Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

Интервью с Ириной Прохоровой

3773

2015 год в России объявлен Годом литературы, в рамках которого запланированы просветительские мероприятия в разных уголках нашей страны, в том числе и в Коломне. Поэтому в сегодняшней программе мы представляем вашему вниманию фрагменты из беседы с известным книгоиздателем и общественным деятелем Ириной Прохоровой. В интервью, которое было записано заранее в конце прошлого года, гостья нашей программы поделилась своим взглядом на существующие проблемы в сфере культуры и высказала отдельные идеи по их решению.

Ирина Дмитриевна Прохорова окончила с отличием филологический факультет Московского государственного университета, имеет степень кандидата филологических наук. Более 20 лет является главным редактором журнала и издательского дома «Новое литературное обозрение». В 2002 году Ирина Прохорова получила Государственную премию Российской Федерации за этот журнал в номинации «Лучший просветительский проект».

Героиня нашей сегодняшней программы также Лауреат премии «Либерти» за вклад в развитие русско-американских культурных связей, лауреат литературной премии Андрея Белого, кавалер Ордена литературы и изящных искусств и кавалер Ордена Почетного Легиона Франции.

Вот уже почти 11 лет как Ирина Прохорова вместе с братом, бизнесменом и политиком Михаилом Прохоровым учредили Благотворительный фонд для системной поддержки культуры российских регионов. За прошедшее время деятельность фонда была отмечена несколькими почетными наградами: премией «Золотая маска» за поддержку театрального искусства России, премией «Инновация» за поддержку современного искусства и премией «Звезда театрала» в номинации «Меценат года».

Программа «Время культуры» под рубрикой «Мнения современников» предлагает вашему вниманию фрагменты из интервью Ирины Прохоровой.

Разговор начался с того, что журналист нашей программы попросил свою собеседницу провести черту между политической и культурой сферой в жизни современного общества. Вопрос возник не случайно. В последнее время появляется все больше сообщений о сознательном или невольном участии деятелей культуры в политике. В ответ на это, Ирина Прохорова рассказала об истории взаимоотношений художника и власти в нашей стране.


Ирина Прохорова: Взаимоотношения художника и власти — это болезненная тема, вечная. Особо она, конечно, обострилась в 20м веке, но собственно говоря, и в 21м. В нашей стране это всегда носило очень драматический характер. Все-таки не будем идеализировать. При том, что большому количеству замечательных людей удалось создать великую русскую культуру, но это все-таки не благодаря, а вопреки. И в общем, насколько мы знаем, историю в нашей стране последних трехсот лет, современную эпоху, модерновую Россию. Ведь искусство никогда не было даже официально, номинально, надзорно свободно от сферы политической. Всегда существовала цензура, идеологический гнет, церковь. В общем, мы знаем императорскую Россию, где было очень много проблем. И даже в пореформенный период, все-таки цензура, в общем-то не отменялась. Она немного смягчилась, но тем не менее она существовала до конца императорской России. В советское время, мы знаем, может быть наиболее трагическая ситуация, когда просто погибло огромное количество творческих людей, которые вообще никакого отношения к политике не имели. Но просто идеологическая машина, которая сделала искусство и культуру таким идеологическим придатком, служанкой идеологии, скажем так. Просто, надо так сказать, репрессивный механизм проходил по людям, которые, скажем, эстетически были несколько иными. Не очень привычные или не попадали в мейнстрим. Этого было достаточно, чтобы человек мог оказаться под ударом.

- Я бы хотела сказать, что может быть единственный раз на протяжении последних трехсот лет — это была уникальная ситуация. Это, скажем, начиная с конца 80-х годов до недавнего времени действительно искусство получило, и вообще культура получила шанс быть достаточно автономной от политического прессинга. Мы не можем путать, понимаете... Культура, не может делать вид, что она не видит того, что происходит в стране. Ну, потому что в широком смысле слова — это способ жизни. Ведь культура — это не только театры, библиотеки, книги и кино. Это, что мы называем, стиль жизни. Это ценностные ориентиры. В данном случае, конечно, культура создает свое какое-то особо пространство замечательное. Оно все равно вынуждено реагировать на политическую ситуацию.


RadioBlago: По мнению Ирины Прохоровой, тот короткий 20-летний период автономии искусства от государственного давления уже принес свои плоды, и сейчас можно говорить о культурном ренессансе, который, к сожалению, остается совершенно не очевидным широкой общественности.


Ирина Прохорова: Но при всех неурядицах, это мое мнение, при всех неурядицах 20 лет постсоветского периода, при большой сложности, при недостатке финансирования, при хаосе экономическом, хочу заметить, что мне кажется, вообще произошел культурный ренессанс, что совершенно не очевидно широкой общественности. Знаете, к сожалению, вот эти ностальгические настроения о том, какая у нас была великая советская культура и «все расхищено, предано, продано», говоря словами Ахматовой, мне кажется, совершенно дезориентирует очень многие позитивные процессы, которые происходили в современной российской культуре, в России новейшего времени.

- У нас с начала 90-х годов поэтический ренессанс. И на самом деле, то обилие талантливых поэтов поразительно. И наверное, когда-нибудь исследователи будут писать, а дети будут учить в школьных учебниках о том, чтобы был невероятный расцвет поэзии, и там целый букет поэтов будет наверняка приводиться в качестве классиков. На самом деле, это вполне сопоставимо с тем, что происходило в конце 19го, начале 20го века, Серебряный век, когда вдруг вышло такое невероятное изобилие поэтических талантов в самых разных областях. И вот ужасно обидно, что это как-то вообще не считывается. И кроме небольшого количества специалистов и экспертов, это не является очевидным. И поэтому идет постоянно такая ложная ностальгия и поиски великих имен в больших количествах в советское время. Не потому что люди уж как-то совсем не понимают разницу в каких-то записных советских писателей и серьезных деятелей культуры 20го века. Но потому что есть такой информационный вакуум.


RadioBlago: По словам нашей собеседницы, помимо расцвета российской поэзии, особой гордости и внимания также заслуживает работа театральных режиссеров и современных художников.


Ирина Прохорова: В последние годы у нас просто театральный бум. И вышло целое поколение блистательных режиссеров, уже мирового уровня. Их приглашают на постановки в Европу, в Америку. То есть, это точно, несомненно, мы можем этим гордиться. И это результат вот этого долгого и мучительного поиска, собственно говоря, постсоветского периода.

-И хочу вам сказать, современное искусство, которое последние лет 7-8 тоже невероятно развивается, и появляются очень яркие имена. Да, они собственно и в начале 90-х годов появлялись.

-Удивительно, что вся эта информация не собрана, не осмыслена и не представлена обществу. Мне-то как раз это очень не просто обидно, а очень тревожно. Потому что если есть впечатление у людей, что у нас ничего не происходит, что у нас полная деградация, то общество и не будет бороться за то, чтобы защищать деятелей культуры, потому что оно не видит, что это реальное достижение.

- Вот посмотрите, очень грустная ситуация, которой я не могу не коснуться. Это такая начало травли известных людей и уважаемых, с репутацией, как Людмила Улицкая, Андрей Макаревич, и попытки приписать им бог знает какие грехи. Вот это очень... Во-первых, это очень напоминает худшие годы нашего прошлого. А во-вторых, складывается странное впечатление, что снова, так сказать, условно врагами оказываются самые достойные люди, которые потом составляют гордость России. Вот здесь, мне кажется, страшно перекошено какое-то видение реальности. Опять же, я думаю, это связано с тем, что нет системной работы по осмыслению и презентации этих людей. Понятно, что общество не может существовать в идеях, что у нас все плохо, однообразно, значит, будем искать идолов в прошлом. Вот я считаю, очень важно сделать такой реестр и показать, что у нас действительно, есть новая яркая талантливая культура, которую надо всячески сохранять и помогать, и совершенно не втаптывать ее снова в грязь.


RadioBlago: За более чем 10-летний период существования Фонд Михаила Прохорова инициировал и реализовал около 30 собственных проектов в трех основных направлениях. Первое — наука, образование, просвещение; второе — современное искусство и третье — спорт и здоровье. Особенностью этого благотворительного фонда является то, что большая часть проектов направлена на развитие культуры в конкретных регионах. Первые годы это был Норильск, затем весь Красноярский край, позже Уральский, Сибирский и Дальневосточный округа, совсем недавно фонд начал свою работу и в Центральной части России.

Ирина Прохорова как один из руководителей организации с момента ее основания поделилась со слушателями нашей программы своим взглядом на то, как должна развиваться культура в России.


Ирина Прохорова: Культура — это все-таки прежде всего система институций. Конечно, то, что мы называем хедлайнерами — такие яркие творческие люди, они такие, как маяки в море всего производимого. Но, тем не менее, если мы говорим о развитом культурном пространстве, это должна быть огромная сеть разных культурных институций. Это с одной стороны должны быть и традиционные институты, такие как библиотеки, которые, конечно, должны быть на другом совершенно уровне, чем они сейчас производят. Это все понятно, театры, музеи, и так далее, которые тоже требуют серьезной реформы. И внутренней и может быть каких-то еще дополнительных моментов. Но и с другой стороны, ведь современная культура существует за счет большего количества процессов самоорганизации общества. Понимаете, мы считаем, что культура — это, прежде всего то, что в ведении Министерства культуры. Это очень зауженный момент. То есть, у нас там фольклорные ансамбли, государственные театры, и так далее. Как только это частная инициатива, то это как-то не самим государством, ни обществом не считывается, как важнейшего рода институция. И очень обидно. Поэтому очень часто о них не пишут, не говорят, и очень много экспериментов идет в регионах. А наше такое централизованное сознание, оно просто тоже этого не видит. У нас же что такое новости культуры? Это все, что происходит в Москве, ну может в Питере. Все остальное — это как бы локальные события. Это не правда. Потому что в регионах происходит масса вещей. Очень серьезных, на высоком уровне, но именно потому что они не получают поддержки, хотя бы моральной и информационной, мы уже не говорим о деньгах, они так и остаются, так сказать, локальным явлением и не входят в общефедеральную и международную.. И с этим нужно тоже каким-то образом бороться. Вот завещание Пушкина, его упреки, что мы «ленивы и не любопытны», оно имеет под собой основание.

- Официальный взгляд на культуру с позиции исключительно государственного управления, он, мне кажется, очень заужает культурное поле. А ведь культура — это всякие кафе, литературные, культурные. И на самом деле, в последние годы очень развивается такое направление исследования как урбанистика. Во всем мире есть много исследований, которые показывают, что без этого низового уровня — каких-то кафе, где собираются люди, где немножко там поют, читают что-то, даже просто выпивают. И мы знаем, что в Москве и в других городах есть такие кафе, где собираются, ну я не знаю, либо богема, либо гуманитарные люди, либо еще кто-то. Это ведь тоже пространство культуры. И чем больше таких мест обитания жителей, тем богаче культурный слой. Понимаете, удивительным образом, это одно с другим очень как-то тонко взаимодействует.

И могут быть какие-то маленькие театрики на 20-30 человек, они может быть не какого-то безумного уровня, но они очень важны, потому что они вокруг себя тоже организуют какое-то локальное сообщество. Маленькие художественные мастерские, куда ходят по 30-40 детей. У нас же до сих пор осталась гиганто-мания. И я знаю, что по Москве закрыли огромное количество таких маленьких институций культурных, потому что там ходило не так много детей. А нужны опять, понимаете, эти колхозы-совхозы, чтобы туда ходили тысячи. Вот это, я думаю, очень старое представление, устаревшее представление о том, как работают культурные механизмы.


RadioBlago: В ответ на уточняющий вопрос журналиста Ирина Прохорова пояснила, что государственное регулирование в такой системе не отменяется, но контроль со стороны властей все равно не должен превращаться в цензуру.


Ирина Прохорова: Конечно, должно быть государственное регулирование несомненно, но не в плане воссоздания системы цензуры. Почему-то у нас сейчас считают, что контролировать — это сейчас сядут дяди и тети, которые по своему усмотрению, будут считать, что это патриотично, это не патриотично. Это абсолютно ложные категории, они не только разрушают, они ничего не создают, никакой ни нравственности, ни патриотизма там не получается. А просто идет усреднение качества, потом детей насильственно сгоняют на эти спектакли, они там сидят зевают и тоскуют, а потом мы удивляемся, что когда дети вырастают, они не ходят в театры. У них остается вот это впечатление чудовищной скуки, а не радости от приобщения к культуре. Вот это абсолютно старая и ложная традиция. Государство, мне кажется, в этой ситуации, оно не должно пытаться контролировать все на свете. Отдать во многом развиваться, например, благотворительным фондам. Выстраивать систему грантов, как частных, так и государственных, которые как можно больше охватывают разные типы креативности. Что-то дается современному искусству радикальному, что-то классическому, что-то фольклорному ансамблю, что-то наоборот современному танцу. Здесь должна быть очень умная градация понимания структуры современной культурной жизни. И то, что государство должно делать точно — оно должно определять приоритеты. Посмотреть, где, на каком участке существует провал, институциональный.


RadioBlago: По мнению Ирины Прохоровой таким институциональным провалом нужно признать систему распространения книг в России и принять все необходимые меры по его устранению. Апеллируя к собственному опыту книгоиздателя она рассказала, какие шаги стоит предпринять, чтобы получить читающую нацию.


Ирина Прохорова: Вот я вам например, скажу то, что мне более всего понятно — это в связи как раз с книгами. Вот у нас был год чтения в 2007 году, следующий год будет «Год литературы». Главная проблема — это не развешивать на билбордах «Читайте книги» с лицами писателей — это, конечно, все правильно. Но вообще-то у нас есть катастрофа, потому что у нас система распространения не существует по стране. Ее надо каким-то образом организовать, давать гранты на развитие. Привлечь крупный бизнес. Сделать это привлекательным для инвестиций. Чтобы местные власти не выдавливали магазины из центров городов. А наоборот, чтобы были какие-то гранты, которые давали бы послабления по аренде. В общем, понимаете, культурное государство (есть мировые практики) разрабатывает в каждой стране целую систему мер (и в этом смысле мировой опыт нам может быть очень полезен), которые эту очень важную культурную часть поддерживают. У нас же есть такое наивное представление, что если книжки продаются, это рынок, значит, мы применяем туда топорный механизм грубого рынка начала 90-х годов — выживайте, как знаете. Книги — это не только рынок в таком его примитивном состоянии. Это и миссия, особенно культурное книгоиздание. Если мы хотим иметь читающую нацию, то не призывать надо читать, а прежде всего увидеть этот разрыв. Раз разрушено, то и.. у нас ужасно отсталые библиотеки, и морально, и технологически. По большой стране распространения нет, никаких условий не создается. Пока вот это не разовьется, система возможности доступа книги к читателю, вот вы хоть обкричитесь, результата не будет никакого.

- Обратите внимание, у нас почти не осталось медиа, где есть серьезный разговор о книгах, где пишутся рецензии серьезные. То есть людям, а) негде найти информацию, физически невозможно достать книгу, библиотеки в большинстве своем пока не интернетизированы и интернет-магазины работают чрезвычайно плохо. То есть, вот, куда государство, как мне кажется, должно направлять свои усилия, и также целый ряд каких-то схожих областей. Но не мелочно возиться — закройте книжку, если там слово «черт» появилось. Напишите 18+. Это совершенно не работает. Это какое-то странное представление о том, как функционируют культурные механизмы. И всячески поощрять тех благотворителей, которые работают в культурном поле. Пока благотворители счастливы, если им просто не мешают.


RadioBlago: Вспоминая недавно принятые законы об иностранных агентах и другие, можно заключить, что благотворительные фонды, объединения и другие виды самоорганизации в нашей стране пока не особо приветствуются со стороны государства. По словам Ирины Прохоровой, подозрительное отношение к некоммерческим организациям в России — это остатки предрассудка предыдущей эпохи. И одно из самых больших достижений постсоветского времени — это как раз умение общества в самые сложные времена объединиться и выжить.


Ирина Прохорова: Вот что касается самоорганизации общества — это действительно беда. Традиция наша, государственная, которая вообще, не поощряет активность людей. В современном мире без этого совершенно невозможно. И вот, я бы сказала, что подозрительное отношение к некоммерческим организациям, которых все время в чем-то подозревают, это остатки предрассудка предыдущей эпохи. Да, могут быть какие-то фиктивные, всякие бывают. Но для этого и есть система правоохранительных, фискальных органов, которые должны спокойно, в рабочем режиме, проверять, что является «фейками», подделками, а что реальными. Но в этом смысле я боюсь, что здесь пристальное внимание идет совсем по другому пути. И это тоже очень обидно, потому что как раз одно из самых больших достижений, может быть даже, постсоветской эпохи — это действительно самоорганизация общества, и общество в самые сложные времена показало, что оно очень адаптивно, что люди способны объединится и выжить. И в данном случае, это несомненно плюс, и только такой тип организации общества и возможен в современном мире.

- Я хочу заметить, что как раз 90-е годы были интересны тем, что художники, в общем, может быть были и голодные, но зато свободные. И было, и развивалось интересное искусство. И критика была и самая разная. Не только власти, но и общества. То, что у нас сейчас происходит сакрализация власти. Это опять такое, по старинке, попытка выстроить таких полубогов, которые управляют. Это вообще такая страшная архаика, что даже удивительно, что в 21м веке у нас происходят подобные процессы. Честно вам скажу, ведь это плохо не только для общества, которое опять начинает структурироваться по какому-то доисторическому образцу. Это плохо для самих людей управления, управления власти. Они теряют связь с обществом. Понимаете, ведь все эти сакрализации даром не проходят. Когда исчезает вот эта связь общества и власти, общество протестует против чего-то, как-то критикует. Художники как-то выступают, это же ведь очень важно посмотреть состояние общественного сознания. Чем недовольны, какие проблемы возникают. Тогда у власти возникает возможность быстро их решить. Понять, где болевая точка, где-то происходит провал. Или какие-то важные и очень нужные реформы до людей не доходят. Им правильно не объясняется, им надо объяснить. Когда вот эти связи перерезаются и людям вообще не дают открыть рот. Это же вообще не значит, проблема исчезает. Просто недовольство уходит вглубь. И вот проблема всегда нашей страны, почему у нас были такие кровавые вспышки социальные протестов, революций кошмарных, потому что когда эта энергия долго не выходит на поверхность, потом происходит взрыв социальный. А страх этого социального взрыва странным образом решается — нет, никому ничего сказать не можем. Такого не бывает. И быть не может. И вот здесь, мне кажется, искусство играет свою важнейшую роль.


RadioBlago: Речь идет об искусстве не радикальном, о том, которое напрямую не всходит в политическую жизнь, но поднимает важные философские вопросы. Как выразилась Ирина Прохорова, свобода художественного слова — очень важная вещь для правильного и достойного существования общества.


Ирина Прохорова: Понимаете, есть радикальное политическое искусство, где художники прямо входят в политическую жизнь. Но есть же искусство, которое прямо на политические темы не обязательно говорит. Но оно поднимает такие важные вопросы философские и социальные, что да, люди как бы пересматривают свое отношение к действительности, им открывается какая-то другая грань их существования, начинают лучше понимать свое место в мире. И это прекрасно. Это один из источников тоже какой-то важной информации о мире. И нельзя недооценивать. Вот здесь как раз, я бы сказала, примирительная функция искусства, даже при всей его радикальности. Потому что собственно — это и есть диалог, который общество ведет путем метафор. И чем больше разнообразного искусства, чем человек легче может.. тем радостней и гармоничней его жизнь. Потому что он получает пищу к размышлению. Он начинает говорить, спорить. Это всегда полезно. И в отличие от распространенного мнения, что значит, вот вольнодумства — вещь плохая. Как раз наоборот. И обратите внимание, что опять же, очень тяжелое положение 90-х годов, которые я не идеализирую, не произошло каких-то страшных социальных взрывов. Может быть, ровно потому, что у людей появилась широкая возможность обсуждать, критиковать, помните, сколько было дискуссий. Люди выходили на демонстрации против каких-то реформ или еще недовольства какими-то вещами. Были какие-то бесконечные ток-шоу. И действительно, серьезные, с представителями людей и разных партий. И это, надо сказать, помогало обществу двигаться вперед и разряжало очень сильно атмосферу. Считаю, что свобода слова — это вещь, в смысле художественного слова — это не абстрактная вещь, это не какое-то поругание святынь, это опять же вымыслы, это попытки представить такие страшилки. Это очень важная вещь для правильного и я бы сказала, достойного существования общества.


RadioBlago: После упоминания примирительной функции искусства Ирина Прохорова привела пример из собственной практики и рассказала о том, как складывались отношения Фонда Михаила Прохорова с руководителями Красноярского края.


Ирина Прохорова: Современная российская культура, действительно, очень сильно развивается. И здесь, понимаете, все время ругать власть. Это тоже такая вещь удобная. Но в данном случае, например, мой опыт работы в Красноярском крае в качестве соучредителя фонда Михаила Прохорова показывает, что у нас с местной властью, с губернатором, с мэром города, законодательным собранием сложились прекрасные отношения, взаимопонимание. Мы нашли правильный вектор, где мы работаем на благо края, где мы делаем замечательные вещи, нас никто не ограничивает, никто нас не ущемляет, но при этом мы прекрасно понимаем и местные задачи, и специфику местных сообществ, и конечно, учитываем какую-то политическую ситуацию, срез. Но при этом мы остаемся свободными и делаем, что хотим. В Москве, как вы видите в последние годы, например, невероятные фестивали, музейные ночи, какие-то форумы и так далее. То есть, то, что постепенно накапливалось за 20 с лишним лет, дает свои какие-то плоды. И мне очень хотелось бы надеяться, что несмотря на все негативы, которые сейчас идут. Все-таки современная культура и искусство просто отстоят свои позиции и в конце концов они прославят страну.

- Вы знаете, хочу вам сказать, что это общеизвестно: 98% узнаваемых людей в международном пространстве — это деятели культуры. Они составляют международный рейтинг страны. А вовсе не количество нефти и количество оружия, как часто кажется некоторым нашим государственным деятелям. И даже кредитный рейтинг зависит именно от наличия большого количества культурных людей. Хедлайнеры лучшие проводники политики международной. Когда это станет понятно для людей у власти, я думаю, что и помощь их культуре будет увеличиваться, а прессинг будет уменьшаться. Вот пока эта истина как-то не является таким общим местом в культурной политике государства. А это ровно так.

- Приведу только один исторический пример. За что мы помним Эпоху возрождения? Великих мастеров искусства. А на самом деле — это было страшное время, значительно хуже, чем Средневековье. Там чума, страшные войны, инквизиция, чего там только ни было. Но это все прошло. (Кто помнит там этих многочисленных тиранов мелких и все прочее?) А искусство осталось. Понимаете, то, что останется от нас, от имиджа страны — это искусство и культура. И если оно не разовьется, нашим творческим людям не дадут жить, они уедут и прославят чужую страну. Тогда вот гнев божий падет на нашу голову.


RadioBlago: В завершении беседы Ирина Прохорова обратила внимание на то, как важны в настоящее время для художников и деятелей культуры не только свобода, но и некий просветительский пафос.


Ирина Прохорова: Во многом негативная реакция людей на современную культуру, она не всегда ведь связана только с идеологическим прессингом. Ну, конечно, если по всем основным каналам кого-то ругают, люди, конечно, поверят. Но проблема в том, что в советское время, в силу изоляции, у нас очень законсервировалось само культурное поле. Просто очень долго не было вот такой современной информации, что происходит в современной культуре, искусстве, литературе. Все это добывалось большим трудом. И, понимаете, люди не понимают часто языка современной культуры. Но их никогда этому не обучали. Чаще всего мы живем и в архитектурном окружении, не лучшем. Не очень можно понять,что такое современность. Только последние годы стали строить какие-то здания, все-таки попытка сделать архитектуру в стиле мировых трендов. Поэтому для деятеля культуры важно не только свобода творчества, но и какой-то просветительский пафос. Просто надо людей, начиная с детского возраста просто обучать этому, рассказывать о современной культуре. И более того — рассказывать о классике. Ведь у нас и классику не знают. Большинство наших людей, живущих вне Москвы и Петербурга, никогда по-настоящему и не видели шедевры мирового искусства. И отечественного тоже. А если мы и этого не знаем, то мы не понимаем, о чем идет разговор в современности. Потому что в современности все время идет разговор с классикой. Поэтому здесь вот эстетическое воспитание, как нам говорили в школе, правильно поставленное, очень важно. И многие наши политические деятели так окрысиваются, просто потому что они этого искренне не понимают. Наверное, вот на нынешнем этапе, я думаю, просветительство: объяснение, лекции, мастер-классы, разъяснения людям, что это такое, они просто необходимы. В противном случае, мы окажемся в такой узкой прослойке людей, окруженных в общем-то враждебным и раздраженным обществом, которое не понимает, и считает, что это какая-то дурь. Люди занимаются ерундой какой-то. А вот настоящее искусство — это совсем другое.

- Поэтому из своего опыта я скажу, да, мы 10 лет работаем в регионах, особенно в Красноярском крае. И за 10 лет привозя разные образцы современной культуры. Потому что мы читаем лекции, мастер-классы, книжная ярмарка, где приезжает большая культурная программа. Во многом, мы, я считаю, отчасти воспитали среду. Люди приходят, у них есть кредит доверия. Во-первых, они понимают, что мы привозим только хорошее. Мы не пытаемся их оскорбить, устроить какие-то там «закидоны», если общество не очень готово к радикальным каким-то. Но постепенно люди это начинают понимать, начинают ценить, им начинает это нравиться. И вот здесь-то и начинается нормальное функционирование культуры. Вот я думаю, что власть-властью, а понимание своей миссии у современного интеллектуала и художника, оно тоже должно быть.


RadioBlago: Программа «Время культуры» подошла к концу. Интервью с другие героями рубрики «Мнения современников» слушайте в следующих выпусках на радио Благо. До встречи на лекции или в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: