Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

среда / 19 июля 19.45 - в программе "Время культуры" мы продолжаем рассказ о книге Валерия Александровича Подороги "Освенцим и ГУЛАГ. Время после", которая вошла в топ-5 Премии Пятигорского в 2015 году.

Пианистка Мария Юдина

662

"Мы, люди русской культуры, ничего не можем, и не хотим создавать с бессердечным равнодушием...". И статьи #Марии Вениаминовна Юдиной о Дмитрие Дмитриевиче Шостаковиче.

Мария Вениаминовна Юдина, годы жизни 1899-й - 1970-й, родилась в городе Невеле, недалеко от Витебска, в семье земского врача Вениамина Гавриловича Юдина. Это был человек чистейшей души и несгибаемой воли, подвижник, отдавший "всю свою жизнь народу - на деле, а не на словах!". Пример отца и "жертвенное ради нас, детей и бесчисленных страждущих кругом - пример матери" был для Марии Вениаминовны, несравненный школой практического человеколюбия. Этим идеалам осталась она верна навсегда.


Музыкальная одаренность, яркая и оригинальная, проявилась у Марии Вениаминовны в раннем возрасте. Уже в 9 лет она, по воспоминаниям двоюродного брата, дирижера Гавриила Яковлевича Юдина, чрезвычайно интересно, не по-детски значительно и мудро играла одну из "Песен без слов" Мендельсона.


В тринадцать лет Юдина поступила на низший курс петроградской консерватории в класс профессора Ольги Калантаровны Калантаровой. В последующие годы училась у Анны Николаевны Есиповой и закончила консерваторию в 1921 году у Леонида Владимировича Николаева. Ей, как и окончившему в том же году Владимиру Владимировичу Софроницкому была присуждена премия имени Антона Рубинштейна.


Учась в консерватории, Мария Юдина не ограничилась только знаниями в классе по специальности. Одновременно она изучала контрапункт у профессора Василия Павловича Калафати. Занималась композицией у Максима Осеевича Штейнберга, играла на органе под руководством профессора Жака Гандшина и посещала уроки в дирижерском классе Николая Николаевича Черепнина.


И всё-таки музыка была не единственной страстью Марии Вениаминовна. Чувствуя насущную духовную потребность в изучении наук, философии, литературы поэзии, она параллельно с консерватории посещала вольнослушательницей отделения классической филологии и философский факультет Петербургского университета. Мария Юдина писала впоследствии. "...Я счастлива тем, что в меня крепко были вложены некие основой интеллектуального и этического бытия вообще... Я получила некие "ключи" к гуманитарному познанию вообще, необозримое поле мышления в целом, из коего могу черпать до гробовой доски.... О что это были за люди! И учителя, и ученики! То был поистине "цвет человечества"! Бескорыстие, трудолюбие, ответственность, активная доброта и сила мысли..."


Среди тех, с кем Марии Вениаминовна общалась, кому бы уклонялась у кого училась были выдающийся литературовед, философ Михаил Михайлович Бахтин (в декабре 1928 года Бахтин вместе с рядом других ленинградских интеллигентов арестован в связи с деятельностью группы А.А.Мейера "Воскресенье"), естествоиспытатель, математик и философ Павел Александрович Флоренский (В 1933 году, арестован и приговорен к 10 годам лагерей. Сначала Флоренский попадает в научно-исследовательский отдел Бамлага, где изучает проблему строительства в условиях вечной мерзлоты. Через много лет, когда его уже давно не будет живых, по его методу построят Норильск и Сургут. В 1934 году отца Павла переводят на Соловки. Здесь он делает более десятка научных открытий занимается добычей агар-агара и йода из морских водорослей. "Умный йод" Павла Флоренского, который мы с вами сегодня можем купить в любой аптеке, пришел к нам из соловецкого лагеря особого назначения. Расстреляли Павла Флоренского 8 декабря 1937 года. Реабилитировали отца Павла в 1959 году - "за неимением состава преступления".) Так же были арестованы музыкальный ученый Болеслав Леопольдович Яворский, художник Владимир Андреевич Фаворский, физиолог и психолог Алексей Алексеевич Ухтомский, филолог и историк литературы Лев Васильевич Пумпянский, поэты Борис Леонидович Пастернак и Николай Алексеевич Заболоцкий.


Вскоре после окончания консерватории, Юдина получила звание профессора и с тех пор, наряду с исполнительством, постоянно занималась и педагогической деятельностью. За свою жизнь она преподавала Петроградской, Тбилисской и Московской консерваториях, в институте имени Гнесиных. Вела и специальное фортепьяно, и класс камерного пения и камерного ансамбля. Естественно, что периодически метод Юдиной целиком вытекал из особенностей его личности, ее взглядов. Развивая у студентов профессиональные чисто пианистические навыки, она в тоже время открывала перед ними все богатство своего мира и воспитывала музыкантов с широким кругом общекультурных интересов.


Концертной деятельности Мария Вениамина отдала ровно полвека. Ее репертуар разнообразен и велик как в сфере сольного исполнительства, так и в области камерной ансамблевой музыки. Бах, венские классики, романтики, современные композиторы находили чуткого интерпретатора. Ей был свойствен постоянный глубокий интерес ко всему новому в музыкальной культуре, она была искренним пропагандистом прогрессивных явлений современной музыки. Большое количество произведений таких композиторов, как Прокофьев, Щербаков, Шипорин, Рязанов, Богданов-Березовский. Свиридов, впервые прозвучали именно в исполнении Юдиной. Ф последние 15 лет своей жизни Мария Вениаминовна, с поистине просветительским энтузиазмом, пропагандировала фортепианные и ансамблевые сочинения Стравинского, Хиндемита, Кшеника, Бартока.


Мария Юдина - яркий, оригинальный интерпретатор. Незаурядный ум и музыкальный талант ставят ее в ряд тех исполнителей, которые, как сказал известный музыковед Рабинович, "по плечу самому композитору". Поэтому ее трактовки неповторимы и глубоко своеобразны.

По строю души, по своему мировосприятию Юдина - романтик, одаренный могучим интеллектом, который позволял ей проникать вглубь явлений, доходить во всем "до самой сути", по выражению Пастернака.


И как истинный художник, Юдина, нередко опережала общепринятые нормы в своих вкусах и пристрастиях, но прежде всего в особенностях музыкального мышления. Она не только блестяще интерпретировала сочинения современных композиторов, но и делала удивительные открытия в уже известных произведений Баха, Бетховена, Шумана. В классике она прозревала некие идеи, конструктивные моменты, присущие современной музыки и находила для них адекватное звуковое и темпоритмическое воплощение. Профессор Константин Христофорович Аджемов в заметил в одной из своих передач, что Юдина "всегда тяготила к новаторскому толкованию классики, исключавшему академизм".


Романтическая, "воспламененная душа" (Борис Пастернак) и ясный, проникающий в глубины музыкального искусства разум сочетались у Юдиной с редким умением убеждать и собеседников, и слушателей в правоте своих позиций в искусстве.

Каким же образом реализовывалось все это в исполнительстве? Прежде всего, благодаря необычный, фрезеровщики, в которой нельзя не отметить явного стремления к расчленению музыкальные фразы,к скульптурной, зримой объемности каждого элемента. Юдина как бы разыграет музыкальную ткань, и заглядывая "внутрь", обнаружевает неизвестный доселе смысл.


В сонате Шуберта си бемоль мажор, с первых же звуков главной темы поражает и захватывает необычный, непривычный образ - мятежный, растревоженный. Фраза разъезда на части, и сразу же чувствуется зарождение конфликта: настойчиво-беспокойные восьмые в левой руке и зловещие трели в басу. Из этого эмоционального зерна уже в экспозиции развивается многообразная картина. Как это непохоже на все известные нам интерпретации этой сонаты, и как это по-своему прекрасно! Открываются новые грани личности Шуберта, страдающего и одинокого, открываются новые возможности исполнения этого произведения.


С фразировкой тесно связан и метроритм, на гибкой подвижной основе которого Юдина создают пластичные, живые, дышащие конструкции. Юдинское рубато удивительно органично даже в Бахе и Бетховене, отнюдь не лишая музыку ее строго красоты. Несомненно, что манера фразировки и метроритм Юдиной имеют романтические корни. А вот ее звуковедение, способ звукоизвлечения совершенно другого происхождения. Мы не услышим у Марии Вениаминовны привычного легато, контилены даже в таких сочинениях, как сонаты Шуберта или скажем, "Фантастические пьесы" Шумана. Звукоизвлечение дискретно, каждый звук мелодии берется отдельно, стальным пальцем, и тем не менее целостность музыкальной мысли, и настроения поражают.


Есть еще один элемент исполнительства, который, в отличие от остальных, не поддается формальному анализу. Это колорит. Именно колорит делает вышеназванные составляющие особенно значительными. Если фразировка темпо-ритма и даже способов звукоизвлечения - это рисунок, то красота и разнообразие звучания, тончайшая нюансировка, интонирование, краски, светотени - это живопись. В целом - гениальная картина.

В интерпретациях Юдиной множества звуковых образов. Тут и все оттенки печали, грусти, тут безоглядное веселие и величественный трагизм, пленительная наивность и высокая мудрость. Как удается Марии Вениаминовне заставить рояль звучать так разнообразно? Это еще одна загадка, которыми изобилует творчество.


Марию Юдину можно назвать пианисткой XX века. Мы имеем в виду не только значение ее исполнительской деятельности вообще, а соответствие ее психической организации, особенностей музыкального мышления, комплекса исполнительских приемов требованиям искусства, музыки нашего времени. В истории отечественной культуры Юдина - как личность, как музыкальный деятель занимает значительное место. Это естественно, ведь она обладала высокими нравственными идеалами, широчайшей культуры, стремлением к просветительству и умением беззаветно служить людям и любимому искусству.

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: