небом, божеством или предками. По сути, ритуалы почитания предков, погребальные церемонии сохранились теми же. Но особенности и внутренние свойства ритуальных действий теперь изменились. Для древних чжоузцев основным характерным носителем сакрального начала становится не первопредок в виде маски Таоте, а некое Великое Небо. Для них именно оно становится имперсональным божественным началом, не имеющим конкретного человеческого или зооморфного облика. Для китайцев и теперь небо остаётся всевидящим. А символом неба становится нефритовый диск Би.

В верованиях Чжоу акценты были расставлены по другому, поэтому и культура с тех пор пошла совершенно другим путём. В Китае, как и во многих других регионах мира, сохранились предания о Великом Потопе. Очевидно, что китайцы пережили его, так же как и все остальные. В этой связи в древнекитайских мифах существует предание об их первопредке по имени Юй Великий, графемой которого, кстати, была рыба. После Потопа Юя выбрал главой очищенного и космически спасённого Китая. Он разделил страну на девять уделов и в честь этого события отлил девять треножников типа Дин. Дин несёт в своей основе символику силы, могущества, порядка (в том числе и ритуального). Речь идёт об особой универсальной типологии, которая связана с новой концепцией царской власти, единства и целостности . Кстати, с тех пор число девять становится одним из сакральных для китайцев.


RADIO BLAGO: Организаторы не стали располагать экспонаты выставки в хронологическом порядке. Располагая предметы, они, скорее руководствовались тематикой или формой. Особое внимание хотелось бы обратить на один из самых масштабных экспонатов. Это большой (сюда вполне могла бы поместиться целая корова) котёл, который один из учёных на пресс-конференции удивительно точно назвал Царь-котлом. Здесь он выступает в образе силы, государственности и величия. Это предметы, которые по аналогии с нашими Царь-пушкой и Царь-колоколом, могли никогда не использоваться по назначению и выглядят символами, хотя и вполне могли применяться при ритуальных действиях. Этот котёл был найден в погребении, что красноречиво говорит о статусе лица погребённого рядом.

Очень интересным оказался экспонат, на котором были представлены образы слонов. Эти образы не только образуют орнамент, но и участвуют в образовании формы самого сосуда. Четыре головы с четырьмя хоботами являются ножками предмета. Переплетения хоботов фиксируют наше внимание не только на центре котла, но и акцентируют внимание на его содержимом. Орнамент всегда подразумевает суть предмета и того, что находится внутри.

Документально и археологически подтверждено, что в эпоху Чжоу слоны на Юго-Востоке Китая водились, но в силу климатических и, возможно, экологических изменений их популяция со временем сошла на нет. Экологические изменения были вызваны массовой вырубкой лесов для создания на их месте рисовых полей. В результате, экосистемы рушились также, как и в наше время. Отечественный учёный Эдуард Залманович Кульпин установил, что первой половине первого века до н.э. слоны ушли с этих мест южнее. Представляется абсолютно невозможным, чтобы в то время изображения случайных животных попадали на ритуальные сосуды. Вполне вероятно, что слон был тотемным символом или обладал какой-либо ещё важной и не до конца понятной нам символикой.


RADIO BLAGO: В заключении экскурсии Вязовикина отметила:


Кира Александровна Вязовикина: Я абсолютно убеждена, что до определённого времени нельзя говорить строго и ритуальных и повседневных предметах. Я считаю, что в любом повседневном ритуале можно обнаружить сакральное, как оно, собственно, во все древние периоды человеческой жизни и было. Потому что сама жизнь воспринималась как ритуал, и как чудо, так как она абсолютно чётко вписывалась в пространство космических ритмов. Человек тогда жил иными приоритетами, нежели мы сейчас.


RADIO BLAGO: После мероприятия Кира Александровна с удовольствием отвечала на вопросы. Вот что, например, она ответила на вопрос: «Почему древние обладали иным и более развитым в отличие чувством эстетики?»


Кира Александровна Вязовикина: Знаете, у меня на этот счёт есть своё мнение. Оно может вам не понравится, не подойти, может немножко смутить. Я вслед за многими исследователями, к тому же ещё и верующими людьми, например, считаю, что действительно, в мире существует понятие энтропии. Мир был целостным и единым не сейчас, а именно тогда, когда он вышел из рук Творца. И поэтому всё, что с нами сейчас происходит, не взирая ни на какие нано технологии - это процесс утери информации, знаний о мире и многого-многого другого. Понимаете, это я говорю о каких-то генеральных процессах, которые с моей точки зрения как исследователя, характерны не только для Древнего Китая.

Я абсолютно уверена, что они обладали этими технологиями. Я не могу сказать откуда, но это уж точно не с другой планеты. Это категорически неправильно! Человек был создан настолько великим, да он таким и остаётся. Мы с вами великие, мы с вами бессмертные! Просто мы с вами об этом не знаем. А у них был этот первичный дар, они были ближе к акту Творения и связаны с божественным началом. В принципе, это нужно воспринимать не буквально, а опосредовано. Смысл в том, что им было дано гораздо больше, чем остальным, и то, что им было дано, они использовали гораздо активнее.


RADIO BLAGO: Остаётся добавить, что выставка «Древний Китай: ритуал и музыка», проводится в Музее изобразительных искусств имени Пушкина до 10 апреля. Спешите прикоснуться к истории и мудрости Древнего Китая!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: