Время культуры
Время культуры

меню

Фестиваль «ДАДА» - ГЦСИ

4735

Фестиваль «ДАДА». Сегодня наша программа будет посвящена #дадаизму. В этому году исполняется 100 лет с момента основания одного из самых революционных и радикальных направлений в искусстве.


Государственный центр современного искусства в Москве решил отпраздновать юбилей с размахом и посвятил этому течению бунтарей целый фестиваль. В течение 10 дней в #ГЦСИ будут проходить лекции, перфомансы, концерты и, конечно, большая выставка всемирно знаменитых дадаистов и их последователей. Кстати, сегодня уже третий день фестиваля, а что ждет зрителей на будущей неделе, рассказала нам один из кураторов проекта Анастасия Козаченко.


Анастасия Козаченко: В понедельник, это будет 13-е число, у нас будет концерт «Solo.operator», такой Александр Сереченко. Он выступает сейчас очень много и в Доме. Он играет на духовом инструменте и с помощью лупера, специального оборудования, записывает, а потом накладывает. То есть солист один, а получается очень много звуков, потому что накладывается один на другой. Очень любопытно, тоже будет здорово.

14 июня у нас будет лекция Владимира Мартынова и Кети Чухров. Владимира Мартынова тоже все знают, это композитор, философ, замечательные книги пишет. Кети Чухров – чудесная философ, и у них будет такой философский разговор о музыкальных тропах, что это такое, о дадаизме, об истории музыки, это будет скорее диалог даже, а не лекция. Но это будет довольно сильно, то есть я имею ввиду, что придется хорошенько подумать и воспринимать этот диалог, эту лекцию.

15 июня у нас состоится тоже лекция. Дудаков-Кашуро — это чудесный преподаватель, доктор искусствоведения, преподавал в РУДН, РГГУ, МГУ. И он занимается в основном дадаизмом. Он писал книги и не раз выступал тоже вместе с Петром Айду, они сделали такую выставку шумовую в Политехе, когда еще был открыт. Очень интересно. И он будет читать лекцию про ДАДАлогию. Как ДАДА воспринимались в разные времена, начиная с того времени до сегодняшнего дня, как это актуально, не актуально. Очень хороший человек, в принципе, очень любопытно слушать, невероятно! Заслушиваешься все время. Был моим преподавателем какое-то время, так что я его очень люблю. И очень советую всем туда пойти. И потом после него будет концерт Ивана Соколова, такой пианист у нас замечательный. Он будет играть свои произведения тоже в духе ДАДА. Так что можно будет и послушать, и поотдыхать немножко. И подумать, и послушать.

16 июня у нас при поддержке наших партнеров World Chess пройдет сеанс одновременной игры в шахматы. Такой есть гроссмейстер Борис Грачев. Он будет играть одновременно на 10 столах с современными художниками. Мы пригласим современных художников, пока у нас нет полного списка, кто это будет. И на основе партии Марселя Дюшана, будет разыграна партия. Но, в принципе, каждый зритель, который придет в этот вечер (когда уже современные художники проиграют, или, может быть, гроссмейстер проиграет, мы посмотрим), может тоже подойти и попробовать свои силы. Действительно, тема шахмат очень интересна и очень актуальна в системе ДАДА. На выставке она тоже периодически прослеживается. Здесь есть несколько объектов, связанных с этими шахматами.

17 числа у нас будет концерт. Современный молодой композитор Никита Спиридонов и его группа «u/n multitude» (если я не ошибаюсь, хотя это по факту безымянная группа, в ней постоянно меняются участники). У них будет концерт «Абсцентная музыка». Они используют какие-то мотивы Эрика Сати и сверху на него накладывают тоже различные стратегии. Музыка написана Никитой Спиридоновым. И люди будут исполнять, это будут какие-то движения. Не только инструментальная история.

18 июня у нас будет джазовый вечер. Это будет Алексей Круглов и его круглый бэнд, так называемый. Будут играть на саксофоне и на барабанах, очень любопытно, очень здорово.

И завершается у нас все 19 июня, у нас выступают студенты из Школы-студии МХАТ. Они будут играть пьесу «Янко Круль Албанский» Ильи Зданевича. Она уже игралась один раз в Пушкинском музее, когда проходила выставка совсем недавно. Будет очень любопытно, здорово. Вот здесь они повторят это. И действительно, Илья Зданевич – это наш дадаист, наш футурист, наш отечественный. Вот такая у нас параллельная программа. Каждый день у нас проходит кураторская экскурсия с #Виталием Пацюковым, со мной. Мы будем рассказывать о выставке, что это такое. С чем едят дадаизм, как нужно существовать в нем, насколько он актуален. Каждый день в 18.30.


RadioBlago: После такого развернутого и интересного приглашения, наш корреспондент, конечно, не удержался и решил уточнить «С чем же все-таки едят дадаизм».


Анастасия Козаченко: Наверное, с тем, что происходит вокруг нас, это же реакция на войну. В первую очередь, у них была реакция на Первую мировую. У нас сейчас тоже не самая простая ситуация в мире, и на людей это влияет. И каждый раз, переворачивая всю структуру, как Марсель Дюшан в 1917 году взял писсуар, его перевернул и сказал, что это фонтан. Он перевернул всю эстетику, изменив значение слова, изменив значение объекта. И этим, в принципе, занимается (замечательная работа) группа “MEDIAMEAD”, специальный аппарат, называется «Аватар ДАДА». Туда кладешь объект, он фотографирует его, соответственно мозг этого аппарата, определяет, что это за объект. Он может ошибиться, а может согласиться – действительно, что это телефон, а может подумать, что это мусор. И потом он ищет в интернете какие-то новости, связанные с этим словом. Таким образом, тоже деструктурируется сам объект и все понятие. И действительно, сегодня, когда у нас все происходит в интернете, все находится в мировой сети, мы иногда теряем смысл, что это такое. Так что ДАДА существует и сегодня, и это подтверждает наша параллельная программа и все художники, которые будут выступать.


RadioBlago: Как упомянула куратор, движение ДАДА возникло в период Первой мировой войны. В швейцарском Цюрихе, в «Кабаре Вальтер» собрались молодые художники, поэты, писатели, музыканты, философы и решили дать художественный ответ тому абсурду и ужасу, которые творились в военном мире.

Центральное событие фестиваля ДАДА — выставка в ГЦСИ. На ней представлены работы европейских и отечественных художников-дадаистов, а также современных авторов, разделяющих их идеи. По этому принципу можно разделить экспозицию на три части. В первом блоке вы увидите произведения Марсэля Дюшана, Джона Кейджа, Ханса Рихтера, Тристана Тцара, Макса Эрнста, Йозефа Бойса.

Во втором разделе — наши отечественные футуристы, которые испытывали влияние ДАДА: Игорь Терентьев, Илья Зданевич, Казимир Малевич, Александр Родченко, Владимир Маяковский.

И в третьем блоке показаны работы авторов нашего времени. Среди них уже признанные классики Андрей Монастырский, Дмитрий Пригов, Владислав Мамышев-Монро и современные художники Сергей Катран, Леонид Тишков, Ирина Нахова, Герман Виноградов, Алла Урбан и другие. Подробнее о каждом блоке рассказал куратор фестиваля, известный искусствовед Виталий Пацюков.


Виталий Пацюков: Основные три слоя, связанные фактически со всей культурой ХХ столетия. Потому что, в принципе, ДАДА, действительно, проходит через культуру ХХ столетия, где возникают проблемы вольности души, непреднамеренности, импровизации, свободы творческого жеста. Все, что пронизывает культуру, искусство, человеческое поведение. Вот это освобождение духовного состояния человека и вход в иные измерения. И по этим трем принципам мы и строим наш проект. И одновременно эти принципы как бы смешиваются у нас. Они соединяются, мы разрушаем жанровые границы, разрушаем исторические границы. Хотя можно проследить определенную связь и между этими историческими слоями.

И вот начинается наш проект с некой хронологии, с немых фильмов ДАДА, фильмов, которые формировали как раз принцип случайности и принцип одновременно такой свободной структуры произведений и свободной структуры, которая рождалась в рамках кинематографа. И одновременно мы видим исторические даты. Появление в 1913-м году велосипедного колеса, первого реди-мейдного предмета Марселя Дюшана. 1916-й год – это время создание самого «Кабаре Вальтер». 1917-й год – знаменитый фонтан Дюшана. 1923-й год – появление работ Манре, уже в такой объективной форме. 1952-й год – это 4'33, когда нам предлагают вслушаться в реальный мир и не заниматься производством культуры, а находиться в естестве собственного состояния. И 1960-й год, условный год, когда Ив Кляйн объявляет о возможности полета, что человеческое тело обладает возможностью полета без инструментальных всяких подпорок.


RadioBlago: По словам Виталия Пацюкова, в стратегии ДАДА заложены принципы шахматной игры — свободная образность мысли, парадоксы творческого поведения и непредсказуемость.


Виталий Пацюков: И если возвратиться снова к этому первому историческому слою, то он построен, действительно, на оригиналах нашего замечательного коллекционера Бориса Михайловича Фридмана, одного из самых крупных коллекционеров в мире, потому что я знаю, что и музей Мон Бернар также пользовался его коллекцией. И вот центральная часть в этой коллекции – это Алфавит Манре. Алфавит, который может в какой-то степени, как ни странно, пересекается с работами Маршака и Лебедева, нашими знаменитыми детскими книжками, когда мы видим образ опущенного зонтика или якоря, видим соответствие французского слова этим образам, это якорь и зонтик. И хотя ДАДА строился, казалось бы, на парадоксе, могло быть несоответствие образа и слова, текста, и именно на этом зазоре могло строиться все это, вся эта культура. А здесь как раз текст, слово подтверждает этот образ. Но, подтверждая образ, он уничтожает функциональные качества этого предмета. И этот зонтик становится не просто зонтиком, а неким волшебным зонтиком, который способен нам осуществить полет. Или якорь, который наоборот нас не приземляет, не создает форму гравитации, а наоборот, соединяет нас со стихией. И этот якорь, стихия воды, стихия воздуха объединяется в единое целое.

Рядом же там мы можем наблюдать знаменитые работы Дюшана, его роттеры, когда с помощью простых бумажных тарелок возникает движение, возникает новое пространство, возникает проблема регулярности изменений, эволюций всех изменений, и прекрасная женщина спускается по лестнице. И удивительно, что тут же у нас появляется Маяковский со знаменитой его поэмой «Про это», где Родченко с помощью фотомонтажа, хотя этот фотомонтаж определил как раз элементы, несмотря на то, что здесь есть еще и структурное сознание, все равно элементы случайности, элементы парадокса, где эта поэма рассказывает о личной любви Маяковского. Для него это было очень знаменательное время, 1922-й год. Начало 23-го года, когда он расстается с Лилей Брик, пишет эту поэму, описывает всю историю своей любви. И описывает те сложные состояния возлюбленного, где он теряет свою любовь, где женщина уходит от него к другому, другому человеку. В то же время он начинает обдумывать себя, свой мир, свое место в культуре, свое место в истории. И вот этот принцип случайных элементов, коллажный принцип, соединение реальности, таких реди-мейдных реальностей, вырезок из газет, из фотографий, из журналов создает этот сложный, многослойный образ переживаний человека, который теряет свою возлюбленную.


RadioBlago: К 100-летнему юбилею и фестивалю ДАДА Государственный центр современного искусства подготовил выпуск газеты в стилистике дадаизма. На ее страницах можно найти много интересного — исторические факты, биографические справки, стихи, расписание фестиваля. А кроме того — кроссворд, колонку объявлений, анекдоты, ноты, откровения и сны художников и кураторов.

На выставке тесно переплетены нынешнее время и история. Рядом с фотомонтажом Александра Родченко на стене цитата Владимира Маяковского к Василию Чекрыгину: «Что ты, Вася, все время ангелов рисуешь? Ты бы муху нарисовал!». И в воздухе под лампой как раз жужжит муха. Это визуально-акустическая инсталляция современного художника Владимира Смоляра.


Виталий Пацюков: Тут же пересечение у нас возникает, удивительное пересечение с новым искусством. Вот я вспоминаю знаменитый образ мухи, где как раз эта муха стала одной из форм, о которых размышлял Маяковский, когда писал поэму «Про это», он думал о Достоевском. Он думал «про это» - это маленькое высказывание именно Достоевского в «Преступлении и наказании». Про что? Про это. Достоевский набрал курсивом эти два слова «про это». Так вот «Про это», а Маяковский очень любил Достоевского, а у Достоевского есть такой замечательный образ, что муха видела преступление Раскольникова. Вот образ мухи проходит через Средневековую культуру, в культуре Авангарда появляется. И вот летает муха Владимира Смоляра, бьется вокруг лампочки и создает какую-то новую пространственную ситуацию. И мы еще используем знаменитую фразу Маяковского, обращенную к Чекрыгину, первому оформителю его творчества, первый человек, который был его первым иллюстратором книги «Я», когда он еще учился в училище живописи, ваяния и зодчества. Почему он обращается к теме ангела? Хотя муха тоже может быть высоким состоянием. И это как раз те годы, когда Муха-цокотуха появляется у Корнея Чуйковского, вообще легендарный образ мухи и в десткой литературе. Муха сегодня – это некий летательный аппарат, который может взлетать вертикально. И муха — это естественные взаимоотношения с гравитацией. Муха — это, действительно, образ самого банального, казалось бы, существа, и одновременно обращенного к каким-то возвышенным состояниям.


RadioBlago: На входе в зал посетителей встречает цитата одного из основателей движения румынского поэта Тристана Тцара: «ДАДА — психология, ДАДА — литература, да и вы, уважаемые поэты — вы тоже ДАДА». Так и просится продолжить фразу, уже обращаясь к зрителям, «и вы тоже ДАДА».


Виталий Пацюков: Вот этот слой связи авангардной культуры с традиционной, классической авангардной культурой, современным искусством проходит дальше через всю нашу выставку. Мы можем видеть реплику Вика Мюниса, знаменитого американского художника, фотографа, который фотографирует совокупность объектов и придает им принцип коллажа, принцип набора конструктивных инструментов, создает текст изображения, когда можно складывать какие-то образы из элементов уже заготовленных для этого, специально подготовленных. И вот образ «про это», образ обложки Маяковского возникает просто из самых каких-то элементарных вещей, которые создают как будто в случайном порядке, создают великое искусство. Когда комбинаторика позволяет наш сегодняшний мир формировать, как нам бы хотелось бы. Возможность изменения общества из самых простых элементов на основании совсем простых действий, то, чем занимаются сейчас дети. Дети как раз способны из конструктора создать какие-то любопытные объекты и конструкции и здесь абсолютно свободное творческое состояние ребенка открывает нам новые возможности не только самого мышления. Но возможности каких-то этических принципов, демократических форм наших общественных структур. Формировать какие-то новые и реальные одновременно позиции.

Рядом со мной еще проходит тема Кейджа, который связывает как раз классический авангард с современной культурой. Его знаменитые партитуры 4'33, когда в 1952 году музыкант просто открыл крышку рояля и просидел 4 минуты с этой открытой крышкой. И звуки, которые слышали люди, это были звуки ветерка, ерзание на стуле, собственное дыхание. И вот это собственное дыхание, жизнь природы, связь человека с природой, стало действительно новым звучанием реальности. Когда Кейдж позволил инструментом стать самой реальности и задал нам новую позицию отношений ко всему. Это бережное отношение к тому, в чем мы существуем. Не изменение этой реальности, а просто вслушивание и просто очень аккуратное отношение с тем, что мы имеем, высокая ценность того, что нас окружает.


RadioBlago: Как рассказала нам Анастасия Козаченко, одни художники прямо называли себя последователями дадаистов, как, например, Андрей Монастырский. Другие используют приемы дада, чтобы еще полнее выразить себя.


Анастасия Козаченко: У нас на выставке есть, я бы не сказала, что их очень много, но тот же Никита Спиридонов, его перфоманс «Повор против Веберна». Абсолютно дадаистическая история. Это видео-документация перфоманса. Очень любопытно. Там, где композитор играет на фортепиано, а другой человек, попав, так называемый, чистит картошку, морковку и все ошметки он сбрасывает в фортепиано, таким образом заглушая все вот эти моторчики, клавиши. И потом композитор просто больше не может играть. Потому что уже нет возможности. И это современное поколение, безусловно.

Сергей Катран, например. Тоже у нас здесь есть «Тостофон», ты можешь подойти, сказать тост, и специальный объект за тебя будет чокаться. Это очень любопытно. И еще один вальер работы, она состоит из желтков и белков яиц и маленького Вальтера, который там плавает. Тоже воссоздание нового пространства, в котором мы существуем, возможно.

Группа “mediamead” - это новые, молодые художники, МишМаш, конечно. У нас здесь их так много! Примерно 60 и иногда я забываю, кто у нас есть. Это вот уже наше новое поколение, которое хочет, думает об этих стратегиях и, действительно, существует в них.


RadioBlago: В упомянутой газете к столетию дадаизма есть вступительная статья художественного руководителя Государственного центра современного искусства Леонида Бажанова. Текст написан в соответствующей стилистике, и пересказывать его целиком мы не будем. Но все же одну цитату приведем.

«ДАДА привнесло в художественную культуру боль рефлексии, драйв, который тогда же был зафиксирован термином «джаз», ответственность безответственности и множество художественных решений, которые по сей день эксплуатируют мастера культуры. ДАДА вбросило в пространство интеллектуальных размышлений и культурного быта столько острых вопросов, что до сих пор ответы на них не сформулированы, а добропорядочные обыватели и сегодня готовы оскорбляться интэнциями дадаистов».


Виталий Пацюков: Далее мы можем посмотреть объекты любопытные, когда технология становится также искусством. Вот здесь такая свето-кинестическая конструкция Аллы Урбан, где такая ракетная установка высотой примерно 3 метра собрана по принципу плетения, фольклора, по принципу соединения простых элементов механики. Она называется Sky перекресток, небесный перекресток, который связывает землю с небом. И здесь движется внутри свето-кинетический лифт. Где свет является принадлежностью уже инструментальных форм, технологических форм. Свет не природный, искусственный свет, но это свет сегодня становится формой природы. Свет, который нам позволяет жить. С помощью электрической лампочки уже ночью. Где ночь для нас перестает быть принципом ограничения, каким-то запретом нашего бытия. Ночь становится днем и не только сном, но и бодрствованием.


RadioBlago: Если продолжить нашу прогулку по выставке дадаистов — в конце зала на большом экране транслируется запись перфоманса Микеланджело Пистолетто. На видео 2013 года мы видим, как мужчина при помощи большой кувалды разбивает зеркала вокруг себя. Суть происходящего объяснил Виталий Пацюков.


Виталий Пацюков: Так же удивительно, это Венецианская биеннале, павильон Италии, 2013-й год. Когда куратор, создавший проект с помощью замечательного художника Микеланджело Пистолетто. Пистолетто работает с зеркалами, где на зеркала наклеиваются силуэты людей и силуэты каких-то друзей самого героя, самого художника. И отражаясь в этом зеркале, мы все отражаемся, в этот момент мы соединяемся с самим художником, через зеркальное пространство мы начинаем чувствовать объединение. Одновременно это некая иллюзия, где искусство становится иллюзией. Куратор этой выставки говорит, что это иллюзия, что это минус, нужно вернуться в подлинную реальность. Он берет и разрушает с помощью молота эти зеркала, как бы разрушая искусство, но, разрушая искусство, он дает ему новый вектор, новое изменение. Он говорит, что искусство должно войти в жизнь. И он разрушает то, что мнимое, что создает иллюзорные принципы, а жизнь вот она сама как данность, она хороша своей чувственностью, своей непосредственностью. И человек должен участвовать в жизни и пытаться изменить вот эту иллюзию. Не просто иллюзию оправдать, а создать ту реальность, которая будет выше иллюзии. И вот он совершает такой странный поступок, разрушает выставочный проект. Но и выставочный проект переходит другие границы, границы уже нашего высокого существования, в некое состояние, которое даже превыше искусства. Как когда-то сказал Пастернак: «Когда строку диктует чувство, Оно на сцену шлет раба, И тут кончается искусство, И дышат почва и судьба». Вот здесь кончается искусство и дышит почва и судьба. Вот «почва и судьба» становится фактором этой кураторской акции.


RadioBlago: Все объекты и инсталляции, видео перфомансы, графика, фотографии, даже пустые партитуры Джона Кейджа сопровождаются высказываниями и цитатами. Вот, к примеру, на одной из конструкций нас встречают слова композитора: «И если есть правила, то кто их устанавливает, я спрашиваю?». О том, что же хотели сказать своими художественными жестами дадаисты, объяснил нам Виталий Пацюков.


Виталий Пацюков: Это, с одной стороны, свидетельство парадокса, в котором мы находимся, а с другой стороны, это некая возможность к объединению. Неслучайно, что ДАДА – это не было каким-то национальным движением. Это интернациональное движение, когда собрались румыны, словени, русские, грузины, немцы, туда потом присоединились испанцы, французы, это крупное интернациональное движение, как выход за пределы вот этих каких-то детерминированных программ. Выход за пределы инструкции, за пределы ограничений, выйти за пределы тех законов, которые создают, утверждают, казалось бы, единственность ситуации, это конфликт. Прийти к новому согласию, преодолеть конфликт, внутри общества, внутри истории. И соединить культуру с поведением человека, выйти на проблемы поведения. И выйти на проблему объекта или создания нового предмета искусства, на проблему эстетического и даже выше чем эстетического поведения, творческого поведения человека. Создание новой этики, нового согласия, новой какой-то логики. А логика строилась на мифологии, что сначала надо было прийти к детскому сознанию, к первоначалам языка, первоначалам образа, как ребенок, который начинает складывать первые слова. Что старые слова, которые пытались утвердить, а новые слова – это как новые слова Хлебникова, это в России или итальянский футуризм. Надо было отказаться от прежних составлений слов, которые базировались на боли, на тревогах, на войне, на формах социальной угнетенности. А создать слова освобождения, фразы освобождения. Вот это освобождение человека от законов унижения, попробовать создать новую мифологию, то есть начать жить сначала или жизнь с конца. То, что существует Новый Завет. Часто это напоминало проповеди, даже идеи Христа в этом были и звучали. Когда Человек пришел в мир обновить его, создать новую этику, которая должна базироваться на принципах достоинства человека.


RadioBlago: По словам организаторов, выставка не только дает представление о культуре дадаизма и ее последователях, но и погружает зрителей в мир случайности, непредсказуемости, раскрывая основной смысловой фокус течения ДАДА – естественное, свободное поведение человека как противовес рациональным нормативам.


Виталий Пацюков: Это борьба против денег, против империалистических утверждений, против империалистического монолога, чтобы выйти на диалогическое сознание, сознание, которое связано с общением между людьми, на интернациональные связи. И одновременно, конечно, здесь присутствует карнавальное сознание, которое позволяет нам поменять верх и низ местами, где верх становится уже тяжелым, идеологическим и полностью коммерциализированным. Попробовать снять власть денег, власть политики, а снова вернуться к каким-то естественным состояниям, с которыми связан ребенок. Дело все в том, что мы находимся в рамках большой цивилизации, в рамках большой культуры, вокруг нас уже такая плотность культуры невероятная, мы живем уже фактически в сфере дизайна культуры, нам приходится эту культуру деконструировать, рассматривать то, что внутри. Как ребенок, который берет новую игрушку и пытается ее разломать, посмотреть, что там внутри. Вот это состояние внутреннего погружения в пространство. Мы погружаемся не в само пространство, в культурное пространство, мы пытаемся выйти из принадлежности к культуре, но культуре, которая стала материей, разорвать эту материю и выйти снова на какие-то естественные человеческие связи. Вот здесь отказ сегодня от культуры становится не консервативным, не реакционным, а от культуры, которая заслоняет мир. Снова вернуться, преодолевая поверхность культуры, выйти к какой-то реальности, но используя культурные элементы. Потому что там ситуация была, они были не против культуры, они были против социума, против политики, а сегодня еще связано с культурой очень много, потому что культура в такой коммерциализированной форме, культура рынка становится поверхностью, которая преграждает нам нашу оптику, наш взгляд, наш жест в сторону естественных природных ценностей.


RadioBlago: По всей видимости, в честь 100-летия дадаизма Европейская биеннале современного искусства «Манифеста 11» в этом году проходит в Цюрихе. Куратор события художник Кристиан Янковски предложил довольно острую для мировой банковской столицы тему: «Что люди делают за деньги».

По словам Виталия Пацюкова, борьба с властью денег — была одной из основных тем творчества дадаистов. И это можно проследить на выставке в Москве.


Виталий Пацюков: Перформанс — это освобождение, да, перфоманс – это выход за границы как раз материальной культуры, обнаружение собственных телесных возможностей, возможностей нашего интеллекта, нашей нравственности. Но выход в пространство, где тело становится волновым состоянием, не автоматизированное, не дискретное, не отделенное от мира, а наоборот, общение как процессуальный характер, когда мы становимся волной, энергией, которая способна обойти весь мир за какие-то непонятные доли секунды, хотя это так же вот некая утопия. Но именно утопия рождает новую нравственность.


RadioBlago: Завершая нашу экскурсию и возвращаясь ко входу, замечаем, что экспозиция начинается с еще одного скрытого обращения к посетителям. В центре конструкции прямо перед глазами вошедших встает цитата Тристана Тцара, написанная им в 1916 году. «Картины создают зрители».


Виталий Пацюков: Зрители сегодня подключены к такому сферическому слою реальности. Вокруг нашей планеты существуют не только вот эти измерения, связанные со стихиями, с каким-то космологическими формами, но еще есть интеллектуальные формы. И вот эти интеллектуальные формы становятся очень важными сегодня, мы подключаемся к какому-то новому разуму, гуманитарному разуму. И подключаются к этому разуму именно зрители, теряется зрительская форма, и зритель становится сам автором и начинает создавать искусство. Это искусство рождается с помощью человеческого сознания. Человеческое сознание освобождаясь через принципы ДАДА, дает возможность нам войти вот в этот мир, обрести с ним согласие. И когда произношу, например, сейчас, находясь здесь, имя любого художника, и вы тут же увидите сами это произведение. Я произношу слово Ван Гог – и вы увидите башмаки Ван Гога, вы увидите его пейзажи, не обязательно рисовать эту картину. Просто ваше сознание уже подключено к этой культурной памяти, вы выходите на уровень общения. И то, что нам сегодня предлагают компьютерные сети, но только на уровне сети нашего сознания, на уровне технологии, на уровне освобождения нашей самой мысли, на уровне свободы нашей мысли, независимости нашей мысли, на ее демократичности и опять повторю, на идеи согласия. ДАДА — это все-таки идея согласия, но совершенно на новом уровне, на уровне парадокса, на уровне поиска равновесия, на уровне отсутствия равновесия. Объявление о жизни в условиях невозможности существования жизни. Преодолеть все драмы, все катастрофы и выйти на тот уровень, где можно достичь согласия, но изменяя вот эти все директивные, конструктивные формы, рожденные властью денег.


RadioBlago: Немецкий поэт и драматург Хуго Балль сто лет назад рассуждал о том, что именно означает словосочетание «дада». По его мнению, оно взято из словаря и на каждом языке имеет свое значение. Поэтому писатель назвал дада — интернациональным словом.


Анастасия Козаченко: Есть много теорий, почему дадаизм называется дадаизмом, одна из самых известных, дада — это лошадка, маленькая деревянная лошадка, на которой катаюся детишки, по-французски это говорится dada. И есть легенда, что Тристан Тцара, Марсель Дюшан и все те начинатели дадаизма просто открыли словарь и выбрали первое попавшееся слово, поэтому откуда наверное мы узнаем на лекции Дудакова-Кашуро, он об этом нам расскажет, о разных теориях. Приходите и узнаете. DADA существует везде как дада, и мы уже все здесь говорим «Дада», отвечая друг другу по телефону. Так что, ДАДА!


RadioBlago: Фестиваль ДАДА и выставка дадаистов продлится 10 дней до 19 июня включительно. Все события будут проходить в Государственном центре современного искусства по адресу: Москва, улица Зоологическая, 13, строение 2. Метро Баррикадная или Краснопресненская. Расписание мероприятий можно посмотреть на сайте музея. А все выпуски нашей программы ждут вас на сайте радио Благо: www.radioblago.ru На этом наша программа подошла к концу! До встречи в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: