Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

7-я Московская международная биеннале современного искусства

среда / 20 сентября 19.45 - 7-я Московская международная биеннале современного искусства. Программа "Время Культуры"

Выставка «Наука в высоких широтах»

4161


Сегодня мы приглашаем вас посетить Государственный Дарвиновский музей в Москве. На днях там открылась выставка «Наука в высоких широтах», фотографии которой привезены из арктической экспедиции 2015 года на исследовательском судне «Академик Мстислав Келдыш».


RadioBlago: Научная экспедиция 2015 года во многом повторила трудные маршруты выдающихся российских исследователей – Федора Литке на бриге «Новая Земля» в середине 19-го века, Бориса Вилькицкого и Ивана Сергеева на судах «Таймыр» и «Вайгач» в начале века 20-го. Благоприятная ледовая обстановка позволила судну «Академик Мстислав Келдыш» подняться до 80 градусов северной широты, что почти никогда не удавалось судам не ледокольного класса.

От Архангельска через Белое и Баренцево моря, пролив Карские Ворота экспедиция достигла Карского моря, покрытого льдом 9 месяцев в году. Многие обитатели этих широт не знают температур выше ноля. Затем путь экспедиции лежал на восток – через пролив Вилькицкого в море Лаптевых, к устью реки Лены.

На фотографиях, привезенных в Москву, запечатлена работа ученых-океанологов, сбор уникальных научных материалов на архипелаге Новая Земля, невероятные по красоте морские пейзажи. Об этом удивительном месте нам рассказал один из участников выставки, фотограф, куратор выставок Галереи классической фотографии и проекта «Галерея «Полярная экспедиция»» Ярослав Амелин.


Ярослав Амелин: Новая Земля – это часть архангельской области, это архипелаг, который отделяет Баренцево море от Карского. От Москвы сравнительно недалеко. По прямой где-то 3000 километров. А Северная Земля начинается, это тоже архипелаг, группа островов, которая находится севернее полуострова Таймыр. И от Москвы это уже существенно дальше. Северная Земля разделяет Карское море и море Лаптевых. Да, это еще восточнее, если смотреть на карту, это посередине карты России с Севера.

Арктика – это удивительное место, совершенно необычное, с совершенно фантастическими состояниями природы, красками, ледниками, горами. И мы, конечно, привыкли думать об Арктике, что это очень холодный край, что это исключительно льды, исключительно снег, но в Арктике тоже бывает короткое лето, лето, конечно, напоминает нашу осень и начало зимы. Тем не менее, может и снег пойти и в сентябре, это уже нормальное явление абсолютно – снег. Всегда интересно, потому что Арктика очень разнообразна. И Новая Земля – это гористая местность, острова, высокие берега, обрывистые ледники, очень интересное место. Как раз на своих фотографиях мы попытались это отразить. Чтобы люди посмотрели на Новую Землю. Это же огромные территории, которые не заселены, с очень суровым климатом, но это все наша страна. И я считаю, что мы должны знать и смотреть на нашу страну вот в фотографиях, на выставках.


RadioBlago:Как признался Ярослав Амелин, авторы стремились запечатлеть и показать не только работу экспедиции, но и то чувство, которое люди испытывают, соприкасаясь с Новой Землей, с неизведанными островами в северных широтах. Слово Ярославу Амелину.


Ярослав Амелин: Русский Север давно привлекает и художников и фотографов. И, конечно, это очень труднодоступная территория. Но все время именно художники и фотографы пробивали некую дорогу к культурному освоению этих земель.

Например, был такой художник, Борисов. Он в начале 20-го века совершил несколько экспедиций на Новую Землю, жил там в избе, писал холсты. И оставил огромное наследие. Есть музей освоения Арктики. И много работ осталось. Но как ни странно, за ним потянулись туда люди, то есть стало активно происходить заселение Новой Земли, освоение ее человеком не только как кладезь каких-то природных богатств, а освоение именно художественное, эмоциональное.

И сейчас ученые, когда ходят на судах, проводят много времени в океане, высаживаются на разные малодоступные земли, в основном уделяют внимание своей работе. И все остальное остается за кадром, потому что они каждый день это видят. И сейчас у каждого есть цифровой фотоаппарат, фотоаппарат в телефоне и, конечно, все тоже снимают, выкладывают в социальных сетях, еще что-то происходит. Но все это носит любительский оттенок, и очень важно, когда едут именно художники, потому что они нацелены это воспринимать, эти земли, с художественной точки зрения.

Наша задача, несмотря на то, что, конечно, необходимо было снимать и работу экспедиции, и работу ученых, и на судне, и на земле… мы уделили существенное внимание именно художественной работе. И именно пейзажу. Это не ландшафтные съемки, они не носят прикладного научного характера. Это художественная фотография.

Да, очень хорошо, что институт океанологии понимает это и проводит фотовыставки, которые и рассказывают об экспедиции, и показывают возможности и вообще все, что происходит в Арктике, потому что очень многое остается для общества не открытым. И, понимаете, Новая Земля, ее протяженность с Севера на Юг больше 900 километров, – это больше, чем расстояние от Москвы до Петербурга. И никто особо не знает, что там происходит и как это выглядит вообще. И даже в интернете не очень много сведений и хороших фотографий по Новой Земле. Достаточно сказать, что на Эвересте в год бывает больше людей, чем на Новой Земле.

На Новой Земле, исключая военных, до 1000 человек в год бывает. На Эверест поднимается около 5000 ежегодно, иногда больше.


RadioBlago: На судне «Академик Мстислав Келдыш» в экспедицию отправились более 80 человек. Из них двое профессиональных фотографов и двое видео-операторов. По итогам плавания и работы ученых будет создан фильм. Идея выставки и многие фотографии на ней принадлежат руководителю экспедиции, океанологу, доктору биологических наук, заместителю директора Института океанологии имени Ширшова РАН – Михаилу Флинту. По его мнению, художественная фотография природы помогает познавать окружающий мир.


Михаил Флинт: Человеком движет, и в том числе вот во всех этих вещах, человеком движет желание познать мир. Как бы он это глубоко ни прятал, как бы он сам ни хотел от этого отказаться, но это великое желание. Оно все открывает. Ни нефть, ни газ. Желание познать мир. И фотография – это один из способов познавать мир. А когда ты мир познаешь и он тебе открывается, ты хочешь (и это тоже очень естественно для человека) результат своего познания разделить с кем-то. Это великое счастье! Вот понимаете, писатель пишет, чтобы разделить свое глубокое душевное познание мира со своим читателем. Он не может иначе, это вот часть, часть художественного процесса, художественного творчества. То же самое с фотографией. Понимаете, я должен увидеть это так, чтобы это меня поразило. А если это меня поразит, я должен это привезти и показать тем, кому это интересно. А это интересно очень многим людям.

Поэтому совершенно не важно, кто человек по основной специальности. Океанолог он или философ, или какой-нибудь технократический человек, математик, или еще что-то такое, это совершенно не важно. Если есть такая жила сильная, которая человека подталкивает узнавать мир кругом, то и чутье какое-то есть у него, маленькое, оно во всех людях кстати заложено, чувство художественной гармонии. Оно в каждом. Вот любого ребеночка возьмите, в нем есть, это гасят иногда, но в человеке это заложено. И вот это, объединяясь, позволяет такие фотографии привозить, которые людям интересны.

Вот обратите внимание, ведь вы выносите оттуда, уходя от этих фотографий, не какой-то формализованный образ ледника, скажем, и песчаного пляжа, или айсберга, а вы выносите очень сильную эмоцию. Вот что главное. И желание эту эмоцию принести оттуда и заразить ей тех, кто смотрит, вот это основа этого. Просто океанологам делать эти фотографии иногда легче, потому что они знают этот мир, они с точки зрения своих технических возможностей и даже с точки зрения своего персонального опыта более подкованные. Ну, представляете, мы высаживались на резиновых шлюпках, размер которой в два раза меньше, чем отсюда до стены. Все это: ветер, айсберги, нас с трудом иногда забирали на судно обратно. Это требует опыта, требует осторожности, требует таких качеств очень сильных физических. А главное – опыта, потому что море – это такая среда, она наказывает очень часто, если у тебя нет опыта и ты не можешь предвидеть это дело. Вот поэтому нам, океанологам, иногда легче это сделать. Нам легко прыгнуть в лодку, легко понять, когда меняется погода, и нужно быстро вернуться на судно. И поэтому профессиональная подготовка нам облегчает возможность сделать такие фотографии.


RadioBlago: Выставка «Наука в высоких широтах» собрана из работ Михаила Флинта, фотографов – Ярослава Амелина и Владимира Онопко. В целом получилась экспозиция из 59 больших цветных фотографий. Под каждой – краткое пояснение для посетителей: чем именно в данный момент занята команда ученых, какому месту на карте принадлежит тот или иной пейзаж, что происходит на снимке. Рассказывает Ярослав Амелин.


Ярослав Амелин: Одна часть работ посвящена работе океанологов на судне, то, как они берут пробы отбора, еще научная работа. Вторая часть посвящена высадкам. Кода на резиновых лодках моторных океанологи высаживаются, берут пробы с ледников, пробы воды и такие вещи. В этих фотографиях виден масштаб. Можно сравнить размер человека и огромную стену ледника, 20 метров и больше, обрывающейся в море. Например, горы Новой Земли. И даже это огромное судно «Мстислав Келдыш», больше 130 метров длиной, совершенно кажется крохотным по сравнению с величественным масштабом островов и берега. И, наконец, третья группа фотографий – это пейзажи Новой Земли, именно художественные пейзажи, призванные передать настроение и состояние природы.

Да, тут только цветные фотографии, мы делали и черно-белые фотографии, но учитывая то, что выставка проходит в Дарвиновском музее, предназначенном в большей степени для детей школьного возраста и родителей их, конечно, мы остановились на том, что все-таки будем показывать именно цветную фотографию. Для того, чтобы было более полное ощущение от Новой Земли в таком привычном формате.


RadioBlago: Пейзажи Новой Земли на фотографиях выставки в Дарвиновском музее расскажут о том, как неповторимо красивы и лаконично строги берега и ледники этих мест. Освещенные редким солнцем, прикрытые туманом, низкими облаками и первым осенним снегом, они позволяют посетителям выставки почувствовать себя настоящими первооткрывателями. По какому принципу происходил отбор фотографий для экспозиции, нам рассказал Михаил Флинт.


Михаил Флинт: Когдаприходит некоторый опыт, ведь по тому же принципу отбираешь фотографии, мы делаем очень много дублей. Часто делая эти дубли, особенно в таких тяжелых условиях, на ветру, из лодки приходится снимать, и нет, наверное, такого человека, который точно знает, что получится. Чуть изменился свет, свет меняется мгновенно, чуть-чуть-чуть пришло другое облако, чуть меняется баланс облаков в фотографии, и вот ты смотришь пять ли, шесть дублей, снятых, и откладываешь их. И если потом ты хочешь к какому-то вернуться, значит, это то, что ты должен отобрать. Опять это также, как на выставке, только я вроде как выступаю зрителем своих собственных фотографий. Я ищу в них очень сильную эмоцию, какой-то внутренний баланс, внутреннюю гармонию. И одновременно вот этот вот посыл эмоциональный, который дает вам представление о том, каково это место.


RadioBlago: Михаил Владимирович Флинт впервые попал в море в 14 лет, а теперь за его плечами более 30 экспедиций. Он признался, что после этой цифры просто перестал считать свои морские походы, и теперь легче сказать, где он еще не был. Работал почти во всех районах Мирового океана, не успел побывать только в Северной Атлантике. Но, как признался наш собеседник, далеко не сразу взял в руки фотоаппарат, а долгое время просто наслаждался увиденным. Слово Михаилу Флинту.


Михаил Флинт: Я одно время находился в таком вот заблуждении: когда я фотографирую, я не вижу кругом. Я не вижу и не запоминаю то, что действительно я должен увидеть и запомнить. Когда я смотрю через видоискатель фотоаппарата – это совсем не то. Я очень долго прибывал в этом заблуждении, потом я попал в совершенно потрясающее место. Тоже меня экспедиционная деятельность завела. Я выиграл большой проект, международный, в Америке. И попал работать в совершенно уникальное место. Посередине Беренгова моря есть такие острова Прибылова, которые открыл наш соотечественник в конце 17 века. Абсолютно потрясающее место. Такие острова маленькие, там 18 километров длиной, 16 километров длиной. При такой малой территории там живет 4 миллиона птиц морских, 3 миллиона морских котиков, 300 тысяч морских львов, стелеровых морских львов. Это просто какое-то буйство! Что-то невероятное! Я один год туда съездил, смотрел, я даже одевался в специальную одежду, такую серую, грязноватого цвета, и заползал на лежбище к котикам, там есть такие лежбища, где молодежь собирается 2-3-летняя. Они там играют. И вот я туда заползал. Они меня вот так щипали за штаны, они считали, что я тоже котик, но не отвечаю на их заигрывания.

И на второй год я понял, что что-то делаю не правильно. И когда я ехал туда в третий раз, я просто в магазине первом попавшимся купил видеокамеру. И снял фильм. Потом этот фильм очень долго шел на телевидении, потому что первоначально режиссеры сказали, что вот мы сделаем сюжет минут на 15, а в результате вышло два сюжета, слитых вместе по 35 минут. Он очень долго шел, и там я про все про это рассказывал. И там все съемки были мои.

Ну и вот как-то так я к этому делу вернулся. Но я могу сказать честно, что, может быть, лучшие возможности в своей жизни я и пропустил.

Я просто наслаждался. Сидел на берегу моря. Плавал. Смотрел на всю эту красоту. А с другой стороны вот знаете, мой папа был человек огромной жизненной мудрости. И он говорил, что есть некие принципы, которые человек должен соблюдать для того, чтобы достичь добродетели, причем не в таком, не в церковном, не в религиозном смысле, а в светском, что тоже очень большое дело. И вот там есть несколько принципов и самые два главные – это никогда никому не завидуй и никогда не жалей о содеянном. Если я это содеял, значит так распорядился Господь Бог, значит, не суждено было, пришло чуть позже.


RadioBlago: Следующую точку на карте Земного шара для новой экспедиции Михаил Флинт уже выбрал. Это место находится в Средней Азии на границе Казахстана и Узбекистана. И, конечно, команда единомышленников для нового путешествия уже почти готова. Рассказывает Михаил Флинт.


Михаил Флинт: Мне очень бы хотелось сделать фотографический проект по умирающему озеру Арал. Я был там, но, к сожалению, я там был день. И, к сожалению, я снял очень мало, но когда напечатал, то это меня так поразило – насколько можно донести эту вот, знаете, абсолютно неземную, какую-то лунную, безжизненную ситуацию, которая там сформировалась. И я даже делал выставку в институте небольшую, у себя. И вот я хочу сделать, поехать туда, потратить на это какое-то время. Но для этого нужно отпуск получить, что очень трудно по такой загрузке. Вот хочу потратить свой отпуск на это, съездить туда и попытаться сделать выставку, показать вот, как умерла природа, когда ушел Арал, во что это все превратилось, в какие-то поистине марсианские пейзажи, они поражают своей такой неземной пустынностью, какой-то, знаете, внутренней обреченностью. Вот это мне очень хочется сделать. И мои коллеги по этой выставке, когда я им про это рассказал, я обычно рассказываю очень эмоционально, они сказали, что готовы все бросить и ехать вместе со мной! Вот такой вот проект. А там посмотрим.


RadioBlago: Совсем скоро в Дарвиновском музее откроется еще одна выставка, посвященная труднодоступным северным широтам. Художественный руководитель Галереи «Полярная экспедиция» Ярослав Амелин рассказал нашему корреспонденту, в чем заключается суть проекта.


Ярослав Амелин: Галерея «Полярная экспедиция» – это отдельный проект, где мы делаем выставки в Арктике, и в Дарвинском музее 16 февраля откроется вторая выставка фотографий, тоже посвященная высоким широтам, связанная уже с деятельностью галереи «Полярная экспедиция», когда фотографы ходят и помимо того, что сами снимают, они в труднодоступных населенных пунктах устраивают фотовыставки. Например, на полярных станциях мы устраиваем фотовыставки, в разных небольших поселках, куда можно добраться только морем или вертолетом.

Это выставка, посвященная работе галереи «Полярная экспедиция», где специальное судно, тоже научно-исследовательское «Картыш» ходит в арктическом регионе и фотографы, и ученые работают вместе на этом судне, и, помимо этого, группа, которая находится на судне, делает фотовыставки, и помогает местному населению. Или мы осуществляем разные исторические проекты. В частности, в прошедшем в 2015-м в селении Рында на Кольском полуострове наша экспедиция установила Крест в ознаменование столетия возвращения остатков экспедиции Георгия Седова и Брусилова. Это трагически закончилась экспедиция с попыткой освоения Северного полюса в 1914 году. И вот 101 год спустя мы установили в точке, куда пришла шхуна Святой Великомученик Фока, на которой возвращались чудом выжившие участники экспедиции, чудом нашедшие других участников экспедиции, Брусилова, на Земле Франса Иосифа. Вот первое место, где они соприкоснутся с материком и где встретят их люди, это становище Рынды. Ныне в этом месте никто не живет. А в начале 20 века это было крупнейшее становище рыбацкое, где жили рыбаки и выходили оттуда в море. И вот в этом месте, на старом кладбище, мы установили огромный четырехметровый крест, памятную гранитную табличку и флагшток с уже трехцветным российским флагом, под которым Святой Великомученик Фока и ходил в Баренцевом море.


RadioBlago: Посмотреть выставку «Наука в высоких широтах» можно будет до 17 апреля по адресу: Москва, улица Вавилова, 57. Станция метро Академическая». Государственный Дарвиновский музей. На этом выпуск программы «Время культуры» подошел к концу! До встречи в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: