Время культуры
Время культуры

меню

"Геометрия природы Стерлигова" в Коломне

4244

Главное выставочное событие осени в Коломне — проект Музея Органической Культуры «Геометрия природы Стерлигова».

Впервые в городе представлены работы известного художника, яркого представителя русского авангарда, автора чашно-купольной системы Владимира Васильевича Стерлигова. В год 110-летия со дня рождения признанного Мастера вниманию зрителей предложена крупная и от того столь редкая экспозиция произведений Стерлигова — графика, живопись. Корреспонденты нашей программы поговорили с посетителями выставки в Коломне.

Доктор искусствоведения, философ Олег Генисаретский обратил внимание на большой объем работ, представленных в экспозиции.


Олег Генисаретский, доктор искусствоведения: Как никак я числюсь доктором искусствоведения. И для нас есть несколько непременных. Это даже не правил, а просто необсуждаемых вещей. Вот также как для читателя важна начитанность – вот мы говорим начитанный человек или неначитанный, для композитора – наслушенность. Что у него в опыте слушания было? Тогда он по отношению к этому оценивает все остальное. Тогда для тех, кто имеет дело с визуальным искусством – важна насмотренность. Я в первый раз в достаточно большом объеме видел Стерлигова здесь. До того рано об этом судить. – в иллюстрациях, как правило, плохоньких, каких-то книжках. Мне просто рано об этом судить. Кроме того, когда ты даже что-то увидел, ты посмотрел, еще надо суметь об этом сказать, а прежде чем сказать – подумать, суметь подумать. Это тоже сразу не приходит. Вот когда ты отличаешь – что это, а что то. Вот сказать, что это и что то, и что отличает друг от друга – ты еще не можешь чаще всего.. «Ну это, ну-ну.. и начинаешь…». И вот только после того, как ты обрел вот этот навык, сумел так сказать, чтобы это было вот именно про это – и не путалось вот с тем-то, тем-то и тем-то. Вот тогда уже можно взять одно произведение и на одном примере вот это…


RadioBlago: Известная актриса театра и кино Алла Демидова призналась, что видит в произведениях Стерлигова большого художника, потому что в них чувствуется автор.


Алла Демидова, народная артистка РСФСР: Сначала я не поняла и даже сказала, что, мол, я не доросла. Но когда смотришь более внимательно. Тем более не сразу на все картины, а на одну, она вдруг становится, она проявляется. И выявляется такое благостное касание доброты и света. Это вообще бывает у художников больших. Когда от картины отделяется энергетика автора. Это бывает у хороших актеров. Это бывает у хорошей книги. И это бывает у хорошего художника. И вот это качество... в музыке тоже это есть. Когда чувствуется автор. И это качество большого художника. И я только прикоснулась к этому. И естественно мне хочется это и дальше, и дальше, глубже изучать это направление. Тем более это забытое направление. Как в свое время забыли всех обериутов, раннего Заболоцкого, Хармса, Введенского. А это в общем, одна компания и одно направление. И оно сейчас возвращается. И очень прочищает мозги от наших клише. От нашего наносного какого-то слоя внешней культуры. И я очень благодарна, что я с этим встретилась.


RadioBlago: Владимир Стерлигов провозгласил: «Я не учился у Татлина, но взял у него главное. Я не учился у Матюшина, но взял у него главное. Я учился у Малевича и после квадрата я поставил чашу». По мнению ученика Владимира Стерлигова, художника Алексея Гостинцева, Малевич вывел искусство из бытовизма и мещанского состояния конца 19-го, начала 20-го века в Космос. А Владимир Васильевич вернул в Природу. И показал Божественность природы.


Алексей Гостинцев, художник, ученик В.В.Стерлигова: Когда-то Владимир Васильевич сказал такую фразу «Каждый человек художник. Каждый человек рисует свой мир». А художник кроме всего прочего показывает, как он прожил свою жизнь, на примерах своих работах. И глядя на выставку я вижу потрясающую жизнь человека, который пережил (я не знаю) от Малевича и через тюрьму, лагерь, войну, где он был контужен, где он не мог стоять, падал после этой контузии, потом его в Алма-Ату эвакуировали. Когда он дружил с Хармсом, Введенский, со Шварцем Евгением Львовичем. Когда он приехал, вернулся в Питер из эвакуации такой, то, проходя мимо дома Шварца, на каком-то этаже, я не знаю, на каком этаже жил Шварц. Возле этого дома висела его картинка – это единственное, что сохранилось от его творчества. Потому что бомба попала в дом, где хранились его работы. И они все погибли. И Владимир Васильевич несколько раз начинал жизнь фактически заново. Но мы видим прекрасную, радостную, на самом деле, счастливую жизнь, глядя на эти работы. Несмотря на драмы, трагедии.


- Как вообще, это быть учеником Стерлигова?


- Я думаю, это просто какие-то Божьи вещи, это чудо, даже трудно себе представить. Наверное, повезло в жизни. Совершенно недостоин. Потому что Владимир Васильевич был человек высочайшей жизни, огромного ума и когда говорил Стерлигов, то даже в залах Союза наступала гробовая тишина. Все молчали и просто ловили каждое слово. Потому что никто не мог говорить, кроме него (по-моему) так.


- Как после занятий у Стерлигова Вы к реализму относитесь?


- Владимир Васильевич и сам хорошо относился. Он не разделял искусство на реализм и не на реализм, он разделял на искусство и на не-искусство. А так, почему? Они ведь когда-то вместе с Верой Ермолаевой, с Юдиным, с Рождественским от Малевича отошли, и начали заниматься... это была такая группа пластического реализма. И они все-таки к этому вернулись, к природе прежде всего. В какой-то степени мой знакомый Миша Иванов называет Стерлигова – «Анти-Малевич» и «Анти-авангард», кстати говоря. Что может быть не справедливо. Но доля истины в этом есть, потому что Малевич вывел искусство из бытовизма, мещанского состояния конца 19-го - начала 20-го в сакральные какие-то, куда-то в Космос. А Владимир Васильевич вернул в Природу. И показал Божественность природы.

- У Владимира Васильевича везде были разбросаны бумажечки, по видимому какие-то напоминания. Как правило, это были изречения Апостола Павла. У Апостола Павла есть такая замечательная фраза: «плод же Духа: Любовь, Радость, Мир, Долготерпение…». Вот мне кажется, и в искусстве – если есть все это перечисленное – тогда это искусство.


RadioBlago: Другой ученик признанного мастера, известный художник Александр Кожин в интервью нашему корреспонденту напомнил о том, как важно автору чувствовать и понимать свое место в истории. По его словам этому его учил Владимир Стерлигов.


Александр Кожин, художник, ученик В.В. Стерлигова: И живопись есть, и которые для меня важные какие-то работы, и графика чудесная! Вот мне кажется, там просто здорово. И маленькие рисунки из блокнотов, которые вот не представлены. Когда Стерлигов вставал рано утром, у него болела часто голова от контузии. И он на кухне рисовал маленькие натюрморты, лимон, два яблока, там рюмочка, еще что-то. И мне кажется, там тоже какие-то сокровенные и важные вещи. Они маленькие, но они очень нужные.

- Это цельный и очень интересный человек был. Царство Небесное. И просто рядом присутствовать было интересно. Потому что это мышление, интересное, парадоксальное и знания глубокие живописи. И, во всяком случае, он сориентировал меня. Думаю, что другие ученики могли бы то же сказать. Он открыл важность течения художественных идей. Есть художники, без которых не обойтись никак. Тут уместнее всего сказать Сезан и так далее, кубизм, Малевич, Пикассо. Какие-то опорные художники, которые выразили суть самую того времени, в котором они жили, что-то очень важное сделали. И вот это понимание того, что и ты находишься на какой-то грядке общего поля. Гиганты открывают горизонты. А нам бы грядочку распахать и посадить, и чтобы это зазеленело. Вот это да, очень важно себя в череде понимать. Какой бы ты не был маленький художник, но ты знаешь, что вот эта мотыга для тебя. Самое главное, чтобы это было живое. Потому что очень много от ума вещей в искусстве, которые не жизнеспособными оказываются. Вот у него глубокое соображение (это его слово), вот как бы сочеталось хорошо с органичностью, с природным ощущением цвета.


RadioBlago: Кандидат исторических наук, доцент Центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета Алексей Юдин рассказал о том, какое послание оказывается передал ему Малевич через работы Стерлигова.


Алексей Юдин, кандидат исторических наук: Для меня это спасение. В каком плане? Мир современный настолько запутан... Понятно, да? Даже не приходится объяснять, что происходит. Все время происходит какая-то путаница на каждом шагу. И нужно нечто, что бы тебе дало, да? Какой-то ключ, чтобы ты сам понял, как двигаться. Вот это вот то, что для меня работает в качестве навигатора. То есть, я смотрю, я постигаю, я вместе с этим куда-то двигаюсь, продвигаюсь. И это становится моим. То есть, я могу сказать, что это мое искусство. Хотя я родился совершенно в другом городе, это не московская культура, это все-таки достояние Питера и и Питер этим гордиться совершенно справедливо. Москва не знает и стыдно ей пусть будет за это. Когда потом встречаешь людей, которые выросли на этом, в этом, рядом с этим. Мне так просто повезло, я просто общаюсь с этими людьми. Я понимаю, что это такое и мне становится вдвойне дорого. Приходят образы, которые становятся моими, приходят люди, которые входят в мою судьбу. И для меня это счастье. И приходят эти смыслы. И эти смыслы помогают мне реально совершенно жить. То есть, я сам удивился, что за последнее время я что-то делаю головой, к сожалению, увы, головой, рад бы руками, но не всегда... то я вот делая головой, я читаю Стерлигова, смотрю на Стерлигова и у меня что-то получается. То есть, та школа, которую он заложил, вложил то, что он в живых людей, передается дальше. И вот что-то получаю и я. Могу привести конкретные примеры, но лучше их видеть.

- В том числе для меня — История с черным квадратом — сложная история личного взаимоотношения. А сейчас вот он ко мне пришел по-стерлиговски. Как царственный младенец. Это для меня такое счастье, такое открытие, такое избавление от какого-то надуманного, не того груза... реально, я как-то получил послание от Казимира Малевича через Владимира Стерлигова.


- Но тем не менее, вот это же такая дерзость, когда художник говорит об очень глубоких и важных вещах — это всегда дерзость...


- А иначе нет художника! То есть, если нет дерзости, если нет прорыва, как у поэта, который как бы идет по последней линии смысла, так же и здесь... а Стерлигов чем дорог еще, например, для меня... Тем, что он это видел. И это виденное, уловленное, познанное, вот там, за гранью, за чертой переносил в какие-то нам доступные образы визуальные. Это редко так бывает, когда художник работает... каким бы выдумщиком.. а у меня много друзей художников-выдумщиков, но они все выдумывают уже из выдуманного. А вот привнести то, что еще невидено, найти ответ на вопрос, который еще не задан. Ну это фантастика. И Стерлигов именно такой...

- … Искусство становится академическим, а следовательно замирает...

- Его делают, это большое искушение с одной стороны, с другой стороны есть какие-то большие траектории, большие пути движения. Они политические, там еще какие-то и т.д. Искусство в этом смысле как-то работает, его используют. Это искушение для художника. Есть те, которые сразу же работают на это искушение, то есть продюсируют свой продукт. И в современном искусстве таких полно. В принципе, это не плохо, но ест те, которые создают какую-то свою лабораторию, свою ближнюю школу, свою какую-то пропедевтику, свою какую-то Scola — еще в старом значении. Вот то, что происходило в 60-70-е годы, когда ситуация с искусством была другая. И не только с искусством, а вообще со всем творческим из свободных проявлений. Вот как тогда это можно было создавать? .. Может быть, тогда это была даже более благоприятная ситуация... Такая мысль.. может, она не очень хорошая и приятная... То есть, люди могли общаться в каком-то своем кругу, конечно, рискуя при этом. Но вот ситуация тактильной передачи увиденного... Потому что сейчас все поставлено на поток, конвейер. То есть, тогда было некое административное давление, идеологический вакуум, там се, пятое, десятое — сейчас законы рынка. Тема, конечно, старенькая: зачем ты это делаешь, оно просто не пойдет, нет, мы это не будем покупать, нет, мы это не берем, мы тебя туда не продвинем и так далее. Такие же запреты, всегда культуры построена на запретах. И как в системе этих запретов существует нечто живое и свободное — это вопрос. И я думаю, ответ надо искать в каждом конкретном случае. И вот у нас есть ответ — ситуация Стерлигова и его учеников... Я не могу сказать, это они носители смыслов и носители традиций. Вот она живая традиция. Она живая...


- Могут ли они, как вы думаете, уже сейчас человеку из 21-го века, молодому, не обремененному знаниями, что любил Стерлигов, насколько я понимаю, академическими, взять и передать эту искру Стерлигова, они?


- Конечно... Конечно. Другое дело — сможет ли человек хотя бы на секундочку остановиться? Здесь же важно чуть-чуть тормознуть. Сейчас мы просто все отсчитываем как информацию. Слизываем. А это понятно, это про это, а это про это. А здесь про другое — здесь нужно хотя бы чуть-чуть замереть, чтобы это вошло в тебя. Дай Богу шанс. Замри. Дай Богу шанс. Вот это здесь, совершенно. А замрешь — потом воздастся сторицей. Ты будешь так благодарен тому, что ты замер.


RadioBlago: Поэт, кандидат филологический наук Ольга Седакова по нашей просьбе порассуждала на тему восприятия работ Стерлигова зрителями — что необходимо, чтобы понять и почувствовать мысль автора, как к этому прийти? По мнению нашей собеседницы важно «открыть себя для работы, дать ей в тебе подействовать, не приписывать ей никаких значений».


Ольга Седакова, поэт, кандидат филологических наук: Они для меня после сегодняшнего дня стали значить несравненно больше, потому что я впервые увидела это в таком масштабе, в таком разнообразии, я прежде видела его в кругу других художников. Потому что 20й век наш очень богат, и мы еще много чего не знаем, и не оценили. Он действительно богат на гениев, людей, которых называют гениями. И Стерлигов, конечно, один из них, я думаю. Но сейчас я его вижу гораздо глубже, и поэтому я еще подумаю, что это значит. Во всяком случае, я всегда очень хотела увидеть такое искусство и рада, что его вижу.

- Вы знаете, я думаю, что это уже искусство зрителя, более или менее просвещённого зрителя. В живописи он не должен ничего истолковывать – первое, что он должен сделать, это открыть себя для этой работы, дать ей в тебе подействовать, не приписывать ей никаких значений. Если вы чувствуете ее как Силу, Стерлигов очень любил это слово, я тоже его люблю – что в искусстве главное – сила. Вот вы сначала ее переживите, как силу. Потом уже пытайтесь как-то понять. Вы сразу наверное, почувствуете, отличите вещи, в которых нет этой силы совсем, что вот это совершенно мертвое изображение, а вот эти вещи наполнены энергией.

-Дело в том, что искусство вообще, в отличие от науки не аргументирует, поэтому каждое заявление может быть оспорено. Но для меня это ничуть не значит, что всеплюралистично. «Сколько людей, столько и мнений» - нет. Зависит тоже от способностей человека, чуток ли человек, воспитанно ли его восприятие. Поэтому, мало ли что… Понятно, что грубому человеку нравится одно, развитому – другое. Но я думаю, что (как Мандельштам писал) есть ценности – незыблемые скалы, но они не имеют принудительного, догматического характера. Она открывается, какая-то часть ее одному – больше, другому – меньше. Но само присутствие или отсутствие (я думаю) достаточно непроизвольно.

- Вот я сказала о чистоте, да, чистота. Здесь ничего не сделано нарочно для какой-нибудь придуманной внешней цели, для красоты или еще чего-то. Так вот вещь рождается: более удачная, менее удачная, но она всегда создается в каком-то чистом пространстве...


RadioBlago: Владимир Васильевич Стерлигов один из первых последователей направления органики в искусстве. Насколько выдумана и насколько органична созданная им чашно-купольная пространственная система, рассказал композитор, мыслитель, писатель, историк, знаток древней и современной музыки Владимир Мартынов.


Владимир Мартынов, композитор, музыковед и философ : С одной стороны она, конечно, придумана в хорошем смысле. Потому что она как бы из пальца не высасывается. А с другой стороны — это совершенно естественная вещь, потому что что такое купол? - это опрокинутая чаша... а что такое чаша — это тоже опрокинутый купол. И в принципе, о чем тут речь идет? О неком таком резонансе или резонаторах. И в принципе вот соответствие — то, что наверху, то и внизу. И что внизу, то наверху. И поэтому — это вообще универсальный совершенно принцип, который им он придуман во сне как изобразительный. А вот в музыке и я собственно говоря в какой-то степени с этими такими феноменами работаю тоже, потому что мое дело — достичь этого купола, то есть достичь ощущения купола. Но этот купол можно выстроить, получить и достичь только тогда, когда выстроишь грамотно чашу. И вот это самое, в принципе вот этот резонанс, резонансность — вот это, по-моему, очень такой принцип, который нельзя выдумать, но в чем состоит выдумка? Что надо это сформулировать и подобрать слова, подобрать какие-то грамотные изображения, и здесь конечно же выдумка какая-то должна быть. Хотя это вещь, которую нельзя выдумать. А надо выдумать, как об этом сообщить.

- Понимаете, это дело уже музыкальных форм. В принципе, все мои последние вещи, которые я сам играю, они длятся там около часа и примерно одно и тоже. Значит, в чем тут этот момент одного и того же. Там дело даже не в том, что это за музыка. А дело в том, что вот эти пространства, они должны создать некое искривление вот этого пространственно-временного, то есть прекратить эту стрелу (так сказать) временную прямо направленную, а ее искривить. И когда она искривляется, вот тут начинают возникать разные резонансы. Ну как это искривляется? Это просто, допустим, если берется патерн или какой-то модуль, и вот с ним начинаешь работать. Его или сокращать или удлинять, и вот здесь вот возникают эти искривления пространства, которые на слух даже может быть не воспринимаются. И слушатель, ему даже может показаться, что это одно и то же. А на самом деле, он входит в это искривленное немножко, не немножко, а искривленное пространство.


RadioBlago: Произведения Владимира Стерлигова выставлены в Коломне в зале «Брусенский, 31», практически у стен монастыря. Сакральность этого пространства как нельзя лучше подходит для представления работ художника, считает известный российский искусствовед, куратор и заведующий отделом экспериментальных программ Государственного центра современного искусства Виталий Пацюков.


Виталий Пацюков, искусствовед: С одной стороны — совершенно недооцененный художник, а с другой — удивительный, удивительный по масштабу своему. Не смотря на то, что работы все по своей структуре, они не обладают (как вам сказать) какой-то особой формой показа, это интеллигентные работы небольшого размера. Но в них содержится действительно Космос. Это человек, который пытался найти гармонию не только в нашем обществе, но и гармонию во Вселенной. Хотя это очень высоко звучит, очень торжественно звучит. Нов от его замечательная фраза о том, что «Кривая — соединяет». Он использовал локальные такие кривые. Он рассматривал мир как органический. Вот чашно-купольная система. А с другой стороны — некий организм цветка. Он у него жил как организм, как органика. И вот это естественное состояние человека в пространстве, естественное состояние в его космосе, где космос является не отделимым от нашего маленького, казалось бы, существования. Он создавал большие прогнозы на способности нового человека. И не только спасал человека, живущего в сетях сегодня, он предлагал ему огромные перспективы человека. Когда бы человек мог эволюционировать и ощущать, что он соотнесен с Космосом, соотнесен с большой реальностью. И в силу этого возникали этические проблемы. Что ты должен быть очень осторожным, внимательным и любит мир, в котором ты существуешь. Этот мир у него развивался по кривым, не по прямым, как вот у Малевича. Хотя Малевич величайший художник. Но это возникает как — у Малевича было такое понятие «прибавочный элемент», дополнительный элемент. И вот создает дополнительный элемент Владимир Васильевич Стерлигов — это кривую. Кривую, которая действительно... мир же у нас криволинейный, гармония у нас совершенно иная, иная геометрия. Он открывает совершенно иную геометрию — не геометрию прямых линий, а геометрию как бы лекальных линий, геометрию кривых линий. И она правда соединяет человека с миром Космоса, не сотавляет его одного, правда соединяет его с ангелическим миром, с миром высокой религиозной культуры, и высокого религиозного состояния, где человек осознает, что он принадлежит настоящей божественной идеи. И вот это то, что он начал произносить в начале 60-х годов, это мало что, это некий героический поступок, это мужественный поступок, это еще и формирование новой экологии, религиозной экологии и новой этики. И вот эта выставка — это утверждение возможности этого. То что проходит именно в этом пространстве — пространстве сакральном. Это как раз все мир Стерлигова помещается в сакральное пространство. Он обретает сове истинное место в этом, в этой реальности. В то же время мы спокойно осознаем, что находимся в сакральном пространстве. И рядом с ним большой мир, где сакральное пространство объединяется с большим миром, оно просто не сосредотачивается, мы не сможем здесь молиться. Но мы обретаем нашу полноценность. Именно в соответствие этого мира и другого мира, социального мира и мира Космоса. Вот эта удивительная гармония, удивительная стройная иерархия, очень живая пластическая иерархия, которая... Трудно сказать, один человек это как бы создал, но в то же время существует группа, существуют люди, которые учились у него, которые продолжают то, что он сказал, то, что он сделал, это продолжается как методика, как методика высоко нравственного искусства. И поэтому я вот просто счастлив, я благодарен за эту возможность здесь быть и видеть это искусство, я благодарен этому месту.


RadioBlago: Светлую и радостную атмосферу на открытии выставки Стерлигова в Коломне отмечали многие гости, с которыми нам удалось поговорить. Но известный художник и теоретик искусства Франциско Инфанте пояснил, почему работы Стерлигова производят такое благостное впечатление на зрителей.


Франциско Инфанте, художник и теоретик искусства: Впечатления, конечно, не могут быть плохими, потому что это такой художник с масштабом человеческого в искусстве. Вот в наше время довольно трудно увидеть такой масштаб в современном искусстве, потому что там очень все гипертрофировано. И размеры гипертрофированы, и идеи, и темы — все. Здесь как-то все спокойно, все уютно, все по-домашнему. Это следствие той культуры, которую он захватил своей жизнью. И которая была конечно, следствием достижения художников русского авангарда. Потому что просто так родить идею — чисто абстрактную, метафизическую. Родить из собственного сознания чашно-купольную систему — это характеризует художника, который идет в традиции русского авангарда 20-30х годов. И сама идея достаточно интересная, конечно. То есть, чувствуется по работам, что это переживалось абсолютно. Вот, например, работа, которая мне особенно нравится на этой выставке просто. Мне кажется, она абсолютно удалась, абсолютно получилась. И никаких нареканий, никаких претензий не может быть, потому что это абсолютно совершенное произведение купольно-чашечное, хотя тут изображены как будто бы листья, да? Но вот здесь есть купол, есть чаша, и одно дополняет другое. Вот так видел мир. Это подобно тому, как Малевич, например, видел мир супрематическим. Он создал такую сферу понимания, собственного персонального понимания мира, которое оплодотворило все дальнейшее время и Стерлигов умещается в это время очень хорошо. И вот сейчас смотря уже с позиции современного мира, который такой, как я описал, немножечко. Это выглядит очень-очень уютно, по-человечески приятно. И находится в этом просто комфортно.


RadioBlago: Выставка «Геометрия природы Стерлигова» проходит сейчас в Коломне по адресу: Брусенский, 31. Посетить ее можно будет до 25 января 2015 года. На этом программа «Время культуры» подошла к концу. До следующей встречи, дорогие друзья!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: