Время культуры
Время культуры

меню

Художник Дмитрий Гутов

4274

8 сентября в #ГМИИ им. А.С. Пушкина открылась выставка «Рембрандт. Другой ракурс» в рамках специального проекта VI Московской биеннале. О проекте рассказывает художник Дмитрий Гутов, директор Пушкинского музея #Марина Лошак, куратор выставки Полина Могилина и доктор искусствоведения Вадим Садков.

Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина в этом году решил впервые принять участие в Московской биеннале современного искусства. И по такому случаю подготовил выставку работ известного художника Дмитрия Гутова, который создает свои металлические скульптуры, вдохновляясь рисунками великого голландского мастера.

Директор Пушкинского музея Марина Лошак рассказала журналистам, как классическая художественная институция решилась на столь смелый эксперимент.


Марина Лошак: Мы открываем сегодня выставку двух художников, как ни странно это звучит, великого Рембрандта и очень талантливого Дмитрия Гутова. Мы не случайно сделали этот проект. Мы специально постарались сделать один из первых проектов в рамках Шестой Московской биеннале современного искусства. Потому что считаем, что чрезвычайно важно, чтобы биеннале существовало в нашем пространстве. Мы очень надеялись, что включение такой важной институции, как Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина это важное звено внутри этого процесса. Но помимо всего прочего, как обычно, мы старались получить удовольствие. Нам хотелось сделать этот проект. Нам с самого начала показалось, что он будет очень уместен в нашем музее. Многие из вас часто бывают в нашем музее, как я надеюсь, прекрасно знают, каково наше собрание Рембрандта. Это очень интересное, разнообразное и очень качественное собрание. Мы гордимся им. Наши вещи гуляют по всем музейным выставкам, у нас есть счастье видеть их постоянно. Не только у нас, но и у вас. Но всегда возникает желание каких-то неожиданных артистических размышлений на ту или иную тему. Тем более мы знаем, что река искусства не прекращает свой ход, и в ней нет ни времени, ни пространства, есть просто художник внутри этого пространства. И мне не хотелось бы считать, что художники делятся на старых художников, которых мы обожаем, представляющих старое искусство, великих мастеров. А современное искусство - это такой бедный приемыш, которого все волей неволей считают нужным показывать изредка, чтобы не казаться старомодными. Я считаю, что художник всегда художник. И мне кажется, что в нашем пространстве, в нашей стране есть совершенно замечательные художники, очень тонкие, очень глубокие, просто художники в самом таком изначальном смысле этого слова. Поэтому мы решили, что мы попытаемся сделать какую-то такую новую историю сложить, где взгляд художника будет, придаст некое новое движение тем прекрасным вещам, которые мы видим каждый день.


RADIO BLAGO: Дмитрий Гутов — один из самых ярких российских художников современности. Вначале 90-х он окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина по направлению теории и истории искусства, стал членом редколлегии «Художественного журнала». В 1994 году организовал в Москве Институт философа искусства Михаила Лифшица.

На счету художника участие в четырех Венецианских биеннале, в первой Манифесте, которая проходила в Роттердаме, и множестве других коллективных и персональных выставок в России и за рубежом. Художник не является приверженцем одного направления работы. В разное время Дмитрий Гутов обращался к фотографии, видео, инсталляции, графике, живописи, созданию пространственных скульптур из железа. Его произведения находятся в собраниях Третьяковской галереи, Русского музея, Музея русской иконы, Государственного центра современного искусства, Московского музея современного искусства, фонда «Екатерина», а также в музеях Перми, Кургана, Риги, Прато и Берлина. Слово Дмитрию Гутову.


Дмитрий Гутов: Добрый день, друзья, спасибо, что пришли, я надеюсь, тут у всех достаточно чувства юмора, чтобы оценить название этой выставки «Гутов и Рембрандт» и все, что тут было сказано. Я вспоминаю слова одного американского художника, современного, очень хорошего, всемирно известного, который зашел как-то в музей Прадо и сказал такую фразу: «Сезанн, Декунинг, Полок — все было ничего. Но Веласкес был последним гвоздем в крышку гроба, где лежала моя живопись. У меня вот таким гвоздем была вот эта как раз картина «Артаксеркс, Асман, Эсфирь». Но в таком глубоком детстве, что даже передать нельзя. Я благодарен моим родителям: а) за то, что они меня сюда в детстве привели, б) за то, что всю жизнь потом позволяли делать все, что я хочу. Хотел поблагодарить всех участников этого проекта. Зритель даже не представляет обычно, что такое выставка. Какое количество людей в ней задействовано: осветители, монтажеры, сварщики. Однажды я постарался перечислить, делая в одном рижском музее выставку всех, кто мне помогал, и девушка из зала, журналист, в конце спросила: а вы-то, что делали? На что я сказал — понятно, что делает художник, мешается у всех под ногами, не дает нормально работать. Но результат этого грандиозного совместного усилия вы скоро увидите, спасибо огромное всем, за то, что вы пришли.


RADIO BLAGO: Серия «Рисунки Рембрандта» в творчестве Дмитрия Гутова родилась не случайно, у нее есть своя предыстория. В советское время рядом с домом художника в Кузьминском парке жители окрестных пятиэтажек захватили участки земли под незаконные огороды. Для защиты драгоценного урожая они строили заборы из старых металлических кроватей, балок, проволоки, сеток и труб. В изломанных линиях нагроможденного железа художник разглядел иероглифы и зарисовки великих мастеров. Использовав обнаруженный прием, Дмитрий Гутов лишь усилил сходство с первоисточником. По его словам «Важным элементом оказывается эффект невесомости, который приобретает железо, сваренное по логике движения пера в рисунке».

Приглашать к работе с шедеврами классического музея можно лишь деликатного и тонкого художника, считает директор Пушкинского Марина Лошак.


Марина Лошак: У Дмитрия, многие из вас знают, уже были работы на эту тему, которые мы просто собрали здесь. И эти попытки, которые он совершал на протяжении долгого времени, художественно они все были очень удачные.

- Я очень волновалась, поскольку мне кажется, что самое важное в нашем случае — это органичность происходящего и уместность художника в пространстве музея. Что такое уместность? Это значит, что художник, который делает нечто, выставляемое в таком фантастическом соседстве, как соседство с Рембрандтом, должен быть человеком исключительно одаренным, человеком тонким, человеком любящим, человеком страстным, рефлексирующим и человеком очень деликатным, безусловно. Все это есть в Дмитрии.


RADIO BLAGO: На выставке в Пушкинском музее в традиционном зале Рембрандта теперь царят пространственные композиции Гутова. Созданные из металлических прутьев они в точности повторяют графические линии в рисунках великого мастера. Но полное совпадение доступно глазу лишь в определенной точке зала. Стоит только сделать шаг в сторону, как картинка ускользает и превращается в абстрактную железную конструкцию, подвешенную в воздухе. Грустные старики, нищие, женщина с младенцем — персонажи Рембрандта словно выходят с рисунка навстречу зрителю.

Каким образом художник вступает в диалог не только с великим предшественником, но и со зрителем, нам рассказала куратор выставки Полина Могилина.


Полина Могилина: Безусловно, любая выставка — это возможность лишний раз акцентировать внимание на работах того или иного мастера. И в случае с Рембрандтом — это всегда лишняя возможность поговорить о Рембрандте. Те образы, которые создавал Рембрандт в своих работах, они безусловно образы невероятной глубины. Именно такого психологизма, каких-то эмоциональных состояний. И когда мы ставим зрителя напротив работ Рембрандта, мы даем ему замечательную возможность и предлагаем им посмотреть вглубь этих персонажей, которых мы видим на картинах. В случае с Димой, то еще и предлагает зрителю стать участником творческого процесса. Поскольку в зависимости от движения, происходит некое действие, некая магия, некое движение трансформации форм искусства прямо на его глазах. И это очень здорово. И если случае с Рембрандтом мы входим в картину, то в случае с Дмитрием, рисунки выходят в наше пространство.

- Этот зал, это зал Рембрандта и его школы, это безусловно тот дом, в котором Рембрандт живет в нашем музее. И мы пошли на такой риск. В кавычки, конечно, берем слово «риск». Пошли на такой эксперимент, освободили этот зал для современного художника, но безусловно учитывая ту взаимосвязь, которая между ними есть. Потому что совершенно не случайно появление именно Дмитрия Гутова, этой выставки в классическом музее. Поскольку, он наверное является таким идеальным воплощение непосредственно этого. То есть, безусловно, все художники испытывают влияние предыдущих поколений художников, того или иного творческого опыта и наследия, но в случае с Дмитрием Рембрандт является еще и прямым источником вдохновения его.


RADIO BLAGO: Постоянная экспозиция произведений Рембрандта Харменса ван Рейна на время выставки Дмитрия Гутова переехала в соседний 11й зал Главного здания Музея изобразительных искусств имени Пушкина и также открыта для посещения. В пространстве с современным художником осталась лишь картина «Артаксеркс, Аман и Эсфирь», написанная в 1660-м году. Шедевр появился на свет в последнее десятилетие жизни мастера живописи и наиболее полно раскрывает все грани его великого дарования.

Заведующий Отделом искусства старых мастеров Пушкинского музея, доктор искусствоведения Вадим Садков рассказал о том, что в каждом столетии рождается новое, или вернее сказать, свое восприятие произведений Рембрандта.


Вадим Садков: 9 лет назад, в 2006 году, когда весь мир отмечал 400-летие со дня рождения великого Рембрандта. И была проведена в разных странах, в разных городах, в том числе и у нас в музее изобразительных искусств выставка, посвященная этому юбилею. Так вот моя коллега из музея изящных искусств в Бостоне Рони

- Барт очень остроумно сформулировала тезис о том, что у каждого поколения должен быть свой Рембрандт. То есть, этим они аргументировала необходимость организации с интервалом там в какие-то 15-20 лет действительно крупных шоу, посвященных гениальному голландцу. И последнее такое, просто к слову, в прошлом году состоялось в Лондоне и в Амстердаме.

- И самое главное, что творчество Рембрандта, и его живопись, и его печатная графика, и его рисунки, а Рембрандт был одинаково гениальным, как живописец, как офортист, как рисовальщик. Это оказало огромное влияние на развитие европейской культуры в Италии, во Франции, в Англии. А начиная с эпохи романтизма, с эпохи романтиков в разных странах, и во Франции, и в Германии, и в нашей России искусство Рембрандта становится синонимом классического искусства, наряду с Рафаэлем, Рубенсом, Веласкесом и тому подобное. И можно сказать до 20 века, когда художники, представители совершенно иной ментальности, другого стилистического этапа, так сказать, в развитии художественной культуры, они также вдохновляются произведениями Рембрандта.

- Дело в том, что вот я, как уже сказал, у каждого поколения был свой Рембрандт. Это означает — картины оставались теми же, но их восприятие людьми разных эпох и даже разных поколений в пределах одного столетия очень сильно менялись. То есть, здесь мы вступаем в сферу действия законов психологии восприятия, которые очень исторически детерминированы.


RADIO BLAGO: Рядом с каждой конструкцией Дмитрия Гутова на выставке расположена экспликация с небольшой копией оригинального рисунка, по которому выполнена скульптура. И лишь оригинал одного из представленных графических набросков голландца находится в собрании Пушкинского музея - «Молодая женщина с ребенком на руках». Специально для выставки Дмитрий Гутов создал композицию и по этому рисунку. Экспозицию также дополняют офорты Рембрандта из коллекции музея.


Вадим Садков: Произведения, которое мы попытались сопоставить - с одной стороны картина, лучшая картина из собрания нашего музея. «Артаксеркс, Аман и Эсфирь», которая является такой своеобразной живописной квинтэссенцией, и живописной, и образно-смысловой, и композиционной квинтэссенцией высших достижений рембрандтовского гения. И одновременно офорты Рембрандта, исполненные в разных жанрах, в разные периоды его творческой активности. И один маленький рисунок, по которому наш музей, когда мы обсуждали вопрос организации выставки Дмитрия Гутова, попросили маэстро специально исполнить произведение по нашему рисунку. А у нас всего один рисунок Рембрандта в настоящее время, аутентичный, в собрании. И как раз чтобы показать чистоту эксперимента: вот оригинал Рембрандта, маленький крошечный рисунок. Вы пойдете на выставку и его увидите. И скульптура в человеческий, даже чуть больше человеческого роста. Скульптура, исполненная в совершенно другой технике, в другом масштабе. И самое главное — художником, представителем совершенно другого этапа в развитии мирового искусства.

- Конечно, может быть некорректно сравнивать гений Рембрандта с произведением современного актуального художника, пусть пройдет время и действительно оно все расставит на свои места. Но тем не менее, как мне кажется, вот в произведениях Дмитрия Гутова, я и мои коллеги, с которыми мы познакомились с этими произведениями, и принимали решение об организации выставки. Все солидарны с тем, что мастер сумел совершенно в другом виде искусства, с скульптуре постараться передать вот эту внутреннюю кинематику движения рембрандтовской кисти или рембрандтовского пера. Мне, например, огромное довольствие доставляет не просто любоваться на скульптуры Дмитрия Гутова на расстоянии, когда они действительно воспроизводят рисунок или форт гениального мастера, и вблизи, когда мы сталкивается с таким почти беспредметным нагромождением каких-то конструкций и металлических пятен, сеток и тому подобное. Но и в профиль. Профиль, конечно, профиль скульптур — скульптура трехмерная, рисунок и картина, они двухмерные. И вот как раз, мне кажется, что вот как раз взгляд на скульптуры в профиль показывает вот эту насыщенность внутренней энергии, внутренней динамикой, когда художник пытается создать свой, достаточно индивидуальный, пластический эквивалент картин и рисунков гениального мастера.


RADIO BLAGO: Выставкой Дмитрия Гутова Пушкинский музей продолжает диалог классического и современного искусства, который был начат год назад после показа скульптур известного бельгийского художника Вима Дельвуа в стенах музея. Тогда устроители выставки решили интегрировать работы современного скульптора в пространство залов с классическими произведениями искусства. Об этом нам рассказала куратор нынешней выставки Полина Могилина.


Полина Могилина: Мы делали выставку Вима Дельвуа, замечательного бельгийского художника, который как раз таки был такой некой интервенцией, поскольку его работы были выставлены среди памятников из постоянной экспозиции, с постоянной коллекцией. В данном случае, мы постарались скорее выстроить диалог. И постарались сделать это максимально аккуратно. Чтобы как раз таки попробовать сделать не интервенцию современного искусства в музей, а некое плавное вхождение.

- Это всего лишь один из опытов, один из вариантов, скажем так, в реализации подобных проектов. Поскольку, зритель совсем не консерватор, далеко. Поскольку очень много замечательных отзывов мы уже слышали, и о тех выставках, что уже проходили в нашем музе, и о выставке Дмитрия Гутова, которая официально открывается сегодня. И люди очень заинтересованные, люди открытые, и готовы воспринимать искусство в новых формах.


RADIO BLAGO: Выставка в Пушкинском музее проводится в сотрудничестве с галерей «Триумф». В прошлом году в ее пространстве Дмитрий Гутов представлял свой новый выставочный проект «Жизнь тяжела, но к счастью, коротка». Отвечая тогда на вопросы нашего корреспондента художник рассказал подробно о том, как пишет живописные работы. Оказалось, что картины Дмитрий Гутов создает поразительно быстро — в среднем за 10 минут. Но самому акту творчества предшествует обычно сложная и многодневная подготовка. Однако работа над скульптурной композицией строится иначе, рассказал нам художник.


Дмитрий Гутов: Вы знаете, здесь процесс прямо противоположный. Работа очень долго выдумывается, много лет или десятилетия, пока ты придешь к этой логике, что эту железку надо было согнуть, что надо было работать с Рембрандтом. А потом под моим руководством три могучих мастера, великолепных сварщика, один из которых extra-quality, я думаю, лучший в стране, с которым я работаю уже 20 лет, медленно это делают. Но так как там се время приходится переделывать, то энергия работы, она сохраняется. Просто каждую железку нужно согнуть, приложить, посмотреть, срезать, опять приложить, опять срезать. Естественно такой труд, он заставляет очень сильно тоже концентрироваться. Это прямо два противоположные способы работы — живопись и сварка из металла.


RADIO BLAGO: Этим летом по случаю празднования дня рождения Музея изобразительных искусств имени Пушкина многие знаменитости проводили экскурсии по залам постоянной экспозиции. Дмитрий Гутов тоже принял участие в акции и рассказал о своей любимой картине «Артаксеркс, Аман и Эсфирь». Запись лекции художника можно найти в сети Интернет. В завершении встречи он посоветовал всем собравшимся потратить на это произведение не меньше трех часов, ведь лишь тогда можно будет приблизиться к понимаю Рембрандта и «войти» в картину.

После увиденного на выставке в Пушкинском может возникнуть впечатление, что своими металлическими работами в пространстве художник делает шаг навстречу зрителю, который не готов тратить столько времени, чтобы так сказать «входить» в каждое произведение великого мастера. Об этом и был задан вопрос художнику.


Дмитрий Гутов: Это очень строгое, но справедливое замечание. Если его продолжить, то мои друзья, они, которые.. мы все друг к другу очень критически относимся. Как сказал мой приятель Анатолий Осмоловский: «Ну, то, чем ты занимаешься, это циркачка на хоботе слона! В смысле, что здесь есть очень сильный момент работы со зрителем, безусловно. Я надеюсь, правда, что там и еще кроме циркачки что-то остается. Но то, что это демократичное искусство, вы абсолютно правы. Там я заглянул в книгу отзывов — первоклассникам нравится, 1Б, 3А, все нормально...


RADIO BLAGO: После подобного признания художник рассказал, что безусловно вкладывает в свои произведения смыслы для зрителей и постарше, но он предпочитает не экспонировать их открыто. «Лучше пусть будет тишина и молчание, сосредоточенное созерцание», - подвел итог нашему разговору Дмитрий Гутов. И в заключении все-таки добавил, каково это ощущать соседство с великим Рембрандтом в залах музея.


Дмитрий Гутов: Вы знаете, художнику по большому счету, как говорит другой мой приятель, Володя Дубосарский, одному нашему другу сказал: если бы ты был художником, ты бы отлично работал и для клуба в Мытищах. В твоей работе не меняется ни одного атома. Где бы она ни висела, рядом с Рембрандтом или она стоит запыленная у меня в сарае. Поэтому это сильное испытание, конечно, но оно не отражается на работе.


RADIO BLAGO: Выставка «Рембрандт. Другой ракурс» останется в Пушкинском музее до 11 октября в 10-м зале Главного здания по адресу: Москва, улица Волхонка, 12. Музей работает все дни кроме понедельника с 11 и до 8 часов вечера, а по четвергам до девяти. Кассы заканчивают работать за час до закрытия музея.

Тем временем наша программа подошла к концу. До встречи в выставочном зале!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: