Время культуры
Время культуры

меню

Художник Евгений Ревяков

4066

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию программу, посвященную выставке к 80-летию художника Евгения Ревякова. Экспозицию, которая уже в третий юбилей автора располагается в Мемориальной квартире Пушкина на Арбате, озаглавили загадочно «Между да и нет».

Евгений Петрович Ревяков родился в 1935 году в Смоленске. Окончил педагогический институт, историко-филологический факультет. Рисовал с детства, но на художественный факультет в легендарный полиграфический институт в Москве поступил заочно и уже в зрелом возрасте. После его окончания долгое время занимался книжной графикой и лишь затем перешел к живописи. Принимал участие во множестве всесоюзных, республиканских и международных выставок по всему миру. И вслед за этим был принят в Московский союз художников. В настоящее время его работы экспонируются в таких крупных музеях, как: Третьяковская галерея, Русский музей, Музей при Министерстве культуры Российской Федерации, Смоленская художественная галерея, Международный музей юмора в Италии, Музей современного русского искусства в США и другие.

Некоторые иллюстрации из тех первых лет творчества автора показаны сейчас и в Москве. Созданные в 80-е годы, рисунки выглядят яркими и свободными по замыслу и манере воплощения до сих пор. О том времени в жизни Ревякова рассказала его супруга, художница Маргарита Волкова.


Маргарита Волкова: Часть иллюстраций делалась к изданиям, но в общем, так как Евгений Ревяков закончил Полиграф, институт, то он стал заниматься иллюстрацией. Просто делал иллюстрации, к выставкам. И был совершенно свободен в выборе и авторов и материала, ему было это интересно.

- С издательствами он сотрудничал, но это очень сложно. Там вот в Детской литературе вышла книга, он увидел и просто в ужасе. И есть три выхода: повеситься, подавать в суд на них или скупить весь тираж и уничтожить. Вот такие были ощущения. Потому что очень сложно, там тончайшие эти иллюстрации, и ужасная печать. И поэтому вот он делал то, что он хотел: много-много-много вариантов, пока человек не добьется вот того, что он хочет сделать. Не ограниченный никакими требованиями издательств. То есть, это иллюстрации, и очень много, они разные по материалу и вот такое... а книг не много, потому что это какое-то ограничение было его свободы, наверное. То есть, сам он по издательствам не ходил.

- Тогда художники книжники имели большую свободу, чем художники станковисты, скажем. Потому что они были прикрыты авторами. Естественно, там какие-то западные. Там Эдвард Лир. Естественно, ты идешь вслед за текстом, вслед за автором, ты имеешь право быть западником каким-то, ты имеешь право опираться на другие ценности. И вот это было возможно. И книжники, книжные разделы выставок были очень интересные в то время. И они давали возможность вот раскованности такой. И вот Ревяков в этой ниши мог сохранять себя. На тот момент, пока не перешел в другую фазу живописную.


RadioBlago : Из слов художника в каталоге к выставки можно узнать, что это именно жена Маргарита подтолкнула его к живописи. Другая судьбоносная дама в жизни Ревякова - искусствовед Вера Чайковская. Она организовала первую персональную выставку живописца в 1997 году. Так Москва узнала о новом большом художнике.


Маргарита Волкова: Это была в Москве первая выставка на Кузнецком мосту. Вообще, Ревяков когда начал заниматься живописью, он не хотел выставляться. Это называлось так: художник должен работать, все остальное от лукавого. А потом произошло так, что сын наш учился в школе и был там история искусств, МХК преподавал искусствовед, Вера Чайковская. И вот она просто зашла... сын пригласил ее в мастерскую, в которой мы тогда жили. И она просто зашла посмотреть. И оказалось, что вот это художник, и она предложила устроить выставку. Написала статью и предложила устроить выставку на Кузнецком мосту. Там искусствоведы.. Вот это вот в общем началось.. И уже получилось, что Ревяков отказаться не мог. И вот сделалась выставка. В это была первая выставка на Кузнецком мосту.

- С тех пор уже.. жизнь художника, она должна сопровождаться выставками, это часть жизни, это часть жизни, это не от лукавого.


RadioBlago : Как рассказала Маргарита Волкова, художник до сих пор каждый раз отказывается от проведения новой выставки. И его близким и друзьям требуется немало терпения и труда, чтобы организовать экспозицию. Потому еще так ценна каждая новая выставка мастера Ревякова.


Маргарита Волкова: Каждый раз он очень сложно, он переживает, что показывать, что нет. Вот я еще не сделал, вот я еще... Это все непросто. Это все непросто. Не надо никого звать... Это уже люди видели. - Что видели? Это никто не видел! - Да это никому не интересно. - Как же не интересно! Ну ты предложи, потом уже человек сам решит, интересно ему или нет. Так что это каждый раз так Или приглашение так звучит: я не обижусь, если ты не придешь. Вот так. Это третья юбилейная выставка, на 70-летие и вот как-то замечательно здесь отнеслись к художнику. И в 75 и вот когда встав вопрос к 80-летию, подумали, что это могло быть такое завершение, трилогия.


RadioBlago : К очередной круглой дате художник подошел в тяжелых раздумьях. Как и прежде его продолжает мучить вопрос о правильности выбранного пути. Глаза улыбаются, а Ревяков со всей серьезностью рассказывает нашему корреспонденту, что скорее всего мог бы стать хорошим певцом, да вот не стал — ни певцом, ни художником... Искусствовед Григорий Климовицкий очень тонко подметил на этот счет: (цитирую) «Трудно найти художника, более скептически настроенного к себе. Он почти стесняется того, что художник. И присущую ему иронию распространяет прежде всего на себя. Человеческое достоинство Евгения Ревякова проявляется в отсутствии фальши. И именно поэтому он чувствует свою духовную близость с Чеховым».


Евгений Ревяков: Все не так, все не то, художник я ни к черту годный, и книжка, которая напечатана, тоже напечатана не так, как я хотел! И может быть я был бы не художником, я думаю все время так. Может быть был бы я хорошим певцом. Я пел в Ла Скала

между прочим. Это происходило таким образом: я как турист был в Италии давно и мы пришли на экскурсию в театр Ла Скала, но он тогда не работал, было лето, нас провели в музей, а потом допустили до зрительного зала. И я стоя на балконе в зрительном зале, где пели великие Карузо, Джильи и Паваротти и еже с ним тихонько пропищал... и всем говорю теперь, что я пел в Ла Скала и это правда.

- Был такой эпизод в моей жизни, когда меня бросила любимая девушка, я учился тогда в институте на третьем курсе. Я зимой поехал поступать в консерваторию. Меня прослушал декан вокального факультета и говорит: у вас профессиональный голос, тенор, а пел я басом. Мы вас возьмем. Но посоветовал окончить институт, чтобы была в запасе специальность, потому что я мог потерять голос, как он говорит, это штука хрупкая. Вы еще молодой, говорит, получите специальность, приезжайте. Девушка, узнав об этом, полюбила меня снова! (смеется) Все закончилось ничем. Но и по моей дурости просто, я пел в оперной студии, пел даже на Всесоюзном радио, записи были. Вот приглашали в оперный театр. Говорили специалисты из Москвы, я в Смоленске жил тогда, что лирический тенор редкой красоты и другие слова хорошие. Приглашали в оперный театр даже, ну да... Без образования был и не решился. И вот теперь я думаю, может я не по той дороге пошел, жалею..


RadioBlago : Ни торжественные речи на открытии юбилейной выставки в Москве, ни слова благодарности и восхищения гостей вернисажа не смогли переубедить творца. Корреспонденту нашей программы он прочитал стихотворение собственного сочинения, которое было написано автором еще пять лет назад, к предыдущей круглой дате.


Евгений Ревяков: К 75-летию такой стишок. В ответ на речи, которые произносятся всегда стандартно такой стишок прочитал:

- Ах, вернисажное лукавство

- Речей приятных постоянство,

- Невинный маскарад словесный.

- Словам просторно. Мыслям тесно.

- Как на поминках непременно решают

- De mortuis nil nisi bene (Но вы не знаете, наверное, о мертвом или ничего, или только хорошее, латинская пословиц)

- Художник с престарелой рожей

- На черта лысого похожий,

- Не столько весел, сколь печален.

- Лишь полчаса он гениален.

- Но только к счастью, пока он примет сам участие

В нехитром дружеском застолье

- И выпьет за сове здоровье.


RadioBlago : На выставке Евгения Ревякова в Москве представлены работы разных лет — получилась небольшая ретроспектива к юбилею автора. Есть живописные полотна и графические иллюстрации к литературным произведениям, в отдельном зале показана графика на грунте. И состав этого вещества, и техника письма уникальны. По словам художника — графика на грунте стала промежуточным звеном в его творчестве между иллюстрацией и живописью. Подробнее об этом рассказала Маргарита Волкова.


Маргарита Волкова: Это такой сложный грунт, который позволяет такую многослойную делать, можно сказать, и живопись. Это акрил, или акварель, акварель есть, карандаш, и ручка. Но главное — здесь основа вот такой вот грунт, который позволяет создавать такие не совсем рукотворные вещи. Нет следа кисти, то есть, есть и след кисти и есть то, что рождается неизвестно, неизвестно откуда. Процарапыванием каким-то... Да, так получилось, что придумался этот грунт. Но с другой стороны он не скрывал состава этого грунта. И когда у него спрашивали художники, он с удовольствием рассказывал. Но почему-то людям казалось, что вот если он узнает, как этот грунт, вот тут он так и сделает. Ну.. почему-то нет, почему-то нет.


RadioBlago : Художник Ревяков живет в постоянном поиске — работа над каждой картиной нередко превращается в настоящую Одиссею с несколькими персонажами, сюжетными линиями и местами действий. Сам живописец о своем творческом марафоне рассказывает следующее: (цитирую) «Работаю над одной картинкой довольно долго, потому что считаю, что написанное быстро и смотрится быстро. Но в конце концов от картинки должно оставаться ощущение легкости и некоторой случайности. Но именно ощущение. Случайного там нет». Об уникальном творческом методе автора рассказала его верный друг и союзник на поле битвы с материалом Маргарита Волкова.


Маргарита Волкова: Периодически, художник заявляет: ну все, теперь я знаю, как. Я понял, понял. Все. Он бежит в мастерскую и начинает переделывать, делать дальше, и это вот такое вот: я знаю, как. Работы свои он переделывает бесчисленное количество раз. И вот они такие легкие. И кажется, что они за один прием, родились такие, невесомые. А эти работы переписывались много-много раз. Дойдя до конца вот художник понимает: вот нет, что-то не то. И перед выставкой он хотел сделать работу. Вот он дела-делал и вот: мне еще закончить нужно, еще чуть-чуть, вот только закончить нужно...

- И подруга наша к нему в мастерскую пришла и звонит мне и говорит: я была у Ревякова в мастерской и видела работу эту, и восхитилась! А он сказал: ты первый и последний человек, который ее видит. Неужели ты там что-нибудь изменишь? Да. Здесь нет тайны! - сказал Ревяков и смыл работу. Чтобы начать заново. Ну вот, вот такая формула творчества Ревякова. Есть тайна — есть работа. Нет тайны, значит, она прекращает свое существование.

- Это не то, что человек сделал эскиз и идет постепенно, вот как соцреалисты, и идет к завершению какой-то работы. Нет. Вот она начинается, продолжается, уничтожается, там. Был один герой, стал совсем другой, был пейзаж — стал натюрморт. То есть, это вот такая работа над вещью. А потом вдруг в какую-то секунду. Как он рассказывает, срабатывает такой щелчок, что она закончена. Вот и все. Не то, что это какой-то заранее намеченный план и к нему человек пришел. Нет.

- Я знаю, мне нужно чуть-чуть. А если он чуть-чуть тронул, это значит, все опять поползло, пошло-пошло... нет-нет, это такой процесс. Процесс... Очень жалко, очень жалко... Очень. Потому что это несколько законченный работ, и вот если бы поставить камеру, я думаю, если поставить. И вот это было бы такой фильм можно было бы снять — как оно рождается, уходит. Там уплываюткораблики, там бежит потом какой-нибудь человек. То есть, во времени такие изменения происходят.


RadioBlago : Маргарита рассказывает, что за каждой живописной работой художника стоит долгая и нелегкая работа, что, конечно, не видно в итоговых вещах. Ведь все они легкие, тихие, умиротворенные.


Евгений Ревяков: Вот это необъяснимо, я не знаю, я работаю подолгу в основном. Ну бывают такие мгновенные работы, но редко. Да, я работаю подолгу и очень часто, особенно когда графику я делаю. Вот графика на грунте. Я смываю, то что написал и опять пишу, опять смываю и еще пишу, и таким образом каждое последующее заполнение плоскости живописной усложняет живопись и в какие-то получаются случайности, которые меня радуют. А останавливаешься, это помимо меня происходит. Вдруг наступает момент какой-то, когда мне кажется, все, это закончилось.

- Решаю-то я, но не знаю, что-то там происходит во мне, что говорит мне: хватит, Женька, все.

- А иногда бывает так: я рисую, потом смотрю (это когда дома происходило, мастерской не было) работы нет. Куда девалась работа? Работы моей нет. Потом нахожу записку на столе. Женька! Работа закончена. Не ищи.


RadioBlago : Про свою спутницу жизни Евгений Петрович рассказывает, что она человек с эталонным вкусом и он ей полностью доверяет. К советам жены автор часто прислушивается и только ее заказы выполняет. Так, например, по его словам, родились библейские мотивы в творчестве Ревякова — супруга настояла на выборе новой темы. Во всех остальных случаях заказчик он сам, утверждает автор.


Евгений Ревяков: Понимаете, хороший художник не будет же в угоду кому-то это делать. Он сам свой высший суд, как Пушкин говорил. Если человек не понимает: дважды два четыре, и толковать ему про дифференциалы и интегралы, это смешно. Нет. У меня есть друзья, которым я доверяю. И когда я пишу, я думаю о том: вот что он скажет о моей работе. То ли это, что я ожидаю от нее или это не то. И есть эталоны в мировом искусстве — скажем, Матисс, которые ориентиры тоже. А вот что бы Матисс сказал, взглянув на мою работу.

- Вот было время, я очень икону любил.. вот икона русская это достижение в мировом искусстве. Вот Матисс говорил, может, вы помните, что русские ездят во Францию учиться живописи, а должны из Европы ездить в Россию и учиться на иконах русских. Это вершина живописи русской. Мне очень нравятся вот художники группы 13, была такая, Древин, художник, русский, Сафронова. Художники 20-30-х годов, они были в загоне, сейчас слава Богу, оценены. Вот мои эталоны тоже.


RadioBlago : Отвечая на вопрос, что для него творчество Евгений Ревяков признается, что со временем написание картин стало желанием, без которого ему трудно жить. Как пить, есть или любить. «Это моя жизнь», - говорит художник.


Евгений Ревяков: Я когда учился, но учебы у меня была не такая основательная, я кончал второй институт полиграфический, и приезжал на сессию в Москву. И проводил все время в Пушкинском музее, вот в этом зале импрессионизма, современного искусства и импрессионизма. И это в меня вошло, это меня привлекло. И я не старался как-то иначе мусолить портреты такие, основательные. Меня это не привлекало. Я думал не о похожести, а о пластике. Другие ориентиры были. Слава богу в меня не вбивалось, как в Суриковском, вот это вот искусство такое.

- Это даже не реализм, а натурализм скорее. Там мало искусства. Это ремесло, которое в 20-м веке уже по-другому понимается. Рисовать похоже, это не значит, рисовать хорошо. Похоже сфотографирует фотоаппарат и киноаппарат. И человек будет не только будет похож как две капли воды, изображение на человека, но двигаться будет, как человек. Зачем спорить с Богом изображая красоту мира! Это неравное сотворчество.

- Ну, естественно, я так не вижу. Матисс говорил: я в страхе бы убежал, встретив на улице женщину, похожую на ту, которую я изобразил. Просто задачи пластики иные, чем задачи фотоаппарата. Я не могу это объяснить, это дело искусствоведов побарабанить на эту тему (смеется). Но вот так я рисую, так я хочу. Да тут внутри изображения все идет! Не знаю, красота формы, не обязательно совпадающая с реальной формой. Красота цвета, соотношение цветов, фактура, тоже не совпадающая с реальной. Это все принадлежность изобразительного искусства и внутри вот варится что-то такое, что мне по душе. Вот так!


RadioBlago : Почти в каждой работе мастера, даже если это пейзаж или натюрморт, присутствует фигурка человека. Если это перекресток, то по нему обязательно бредет странник, если лес, то охотник, если интерьер, то печальная дева. Словно живописец не представляет своего творчества без образа человека или мира без человеческого существа.


Маргарита Волкова: Наверное это потому что там... говорят: тонко чувствующий. Просто художник неравнодушный, неравнодушный. Однажды увидел мою картинку и говорит: да, да, неплохо. Но какой равнодушный валеночек у него! (смеется) Так что у Ревякова нет равнодушных валеночков.


RadioBlago : Творчество художника Евгения Ревякова не могло оставить равнодушными его талантливых и тонко чувствующих современников. В каталоге к выставке собраны разные высказывания почитателей таланта мастера.

Художник-мультипликатор и режиссер Юрий Норштейн написал: (цитирую) «Живопись Евгения Ревякова требует уединения и молчания. Она открывается, открывается, все время открывается. Работы меняются под взглядом, в зависимости от твоего состояния. Это очарование появления художественной мысли. Можешь стоять и смотреть долго на одну и ту же работу, вглядываться в этот мир. Это удивительное, невероятное наслаждение - наслаждение искусством».

А вот высказывание искусствоведа Ольги Яблонской: (цитирую) «В своих работах Ревяков немногословен, но многослоен и многоделен, внимателен к детали, к знаку, к сквозному мотиву. Сквозные мотивы (как и сквозные персонажи) здесь не только путешествуют, как им и положено, из картины в картину, но и проступают сквозь красочный слой, то проявляясь под тонкими лессировками, то пропадая в подкрасочных глубинах, то возникая, то снова теряясь в сложном плетении композиционного рисунка».

Известный итальянский поэт, писатель и сценарист Тонино Гуэрра в свое время был в восторге от картин советского мастера. Он записал: «Евгений Ревяков - художник, который обращается к моим самым светлым и сокровенным мыслям».

Искусствовед Вера Чайковская написала в своей статье, посвященной творчеству Ревякова в 1999 году: (цитирую) «Нежные тающие светлые краски. Очень изысканная артистическая техника. Даже работы маслом пишутся так, что приходится долго вглядываться — неужели масло? Излюбленный мотив — какая-нибудь тонущая в сливочно-белесых туманах окраина с церквушкой, редкими деревянными домиками и деревьями, с нацарапанной ручкой или карандашом таинственной женской фигурой на переднем плане. Или это ангел?».

На вернисаже к 80-летию Евгения Ревякова в выставочном зале Музея имени Александра Пушкина на Арбате собралось много друзей и почитателей таланта художника. Среди них была и народная артистка России Елена Камбурова, которая поделилась с нашей программой своими впечатлениями от выставки.


Елена Камбурова: Вы знаете, это действительно, такое прекрасное путешествие в очень тонкие миры и очень светлые, и очень тонкие миры художника Ревякова. Вот можно было, знаете, просто выставить одну картину и долго всматриваться. Можно сказать, вчитываться в нее. Потом выставка другой картины. И надо сказать, что когда держишь книгу в руках, ты понимаешь, это хорошо, что ты видел реальные картины. Потому что смотря уже потом на эти страницы должен еще представлять вот этот объем, вот эту неоднозначность, понимаете, вот кадр, а за ним еще и еще. И даже ты видишь, как постепенно рождалась эта картина. Один слой, потом другой, ну в обще, вот такая... Это требует действительно не только того дара, которым наградил Господь художника, но и дара тех, кто смотрит. Есть более простое видение, да? А здесь нужно очень сильно всматриваться. Вот. Но зато ты получаешь большой подарок.


RadioBlago : Выставка Евгения Ревякова будет открыта до 6 декабря в Мемориальной квартире Александра Пушкина по адресу: ул. Арбат, 55/32, вход с Денежного переулка, станция метро «Смоленская». На этом программа «Время культуры» подошла к концу. До встречи в выставочном зале!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: