Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

среда / 29 марта 19.45 - В программе "Время культуры" интервью с медиахудожником из Петербурга Иваном Тузовым

Игорь Пальмин «Дом Мельникова»

3138

Мы предлагаем вашему вниманию репортаж с открытия выставки фотографий Игоря Пальмина. Серия под названием «Дом архитектора Константина Мельникова» представлена в Москве в галерее «Роза Азора». Приветственное слово на открытии экспозиции произнес известный российский архитектор и художник, профессор московского архитектурного института Евгений Асс.


Евгений Асс: Это событие может стать темой отдельной конференции с тремя секциями: первая тема — Константин Мельников и его дом. В архитектуре России 20го века более значимого явления не существует. … Вторая тема — архитектурная фотография, это такое чудо, каким образом архитектура становится плоским изображением и как свет и материал начинают жить на этих плоских листах и каким образом удается сделать архитектуру иногда даже лучше, чем она есть на самом деле. И третья тема, собственно главная тема сегодняшней встречи — наш дорогой Игорь Пальмин, я бы сказал выдающийся российский фотограф. Основатель современной архитектурной фотографии. Он открыл для русского зрителя русскую архитектуру. И при том, что в совокупности все его... весь авангард, вся элита, фотографии провинции, бытовые сценки.. наследие Игоря Пальмина. Эта выставка уникальная тем, что он предлагает нам портрет дома. Поразительный рассказ об этом чуде архитектуры..


RadioBlago: Дом Константина Мельникова был построен архитектором для своей семьи в 1929 году. Но и в наши дни объект остается новаторским. Трехэтажное здание в форме двух врезанных друг в друга цилиндров с округленными стенами и шестиугольными окнами привлекает архитекторов и ценителей искусства со всего мира. Фотограф Пальмин в своих снимках дает не парадное изображение дома в Кривоарбатском переулке, а преподносит зрителям истинное внутреннее значение дома как жилища.


Игорь Пальмин: Я не могу это назвать это архитектурной фотографией.. это главное для меня дом.. я сейчас видел съемку для афиши. Когда уже расставили мебель и примерно также, как было.. И я посмотрел и увидел, да, это проспект, но не дом, как жилище. Я все время подчеркиваю жилище...

обживается, прибавляется, я верил в этот дом, верил, что он такой, какой он должен быть... и я цеплялся за это, снимая его.

Для такой фотографии нужно время. Это фотография не для прогулки по дому, это фотография для всматривания.

Когда-то был разговор с Дондуреем. Медленное чтение. И со временем я вдруг почувствовал, что есть медленное смотрение. У меня результат медленного смотрения.


RadioBlago: Архитектурный памятник всемирного значения Дом Константина Мельникова в этом году было решено сделать филиалом Музея архитектуры имени Щусева. Директор этого музея, Ирина Коробьина, рассказала радио «Благо» о том, как важна фотография для любого архитектурного объекта.


Ирина Коробьина: Как проецировать авангард, как проецировать искусство архитектуры? Фотография здесь играет фантастически важную роль. Потому что, ну как предъявлять архитектуру всему миру? Здания, постройки. Архитектура, на мой взгляд, самое стратегически важное искусство, потому что на мой взгляд архитектурные памятники дают ориентиры для нашего культурного самоопределения. И очень важно предъявлять это во всем мире. И без фотографии это было бы просто невозможно, на мой взгляд. А фотография Игоря Пальмина, помимо того, что он художник и умный, мудрый, вдумчивый человек, он как никто владеет вот этим жанром архитектурная фотография, которая от всей остальной фотографии, портретной съемки, пейзажей, натюрмортов и других прекрасных вещей: прекрасных детей, прекрасных девушек, рекламных фото и прочее, он чувствует пространство, он знает, как передать пространство, он знает, как дождаться свет, как при помощи света и тени уловить и передать главное. Вот то, что словами-то и не опишешь, вот можно смотреть на фотографии Игоря Пальмина и вы почувствуете этот дом так, как будто бы.. дело даже не в том, что как будто бы вы там побывали. Дело в том, что вы поймете ощущения, разделите, человека мудрого, внимательного и тонкого художника. Это увеличивает ценность.


RadioBlago: Представленные на выставке фотографии были сделаны автором в 80е и 90е годы. В то время, когда еще был жив хранитель истории дома, сын известного архитектора Виктор Мельников. Теперь эти кадры и сами вошли в историю. Почему так важно возвращаться к фотографиями Дома Мельникова рассказала руководитель галереи «Роза Азора» Любовь Шакс.


Любовь Шакс: Мне кажется просто, что интерес к такому объекту уникальному, он не пропадает. И в каждое время возникает какие-то новые импульсы. Сегодня мы присутствуем на открытии этой выставки и это логично. Потому что уже столько было сказано об этом доме, но его судьба, к сожалению, на самом деле не очень счастливая. Потому что он зажат со всех сторон. Ему там уже тяжело дышать в этом во всем. И сейчас мне кажется, что все равно нужно каждый раз напоминать о том, что мы должны это сохранять, должны это беречь, это очень важно. Это уникальное совершенно сооружение. Просто потому что аналогов этому нет. Мне кажется, чем больше мы будем показывать, и говорить об этом, тем будет лучше и тем больше гарантий, что дом сохранится и останется еще на долгие годы.


RadioBlago: Игоря Пальмина называют живым классиком русской фотографии. Его снимки художников московского андеграунда, так называемого «другого искусства» известны широкому кругу ценителей. Сам автор рассказывал, что его становление как фотографа происходило в художественной и интеллектуальной среде 60-х годов. #Владимир Немухин, известный художник того времени, рассказал корреспонденту Радио «Благо» о своем отношении к творчеству Игоря Пальмина.


Владимир Немухин: О нем один художник сказал замечательные слова «он фотограф без вспышки». Это очень важно понять, потому что он как фотограф все время присутствовал среди тех, кого он снимает или что он снимает. Поэтому его это качество очень близко художественному видению. Очень близко. Он был знаком с очень многими художниками, как раз период 60-х 70-х годов, очень давно. Он знает очень много явлений московских, которые теперь называют «другое искусство». Он и сам как бы принадлежит к другому искусству. То есть то, что он видит и то, чего он добивается в фотографии, вот это его качество света или вот это фото света. Я иногда смотрю его фотографии и забываю, что в его руках фотоаппарат. То есть он умеет видеть собственными глазами.


RadioBlago: Фотограф Игорь Пальмин известен и как мастер психологического портрета, и как классик архитектурной фотографии. Эксперты отмечают: в данной серии автору удалось сделать портрет дома. Как это получилось и что тому предшествовало, рассказал сын Игоря, тоже фотограф архитектуры, Юрий Пальмин.


Юрий Пальмин: Архитектурная фотография, и этого очень важно для меня и это очень важно для отца, я от него это перенял. Фотография, в хорошем смысле, всегда находится в некотором служебном положении к чему-то. У каждого дома, сооружения есть коммуникативные функции, дом всегда общается с людьми, когда они проходят мимо него, когда они видят фотографии дома, или видят его в кино. Вот фотография продлевает коммуникативные функции дома, которые, как правило, в нем уже есть. И архитектурная фотография бывает разною. Например, можно прийти к известному дому, увидеть его первый раз в жизни, изумиться и снять какой-то смелый ракурс, которого никогда не было. Или он был и повторялся 20 тысяч раз, но только человек, который пришел в этот дом в первый раз и поразился этой фотографией. А можно и как в случае с отцом, и у меня в тех случаях, когда работаешь правильно, это сосуществование с объектом. Очень важно, что отец в этом доме, он конечно там не жил, но он с ним жил снимая. Он подходил к нему не как в первый раз видивший объект человек. А подходил к нему как к хранилищу персональных историй. И живя с этими историями и разворачивая их у себя, не обязательно визуально, отец шел к тому, что выстраивал эту визуальную серию. Она очень личная во многих смыслах. Личная, потому что она про жизнь в доме, про такую жизнь, которая нарушает все эти нам известные формальные строгие каноны, по которым дом построен и которые он как бы вынужден обращать миру собой, визуальным своим существованием. Так вот это фотография про то, как человеческий мир, человеческие истории сосуществуют, внедряются в архитектурную форму, изменяют ее, конфликтуют с ней или дополняют ее. Вот об этом для меня эта работа. И не только это, но еще и время. Потому что когда мы смотрим на эти трещины, когда мы смотрим на где-то облезшую краску. Мы видим как с этими строгими формами, которые, вообще-то говоря, безвременны. Потому что форма авангарда, она естественно противостоит времени. А здесь время сталкивается с авангардом и рождает новую сущность, рождает живой дом. Вот для меня эта серия чрезвычайно важна и потому что я через нее смотрю на дом, потому что нужно столько же времени просуществовать в объекте, чтобы увидеть его так. А здесь сконцентрированный личный опыт фотографа, в данном случае Игоря, говорит нам об объекте не то, что что-то новое, а что-то сокровенное, правильное и точное.


RadioBlago: Архитектурная фотография не предполагает наличия людей в кадре и на снимках Игоря Пальмина их тоже нет. Но в каждом кадре, в каждом метре дома Мельникова ощущается присутствие его обитателей. О том, как удается мастеру столь тонко передавать атмосферу пространства тоже рассказал Юрий Пальмин.


Юрий Пальмин: Прежде всего я знаю техническую часть этого процесса. Он никогда не щелкает, он никогда не делает много кадров. Потому что ему сейчас сложно смотреть, когда я ему показываю какую-то свою съемку, естественно цифровую. Он спрашивает: «зачем ты так много снимал?». И я понимаю, что он совершенно прав. А я еще снимаю не очень много, потому что скажем, мои студенты как правило снимают еще больше. Но у меня-то осталось воспоминание о тех днях, когда мне нужно было экономить на пленке. И ты начинаешь снимать без камеры. Начинаешь отбрасывать кадры не после съемки, а в процессе. Начинаешь снимать то, что потом уже идет в дело. С одной стороны это очень практично, с другой — это способствует тому, чтобы не тратить, для того, чтобы тратить свой визуальный опыт, какие-то навыки и умения тратить на то, чтобы тот самый кадр, который рождается во время щелчка затвора потом переходил сюда на стену, понимаете? И это же означает и бережное и очень ответственное и внимательное отношение к объекту. Мы не обснимаем объект со всех сторон, делая тысячу его копий, из которых потом выбираем одну самую правильную. Нет, это было бы не почтительно по отношению к объекту. Мы с объектом сначала сживаемся, а потом его снимает так, как он того заслуживает. В то время, с той точки, тем объективом. Это уже какие-то технические детали. Но самое главное, что мы должны сначала свои взаимоотношения с объектом, человек это, дом, в общем-то не важно, потому что и у того и у другого есть вот эта самая коммуникативная функция, которую мы продлеваем. А потом уже, используя какие-то технические навыки, мы делаем тот единственный кадр, который нужен. Вот это техника работы.

- Если говорить об истории его фотографии, то до Дома Мельникова отец снимал отношения света и архитектуры. Он меньше снимал объект. Здесь — это безусловно движение в сторону объекта. Вот у него была предыдущая выставка в Центре фотографий им.братьев Люмьер, которая называлась «В сторону света». Вот это как раз было то, это был отчасти его манифест, в котором очень ярко проявилось его отношение к самому процессу фотографирования архитектуры, когда свет является действующим лицом в кадре. Но это и понятно, логически понятно. Если мы солнце выключим, мы выключим весь свет, то никакой архитектуры мы не увидим. Вот появляется свет и этот свет един для всей-всей-всей архитектуры, которую мы снимаем. И поэтому мы можем двинуться в сторону этого света и снимать этот свет, то, как он появляется на поверхности, уходит с нее. Здесь, он безусловно использует все то, что технически он научился, снимая архитектуру, как свет в архитектуре, но при этом движется к конкретному объекту и для него здесь примат объекта чрезвычайно важен. Для него именно объект вспыхивает здесь той самой точкой притяжения, тем самым местом, на которое падает свет, в этот конкретный момент съемки.


RadioBlago: Первые съемки дома Мельникова Игорь Пальмин сделал в 81-м году по заданию журнала «Декоративное искусство». После того много раз возвращался к этой работе и делал все новые и новые кадры. Что-то было опубликовано, что-то показано заграницей. Но столь полная экспозиция серии «Дом архитектора Константина Мельникова» в фотографиях Игоря Пальмина в России представлена впервые.


Юрий Пальмин: Я постоянно говорю, что, скажем, о Баухаусе мы знаем строго говоря, по двум наборам фотографий и по двум авторам, которых очень легко запомнить, у них одна фамилия. Это Ласло Мохо-Надь и его жена Люция. Люция снимала архитектуру так, как сейчас снимают архитектуру и как тогда снимали архитектуру: ортогонально, просто, с правильным светом. Также она снимала и портреты мастеров Баухауса. Благодаря ей, мы очень много знаем об этом времени. Благодаря Ласло мы очень много знаем о том, что перевернулось в головах тогда, у людей, как это произошло и отчего Баухаус. Это две фотографии. Одну из которых можно условно назвать «вот как я вижу», а другую «вот, что я увидел». Это у меня отцовское, это от отца. И я всегда про эти два вида фотографии говорю студентам буквально на первом занятии. Для меня актуальна фотография второго вида: вот как я это увидел, но именно это, то есть объект. А если говорить о фотографии «вот, как я вижу». То в общем и целом, не совсем даже и важно, что мы снимаем: дом Мельникова или какой-нибудь другой дом. Или не дом, а фонарный столб или машину или станок. В любом из этих случае мы можем показать вот это самое новое видение, новая вещественность, как это называли, входит в наш быт через фотографию. Это тоже очень важно. Но очень важна и вот эта вдумчивая внимательная и такая точная документация. Документация для меня не сухая и скучная фиксация, а для меня документация — это вот это, то, что вокруг нас.


RadioBlago: Дом как живой объект, как пространство для жизни, а не холодный архитектурный макет. В таком случае все, что зрители при помощи фотографа, находят в этом пространстве может притягивать и рождать воспоминания либо напротив отпугивать и раздражать. Как бы там ни было, все детали дома бережно собранные Игорем Пальминым в одну общую композицию, в итоге не оставляют равнодушным. Фотография словно оживает и начинает рассказывать о том, что происходило в доме.


Игорь Пальмин: Когда я посмотрел, я увидел, что мы снимали разные дома. Это беда большинства домов музеев. Воспроизвести дом нельзя. Дом он собирается годами, предметы находят свои места. И сделать такую экспозицию сейчас не возможно и не нужно. Потому что там это все жило. Здесь атмосфера дома та, которой уже больше не будет. Это уже дом не для жилья.

- Память и документ это разные вещи.. да безусловно это документальная фотография.. а память это более широкое. Я помню кадры, я помню состояние в это время свое, какое был свет.. с 2004го и 2005 года я практически живу в прошедшем времени. Это, довольно сложное, такое существование, потому что я живу в несуществующем времени. Это идет переживание материала. Для зрителя это выразиться вот в этих подробностях, на которые я обращал внимание. А для меня это очень глубокое переживание. Это жизнь в виртуальном пространстве, которое я понятия не имею, как оно там существует и откуда там возникает.

- Это был такой экзотики.. но сразу я почувствовал себя на месте.. это мещанство.. занавесочки.. меня это никогда не шокировало, я всего этого не чувствовал. Я перевидал массу мастерских, я чувствовал как они создаются. И дальше как это связано с тем, что он делает.. знакомство с художниками и близость сыграла не очень хорошую вещь. Я видел этот процесс, я прикасался руками и для меня когда я снимал для книжек, у меня несколько другой подход, нежели у профессионалов, которые на этом сидят. Мне было важно смотреть. Из-за этого я медленнее снимал, чем нужно.. Мне выдавалось 10-20 листов и снимал на кухне, когда дом засыпал.. Я жил с этим. И в музеях у меня тоже складывались отношения, что мне доверяли, мне давали вещи. И также с этим. Я еще видел массу интерьеров. Это все рассказывает о доме, о биографии дома.

- Хотел снимать в Переделкино в Пастернаковском доме и пришел и снимал много раз. А потом, когда этот дом разгромили.. Потом скандал кончился, снова завозили и снова начали делать. Мне хотелось это снимать, это было совершенно другой дом. Мне это важно, когда я снимаю. Для меня важна подлинность.

- Такая тоже случайность. У меня от старых выставок остались рамки. Рамок было 31. И так получилось, что я начал отбирать и выбрал 31 работу. Я понял, что ничего не могу выбрать. И то, что оно растащено по разным углам. В чем-то передает атмосферу того дома.

- Это все снималось в никуда. Также как снимались и художники — в никуда.


RadioBlago: Выставка Игоря Пальмина в галереи «Роза Азора» продлится до 29 мая по адресу: Москва, Никитский бульвар, дом 14. Часы работы: с 12 и до 20 часов. Программа «Время культуры» подошла к концу. До встречи в выставочном зале!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: