Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

среда / 19 июля 19.45 - в программе "Время культуры" мы продолжаем рассказ о книге Валерия Александровича Подороги "Освенцим и ГУЛАГ. Время после", которая вошла в топ-5 Премии Пятигорского в 2015 году.

Памяти Людмилы Швецовой

3551

В этом выпуске программы «Время культуры» мы расскажем вам об удивительном человеке, выдающемся государственном деятеле и красивой женщине — Людмиле Ивановне Швецовой.

Уход из жизни этого доброго и мужественного человека, стал большой трагедией для тысяч людей, которым за свою жизнь помогла Людмила Швецова. Проститься с ней в Москве 31 октября пришли многочисленные деятели культуры и искусств, политики, общественники, социальные работники, сотрудники бюджетных учреждений, которые хорошо помнят и ценят заслуги Людмилы Ивановны в этих сферах жизни.

В Колонном зале Дома Союзов, где проходила прощальная церемония, приглушенно играл оркестр под управлением маэстро Спивакова. Вереница людей, желающих проводить в последний путь Людмилу Швецову не прекращалась так долго, что церемонию пришлось продолжить почти на час. Провести гражданскую панихиду выпало народному артисту СССР Иосифу Кобзону. С его слов и начались прощальные речи.


Иосиф Кобзон, Народный артист СССР: Дорогие гости, нас постигло большое горе, мы прощаемся с выдающимся человеком, гражданином через светлый образ в наших сердцах..

Мне выпала печальная миссия провести сегодня эти печальные минуты прощания с дорогой незабвенной Людмилой Ивановной, которую я знаю много лет, более полувека.

Мы ее ласково называли «мамка пионерии». Работа в центральном комитете комсомола, возглавляя союз комсомольских организаций, Людмила Ивановна постоянно беспокоилась судьбой детей той великой державы и впоследствии России. Работая в дальнейшем в правительстве Москвы Людмила Ивановна продолжала заниматься социальными вопросами. И перейдя на работу в Государственную думу и занимая высокое положение заместителя предателя Государственной думы, Людмила Ивановна продолжала работать в сфере социальных вопросов и культуры. Нам очень не хватало всегда присутствия Людмилы Ивановны.

Людмила Ивановна тщательно скрывала свою болезнь, может быть, этим она и ускорила сегодняшний день.

Людмила Ивановна преподнесла суровый совершенно подарок, уйдя от нас в день Ленинского комсомола. Именно в этот день все комсомольцы со слезами на глазах прощаются с ее светлым образом.

Есть замечательные стихи Роберта Рождественского о незаменимых. Незаменимо катится Волга. Незаменимы Людмила Ивановна Швецова. Да, будут другие руководители, другие хорошие люди. Но не будет больше нашей Людмилы Ивановны Швецовой — красивой, честной, мужественной. И прощаясь сегодня с ней мы обязательно каждый в отдельности и все вместе ей скажем спасибо за то, что вы были с нами, спасибо за то, что мы жили с вами в одной стране.


RadioBlago: Людмила Швецова родилась 24 сентября 1949 года в Алма-Ате в семье кадрового военного и преподавателя английского языка. В школу ходила в Ростове-на-Дону, потом училась на Украине, окончила Харьковский авиационный институт по специальности «инженер-механик». По распределению попала на работу конструктором в авиационное ОКБ имени Антонова в Киеве. С 1975 года началась ее комсомольская работа — сначала в Харькове и Киеве, а затем в Москве. 8 лет она была председателем Всесоюзной пионерской организации. Так помощь детям и молодежи навсегда вошла в ее жизнь.

В 90-е годы в судьбе Людмилы Ивановны произошло много резких перемен — была и работа в Кабинете министров СССР, и пост во Всероссийском биржевом банке, и должность в правительстве Москвы и долгие месяцы безработицы.

В начале 21го века на самый сложный и ответственный на тот момент сектор деятельности в московское правительство ее пригласил Юрий Лужков. И она 10 лет занимала пост первого заместителя мэра Москвы по социальным вопросам.

Нынешний градоначальник Сергей Собянин в своей прощальной речи на панихиде упомянул, что Людмила Ивановна очень любила Москву и москвичей, и Москва всегда отвечала ей взаимностью.


Сергей Собянин: Дорогие друзья, Москва сегодня прощается с замечательным человеком, Людмилой Ивановной Швецовой. Это для всех нас большая трагедия и потеря. Людмила Ивановна ушла от нас совсем еще не старым человеком, но за свою жизнь она сделала столько — дай Бог каждому! В правительстве Москвы она возглавляла социальный блог, специальное направление работы, в которое входило десятки тысяч организаций, около полумиллиона работающих, за которых она каждый день несла ответственность. Она отвечала за работу с ветеранами, инвалидами, детьми, многодетными, она пропускала каждый день их боль, их проблемы. Она никогда не относилась к своей работе формально. Она любила Москву и москвичей и Москва отвечала ей взаимность. Уйдя на работу в Государственную думу, возглавляя пост заместителя государственной думы, возглавляя общественные организации, она никогда не забывала Москву. И мы активно и тесно с ней работали над городскими проблемами. Буквально за две недели до кончины, мы с ней встречались и живо обсуждали проблемы города, она активно интересовалась и принимала соучастие. Человек до конца стоял в строю и большинство людей даже не догадывались о тяжелом недуге, который она переносила последние годы. Москва будет всегда помнить Людмилу Ивановну, всегда будет ей благодарна.


RadioBlago: Долгие годы Людмила Швецова была близкой подругой Валентины Матвиенко, которая сейчас занимает пост председателя совета Федерации Федерального собрания России.


Валентина Матвиенко: Мне очень тяжело сегодня говорить, тяжело переживать личную боль, прощаясь со своей близкой подругой. Я хочу выразить искренние соболезнования родным, близким, друзьям, товарищам и коллегам Людмилы Ивановны Швецовой. Ушел из жизни не просто выдающийся государственный политический деятель, но удивительно светлый, удивительно красивый, душевно щедрый и жизнерадостный человек. И для всех нас это невосполнимая утрата. Людмила Ивановна вот искренне любила свою страну, работу, сопереживала за судьбу каждого человека, это удивительные человеческие качества. И была человеком дела, человеком труда, где бы она не работал, в комсомоле ли, в верховном совете, в правительстве Москвы, в государственной думе. И ее всегда отличала удивительная ответственность, трудолюбие, профессионализм, инициатива, творчество. Она всегда работала с душой, она всегда старалась довести любое дело до конца. Людмила Ивановна никогда не изменяла своим принципам, никогда не изменяла своим убеждениям, и главное — никогда не изменяла своей совести.

- Я думаю, что именно ее подвижнический труд, ее энергия в Москве, которую она бесконечно любила, позволило создать систему самой лучшей социальной защиты людей. И все эти достижения, и инициативы в сфере культуры, здравоохранения и образования, они во многом связаны с ее именем. И я думаю, люди будут очень долго помнить то добро, которое она делала. Она сама была очень отзывчивым, очень светлым, добрым человеком, она помогала всегда и всем, когда могла и когда не могла. Но судьба подчас обращалась с ней очень жестоко. Она рано потеряла мужа, трагически погиб ее любимый, горячо любимый сын. И многие годы она стоически боролась с тяжелым недугом. Но это не сломало, ни ее воли, ни ее духа, ни ее мужества, ни ее стойкости и не сломало ее человеколюбия. И до последнего дня, будучи тяжело больной, она продолжала работать, она продолжала выполнять свой долг и старалась до последнего сделать, как можно больше людям. Прощай, дорогая Людмила Ивановна! Людочка. Люся. Я уношу твой светлый образ, твои дела, твои слова в наших сердцах, в сердцах людей, кто тебя знал. Человек живет, пока его помнят. Мы будем помнить тебя всегда


RadioBlago: Ведущий траурной церемонии Иосиф Кобзон рассказал, что всегда рядом с Людмилой Швецовой оказывались люди, которые могли поддержать, подсказать, направить, разделить трудные и радостные минуты. Одним из таких близких и верных друзей был известный политик, ученый, журналист, в прошлом премьер-министр Евгений Примаков. В день смерти Людмилы Ивановны 29 октября ему исполнилось 85 лет.


Евгений Примаков: От нас ушла Людмила Ивановна, это огромная потеря для всех. Не только присутствующих в этом зале, не только для тех, кто прислали соболезнования, а я думаю для всей России. Она сочетала в себе огромные человеческие достоинства. Она была прекрасным работником, целенаправленным, неравнодушным, она все делала для того, чтобы было хорошо людям, она была доброжелательной, она была высоким профессионалом, она любила свою малую родину Украину, страдала за то, что происходит там сейчас. Она сочетала вот все эти качества с очарованием своим как женщины. Я думаю, что это такая потеря, что вот часть души, часть сердца как будто бы остается уже с ней. Я хочу просто сказать, что надо всем и друзьям ее и тем всем, кто ее знал, а все, кто ее знал, ее любили, я уверен в этом. Очень-очень будет не хватать дорогой Людмилы Ивановны, пусть ей земля будет пухом.


RadioBlago: Людмила Швецова являлась членом Международной академии творчества, Международной педагогической и Социальной академий, президентом Ассоциации исследователей детского движения, заведующей кафедрой гендерных исследований Российского государственного гуманитарного университета, вице-президентом информационно издательского содружества «Атлантида».

Людмила Швецова автор многочисленных публикаций в газетах и журналах по проблемам детского, молодёжного, женского движения, социальной политики. Она защитила кандидатскую диссертацию на тему «Интеграция женщин в политику».

Награждена орденами «Знак Почета», «Трудового Красного Знамени», «Дружбы», «За заслуги перед Отечеством III степени», орденом Русской Православной Церкви «Святой Равноапостольной Великой княгини Ольги», медалями, а также отмечена благодарностями Президента и Правительства России и государственной наградой Украины «Орден княгини Ольги». В мае 2013 года Людмила Ивановна была избрана сопредседателем «Национальной родительской ассоциации».

Некоторое время назад Людмила Швецова дала большое откровенное интервью арт-директору Музея Органической Культуры Ирине Аликиной. Разговор шел, как о личной жизни известного политика, так и о современном положении дел в сфере культуры и искусства. Отрывки из этого интервью мы помещаем в нашу программу с разрешения Музея Органической Культуры, в котором хранится эта архивная запись.

В упомянутом разговоре Людмила Ивановна рассказала о своем приемном сыне Алексее и о том, насколько она будучи публичным человеком на самом деле не любила публичности.


Людмила Швецова: Я счастливый человек, потому что, не смотря на то, что я публично заметный человек, ко мне ничего не липнет, никто не пытается сильно в это дело влезать, в мою личную жизнь, в то, что было, в то, что есть. И как-то со мной деликатно обходятся. С болезнью мне звонили из прессы, интересовались, им лишь бы написать где-то что-то и даже это, меня Господь хранит, не особенно куда-то вылезает. Вы знаете Ларису Васильеву писательницу, она пишет книгу по формуле, пытается из меня, так она увидела меня, что я человек, который не потерял женственность и женского начала в политике, как правило, происходит по-другому на этом пути, кто сохранил по-настоящему именно женское начало в его высоком выражении. Она пишет книгу, говорю: «Не пиши, я тебе абсолютно откровенно ничего не скажу», но она пытается всеравно. Я ей сказала, что об этом нельзя, об этом нельзя, про Лешу нельзя, потому что Леша перевернется, ему это не понравится, если об этом будет кто-то говорить. Есть круг людей, которые знают, это неизбежно, но совсем узкий, даже родственники, даже племянники, родители от них сумели это дело увести и скрыть, и я скрывала, потому что я боялась, что это ему нанесет какой-то удар. Я помню в детстве, когда была маленькая посмотрела фильм по телевизору, где девочка была приемная и я почему-то детским сознанием, еще в школу не ходила, определила, а может и я родителям не родная , откуда-то мне пришла такая аналогия и я помню в туалете сидела, плакала так навзрыд, только от мысли, что мне так показалось. А как же мой ребенок, он такой ранимый был, ручной, душевный, конечно, если бы он узнал, для него это была бы трагедия. Он все равно был бы со мной, он меня любил так, что я его любила, у нас связь была потрясающая, но я понимаю, как ему горько было бы. Они все равно ищут этих матерей, даже при том, что они их бросили, при том, что это произошло, они все равно идут по следу, для того, чтобы глаза посмотрели, когда они взрослые. Слава Богу, что я своего от этого увела.


RadioBlago: В течение жизни Людмила Швецова помогала многим деятелям культуры, искусства, небольшим творческим объединениям и серьезным государственным организациям. Среди тех, кто был обласкан ее вниманием и заботой оказался и известный скульптор Зураб Церетели, творчество и деятельность которого до сих пор вызывает массу споров. Каково было отношение к этому самой Швецовой, она рассказала в том интервью.


Людмила Швецова: Я к нему неплохо отношусь, но не в порядке его даже таланта, сколько мне симпатичный человек, я с ним в дружеских отношениях нахожусь. Но, я думаю, может вызывать большое восхищение, когда я была в Манеже на его выставке, мы там увидели его во всем величии все, что им сделано, не все, конечно, многое было. Конечно, поражает работоспособность, поражает то, насколько он много всего создал, поражает, что сегодня он придумал, а завтра уже работает машина по произведению всего этого. Я не могу сказать, что меня потрясают его работы, хотя что-то так не раздражает, как раздражает многих. Мне не нравится откровенно манеж вот с этими петушками, с другой стороны меня Поклонная гора не особо раздражает, потому что она вполне величаво смотрится, оригинально. Но мне нравятся его цветы, он же цветы пишет каждый день и среди них разные бывают, но у него есть совершенно потрясающие цветы. Он подсолнухи замечательно делают, вообще его тянет на цветы, это дело его каждодневной жизни. Не знаю, насколько они являются шедеврами или близкими к шедеврам, но они колоритны, они впечатляют, они заражают энергией и вот это мне у него нравится.

Глазунов cпросил меня как-то, он придумал интересную идею: «Людмила Ивановна, я вас вижу в морозе через окно, это должно быть морозное окно». Какой-то русский сюжет. Все хотел написать, я тоже не дала.

Я люблю подсолнухи, я просто на них помешана. Мне букеты дарят из подсолнухов, у меня дома картины висят подсолнухов, у меня очень много всего подсолнечного. И я знаю, почему я люблю подсолнухи, потому что это солнце, потому что это энергетика моя и т.д. У меня дома висят подсолнухи Васьки Нестеренко – хорошие, подсолнухи Андрияки, подсолнухи Церетели, но самые интересные – это подсолнухи Глазунова. Глазунов по жизни не писал цветов, у него другая тематика и когда он спросил: «Людмила Ивановна, что вам подарить?» .

-- Вы знаете, я на подсолнухах, конечно. Какой-нибудь маленький подсолнушек.

-- Людмила Ивановна, я вообще не пишу цветы. Слушайте, в 13 лет, еще до войны у меня была работа на конкурсе именно подсолнухи, это судьба.

И он мне написал мне картину. Сначала, когда мне ее принесли, ну, не умеешь, не берись. А потом, когда повесила, рассматривала, я поняла, что он большой мастер и умеет все. И он сделал на чисто голубом небе, даже на рачито голубом подсолнушек и тот, из которого уже выпадают семечки. Образ этого подсолнечного букета на голубом небе оказался самым умным из всех тех, которые мне написали. Те красивые, замечательные, хорошие, настоящие подсолнухи, но Глазунов сделал его, ничего не могу сказать. Я не все у него принимаю, сейчас на старости лет надоедливый стал страшно, но он художник сильный и самое главное, что он развивает школу российской живописи. У него академия дает ориентир в сторону современной живописи, но он считает, что базис должен быть обязательным исконно русским, православным. Кстати, он очень активно в этой теме работает, у него все ребята практически, кто учится, обязательно делают такие сюжеты.


RadioBlago: После посещения Музея Органической Культуры Людмила Швецова неожиданно поделилась, что много лет назад участвовала в создании музея 20 века. К сожалению, ее задумке не суждено было сбыться, но проделанная работа все равно не прошла даром.


Людмила Швецова: Я очень много думала над тем, что век, который начался, век компьютеризации, интернета и мы не чужды ему. Он все больше и больше отводит людей от того, что можно пощупать и того, что можно потрогать, в том числе в своих квартирах, в своих архивах. Я со страхом думаю, что в домах, где что-то есть интересного, придут мастера по евро ремонту и те, кто останутся наследниками не скажут, какая эта картинка. У меня висит на стене дома картина Ладо Годиашвили в цвете. В Третьяковке всего три его не цветных рисунка, больше нет. А у меня висит небольшая картинка и я понимаю, что какие-то мои родственники могут не понимать, что это такое, это может куда-то деться или найдутся умники, которые этим торговать начнут. А то, что вы начали собирать из частных коллекций, для того, чтобы это собрать в книгу, собрать это на выставку, показать это людям, вернуть это в коллекцию МОК, и вы уже видите, что это за люди, кто этим владеет. Может, надо научить их этим владеть, помочь им как это передавать, может, даже предложить какое-то хранение. Я об этом думала и хотела в свое время создать музей 20 века, потому что век 20-й такой был сумасшедший с этими революциями, войнами, победами, жертвами, праздниками, со всем, со всем. Но поскольку этот век прошел через жизнь и судьбы людей, то я хотела сделать музей века. Я нигде в мире не видела подобного и мне хотелось увидеть век, тем более такой уникальный. И я даже начинала собирать, я тоже понимала, что многое уходит, убегает куда-то и надо это собирать, мы открыли сбор вещей, обещая людям, что мы посветим раздел этой личности и куда они отдавали или продавали задешево. Например, жена Светланова, вдова, она отдала, я ей, правда, сказала ноты отдавать в музей Глинки, потому что это базовый музей, а фортепиано отдала его, какую-то часть мебели, сделали выгородку светлановской комнаты. Я к чему говорю, потому что я на этой волне тоже находилась, там не все удалось осуществить, хотя кое-что получилось. Я аплодирую тому, что вы взялись за то, что связано с искусством, тем более, когда за это берутся люди, которые духовно могут это оценить, увидеть какие-то более глубокие вещи.

Как только мы перестанем быть страной высокого интеллекта, мы уже все потеряем. потеряем интеллект, в мире нас вообще никто не будет воспринимать. Самим как жить?

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: