Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

Казимир Малевич и художники его круга

4649

Сегодня в нашей программе вы узнаете о выставке «Под знаком Малевича», которая проходит в Третьяковской галерее на Крымском валу. На ней представлена графика как самого художника, так и его последователей. Более 100 рисунков, литографий, архивных материалов и фотографий из собрания музея. Столь редкие для экспонирования материалы можно будет увидеть до 14 февраля в Москве.

Казимир Северинович Малевич – один из самых узнаваемых в мире российских художников. Его знаменитое полотно «Черный супрематический квадрат» впервые было показано публике на легендарной Последней футуристической выставке картин «0, 10», которая открылась 19 декабря ровно сто лет назад. В честь юбилея ключевой для XX века картины Третьяковская галерея решилась показать редко экспонируемые графические работы Малевича и художников его круга. По правилам музейного хранения рисунки не могут постоянно демонстрироваться в залах. Для лучшей сохранности они должны находится в папках и подолгу «отдыхать» от света. Потому и нынешняя выставка профессионалами была воспринята с восторгом. В частности, известный искусствовед, один из двух авторов трехтомника «Энциклопедия Русского Авангарда» Андрей Сарабьянов признался нашему корреспонденту, что некоторые рисунки увидел впервые.


Андрей Сарабьянов: На этой выставке вообще есть вещи, которые редко удается увидеть, потому что это графические произведения. Графику вообще трудно очень показывать. Потому что у нее есть ограниченное время экспозиции и так далее. Поэтому, то, что здесь сегодня собрано, это как раз очень ценно. Я считаю, что это большое достижение Третьяковской галереи. Хотя сама выставка такая маленькая, я бы сказал, камерная. Но при этом очень важная, мне кажется. Тут есть очень красивые вещи, которыми просто можно любоваться: Удальцова, Попова, и при этом, конечно, тут есть маленькие рисунки Малевича или Клюна, Лисицкого, которые раскрывают как бы кухню художественную, что тоже очень важно. Может быть они не такие красивые,

но по ним видно, как формировалась та или иная идея у художника, которая потом была воплощена в каких-то больших вещах. И это ценно очень. Чем больше вещей показывают, тем лучше. Удивляться, конечно, после создания этой энциклопедии удивиться трудно, но есть вещи, которые я просто вижу впервые, некоторые рисунки. В частности, вот Клюна один рисунок, Малевича один рисунок, просто никогда их не видел. Так что это всегда приятно открыть что-то новое для себя. Любая выставка – это всегда открытие. Даже если там выставлены вещи общеизвестные, но когда они появляются в каком-то окружении каких-то других работ, на них по-новому смотришь.


RadioBlago : Куратор выставки, искусствовед и специалист по Русскому авангарду Татьяна Горячева в ответ на замечание нашего корреспондента о том, что даже Андрей Сарабьянов нашел неизвестные для себя экспонаты, призналась – как раз с этой целью и была задумана выставка.


Татьяна Горячева: Я потому и затеяла эту выставку и эту книгу, потому что все эти работы так или иначе где-то выставлялись. Но наверное проскакивали незаметными, потому что когда ходят на выставку Малевича, то конечно, в первую очередь смотрят его живопись, потому что он прославился как живописец. Когда рассматривают каталог с работами Малевича, тоже графику может пролистывают, а уж что касается работ учеников как-то они куда-то в какие-то выставки входят, но тоже не замечаются. А вот такая выставка это возможность показать степень его воздействия, степень влияния. Все эти работы вместе друг с другом во взаимодействии в том числе в экспозиции на стенах они и дают эффект этой заряженности художников импульсом Малевича.


RadioBlago : Как рассказала нашей программе заместитель генерального директора Третьяковской галереи по научной работе Татьяна Карпова, представленная экспозиция будет интересна не только узкому кругу профессионалов, но и самому широкому зрителю.


Татьяна Карпова: Что такое творческий процесс, как художник приходит к той или иной идеи, и вот эту вот живую пульсацию этого процесса может дать знакомство с графикой. Кроме всего прочего какие-то качества проявляются в графике, но скрыты в живописи. Живописные супрематические картины Малевича это уже такие формулы, железобетонные формулы, их называют иконами Русского авангарда, здесь нет ощущения этой иконости, а есть ощущение поиска. Это движение, движение мысли и чувства художника. Мы все в детстве рисуем и тоже какие-то квадраты, абстрактные фигуры, вырезаем что-то из бумаги. Мне кажется, это еще апеллирует и к нашему человеческому опыту. И может быть через это, через эту графику, через эти ворота может быть проще попасть в этот разреженный мир этих интеллектуальных и духовных поисков русского Авангарда. Это имеет значение и такое исследовательское, потому что всегда интересно, как получилось, что из чего получилось. Что это был за котел, который создавался вокруг Малевича, где он был безусловным лидером, как это все варилось, потому что мы видим эту общность идей, каких-то импульсов, которые подхватывали его соратники, его друзья. Развивали, влияли, обменивались этими идеями. Мне кажется, это создает такое живое поле, пронизанное творческими импульсами.


RadioBlago : Архитектурное построение выставки напоминает пространственную реконструкцию супрематических форм. К примеру, для того, чтобы рассмотреть рисунки Малевича необходимо встать на красный круг в центре первого зала. Это фигура, которую часто в своих работах использовал и сам мастер. Содержательно экспозиция разделена на три раздела. В одном — графика Малевича, в двух других — произведения художников из объединений Супремус и Уновис.

Художественное общество «Супремус» Казимир Малевич создал в 1916 году. Как утверждают организаторы, для того, чтобы зафиксировать свое положение лидера беспредметности. В него вошли художники Надежда Удальцова, Ольга Розанова, Иван Клюн, Вера Пестель, Любовь Попова и другие. Для некоторых из них супрематизм оказался больше импульсом к поискам индивидуального пути, чем прямым руководством к действию, считает Татьяна Горячева. Амбициозные планы общества обсуждались вплоть до весны 1917 года, однако так и не были реализованы.

Вторую попытку создать «настоящую партию супрематизма» Малевич предпринял в 1919 году, когда был приглашен преподавать в Витебскую народную художественную школу. Среди его преданных студентов была учреждена группа «Уновис» — «Утвердители нового искусства». Среди участников — Эль Лисицкий, взявший на себя разработку концепции объемного супрематизма и в дальнейшем ставший заметным теоретиком нового искусства, Николай Суетин и Илья Чашник, ближайшие соратники Малевича и его талантливые последователи, а также Вера Ермолаева, Нина Коган и другие. «Уновис» просуществовал примерно 3 года, до лета 1922-го, когда Малевич с некоторыми учениками переехал в Петроград, где возглавил Музей художественной культуры, а затем и Государственный институт художественной культуры (сокращенно Гинхук). Подробнее о выставленных работах каждого объединения нам рассказала куратор выставки Татьяна Горячева.


Татьяна Горячева: Когда в 16-м году вокруг Малевича образовалось общество Супремус, в него входили молодые художники, они были еще молодые, но уже состоявшиеся художники, которые искали просто каких-то новых путей в беспредметности и вообще каких-то для себя новых выходов. И они использовали супрематизм, То есть, они не стали ему неукоснительно следовать, они использовали какие-то его отдельные принципы. Но не всю концепцию Малевича целиком. А когда Малевич попал в Витебск, то вокруг него оказались совсем юные ученики, которых он заразил своим энтузиазмом, покорил своей харизмой. Они воспринимали его как такого супрематического мессию. Вот они как раз и стали его совершенно фанатичными последователями. И супрематизм уновисцев - он больше супрематизм, то есть, он больше соответствует Малевичевской концепции. Другое дело, что конечно среди этих учеников разные уровни и градации там и таланта, и степени следованию супрематизму. И было много учеников, которые так и остались на уровне кубизма. Потому что Малевич не был диктатором.

- Вот у него была теория, что современное искусство, современное ему искусство развивалось от Сезанна, через кубизм, футуризм к супрематизму. И вот он пытался своих учеников пытался провести по этому пути. И поэтому очень много кубистических штудий на выставке, кубистических рисунков. То есть, сначала были задания на кубизм. И уже те, кто хорошо освоил кубизм и кубо-футуризм, те уже переходили к супрематизму. Некоторые так и остались на стадии кубизма, так и нес могли освоить как следует супрематизм.


RadioBlago : Как рассказала куратор, одни ученики Малевича больше развивали идеи супрематизма, другие меньше. Как известно, спустя время сам мастер обратился к новому направлению в искусстве, которое теперь исследователи называют пост-супрематизм. И в этой новой сфере у Малевича тоже появились последователи.


Татьяна Горячева: Очень развивались Чашник и Суетин, они недаром были его самыми любимыми учениками. Чашник, к сожалению, рано умер. Он умер в 29-м году. А Суетин и дальше продолжал работать. Но Малевич потом отошел от супрематизма и перешел к периоду, который принято называть пост-супрематизм. То есть, это фигуративная живопись, но с таким супрематическим пониманием цвета, пространства. И вот Суетин последовал за ним и в этом. И какая-то новая плеяда учеников вокруг него образовалась. Лепорская, рождественский. Вот они уже как раз перешли к следованию за пост-супрематизмом. И вот эти, там они есть, Рождественского работы: крестьяне и крестьянки, вот это да, вот такие жен есть у Суетина, но к сожалению, в нашем собрании их нет.


RadioBlago : В качестве важнейшей миссии участники группы Уновис видели создание супрематического утилитарного мира, то есть перенос художественной системы супрематизма из области чистого искусства в оформление среды. Они декорировали фабричные и заводские предприятия, мастерские, склады, магазины и даже городской театр. Все работы представлялись публике как коллективный экспонат и не подписывались именами отдельных художников, рассказала нам куратор выставки.


Татьяна Горячева: Это не был конфликт с Малевичем. То есть, у Чашника с Суетиным был какой-то момент когда они восстали, как им казалось, против чрезмерного диктата учителя. Там было дело вот еще в чем. Когда они все в Витебске жили такой от части коммуной, таким коллективом. Работы выставлялись анонимно, это был их принцип. Работы уновистов выставлялись анонимно. А потом они все подросли, переехали в Петроград, Ленинград. И это были уже повзрослевшие молодые люди, которым надо было и занимать свое собственное место в художественной жизни. И получать какие-то заказы. И вот этот принцип анонимности, работать только коллективом, только группой, тоже не устраивал. Они безмерно чтили Малевича. Они все к нему относились с безмерным пиететом. Но все же хотели некоторой самостоятельности, вырваться. Лев Юдин например писал, что лучше быть маленькой звездочкой в небе, нежели великим звездочетом в башне. Рождественский все время страдал из-за того, что он внутренне не мог выбраться из-под этого диктата. То есть, для них это действительно была некая драма.


RadioBlago : По утверждению Татьяны Горячевой, Малевич не считал себя художником-графиком и не увлекался графикой как отдельным видом искусства. Рисунок исполнял вспомогательную функцию эскиза, заготовки для живописных произведений. Тем не менее, работа на бумаге составляла весьма существенную область творчества Малевича. Беглые наброски спонтанно родившегося художественного замысла были для художника естественной и неотъемлемой частью творческого процесса. Он постоянно рисовал в блокнотах, тетрадках, на маленьких листочках. Это были своего рода записные книжки, которые он по всей видимости, не собирался показывать публике.


Татьяна Горячева: Он конечно не считал себя графиком, он был таким живописцем. Но он показывал ученикам свою графику. Некоторые графические работы он даже делал для процесса обучения, потому что это быстрее набросать и показать, что он имеет ввиду. И потом он некоторые графические работы и выставлял. Конечно, не такие маленькие набросочки, как некоторые, которые здесь у нас есть. Там висит глава крестьянина, портрет строителя, который как портрет Ивана Клюна. Эти работы он создал просто специально для выставки 29-го года своей персональной, хотя это просто рисунки.

- Когда в 29-м году он готовил свою выставку, так получилось, что он хотел представить, это была его монографическая выставка, такая большая и он хотел представить все периоды свое творчества, а многих работ не хватало. Что-то пропало, потом он много работ оставил в Германии в 27-м году. И он тем самым воссоздавал, восполнял недостающие вещи.


RadioBlago : Татьяна Горячева рассказала также, что идея организации выставки пришла уже после написания ею объемной книги-альбома под названием «Казимир Малевич и его школа. Графика из собрания Третьяковской галереи». Ожидаемо в издании собрано даже больше работ, чем представлено на выставке.

Во вступительной статье автор вспоминает следующий факт. В 1921 году витебский ученик Малевича Юдин записал в дневнике: «Очень важно, чем окружаешь себя, и показательно, так как это тоже есть твое выявление и так как проявление зависит от движения внутреннего, так и проявление влияет на последнее. Заставить члена Уновиса жить в Третьяковской галерее». Тогда для 18-летботы выставлялись анонимно. него художника это был лишь мысленный эксперимент, творческая задача — включить супрематизм в общую картину истории искусства, добиться такого уровня своих работ, чтобы окружение эталонных музейных образцов зрительно не отторгало авангардную систему. Мечта Юдина осуществилась, резюмирует автор. Ныне работы учеников Малевича по праву занимают заслуженное место в коллекции и экспозиции Третьяковской галереи.

И по словам Татьяны Карповой, заместителя директора музея по научной работе, творчество этих художников продолжает давать новые смыслы современному зрителю.


Татьяна Карпова: Когда мы вот сейчас присутствуем в окружении этих работ, у нас нет ощущения, что это какое-то очень давнее искусство, мы не видим этой патины времени, мы не ощущаем какую-то скуку. У нас нет чувства, как мне кажется, «ну, это мы давно знаем, мы это давно поняли». Значит, есть перспектива, значит, есть для нас возможность как-то контактировать с этим искусством, открывать в нем что-то новое для себя. И это интересный опыт, который нам дал этот год, посвященный Малевичу, Черному квадрату. Потому что считается, что как раз это искусство непонятное, что наш обычный зритель его не любит. Вот видимо вот этот шлейф какого-то негатива, который тянется еще из советских времен по отношению к этому искусству, он как-то передается все время по наследству и от него пора отказываться и какими-то вот такими чистыми глазами смотреть на это искусство, на эти цвета. Понять, как связано оно с какими-то открытиями в области Физики, в области Математики, в области Философии, Астрономии. И мы тоже живем в век очень стремительно развивающихся наук. Просто как-то найти подходы к этому искусству. Кроме того, это искусство, которое оформляет жизнь, которое вышло на площади, вышло к людям. Нас повсюду окружают в архитектуре, в посуде, те достижения, те принципы, те формулы, те цвета, которые были сформулированы Малевичем и художниками его круга. Мы просто не всегда об этом задумываемся. Что мы на самом деле уже давно, давно питаемся этими достижениями.


RadioBlago : Выставка графики Малевича и его последователей стала центральным событием юбилейного для «Черного квадрата» года. За прошедшие месяцы Третьяковская галерея организовала несколько знаковых проектов: спецпроект «Ночь в квадрате», серию образовательных ток-шок «Беседы о “Черном квадрате”», запуск мобильного приложения «Прогулка по Москве Казимира Малевича», цикл лекций «Казимир Малевич: три возраста художника». И в ближайшее время готовится презентация издания из серии «История одного шедевра», посвященного «Черному квадрату». По словам Татьяны Карповой, Третьяковка собирается удивить своих зрителей и приоткрыть некоторые тайны самой знаменитой картины ХХ века.


Татьяна Карпова: Через некоторое время на этой выставке мы устроим презентацию книги другого нашего очень крупного специалиста Ирины Вакар, которая была куратором вот нашей недавней выставки Гончаровой. Она издавала и письма Малевича тоже, Ирина Вакар. И вот это будет монография, посвященная Черному квадрату, где все тайны, секреты Черного квадрата, но может быть не все, но мы расскажем. И удивим целым рядом сюрпризов. Которые я не хочу сейчас раскрывать, потому что Черный квадрат мы исследовали с помощью разных технических, химических методах, во всех возможных лучах. И приоткрыли новые тайны Черного квадрата. Так что я думаю, это будет такой финальной точкой нашего года, посвященного столетию Черного квадрата.


RadioBlago : Выставка «Под знаком Малевича» будет открыта до 14 февраля следующего года по адресу: Москва, Крымский Вал, 10, залы 21 и 22. На этом выпуск программы «Время культуры» подошел к концу. До встречи в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: