Время культуры
Время культуры

меню

Фестнаив-2017 открылся в ММОМА

1084

Здравствуйте, дорогие радиослушатели! В эфире программа “Время культуры”.

"Московский музей современного искусства совместно с Музеем русского лубка и наивного искусства представляют два выставочных проекта, тематически объединенные творчеством наивистов: «НАИВ...НО» и «Сотворение мира».

Проект «НАИВ... НО» уже в своем названии содержит заявку на расширение границ восприятия наива, на преодоление стереотипов, связанных с его фольклорным характером. Кураторы намеренно представляют признанных мастеров XX и XXI века в едином пространстве с художниками, наивно увидевшими мир, чтобы подчеркнуть общность их сюжетных мотивов, стилистик и тематических пластов.

Проект «СОТВОРЕНИЕ МИРА» – это название пятого московского международного фестиваля «Фестнаив».

«Фестнаив» — центральное и наиболее масштабное событие в мире отечественного наивного искусства, направленное на популяризацию и изучение непрофессионального творчества. Фестиваль проходит в режиме Триеннале с 2004 года, постоянно расширяя свою аудиторию и географию, привлекая широкий круг посетителей из разных уголков России.
«Фестнаив» — наследник масштабного триеннале "Insita", которое проводится с 1966-го года в Братиславе (Чехословакия, после 1993 года — Словакия).

В экспозицию выставки «НАИВ..НО» и «СОТВОРЕНИЕ МИРА» вошли более 200 работ из коллекции ММОМА, Музея русского лубка и наивного искусства, а также Музея Органической Культуры и крупнейших государственных и частных собраний, сформированных в период с конца XIX - начала XXI веков.

Какие исторические и стилистические параллели в творчестве наива и профессиональном ХХ–ХХI веков рассматривали участники научной конференции “ Амплидуда колебаний. Наив и Арт-Брют от классики к современности” мы узнаем от самих участников.


RadioBlago: Приветственное слово на конференции произнесла Людмила Андреева, заместитель директора MMOMA.


Людмила Андреева: Уважаемые коллеги! Дорогие друзья! Мы вас приветствуем в рамках начала работы двух совершенно уникальных выставочных проектов – это V международный фестиваль «Фестнаив» «Сотворение мира» и специальный выставочный проект под названием «Наив», который объединил более 230 произведений не только из коллекции MMOM, из коллекции музея Русского лубка и наивного искусства, но и из частных и государственных собраний ведущих музеев России.


RadioBlago:Слово у микрофона предоставляем Владимиру Прохорову – заведующему сектором русского и зарубежного искусства научного отдела MMOMA


Владимир Прохоров: Я должен сказать, что мне кажется очень неслучайным тот факт, что и конференция, и две эти выставки, проходят именно у нас, в MMOM. Я работаю в музее с 2000 года, то есть практически со времени создания музея, и принимал участие в формировании концепции музея. И в самой концепции была заложена необходимость создания кластера наивного искусства и мастеров-профессионалов, которые тяготеют к наиву. И конечно, центральным именем здесь является имя Нико Пиросмани, коллекция которого находится у нас в музее. Заслуга формирования этой коллекции принадлежит, конечно же, Зурабу Константиновичу, который с большим приоритетом относится к своему земляку.

Коллекции стала очень известной, работы из нее экспонировались на различных выставках, в том числе на замечательной выставке, которая проходила в музее имени Пушкина, а также в галерее "Проун" была выставка замечательная Пиросмани. Что касается Пиросмани – буквально в двух шагах отсюда, на большой Дмитровке, в 1913 году состоялась эпохальная выставка «Мишень», в которой принимали участие работы Пиросмани. В числе тех, кто выставлялся там, были Ларионов, Наталья Гончарова. Это было, конечно, поворотным событием в истории. В начале XX-го века наметился определенный кризис. Было засилье академического салона, и мастера авангарда, конечно, противостояли этому, и помощниками им были мастера наива, прежде всего Пиросмани. Но не только наивные, не только самоучки.

В это время было совершено открытие русской иконописи, проходили выставки иконописи. Она воспринималась именно как примитивное искусство. Эти замечательные краски, киновари новгородской живописи, которые были открыты из-под потемневшей олифы. Потом мы ее увидим в работах Малевича. Это первая волна интереса к наиву. Вторая волна произошла уже в 1960-1970 годы, и она, конечно, связана, мне кажется, с нонконформизмом. И тут нельзя не упомянуть о заочном народном университете искусства, в котором преподавал наш известный представитель неофициального искусства Михаил Рогинский. Если мы с вами посмотрим на работы Рогинского и его учеников, то мы увидим, что есть некоторые моменты пересечения. Для Рогинского это был не способ зарабатывания денег, и не место, где хранилась его трудовая книжка. Это было взаимообогащение, получали знания и ученики, но и такие, как Рогинский, черпали вдохновение в работах мастеров.

Я вообще должен сказать, что для 1960-1970-х годов творчество было большим откровением. Вся передавая культура тяготела к наивным формам. Скажем, молодое поколение "семидесятников"... Наталья Нестерова в своем творчестве обыгрывала моменты наивного искусства.

Что касается третьей волны, мы ее видим сейчас. Есть определенный интерес к наиву, и в 2016 было несколько выставок, посвященных наиву, в частности, на ВДНХ в павильоне Карелии, из коллекции Царицыно. Определенный интерес есть, и он не случаен. Сейчас есть некоторый момент отторжения обществом современных форм. Идет консервативная волна, и художники ее, сопротивляются активно, утверждают свое видение. На новом этапе наива, примитивные формы отражены у таких, как Юрий Татьянин, Иван Дубяга – который недавно появился на современной сцене.

Очень интересная трансформация наивного искусства происходит. Когда современные мастера … тенденция обыгрывать современную низовую культуру. Не секрет, что у нас много в России городов, в которых нет культурных мест притяжения, где, по сути дела, только новостройки и объекты промышленного назначения. И художники вынуждены обыгрывать эту современную индустриальную среду. Они обращаются к современному, городскому фольклору, элементам граффити и так далее. И они связаны, конечно, с примитивными формами. Есть еще волна интеллектуалов, которые достаточно тонко обыгрывают мотивы наивного искусства. Допустим, Сергей Зуев, здесь представлен на выставке... В частности, работы Руссо. На нашей выставке присутствуют работы Анри Руссо и других зарубежных авторов, относящихся к наиву. Например, Иван Генералич.


RadioBlago: У микрофона Нина Лаврищева- старший научный сотрудник MMOMA.


Нина Лаврищева: Я хотела бы скорректировать название моего доклада - «Примитивные формы в изобразительном искусстве отечественных мастеров XX-XXI веков на примере произведений из собрания MMOMA». И, конечно же, не только. Помимо связи с представленной на втором этаже нашего музея выставки «Наив...Но», в которой мы очертили круг проблем, требующих дальнейшего изучения, я хотела бы продолжить в некотором смысле тему Надежды Александровны Мусянковой и затронуть тему привлечения, если задать более широкие рамки, непрофессионального творчества в современную область изобразительного искусства, изобразительных практик. Это важно для систематизации изучения того корпуса знаний, который возникает в связи с совмещением наива и художников, обращающихся к примитивной форме, и вывести, таким образом, творчество наивистов и аутсайдеров из области теоретической и концептуальной резервации, в которой они до недавнего времени находились.

Несмотря на то, что зритель привык проводить очень четкую границу между искусством в академическом, профессиональном его понимании и творчеством художников, не получивших последовательного образования, между ними сложился активный дискурс. Они существуют в едином художественном поле, на данный момент. И в данном контексте искусствоведческий анализ методов формообразования сталкивается со сложностями в определении корректной терминологии, постановлении хронологических и стилевых связей. Не выработан ни лексикон, ни структура аналитического подхода по изучению этого сложного очень многогранного вопроса. Тем не менее и в настоящее время существует множество прямых и опосредованных аналогий между работами наивистов и профессиональных художников. Эти аналогии касаются не столько сюжетов, сколько методов формообразования и общей эстетики произведений, которые частично я бы вам сегодня хотела продемонстрировать.

За всю историю, начиная с первых опытов авнгарда XX-го века до вопросов и задач начала XXI-го столетия сложился невербальный диалог между профессиональным и наивным искусством. Этот диалог занял заметное место в мировой и отечественной истории современного искусства. Когда художественный язык примитивизма вошел в визуальную практику у Поль Гогена, Пабло Пикассо, Михаила Ларионова, Андрея Гончарова, Анри Матисса, Ильи Машкова. Такой широкий круг – Михаил Ларионов, Роберт Фальк и т.д. Если европейские авангардисты вдохновлялись творчеством примитивных народов и вне цивилизационных культур, то художники русского авангарда свои приемы черпали в основном из древнерусского крестьянского искусства, городского народного промысла – лубочные картинки, магазинные вывески. Если мы говорим об изобразительном искусстве, именно живописи и графике.

Выставка, на которой проводятся параллели между методами формообразования в наивном и новаторском, авангардистов, нонконформистов, концептуалистов современных мастеров, в общем, проходит не впервые. Такого рода экспозиции, совмещающие профессионалов и не профессионалов были приняты в Европе в начале XX-го столетия, в 1910-х годах. Так как в поле зрения молодых бунтарей, таких как Пабло Пикассо, Андре Дерен, Анри Матисс, попала традиционная африканская скульптура, которая считалась причудливой ремесленной пластикой, только начинала изучаться. Анри́ Жюлье́н Фели́кс Руссо́ становится известной фигурой, признается обществом коллекционеров и художников. Такая культурная ситуация складывается... И в России эта ситуация нашла свое отражение в выставке «Мишень» 1913 года - первая экспозиция, на которой профессионалы были выставлены вместе с мастерами-самоучками. На «Мишени», которая открывалась 24 мая 1913 года в художественном салоне на Большой Дмитровке,11, экспонировались 4 полотна Нико Пиросмани – «Девушка с кружкой пива», « Портрет Ильи Зданевича», «Мертвая натура» и «Олень». В день открытия выставки состоялся диспут с последующей попыткой избиения Ларионова и вызовом милиции, собственно говоря, что уже не было неожиданностью - так всегда заканчивались подобного рода экспозиции. В состав выставки входили полотна Ларионова, Гончаровой, Зданевича, Шевченко. Так же были показаны детские рисунки, рисунки неизвестного автора, старые лубки африканской скульптуры, вывески Второй артели живописцев и работы двух любителей – Павлюченко и Богомазова. На фоне того, что кубисты, футуристы, конструктивисты сменяли друг друга на олимпе этих новаторских течений с необычайной скоростью, художники постоянно искали вдохновение в новых сферах творчества и новых формах. То были годы по словам Дягилева, когда «двадцать школ рождались в месяц» И в этом круговороте течений, которые сменяли друг друга в каждой декаде, примитивизм, как метод формообразования, очень прочно вошел в пластический диалект у многих направлений, в том числе послевоенного, включая нонконформизм и современный нам концептуализм, к которому относятся художники, чьи работы хранятся в собрании MMOMA.


RadioBlago: И хотелось бы вернуться к уточнению понятия - авангард и примитив, где понятие - примитивная форма на наш взгляд не совсем точное... Но об этом мы предлагаем подумать наших слушателей...

У микрофона Надежда Мусянкова - кандидат искусствоведения, научный сотрудник Государственной Третьяковской галереи, г. Москва.


Надежда Мусянкова: Сложилось такое впечатление, что в развитии наивного творчества можно выделить три этапа. Я не стала брать более ранний процесс, когда в начале XX века формировались частные галереи, частные коллекции наива, я сосредоточила внимание на музеификации.

Первые Музеи появляются в конце 1950-ых годов, и первый этап заканчивается к 1970-ым годам. В это время складывается сама институция Музея наивного искусства. До этого отдельные произведения наивных художников, как правило, растворялись в больших собраниях профессиональных художников. Мы знаем, что и в Лувре есть произведения Анри Руссо, в Пушкинском музее в Москве, например, как мы помним частная коллекция Щукина. Второй этап приходится на 1980-90-ые годы, когда по миру прокатывается новая волна интереса к примитиву и в коллекциях произведений наивных художников включаются работы аутсайдеров, направления Арт-Брют. И сейчас, в 2010-ые годы происходит пересмотр концепции, все чаще в экспозициях они соединяются с работами аутсайдеров, и границы между терминами становятся все более размытыми.

Активное сопоставление происходит так же с произведениями современного искусства. Одной из первых галерей, обретших статус государственного музея, стала художественная галерея крестьянского искусства в Загребе. Эта галерея была основана в 1952 году. А с 1956 года она стала именоваться галереей примитивного искусства. С 1994 года получил название музей Хорватского наивного искусства. Собрание музея насчитывает более 1600 произведений, картин, скульптур, рисунков, гравюр в основном хорватских художников.

С начала 1930-ых годов и до сегодняшнего дня при формировании коллекции акцент делался на произведениях хорватских художников Хлебенской школы. А в 1960 году в другом Югославском городе, тогда это была одна страна - единая Югославия, город назывался Светозарево, сейчас он называется Ягодина, была основана галерея художников самоучек. Но с самого начала надо отметить, что она существовала на государственные средства.

С 1985 года она стала наименоваться Музеем наивного искусства. В 2007 году к названию добавилось слово маргинальное. Под этим термином директор музея обозначила творчество художников аутсайдеров и другие направления, не вписывающиеся в категорию наивного. В собрании музея находится свыше 2500 произведений художников самоучек, среди которых выделяются работы наиболее известных сербских мастеров – Ивана Генералича, Ивана Рабузина, Ивана Веченая, Эмерика Фейша.

С 1994 года музей проводил биеннале, в начале югославского, а впоследствии, биеннале расширилось и с 2016 года это Триеннале наивного и визионерского искусства. Осенью 2016 года состоялась первая Триеннале. И они ждут участников со всего мира, в том числе и российских наивных художников и аутсайдеров хотели бы видеть на своих выставках. Призеры конкурса международного Триеннале, проводимого в Ягодине получают возможность на следующий год посетить международный пленер, устраиваемый для наивных художников, художников аутсайдеров. Как правило, он проводится в горном курорте Златибор. И все это происходит при активной поддержки министерства культуры Сербии.

С 1966 года в Братиславе, в Словацкой национальной галереи проводилось первое Триеннале "Инсита".

Коллекция в собрании Словацкой национальной галереи начала формироваться в 1965 году. Основателем ее выступил известный теоретик Штефан Ткач. С самого начала коллекция объединяла различные формы с целью показать взаимосвязь с профессиональным и народным творчеством. На сегодняшний день в коллекции более 800 живописных работ наивных художников и более 500 работ народных мастеров. Следует упомянуть американский Музей народного искусства (Folk Art Museum) в Нью-Йорке он открылся в 1961 году, находится на Манхэттене. Это крупнейший музей в Америке, который занимается не только народным искусством, но и наивными художниками и аутсайдерами.

На родине Анри Руссо во французском городке Лаваль провинции Майунн в средневековом замке XI века с 1965 года размещается Музей наивного искусства и творчества одиночек. Музей открыт с 1967 года. Коллекция начала формироваться в 1960-70 года. Основателем этого музея выступил уроженец Лаваля, торговец скобяными изделиями Жюль Лефранк, который и стал наивным художником. Он передал в дар музею свою коллекцию произведений. Из них было 17 собственных работ и 15 картин других самоучек. С тех пор дары от других наивных художников значительно обогатили коллекцию. В том числе значительная часть работ поступила из Бразилии. Последователь Лефранка Жан-Пьер Буве и Шарль Шатель продолжают работать в традициях наивного искусства, открывая миру новые имена, организовывая выставки и биеннале.

С 1997 года в Лавале проводятся международные биеннале. В этом музее в 1988 году проходила выставка советского наивного искусства «Советский наив. Париж-Лаваль». В данный момент, в начале 2009 года у них была проведена ре-экспозиция, и современная экспозиция состоит из четырех разделов – «Анри Руссо», отдельно ему посвящен зал, следующий раздел называется «Популярные Мастера реальности», отдельный раздел посвящен Жюлю Лефранку, основателю музея и последний раздел называется «Уникальное искусство».

Следующий этап приходится на 1980-ые годы. Я бы хотела начать этот рассказ с музея в Ниццы, который сегодня уже упоминался, когда рассказывали об Иване Рабузине. Открыт музей был в 1982 году, в основе коллекции лежит собрание выходца из Кишинёва, художника искусствоведа Анатолия Жаковского, который с 1942 года целиком посвятил себя изучению и собиранию произведений. Так же он интересовался художниками в стиле Арт-Брют. И экспонаты находил, где только мог, в том числе приобретая что-то на блошиных рынках.


RadioBlago: У микрофона Ольга Дьяконицына - искусствовед, преподаватель Московского государственного академического художественного института им. В.И. Сурикова, г. Москва.


Ольга Дьяконицына: В данной конференции я решила выступить со своеобразным воспоминанием по истории отечественного Наивного искусства, а также говорила о первой международной выставке, которая проходила в Москве в 1990 году. На этой выставке впервые были показаны работы художников из Латинской Америки, из Африки и Азии. Она была сформирована из двух коллекций. Первую коллекцию из17 стран, привез в Москву Парижский Дом культуры народов мира. Эта организация в то время была относительно молодой. Она была сформирована в 1982 году при содействии Министерства культуры и Министерства иностранных дел Франции, и задачей этого дома был сбор материалов всевозможных видах творчества - музыка, танец и пластические виды творчества всех стран мира. У сотрудников этого Дома была возможность ездить по всему миру и покупать на ярмарках, выставках, праздниках работы художников - это для нас в то время совершенно был невероятный факт, но вот была привезена эта коллекция.

Российскую коллекцию представлял Научно-методический центр народного творчества имени Крупской, сегодня это Российский дом народного творчества. Выставка проходила во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного творчества. Конечно для любителей наивного искусства, исследователей этого материала был невероятный праздник. Мы увидели работы художников, которые были воспроизведены во всемирной энциклопедии наивного искусства, которую в 1984 году выпустили в Югославии. Очарованием этой энциклопедии, я помню, мы жили, наверно, целое десятилетие. И когда увидели эти работы – это был для нас праздник без конца. Какие материалы используют художники, как они их интерпретируют, из самых-самых простых предметов они создавали чудо искусства!

Выставку "НАИВ... НО" и “ Cотворение мира” я воспринимаю как второй этап в осмыслении этого явления - наивного искусства. Здесь соединились произведения профессиональных художников и наивных авторов. И самое интересное то, что наивные авторы, которые были показаны на выставке 1990 года «Наивные художники мира», здесь не то, чтобы соревнуются, но, в общем, выступают с профессионалами наравне. И очень пластично и логично вошли в экспозицию. Я думаю, что об этой выставке будут говорить, раздумывать, размышлять, и она не пройдет незамеченной. Это какой-то поворотный, я бы сказала, момент в осознании этой формы - художественного примитива. Сейчас уже трудно даже говорить «наивные», «профессиональные» художники, современное искусство пользуется разными пластическим и художественным языком.

Они достаточно свободно оперируют своими возможностями высказаться. И поэтому сегодня наивные художники настолько органичны в этой стилистике выставки, что я была просто удивлена, и мне кажется, что уже не нужно доказывать вообще никому, это доказано в самой экспозиции, что работы наивных творцов совершенно профессиональны, они многоплановы, они наполнены и идеями, и чувствами, и тем миром, который в искусстве цениться и живет. Если рассматривать выставку, в рамках Фестиваля наивного искусства... Когда поднимаешься со второго этажа выставки классиков на третий этаж, где современный срез наивного, маргинального, можно по-разному называть сегодня это явление, у меня была некоторая растерянность.

После какого-то чувства высокого искусства я вдруг очутилась в пространстве каких-то мелких работ, мелких тем… Были интересные работы, но это частности какие-то. Там не было высокой идеи. Художник, который меня остановил, зацепил, это был Владимир Зороастров. Я его знаю давно. И я помню, когда он пришел в музей на консультации, мы с ним говорили о его творчестве - он хотел участвовать в выставке - и я ему тогда еще советовала, что не надо эти маленькие работы, подробные сюжетные, такой горох рассыпать на экспозиции, надо их объединить в какую-то общую композицию. И он это сделал. И получилось очень интересно. И наконец-то я вижу сейчас уже не просто, как он объединяет работы, а как он решает тему - «Сотворение мира», в больших холстах - метр на метр. Совершенно мастерски осваивает эти плоскости. И самое главное - как он разворачивает это “Творение мира”. Его техника пастели... Причем он тонкой кистью пишет, эти росчерки, прочерки – это так все ложится на создание, сотворение, рождение новой формы, из каракуль, запятых рождается этот мир, это так неожиданно и так мощно, что я очень была рада, что художник почувствовал свою причастность к искусству.


RadioBlago: Слово у микрофона - Бобрихин Андрей Анатольевич - кандидат философских наук, доцент кафедры философии, культурологии и искусствоведения Российского государственного профессионально-педагогического университета. Заведующий отделом наивного искусства Музея изобразительных искусств, г. Екатеринбург.


Андрей Бобрихин: Содержание моих исследовательских действий последних месяцев и лет заключается в том, чтобы привести в некоторое соответствие - между формой и содержанием высказывания. Есть высказывания как, картина отдельного художника, есть высказывание коллекционера, с его собственной коллекцией, со своей логикой, со своим повествованием, со своей судьбой, и может быть некоторыми интенциями, что хотел бы в результате получить коллекционер от своего "ребенка", который называется "коллекция".

Цельность музея или экспозиции, которая тоже является самостоятельным, отдельным произведением и основная задача проектных и исследовательских деятельностей, моя в частности, заключается в согласовании, в содержании живописи, в судьбе художника и его собственно жизненного нарратива, жизненного повествования. Согласование с судьбой коллекционера и коллекции, как отдельным произведением, и тем, что делает человек, строящий экспозицию, хочет превратить это в следующий, отдельный метанарратив, в отдельное повествование.

Исследовательские проблемы связаны не столько с изучением биографии, сколько с построением некоторой эпистемологической программой, того знакового содержания, которое несет в себе каждое отдельное произведение и включение в эпистемологическую программу самой экспозиции. И еще один слой, который включается в мою ментальную игру, это слой того, что я хочу сказать, и той формы, в которой я это подаю. То есть некоторая шизофреническая ситуация в том, что я предполагал себя, что я буду легко оперировать с картинками, которые у меня будут под рукой на мониторе. А такая ситуация, когда я с большим трудом могу управлять выбором, представленного иллюстративного материала, похоже на то, что делает экспозиционер, ограниченный, допустим, подбором картин, которые у него есть, или ограниченный произволом коллекционера, который хочет, допустим, шпалерную развеску. Или чтобы эта картина висела рядом с этой, а они не бьются не по сюжету, ни по колориту, а ему хочется, потому что он эту купил за 500 тыс. долларов, а эту за десять рублей. И он хочет показать какую-то свою идею, рассказать об этом. Вот на этих разрывах, на этих противоречиях и построена исследовательская программа будущего Музея наивного искусства в Екатеринбурге.


RadioBlago: Одно из направлений Музея Органической Культуры в Коломне посвящено художникам, наивно увидевшим мир. Оно перекликается с идеей, которая представлена в Пушкинском музее на выставке «Голоса воображаемого музея Андре Мальро». Главное здесь – мотивы метаморфоз форм и диалогичности эпох, увиденные Мальро как человеком XX века, настаивавшем на «открытости» произведений. Есть понятие, объединяющее стремление художников выразить свое понимание мира – об этом прекрасно сказал художник Владимир Стерлигов: “ВИСИТ, НО НЕ ВЕСИТ !”


Выставка работает с 3 февраля по 1 мая 2017 г. по адресу: Московский музей современного искусства, Петровка 25.

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: