Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

воскресенье / 19 февраля 19.45 - Ко дню памяти композитора Сергея Сергеевича Прокофьева

Художник Валентин Юшкевич

3367

Сегодня мы расскажем вам о живописи Валентина Юшкевича. Уникальный самобытный художник, творчество которого можно отнести к наивному искусству, при жизни служил священником в церкви во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» на Калитниковском кладбище Москвы. Впервые писать картины он начал в 1980-м году в возрасте 44 лет. И за 16 лет творчества художник успел создать более 1000 произведений: акварели на бумаге и картоне, картины, написанные в смешанной технике, а также масляные холсты.

В художественной среде Москвы 1990-х годов Валентина Юшкевича уже хорошо знали и звали Батюшкой, по аналогией с таможенником Руссо. На рубеже веков многие картины отца Валентина был вывезены из страны, их судьба до сих пор не известна. Большая часть существующей в настоящее время коллекции хранится в Калининграде в музее As...is Presentorium.

Это независимая художественная акция — уточнил нашему корреспонденту один из создателей музея, Дмитрий Сорокин. Именно он принес в журнал «Наше Наследие» каталог работ Батюшки с просьбой опубликовать статью о художнике. Арт-директор журнала Елена Пашутина рассказала, что как только они с коллегами увидели картины Юшкевича в каталоге, так сразу решили провести выставку художника в камерном зале редакции.


Елена Пашутина: Вы знаете, этот альбом принес к нам в редакцию коллекционер, галерист Дмитрий Сорокин. Заместитель редактора показал его мне, этот альбом, и мы сразу решили проводить у нас выставку, хотя обычно у нас проходят выставки художников, которые окончили Суриковский институт, Репинскую академию, Строгановское училище. Валентин Юшкевич не относился к профессиональным художникам. Это художник наивный, можно сказать художник-примитивист, обратившийся к творчеству в 44 года, необычайно одаренный, самобытный, с ярким художественным видением. Это все всегда привлекало нашу редакцию. Может быть художник профессиональным, но в творчестве вторичным. В случае с Юшкевичем мы столкнулись с тем, что это свой не на кого не похожий мир… свободный от норм и канонов... в данном случае это очень яркое необычное явление, даже если обратиться в мир художников этого направления… в Москве есть Музей наивного искусства... они выпустили альбом со статьей Аллы Зайцевой..

Я думаю то, что очень многие работы находятся в частных коллекциях, они оценены, и коллекционеры не только их хранят. Та любовь, с которой он относился к миру, в его работах есть, и она передается тем, кто ими владеет.

Юрий Петкевич... познакомил с Сергеем Ивановым, большая часть его коллекции, небольшое количество Дмитрия Сорокина и одна работа из галереи Арт Наив… я сначала боялась, что она может стать не полноценной… но вот поразительное дело - талант его столь ярок и выражен, что сказать, что одна работа слабее другой, не представляется возможным. Выставка состоялась и представляет очень целостную картину о творчестве художника. Конечно же, отреагировали сотрудники редакции, потому что, когда ты оказываешься в таком чудесном, сказочном мире, фантазии, с его дивными и схимниками, зверями... диво-дивное, чудо-чудное.. . Это не может не влиять на атмосферу, которая возникает в этом зале.. с размягченными, радостными лицами… иначе нельзя реагировать на работы этого художника, очень светлого и доброго, судя по всему, человека.


RadioBlago: Помимо музея в Калининграде произведения Валентина Юшкевича находятся в Государственном музее-заповеднике в Царицыно, в Музее изобразительных искусств в Тюмени, Музее наивного искусства в Москве и в частных коллекциях. Но все эти картины лишь хранятся в фондах, а не выставляются для просмотра широкой публикой. К сожалению, не всегда музеи имеют возможность организовать постоянную экспозицию. Так и выходит, что познакомиться с творчеством данного автора в Москве случается не часто.

Дмитрий Сорокин, в коллекции которого собрано 130 картин Валентина Юшкевича, согласился рассказать нашей программе о творчестве этого редкого художника по телефону из Калининграда.


Дмитрий Сорокин: По музеям его не так много. Не всегда в 1990-х годах у музеев были средства приобретать эти работы, а они никогда не дарились, только приобретались. В частных коллекциях они закрыты для публичного просмотра. Не все представлены. В будущем интерес будет. Всегда можно попросить коллекционеров. Для меня у Юшкевича не может быть проходных картин. Более привлекательны, более загружены, выдумки самобытные, но мне всегда интереснее, где меньше изобретательности. Вот это, действительно, какой-то необыкновенный дар художника. Довольно странно для ортодоксального священника видеть такую свободу в творчестве. Когда он служил 25 лет, как он вел службу, он давал своеобразные возгласы: «Мир ти!», «Мир вам!» Для него очень важен этот мир. Война началась. В фашистский плен. И только когда освободили, был выбор поехать в Англию - они сразу домой-домой-домой. Как он пишет. Но и после войны голод, идет на работу, прокормить мать. И только потом мать настояла на том, чтобы поступить в семинарию, а хотел в консерваторию. Он честно отслужил, природная любовь к Господу. Он был юродивым, на самом деле, он просто из деревни, но он был странный, как динозавр, не суетный мир. Очень искренний. Всегда исходила только улыбка. Прихожане всегда вспоминают с большой любовью его.


RadioBlago: Первооткрыватель творчества Валентина Юшкевича, известный московский искусствовед Алла Зайцева, упомянула в своей статье для журнала «Знамя», что Батюшка не самостоятельно начал писать картины, а получил на то благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.


Дмитрий Сорокин: Я не уверен, что так было, просто возникло и повторяется. Тогда было все иначе, он получал награды, общался. У любого священника есть духовник. Знаете, как торжественно. История была следующая: у Батюшки был необыкновенный почерк. Это же церковь на кладбище. И один художник пришел отписать своего отца. И художник обратил внимание на почерк: «У вас, наверное, художественны способности». А тут он почувствовал, как будто слова Господа, и он предложил попробовать позаниматься художественным творчеством. Для него это было всегда важно. Он стал писать картины. Показали, как обращаться с красками, но даже тут он стал открывать все сам - смешанная техника. Он постоянно свои какие-то замесы делал. Он всегда говорил: «У меня свой путь». В наивном всегда интересно, что художник самобытен, не подвержен никаким влияниям. Все делал по-своему. Художник состоялся сразу. День ото дня трудится над своим творчеством, совершенствуется, познал всю красоту досуга. Он был визионер, вместе с духом видеть. Он не очень много рассказывал о философии, не рассуждал открыто, не философствовал. Батюшка все это передавал языком живописи, я даю пример любви! Только мирные вещи, и не вспоминал эту войну, хотя она его коснулась. Он писал и смерть, но вся картина проникнута светом, прощением, нет грани между мирами. Одномерную картину мира, истинное измерение одно, а все остальное иллюзорно. Когда устает человек, перестает сопротивляться реалиям. Пришла, как живой воды напилась. Воспринимает как некую энергию. Сразу понимаешь, что это не то, что это не просто Патриаршее благословение, а именно, как пишет сам Юшкевич, что это по Промыслу Божию. Потому что Патриарх земной человек, а ему важнее Благодатное призвание. Никогда никому не отказывал, целый день шла работа.


RadioBlago: В течение 30 лет отец Валентин не пропустил ни одной церковной службы, никогда не болел и не брал отпуска. За долгое и безупречное служение церкви Батюшка удостоился многих Патриарших наград: получил право на ношение золотого креста, был возведен в сан протоиерея, отмечен орденами преподобного Сергия Радонежского и святого благоверного князя Даниила Московского. С той же ответственностью и серьезностью отец Валентин подходил и к художественному творчеству.


Дмитрий Сорокин: И в этой биографии сам Юшкевич о себе все рассказывает очень хорошо. О своем творчестве, о том, как он подходит к творчеству, служению искусству, продолжение служению Господу, благодатное призвание, Весна моей жизни, живопись. Он, в общем-то, умер за мольбертом, для него это было призвание художественное. Он говорил, что прославлять можно и проповедью, и пением, и в красках. Благодарение за мир. Он относился к этому с огромным почтением. Был награжден званием протоиерея, орденом Сергия Радонежского, но в автобиографии своим необычным почерком именно он стал членом Союза художников. Для него это было такое признание, настоящее служение Господу, именно творческое, для него это было очень важно.


RadioBlago:Творчество Валентина Юшкевича, такое жизнерадостное и жизнелюбивое, оказалось еще и поразительно жизнестойким. Та любовь к миру, которую автор вкладывал в свои произведения, не только передается зрителям и владельцам его картин, но и продолжает жить в них, рождая новые чувства и образы. Наш собеседник, Дмитрий Сорокин наполнил собственную жизнь творчеством Батюшки в буквальном смысле. Он живет в квартире-музее, где вместе с ним живут картины художника-священника.


Дмитрий Сорокин: Я, когда увидел картины Юшкевича, все стало ясно. Открывателем его творчества была Алла Зайцева, ее не стало полтора года назад. Она впервые, когда увидела — у меня пелена спала с глаз. Если увидел, то понял масштаб этого художника. Она организовывала самую первую выставку на Варварке. Она обратилась: «Вы хотите»? Он ответил: «Хочу». После первой выставки он осмелел и начал писать картины на духовные темы. Они все почувствовали глубокий интерес. И Батюшка начал писать картины разной глубины, которой он поначалу стеснялся. С 1991 года полились чудо-картины. У меня тоже пелена с глаз спала… насколько это творчество необычно и одновременно то, что мы называем чудом в искусстве, все могут творить. Это прекрасно. Но чудо происходит не всегда. Нас всегда интересует больше, чем просто хорошо. Что происходит сейчас? И поскольку я уже девять лет живу среди этих картин, могу чисто научным способом, эти картины не надоели. У Юшкевича новая интонация. Это и есть чудо искусства, оно животрепещущее, оно есть реально.


RadioBlago: Упомянутая уже не раз Алла Зайцева относила творчество Валентина Юшкевича к художникам-примитивистам. Сейчас все чаще встречается определение — наивист или творец наивного искусства. Наше извечное желание загнать в определенные и определяемые сознанием рамки нечто, изначально выходящее за них, продолжает волновать журналистов и теоретиков.


Дмитрий Сорокин: Феномен особенный, он не совсем наивное искусство в чистом виде. Сейчас наивное искусство — широкий диапазон всего: народный, самодеятельный, но это высокое течение. Таких представителей очень мало, а сейчас, если что-то необычное, то он уже герой дня, художников такого плана как Юшкевич, наверное, не больше десяти в мировой практике. Он не наивный по какой причине? Он постоянно писал состояние природы и отношение к этому зрителя, природа внутри, по внутреннему вдохновению он пишет. Вера Божественная. Как жизнь внутри этого ощущения. Он выносит это состояние любви к миру на картину. Он очень серьезно относился к процессу, сам готовил холст и т. д. От двух до девяти часов, полное погружение в творческий процесс, полная реляция, одухотворение — и все его произведение закончено Подробно детали вырисовывают. У Юшкевича нет такого, у него целостная картина, особое состояние цвета, именно вживую, при свете дня. Картины дышат, пульсируют. Его картины взыскивают света дневного, Божественного. Цвет изобретал сам. Неумение писать, стилистические тонкости, не умения в преимущества. Сначала смотришь, - зрителю неподготовленному покажется странным, но, если человек не отвернется, через какое-то время… Они все написаны для зрителя. Он очень скромный художник, если без претензии. Он тайно выбирает своего зрителя. Более сказочные, более яркие. Он теплится, он ждет. В этом главное отличие из того, что наш яркий взгляд привык выцеплять из яркого мира. Обычно наивные художники очень яркие и необычные, сказочные. У Юшкевича тоже есть фантастические сюжеты, но главное — они пульсируют, дышат, они живые, перспектива то обратная, то прямая, это все мерцает и т.д. Хотя, конечно, есть и какие-то оригинальные сюжеты - пейзажи со зверями, диалог. Юшкевич хотел показать людям, что даже звери трепетно относятся к друг другу. Мир на земле — его главный посыл. Эти картины, иконы всепрощения. Вы внутри нее, и, конечно, человеку из суетного мира сложно переключится. Особый художник, это особый мир. К каждому свой подход.. Юшкевич из большого искусства. Нужно время, чтобы понять и перестроиться.

Его можно назвать и примитивистом, и наивным, сам по себе был наивным человеком. Сейчас все стараются оригинальничать, и более оригинальных можно найти людей, и не будешь же каждому обозначать свой стиль. Но для меня важно, что это художник не сколько со своим стилем, (есть и профессиональные художники, которые выбирают наивную живопись), но он выбрал этот путь. Он, просто, не умел иначе. Он это свое неумение выводил в ранг стиля очень тонко. Нет этой грани деланности, это такое чудо, что как будто оно сейчас возникло само, и сейчас оно исчезнет. Поэтому сказать о стиле строго, что у человека само. Любому стилю можно подражать, Юшкевичу подражать бесполезно. Стиль подразумевает дублирование, тиражирование, но ничего это не говорит. Кого-то может оттолкнуть. Юшкевич, конечно, понимал народное искусство, но главное - на него влияние иконографии. В Церкви проследил. Мы знаем, что Юшкевич что-то знает. Этот язык, который он взял, условность. Изображается образ. И он очень хорошо понимал, что в искусстве он пишет образ. И он понимал, что в иконографии, как и в искусстве, главенствует Образ, и стиль уже вторичен.


RadioBlago: Живопись Валентина Юшкевича была представлена в необычном выставочном зале. Редакция иллюстрированного историко-культурного журнала «Наше Наследие» расположена в старинном двухэтажном особняке в Москве недалеко от станции метро «Смоленская» и «Парк культуры». Причем своя история есть не только у старинного дома и авторитетного издания, расположенного в нем, но даже у выставочного зала. Ее нам рассказала арт-директор «Нашего Наследия» Елена Пашутина.


Елена Пашутина: Практически с основания журнала постоянно проходят выставки, к которым с очень большим почтением относятся и художники, и искусствоведы. В саду стоит памятник, памятник Пушкина, самый лучший. (смеется).


RadioBlago: Получить больше информации о творчестве художника Валентина Юшкевича всегда можно в сети Интернет, в социальных сетях и на странице музея As...is Presentorium в Калининграде.


Дмитрий Сорокин: Наш музей, независимая художественная акция называется As...is как есть... как что есть или как нечто есть. Пространство неактивных метафор. Мы добавляем слово Presentorium — это такое многоточие. Вы можете любой образ туда добавить, он будет поэтическим. Это не значит, что это можно перенести в активную метафору, это именно духовный полет, самые активные Жизнь и смерть. Неактивные метафоры — это всегда что-то еще. Люди приходят, создают свои какие-то представления. В данный момент сложилось вот так.

Зритель для нас не менее художник, чем сам художник. И человек присваивает их себе: «Я написал эти картины». А в поэтическом образе, все что угодно. Мы больше, чем мы можем представить. И любой человек творит эти образы.

Теги: #Живопись
Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: