Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

среда / 24 мая 19.45 - В программе "Время культуры" передача, посвященная памяти скрипача Мирона Полякина.

О творчестве Геннадия Пищаева

4956

Сегодня в нашей программе речь пойдет о жизни и творчестве исключительного артиста и человека Геннадия Пищаева. Геннадий Михайлович Пищаев – академический камерный певец очень редкого тембра – тенор-альтино. Заслуженный артист РСФСР, в советские годы Геннадий Пищаев объездил с концертами многие города нашей необъятной родины. В огромный и уникальный репертуар Геннадия Пищаева входили романсы, русские народные песни, арии из опер, произведения отечественных композиторов. Яркий и хорошо узнаваемый голос Геннадия Пищаева постоянно звучал в эфире советского радио и телевидения. О своем первом впечатлении от знакомства с исполнительским даром Геннадия Пищаева нам рассказала народная артистка России Елена Камбурова.


Елена Камбурова: Дорогие друзья, мне очень хотелось бы поделиться с вами своим давним впечатлением. Буквально впечатлением юности. Вы знаете, тогда я жила в таком маленьком украинском городе с названием Хмельницкий. И жизнь делилась на жизнь во дворе, в школе, уроки. Но вот вся семья состояла еще плюс к нам ко всем еще было радио. Такие, помните, черные круглые репродукторы. И у нас в доме радио вообще не замолкало. Только когда оно официально уже на ночь выключалось. И, конечно, я слушала по радио очень многих певцов. Но наибольшее впечатление на меня произвел голос Геннадия Пищаева. Его записи очень часто транслировались. И вот это имя - Геннадий Пищаев я пронесла через всю свою жизнь. Единственное, что было странно и непонятно, какой-то момент… меняются имена. Но какие-то имена остаются в эфире, а какие-то вдруг уходят. Для меня это совершенно по сей день непонятно, потому что я переслушиваю записи Геннадия Пищаева, и уже повзрослевшим своим слухом еще раз понимаю, что, конечно-конечно, это потрясающий, удивительный голос. Он даже удивительно называется – тенор-альтино. У меня ощущение, что если и можно говорить о том, что такое голос, что это за существо такое, так это что-то напоминающее полет, вибрацию, легкость очень часто. И вот все это есть в голосе Геннадия Пищаева.


RadioBlago: Геннадий Пищаев появился на свет 30 июля 1927 года. С самого рождения судьба поставила его в неравное положение со сверстниками. У мальчика не было руки. Но природа щедро наделила Геннадия Пищаева способностями – к рисованию, ваянию и особенно ярко в нем проявился талант музыканта.

Звучит колыбельная П.И. Чайковского в исполнении Геннадия Пищаева.

Специально для слушателей нашей программы Геннадий Пищаев рассказал о своей творческой судьбе. Ведет программу Елена Камбурова.


Елена Камбурова: Я хотела бы вам просто сегодня почитать вехи его биографии. Итак, Геннадий Михайлович Пищаев родился в селе Зирган Мелеузовского района Башкирской АССР. Его родители были простыми людьми. Дед Геннадия Пищаева - Степан Пищаев работал кузнецом, а в семье очень любили петь. А Гена, маленький Гена Пищаев, любил петь на природе, рисовать...

Слово Геннадию Пищаеву.


Геннадий Пищаев: Родился человек с голосом, со слухом, а, откровенно говоря, человек родился со своими склонностями и тягой к прекрасному, к музыке, живописи, лепке, ваянию. С детства любил природу. И на природе пел. А потом рисовал. Вот это мир, который окружал этого молодого человека с малых лет. Его окружали люди, которые тоже пели, как обычно в деревне, занимались и пели. Отец мой (Михаил Пищаев), например, играл на гармошке, а его брат младший – пел. И говорят, хорошо пел. Рассказывал мне отец об этом. Потом говорит: «Ты немножечко похож на моего брата». Окружение все – это простые люди, земледельцы. Был дед, который занимался кузнечным делом. Такой неимоверной силы физической. Поэтому и я говорю, что иной раз из поколения в поколение передается сила. Может где-то я от него взял. Сильные люди были. Они любили петь. А мальчик слышал это. Как ребенок, всегда убегал, рисовал, пел на природе. Для себя. Вот в этом окружении, не в узком помещении, а на воздухе. И видишь – всю природу впитываешь в себя, любознательность. Наверное, были уже склонности к этому.

Мальчик рос. Школа. Но в школе не пел, стеснялся. Не то, что стеснялся – он, может, так немножечко насвистывал… Ну как обычно в школах занимались самодеятельностью... очень хорошая была самодеятельность, чистая такая.

Но никто и не знал, что Генка поет. И умеет петь, помимо того, что еще и умеет рисовать. А рисовал – все знали. Ребята, которые из других классов приходили ко мне и спрашивали: «А как здесь нарисовать»? Что-то поправлял в этих рисунках. Но я никогда не оканчивал никаких заведений художественных. Это все было самодеятельное, это было наитие. Сам занимался рисованием. Это все доставляло мне удовольствие. Познание. Как это все изобразить на бумаге, как это все красками, акварелью, как это – взять глину и лепить. Кстати, слепил свою голову, бюст. Жалко, что бабушка нечаянно разбила и сетовала страшно. А еще отец, когда я лепил, подошел и стал тоже лепить. И говорит: «Слушай, очень интересное занятие!». Это было все по наитию, интуитивная тяга к прекрасному.

Особого такого внимания ни одному виду искусству не отдавал. Вот мне хотелось рисовать, я рисовал, хотелось петь, я пел. Хотелось гулять по природе… Хотел – переплывал речку. Потому что с ребятами. Был очень подвижный и жизнеспособный. Но приходилось преодолевать очень многие трудности. Это трудность. Надо было привыкнуть к жизни. Вот вы подумайте, тогда все привыкали, тогда трудно было...

Нас судьба бросала. Вначале жили в Башкирии, потом поехали в Мурманск. Война застала нас в Мурманске. Отец ушел на фронт, а мы эвакуировались в Башкирию, потому что в Башкирии жили дед и бабушка. И мы к ним приехали, эвакуировались.

Я никогда не был на фронте. Я был очень маленький мальчик. И война началась, когда мне было 14 лет. И мне нужно было всю жизнь с самого рождения самоутверждаться. И бороться. Что я должен жить и что-то делать. И я должен самоутверждаться. Какие бы невзгоды не преподносила мне судьба. И надо было выиграть все. И почему я переплывал речку Белую? Потому что рядом были мальчики: жизнерадостные, здоровые, крепкие. А чем я хуже? Трудно было. Но надо было. Переплывал. Вот это самоутверждение в последствие уже помогало заниматься таким трудным делом, как пение.

Звучит романс П.И. Чайковского "Птичка Божия проснулась" в исполнении Геннадия Пищаева.

Был город Мурманск. Школа. В школе, как обычно, урок литературы. Задание. Выучить вступление «У лукоморья дуб зеленый; Златая цепь на дубе том: И днем и ночью кот ученый Все ходит по цепи кругом». Я выучил – хорошая была память. И на уроке надо было отвечать. Вот тогда пришло первое ощущение, что тебя слушают. В классе, как обычно, шумно, какой бы ни был урок. Вдруг образовалась полнейшая тишина. Я рассказал все это. Мне поставили хорошую оценку. Вот это было первое выступление, потому что за спиной стояли и сидели твои товарищи по школе, одноклассники. Вот так – первый зритель. Но это ощущение тишины, это запомнилось. После предложили вдруг на радио выступить. И я эти стихи читал на радио.

Но в школе занимались самодеятельностью тоже. И были как бы кружки, давали задание. Тургенева там брали, особенно о природе. Эти маленькие отрывки. И надо было читать. Это начало артистической деятельности, но это было уже знакомство с литературой и чтение тоже.


Елена Камбурова: Однажды старший брат уговорил его принять участие в городском смотре художественной самодеятельности. Геннадий Пищаев спел там свою любимую народную песню «Вот мчится тройка почтовая». Неожиданно Геннадий Пищаев занял первое место, получил направление на республиканский смотр. В Уфе Геннадий Пищаев вновь спел «Тройку» и его выступление имело огромный успех.

По советам специалистов Геннадий Пищаев поступает в Уфимское музыкальное училище. И в 48-м году его заканчивает...

Рассказывает Геннадий Пищаев.


Геннадий Пищаев: А начинал я в Башкирии до войны... в городе Ишимбаево, тогда еще говорили «второе Баку», открытие… Считали, что очень хорошая нефть, это было очень большое производство… а особенно все развилось во время войны.

Там проходил смотр художественной самодеятельности. Во время войны это хорошо было поставлено. Люди, не взирая на всякие невзгоды и тяжелое положение – война, все-таки слушали музыку, слушали пение. Это все скрашивало, легче было…

Когда произошел смотр художественной самодеятельности, старший брат Павлушка работал на заводе. И от каждой организации были такие, самодеятельностью занимались. Городской смотр художественной самодеятельности. И он попросил: «Геннадий выступи, пожалуйста, от нашего коллектива». Получается, что мой Павлушка просто натолкнул. Кто его натолкнул? Но он знал. В семье ведь все знали, что я пою. А у нас любили петь папа и мама. В общем, в семье любили петь. И поколения тогда пели.

Как? А он: «Ну, выступи от нас?» И это тоже для меня было... потому что никто в городе Ишимбаево не знал, что Генка поет. В школе знали, что Генка рисует, Генка Пищаев переплывает Белую. Генка многое то же самое делает, но никогда не пел ничего, не слышали. Когда в классе начинали петь, он просто насвистывал или молчал. А петь он пел только тогда, когда уходил на природу. Оставался один в объятьях этой природы. И вот тогда и раскрывалось. Так хотелось петь! Как будто бы хотел объять весь мир на воздухе, без всяких стенок. Лился голос.

Представьте себе, привыкший к воздуху, привыкший к окружению природы и одиночеству, как-то это легче было переносить, потому что на природе пелось очень хорошо, и тебя никто не слышит. А ты один и думаешь, вот сейчас тебя слушают все там: и облака, и речка, и вся природа, и лес и тому подобное. Это свобода полнейшая. А здесь – замкнутый. И впереди перед тобой черное пятно. И оттуда идет гул зала. И в шоковом таком состоянии вышел на сцену. Впервые так публично.

Вышел и спел русскую песню «Мчится тройка почтовая по Волге-матушке зимой». Но это была такая традиционная семейная песня, ее любили петь.

И я спел, можно сказать, в таком состоянии, не понимая, где ты находишься. Но спел. Наверное, хорошо, потому что все приняли. А все думали: «Генка Пищаев будет петь!» Для всех было интересно. Ну, спел.

А вот со второй песней, тоже очень любимой, «Степь да степь кругом. Путь далек лежит» произошел казус. Наверное, от волнения. Если первую по наитию вышел и спел, отстранился от всего и спел, а здесь – забыл, и слова, и мелодию, постоял, потоптался и ушел.

Несмотря на то, что забыл, споткнулся, направили на смотр уже республиканский, в Уфу, в столицу Башкирии.

И очень интересное событие. Если первое выступление такое было в городском клубе, то смотр в Уфе проходил в оперном театре, с блестящей акустикой, где пел Шаляпин еще. И там наравне со мной выступало, конечно, очень много. И, кстати, был изумительный один молодой человек, который пел почти тоже самое, что пришлось и мне петь. А нужно было петь вновь вот «Мчится тройка почтовая по Волге-матушке зимой», мою любимую песню. И я занял первое место, а соперник занял второе место. Вот тогда возникло решение поступить в музыкальное училище в Уфе.

Училище, которое было музыкальное, было в одном здании, где было три подъезда. Один подъезд – музыкальное училище, другой подъезд – театральное училище, а третий подъезд – рисование, живопись, вот так вот – художественное. И приходилось, когда поступил, заглядывать во все три подъезда. Хочешь, не хочешь. Но основные занятия были в музыкальном училище. Попал я к хорошему, замечательному педагогу – Александр Александрович Чернов-Шер. В давние времена, еще при царе, как говорится, он был в Петербурге, в Народном оперном театре, еще работал этот педагог. А потом судьба его забросила в Уфу. Ему было почти 90 лет, когда он, к сожалению, умер.


Елена Камбурова: Надо сказать, что вообще такой глагол «поставил», «поставить голос». Ведь это действительно тончайший процесс. И как много ошибок в этом процессе совершают многие очень хорошие певцы, но не педагоги. И от того, как, действительно, начинает легко звучать голос, от первого импульса сердца, души человека, до реального его звучания, это такая, в общем... У кого-то от природы поставлены голоса. И вот так прекрасно, что такой педагог сумел увидеть. И я думаю, что он был очарован этим совершенно необычайным, необычным голосом очень редкого тембра и сумел, действительно, Геннадию Пищаеву очень помочь.

О том как проходили занятия вокалом рассказывает Геннадий Пищаев.


Геннадий Пищаев: Занятия проходили чудесно. И бывали, конечно, моменты – ну, что-то не получается – то педагог меня просил: «Ген, спой мне твою песню! Вот ту, с которой ты пришел ко мне». Я начинал петь. И он говорит: «Пой вот так! Как ты поешь эту песню. Все что ты ни пел, пой так!». Что значит «так»? Видите ли, научить петь невозможно. Научиться – можно. Потому что ты сам воспринимаешь интуитивно то, что нужно, но это уже твое ощущение. Недаром он сказал: «Твои ощущения, как ты поешь эту песню». Что значит? Сюда входят все элементы пения. Как ты берешь верхнюю ноту, как ты берешь среднюю ноту, что ты тянешь, что не тянешь. Вот это все, это уже интуитивное понятие, восприятие. Но, при желании, когда ты хочешь, это может получиться.

Но, к сожалению, я три года только проучился из четырех лет. Он умер, к сожалению. Ну что делать? Продолжать? Заканчивать училище у другого педагога? Не желал я больше. Я поехал в Москву, в консерваторию.

Был уже разгар приема. И я уже приехал с опозданием таким. Но мне разрешили принять участие в этом поступлении и сдаче экзаменов.

Волнения не было никакого. Так спокойно. Волнение, конечно, могло быть, ведь комиссия, которая сидит – все педагоги по вокалу. Из Большого театра дирижеры или певцы, которые в Большом театре работали, все известные. Я их не видел, но потом узнал.

Была там такая декан вокального факультета консерватории Ксения Георгиевна Держинская, певица Большого еще Его Императорского величества. Она была блестящая сопрано.

Волнительно было, но спокойный был. На момент, когда надо было уже выходить, вот здесь началось волнение. Как перед такой публикой, перед жюри петь? Тут оказалось, то, что было раньше, это было так. А здесь петь – это очень сложно.

Дело в том, что каждый поступающий пел, как назло, – тенора брали «Песенку герцога» или еще какую-нибудь арию. А это я все пел, что они пели. Я все это пел, уже будучи в музыкальном училище, очень сложные произведения. Но после этого все-таки вышел на сцену и думаю, надо же собраться. Спрашивают: «Что вы споете, молодой человек?» Я говорю: «Я спою Песенку герцога и романс Рахманинова «Не пой красавица при мне». Профессорам уже надоела эта «Песенка герцога». Они говорят: «Спойте нам, пожалуйста, романс». А романс я пел очень много еще в музыкальном училище. Он как-то сразу остался в душе. И на всю жизнь он прошел этот рахманинский романс.

Я спел. И особенно эффектный такой конец, на piano такое. В общем, все, что возможно. И говорят: «А вот теперь спойте Песенку герцога». Я спел. Начинаю петь Песенку герцога. А там надо же каденцию делать. Вот подхожу к этой каденции. И мысль: «А зачем я буду делать эту каденцию? В нотах у Верди не написана каденция. Это произвольное, это желание исполнителя, делать каденцию или не делать каденцию. Надо спеть так, как написано». И вот, когда подходил момент, нужно было спеть каденцию, жюри вдруг обернулось: «Ну, теперь, а дальше каденцию». А я спел, дошел до этого и сошел вниз, как написано. Потом еще Ксения Георгиевна говорит: «Молодец. Зачем нужна была каденция! Никому». И его действительно не надо. Зачем рисковать? Важно, чтобы все было показано.

Звучит романс С.В.Рахманинова на стихи А.С.Пушкина "Не пой красавица при мне..." в исполнении Геннадия Пищаева.

Я был принят в консерваторию. Все хотели попасть, особенно тенора. Такой был профессор Райский. К нему все приходили. А он любил музыкальных людей. Попал я к нему. Занятия у меня были. Несколько занятий. Но я никогда не уставал раньше. А здесь вдруг стал ощущать какое-то неудобство, когда исполнялось. Неудобство. Что-то мешает. Думаю, что делать? Не понимаю. Я тогда Ксении Георгиевне даже сказал об этом. И она говорит: «Мы вас переводим к новому педагогу Сергею Петровчиу Юдину». Он как раз поступал как педагог в консерваторию. И я вот попал к педагогу Юдину. Это изумительнейший был певец Его императорского величества Большого театра. Он был не только певец, но еще и режиссер. У Большого театра есть еще и филиал. Как малый. Так этот филиал, это открытие, было Сергея Петровича Юдина. Потому что он организовал молодежную группу певцов, потом которые стали народными артистами СССР и тому подобное. Вот они, там была и Барсова, и кто-то еще, пели в этом новом филиале. И возник новый филиал Большого театра. Два театра рядом. Вот у такого педагога я стал учиться и проучился пять лет.

Самое главное, по природе своей и даже по характеру мы были очень близки. Он, кстати, занимался живописью. И писал, и рисовал. Когда у него был, смотрел его портрет его отца. Он писал углем. И он все думал, чтобы маслом делать, а все ему говорили: «Не надо». Потому что все было изумительно написано. Он занимался живописью. Значит, уже родственные связи. Мне легко было понимать этого человека.

Звучит романс П.И.Чайковского на стихи Л.Мей "Зачем..." в исполнении Геннадия Пищаева.


RadioBlago: Продолжение программы о легендарном певце Геннадии Пищаеве слушайте в следующем выпуске «Времени культуры». До встречи в концертном зале!

Послушать арии и романсы в исполнении Геннадия Пищаева можно в архиве mp3

Теги: #Музыка
Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: