Время культуры
Время культуры

меню

Выставка «Мистификаторы» в ГЦСИ

4899

Сегодня мы приглашаем вас посетить выставку «Мистификаторы», которая открылась в Государственном центре современного искусства. Вим Дельвуа и Эрвин Вурм, Дэмиен Хёрст и Барбара Крюгер, Тони Мателли и Тони Оуслер, а также другие звезды современной мировой арт-сцены собранные на одной площадке в Москве.


RadioBlago: Организаторы выставки в ГЦСИ с порога напоминают зрителям, что понятие «мистификация» за последние два века сильно изменило свой смысл. Изначальное «mystification, то есть посвящение в некое таинство, в прошлом столетии получило новое значение – «намеренное введение в заблуждение», иными словами, обман или подделка. В качестве приема мистификация известна не одну сотню лет, но именно век ХХ принес миру наибольшее количество художников-мистификаторов. Часть из них можно увидеть сейчас в Москве.

Куратор выставочного проекта Ирина Горлова обзорно рассказала слушателям нашей программы о каждом из представленных экспонатов и подробнее остановилась на том, по какому принципу формировалась экспозиция.


Ирина Горлова: Можно сказать, что мистификацией является сама выставка, поскольку она объединяет художников совершенно разных: из Японии, из Америки, из Великобритании, которые очень известны. Они, может быть, сейчас не являются самыми главными, актуальными мастерами, про которых бы говорили: вот сейчас волна идет, и внимание обращено на них, (сейчас Корея), с их именами связывают, что они очень коммерчески успешные, что они уже устоялись. Но, на самом деле, они не стали менее значимыми и их высказывания не стали другими. То есть то, что они хотели говорить своим искусством, то они и продолжают говорить. И почему в данном случае выставка – мистификация? Потому что мы их назначили теми самыми проводниками в мир мистерии, которая нас погружает, зрителя, в своего рода ритуальное действо. И каждый из них представляет как бы такую частичку, отдельный сюжет внутри этой мистификации. Потому что темы, которые затрагивают они, темы достаточно серьезные и при этом вполне мистические. Тема ритуального переодевания, тема каких-то жертвенных натюрмортов, как у Джоэла-Питера Уиткина, темы смерти и возрождения. И здесь мы для себя даже обозначили, что есть некая зона такого «смерти для того, чтобы переродиться», которые обозначают работы Дэмиена Херста, его шкафы из цикла «Агорафобия», «Клаустрофобия» и его живопись, которая называется «Прекрасный Муруга, интенсивная параноидальная живопись (с эманацией красоты)». И везде присутствует элемент черепа как символ Vanitas. Хотя противогазы не совсем череп, но они похожи визуально, напоминают о том, что это некая маска, которая надевается на голову как защита от самой главной фобии человечества – от страха перед каким-то насилием, перед смертью.

И картина Кейичи Танаами, которая показывает нам такой удивительный райский сад, перерождающийся одновременно в такой чудовищный мир, поскольку внутри этих райских растений, которые он переносит из композиций художника японского 18-го века Дзякутю Ито, тех самых цветов и птиц. А Дзякутю был мастером цветов и птиц, и внутри этого как бы райского образа, Эдема, вырастают, прорастают растения скелеты, ухмыляющиеся, которые отсылают нас и к кинематографу, и к древней восточной культуре. Все смешивается здесь.


RadioBlago: Дэмиен Хёрст – возможно, самый дорогостоящий художник из всех представленных в ГЦСИ. Его провокационное творчество с первых работ вызывало общественный интерес и имело коммерческий успех, за что эпотажный творец не раз подвергался критике. В произведениях, которые выставлены в ГЦСИ, сохраняется основной мотив творчества Хёрста – это тема смерти и страха человека перед ней.

Символы смерти и разрушения использует в своей картине и японский автор Кейичи Танаами. Как рассказывает художник, искусство стало для него побегом из детства, воспоминания о котором тесно связаны со страшной бомбардировкой Токио во время Второй мировой войны, 10 марта 1945 года. Один из самых ярких образов в творчестве Танаами – золотая рыбка в аквариуме, вода которой озаряется от вспышек разрывающихся бомб.


Ирина Горлова: У нас есть зона преобразования, где человек начинает деформироваться, превращается в какое-то другое существо, и Тони Оуслер со своими героями, ведущими диалог, такой очень интересный, странный, хаотический, интимный и одновременно отражающий вот этот калейдоскоп мира, который постоянно меняется в его работе «Овал». Здесь есть и сюрреалистическая скульптура Эрвина Вурма, которая тоже вырастает из его одномоментных скульптур, когда он просто работает с человеческим телом, человеком собственно, и простыми манипуляциями создает удивительные конфигурации из тела и предмета.


RadioBlago: Тони Оуслер в композиции «Овал» совмещает скульптуру с видео-проекцией, оживляя тем самым пластиковый объект. Подобные опыты соединения двух разноплановых техник художник начал использовать еще в 80-е годы. Для него было важно исследовать разрушение «физической реальности» человека, что, как он считает, является основным симптомом стремительно развивающейся цивилизации.


Ирина Горлова: Питер Соул, который обращается просто к сюжетам бульварным и газетным в своей живописи. Когда он показывает нам это «Самоубийство Уолл-Стрит», девушку с бокалом или многоглазое существо, которое держит в руках монету, понятно, что все это образы нашего мира, того мира. Это критика, собственно, американской жизни, американского общества, которой занимается Соул с 60-х годов. Но, с другой стороны, вот эта деформация нам показывает, что происходит какое-то перерождение, нашей ли реальности, другой реальности, в которую мы попадаем.

И грузовики Вима Дельвуа, которые превращаются в соборы и, в конце концов, скручиваются, и появляется такая тема не только деформации, но и движения, устремленности куда-то. И наконец, до вознесения «Вознесения Изольды» в проекте Билла Виолы, которая уже совсем не говорит об иронии и не рефлексирует на реальность. Здесь уже нет никакой темы сатиры и критики, а напротив, это работа, которая выводит нас за пределы этой выставки. Выводит нас за пределы этой темы и одновременно еще дальше развивает тему мистификации, поскольку вот мы попадаем в этот выход из мистерии – как бы высшая точка – это вознесение, перерождение человека. Виола говорит о том, что это мир чувств, который настолько глубок, что как бы меняет человеческое существо.

То есть можно сказать, что выставка «Мистификаторы» стала своего рода такой игрой тоже. Мы не мистифицируем авторов, поскольку это все реальные авторы, это не придуманные сюжеты, это набор, который выдан нами же и нам, но одновременно мы решили разыграть свою игру с помощью этих художников.


RadioBlago: «Мистификаторы» – это вторая часть начатого в конце прошлого года совместного проекта галерее Гари Татинцяна и ГЦСИ. Большая часть экспонатов приехала на выставку именно из этой галереи. Еще четыре важных произведения Тони Оуслера, Пол Макарти, Ясумаса Моримура и Эрвина Вурма взяты из коллекции Государственного центра современного искусства. И одна работа Билла Виола «Вознесение Изольды» была предоставлена фондом Stella Art Foundation.


Ирина Горлова: Выставка, которая называется «Мутирующая или мутировавшая реальность» или «Мутация реальности», работает до 1 марта. И она стала первой точкой этого проекта. Конечно, может быть у Гари Татинцяна более точное определение того, чем занимаются эти художники, более расширенное или, наоборот, более суженное, потому что Мутация реальности – это вот как раз то, что он прослеживает в работах начиная от Фрэнсиса Бэкона и заканчивая Тони Мателли. Мы же уходим от реальности в мистику как будто бы, но это тоже игра, конечно, потому что многие из них являются рефлексией по поводу реального.


RadioBlago: На выставке «Мутированная реальность» в галерее Гари Татинцяна еще неделю можно увидеть работы Фрэнсиса Бэкона, инсталляции Майка Келли, а также произведения Кэрролл Данэм, Чака Клоуза, Джорджа Кондо, Малкольма Морли и Тони Мателли. Кстати, он представлен как в первой, так и во второй части проекта. Правда, объекты художника настолько непохожи по стилистике друг на друга, что даже сложно поверить в их принадлежность одному идейному центру.


Ирина Горлова: Вообще, интересно, что Тони Мателли на нашей выставке «Мистификаторы» представлен не своими ужастиками, такими ужасными образами, помните, что у него идет как раз та пара, которая в галереи Татинцяна занимает одно из центральных мест в экспозиции, пара, нагруженная роялем, вся израненная, изуродованные тела, которые бредут исколотые ножами. А, напротив – у Тони Мателли есть другой пласт работ, когда он создает такие заимствованные артефакты, копии реальных предметов, но они обладают другими свойствами. Это подорожники, одуванчики из серии «Сорняки», которые сделаны из бронзы, и канаты, которые условно входят в его цикл «Новая гравитация», поскольку у него был такой проект. И он говорил, что неслучайно его герои, человеческие герои, которые существуют в пространстве, тоже очень натуральные по своему ощущению, они парят над полом, находятся как бы в состоянии левитации, они переворачиваются вниз головой, также и канаты, которые приподнимаются над полом, разматываются и стремятся куда-то вознестись. То есть это идея о нарушении каких-то фундаментальных законов мироздания, нарушении гравитации, о том, что это проецирует его желание вырваться из законов этого мира.

Что касается одуванчиков, то это тоже очень интересный проект. Ведь это не просто, интенция художника – не просто создать подобие, чтобы зрители поражались как это натурально сделано. Первый его сорняк появился под названием «Европа – огромная и бесплодная пустошь». И это был одуванчик, сделанный из очень простых материалов типа бумаги, проволоки, проводов. И он, собственно, для него символизировал не только пространство Европы, но и пространство мира, в котором существуют какие-то не желаемые, в которых очень много нежеланного. То есть это идея того, что сорняки, они же уничтожаются постоянно и постоянно прорастают. Это вот такое желание показать, что жизнь, она всегда побеждает. И собственно, этот проект многие критики сравнивают с социальными работами и говорят, что это идея о лишних людях. Что это проект обо всем лишнем, что вычеркивается обществом.


RadioBlago: По словам Ирины Горловой, в сорняках Тони Мателли, которые словно пробиваются сквозь стены главного выставочного зала ГЦСИ, заложена идея прорастающего организма, который наперекор всем правилам пробивает себе дорогу в этой жизни.

Куратор экспозиции Ирина Горлова не согласилась с предположением, что показанный набор авторов можно назвать неким срезом современного мирового искусства. Каждый из участников выставки «Мистификаторы» занимает в актуальном художественном процессе свое особое место, но речь не идет о самых популярных на данный момент деятелях современного искусства.


Ирина Горлова: На самом деле, конечно, у них разное положение сейчас на современной художественной сцене. Потому что, Херст, несмотря на то, что его самые важные вещи были созданы в 90-е годы, в смысле самые громкие, которые перевернули в то время представление об искусстве и были, считались, может быть, самым таким актуальным движением, по крайней мере, шокирующим, взрывающим вот это представление об устоявшимся искусстве. То сегодня это уже удивительный предприниматель, человек, который открывает свой собственный музей, музей своей коллекции, человек, который продолжает работать, человек, который, в общем, уже иронично смотрит и на свою собственную продукцию, но все равно занимает очень важное место в художественном мире. Вил Дельвуа, выставка которого прошла недавно в Пушкинском музее, является экспонентом в Венеции, и его проекты ставятся по всему миру, большие готические башни, готические такие своего рода беседки. Тони Маттели не так, может быть, известен, как другие. Барбара Крюгер пережила расцвет в 70-80 годы. Питер Соул начинал в 50-е годы и, собственно, самые важные работы сделал, может быть, в 60-е. Важно не то, что они показывают самое-самое, нерв современности, важно то, что это не просто устоявшиеся мастера, а мастера с очень интересной биографией, которые развивают свой мир внутри искусства, в этом мире искусства, который очень узнаваемый, и важно то, что они очень редко показываются в России. То есть увидеть их всех вместе, тем более в таком общественном пространстве, как залы Государственного центра современного искусства — это большая редкость, к сожалению.


RadioBlago: Несмотря на то, что в ГЦСИ показаны настоящие звезды и признанные мастера, все же нельзя сказать, что именно эти художники находятся сейчас в центре всеобщего внимания. Как рассказала Ирина Горлова, организаторы проекта не ставили перед собой задачи выделить наиболее актуальные тенденции, напротив, взгляд кураторов, а за ними и зрителей, обращается к вечным вопросам и темам.


Ирина Горлова: Если говорить о том, чем сейчас заняты самые видные кураторы, то, конечно, их волнуют немножко другие работы, связанные с вопросами вообще и преобразования мира, и политики, и связи человека с природой. Вот вы были на выставке, которую делал Виктор Мизиано, «Избирательное сродство», которая была в нашем зале, и, собственно, он как раз приближается к тем темам, которые сейчас являются, может быть, самыми интересными, актуальными. Такой возврат поиска в природном начале, начале человеческом, рассмотрения вообще гуманистического пафоса искусства. В этом смысле нельзя сказать, что они являются какой-то линией, что, если мы будем говорить об искусстве 2010-х годов, то это те художники, которые определяют его магистральную линию, нет. Я не предполагаю, что мы хотели это сказать нашим проектом. Мы хотели поговорить о другом. Здесь много тем глобальных именно для искусства: тема жизни и смерти, тема трансформации, взгляда на современность, тема возврата, наоборот, к формам сюрреализма, для того, чтобы показать деформацию нашего мира. Это темы, которые будут всегда волновать художников, и нам интересно, что эти авторы проявляют их очень активно в своем творчестве.


RadioBlago: Управляемая мистификация рождается в пространстве ГЦСИ при помощи различных техник. Выставленные авторы имеют в своем арсенале широкий набор художественных инструментов, приемов и методов. Используя живописные картины, коллажи, скульптуры, объекты, инсталляции, видео-проекции, фотографии и мультимедиа, современные художники продолжают традиции основных течений ХХ века – дадаизма, сюрреализма и концептуализма.


Ирина Горлова: Современное искусство давно уже существует между этими видами, уже давно потеряло привязанность к какому-то определенному жанру, виду изобразительного искусства. И все эти художники мутируют так же, как и их работы. Конечно, некоторые из них сосредоточены на чем-то, как Дельвуа, он, все-таки, мастер скульптуры, больших объектов, но тот же Эрвин Вурм, который является скульптором, также является автором знаменитых одномоментных скульптур, которые собственно представляют собой зафиксированные на фотографии перфомансы. Или Дэмиен Херст, который, как известно, работает и с инсталляциями, в которые он включает живую-мертвую натуру, составляет коллекцию своих медицинских шкафов, с запаянными предметами. Тут же занимается живописью, которую он называет безвкусной. Так же как и Кейичи Танаами, который представлен здесь в виде такого триптиха, соединяющего живопись, коллаж, разного рода смешанную технику и материалы. Он занимается видео еще, делая с 60-х годов экспериментальные фильмы. Но есть те, которые привержены к одной технике и технологии, Ясумаса Моримура, Уиткин, который всегда свои образы демонстрирует только в виде фотографий или Билл Виола, который, все-таки, является одним из самых важных художников, которые открыли новые возможности языка видео-искусства.


RadioBlago: Традиционно к выставке в ГЦСИ подготовлена большая образовательная программа. Пока будет открыта экспозиция «Мистификаторы» в Государственном центре современного искусства пройдут экскурсии, лекции, показ фильмов и обсуждения выставленных произведений.


Ирина Горлова: В качестве образовательной программы, которую нам предложили Антонио Джеуза и Аня Шувалова, решили не рассказывать больше о художниках, которые представлены здесь, что немножко жаль. Экскурсии, которые проходят у нас по четвергам, настроены на то, чтобы рассказывать больше о других произведениях этих авторов, развивать образовательную программу. Настроены на то, чтобы рассказать о теме мистификации в искусстве на примере настоящих мистификаторов. И там будут лекции, посвященные Кляйну, будет лекция, посвященная Малевичу, но не только Малевичу, а вообще искусству авангарда, которую будет читать Виталий Пацюков. Будет показ: лекция Мэтью Барни, которая состоялась в ГЦСИ несколько лет назад и которая расскажет об одном из самых ярких мистификаторов в современном художественном мире. Будет лекция о мистификациях в архитектуре и объекте, то есть, в течение 4-5 вечеров зрителей ждет погружение в эту тему, которая расширяет пространство выставки «Мистификаторы».


RadioBlago: «Мистификаторы» в Государственном центре современного искусства будут открыты до 20 марта по адресу: Москва, улица Зоологическая, 13. Метро «Баррикадная» и «Краснопресненская». На этом выпуск программы «Время культуры» подошел к концу! До встречи в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: