Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

воскресенье / 26 марта 19.45 - В программе "Время культуры" интервью с художником Александром Дашевским на тему «Картина после живописи»

Поэт Ника Турбина - вечер памяти в Москве

3120

Диктор: Здравствуйте, дорогие радиослушатели! В эфире «Время культуры». В этой программе мы расскажем вам о маленькой девочке, которая в свои семь лет уже была большим серьезным поэтом. И тем удивительнее и невероятнее казались ее взрослые глубокие проникновенные стихи, чем наивнее и звонче звучал ее детский голос. Ника Турбина. Это имя таит в себе немало загадок. Тайна этого гениального явления до сих пор не разгадана. Легенда об одаренной девочке из Ялты и сейчас живет в сердцах почитателей этого необыкновенного таланта и не угасает. Поэзия Ники Турбиной не погибла вместе с ее молодым автором, а осталась в вечности, и каждый раз находит отклик все в новых сердцах.

Ника Турбина, архивная запись:

- Черновик

Жизнь моя черновик,

На котором все буквы -

Созвездья.

Сочтены наперед

Все ненастные дни.

Жизнь моя - черновик.

Все удачи мои, невезенья

Остаются на нем,

Как надорванный

Выстрелом крик.

- Утром вечером и днем думай только об одном

Что на город ночь садится, словно филин за окном.

Утром, вечером и днём ночь тихонько входит в двери,

Ноги вытерев у входа, будто опасаясь встретить

Лучик света, который прыгал час назад по одеялу...

Утром, вечером и днём думай только об одном -

Как ночами страшно воет ветер, что живёт в трубе,

Как врывается он в окна, с криком разбивая ставни...

Листья жёлтые прилипнут к мёртвому от слёз стеклу...

Не хочу я ночью думать о тревожных страшных сказках,

Буду молча засыпать я... Утром, вечером, и днём.

Диктор: Ника Турбина родилась в советской Ялте в 1974 году. По рассказам ее мамы и бабушки, только когда ребенку исполнилось четыре года, они догадались, что постоянное бормотание девочки, особенно по ночам, имеет четкий ритм. Это были стихи. Маленькая Никуша (так Нику называли в семье) страдала бронхиальной астмой и поэтому почти не спала по ночам, испуганная приступами удушья. В такие моменты творчество особенно сильно беспокоило ее. Она буквально умоляла маму записывать за ней слова. Стихотворения рождались зрелыми и не по годам создателя трагическими.

Ника Турбина, архивная запись :

- В осенний сад,

Где листопад

(Ты будешь рад,

Мой друг),

Придут забывшие

Тебя,

Былое вспомнят

Вдруг.

Что годы

Быстро так бегут,

А дням числа уж нет,

Что можно было

Разыскать

Затерянный твой след.

И песню старую споют,

Да только боль

В словах.

Как хочется

Прийти туда,

Где столько лет назад

Веселье било через край,

Но гол осенний сад.

- Тяжелы мои стихи -

Камни в гору.

Донесу их до скалы,

До упору.

Упаду лицом в траву,

Слез не хватит.

Разорву строфу свою -

Стих заплачет.

Болью врежется в ладонь

Крапива.

Превратится горечь дня

Вся в слова.

Диктор: Когда Нике было семь лет стихи юного дарования прочитал поэт и писатель Юлиан Семёнов. Он настоял, чтобы к ней в Ялту приехал корреспондент из газеты «Комсомольская правда», и после выхода статьи в 1983 году Никуша проснулась знаменитой. Поездки по стране и зарубеж, знакомство с Евгением Евтушенко и совместные выступления с ним, издание первого сборника стихов под названием «Черновик». В 1986 году в Венеции на фестивале «Земля и поэты» Нике Турбиной вручили престижнейшую премию в области искусства - «Золотого льва». До нее из соотечественников этой чести удостаивалась только Анна Ахматова, будучи уже в зрелом возрасте. Нике на тот момент было всего 12 лет.

Ника Турбина, архивная запись:

Стихи мои похожи на клубок
Цветных, запутанных ребенком ниток...
Я утром их стараюсь разобрать
В отдельные красивые клубочки,
Но к вечеру – какая ерунда! –
И пол, и стены, улицы, дома –
Все перепутано!
Стихи похожи
На длинное цветное покрывало,
Нет, на дорогу, по которой мне
Предстоит катить клубок свой век...
Так пусть запутает ребенок нити –
Нельзя идти одним прямым путем!
И цветом
Одним нельзя заполнить целый мир!
Пусть радугой окажутся слова.

Диктор: Чем старше становилась Ника Турбина, тем сложнее складывалась ее судьба. В 13 она ушла из дома и стала жить самостоятельно. В тот же момент знаменитые покровители отвернулись, журналисты и поклонники как будто забыли. Забвение при жизни — сильнейший из возможных ударов для артиста — Ника пережила в подростковом возрасте. Но до конца своих дней так и не смогла от него оправиться. По одной из версии, еще в детстве Ника предсказала свою внезапную смерть, написав следующее стихотворение:

Дождь, ночь, разбитое окно.
И осколки стекла
Застряли в воздухе,
Как листья,
Не подхваченные ветром.
Вдруг - звон...
Точно так же
Обрывается жизнь человека...

Но история не имеет сослагательного наклонения. Поэт Ника Турбина трагически погибла в возрасте 27 лет. В этом году в Москве Клуб писателей Центрального Дома литераторов и Театр музыки и поэзии Елены Камбуровой провели вечер памяти Ники Турбиной. 17 декабря ей исполнилось бы 40.

Елена Камбурова: Очень хочется надеяться, что все мы здесь собравшиеся сможем отдать тепло, нежность, признательность героине нашего вечера Нике Турбиной, ей исполнилось бы 40 лет. Но эти даты, как вы знаете, не отмечают. А для нас это будет просто повод признаться ей в любви, говорить о ней. И я уверена, что... да, и отдать тепло, которого ей очень не хватало. Не только в суровые времена ее жизни, но и в детстве тоже. И я уверена, что эстафета нашего вечера ее примет вечное время, которое умеет все расставлять по своим местам. Увы, иногда не сразу. Но так хочется надеяться, что в том будущем времени у Ники, у Ники будет свое место, свое особое, за которое, в общем, ни с кем даже соревноваться не нужно будет. Она была единственная, неповторимая.

- Ника очень любила музыку и умела и любила ее слушать. Сейчас в исполнении замечательных музыкантов Олега Синькина и Лады Морозовой прозвучит Ноктюрн Шопена

Диктор: На концерт в Центральный дом литераторов собрались друзья и знакомые Ники Турбиной, прежние и новые почитатели ее творчества. Первым выступил известный журналист и писатель Феликс Медведев. В 1986 году он с Евгением Евтушенко уговорил Нику подписать листы с напечатанными стихами, чтобы подтвердить свое авторство. В те времена ходили слухи, что такие взрослые и хорошие произведения пишет не маленькая девочка, а кто-то в ее окружении. Ника согласилась и подписала 30 листов, которые Феликс Медведев бережно хранит до сих пор.

Феликс Медведев: Сегодня в голове прокручивая свое выступление, книгу с полки поднял и вы знаете, наткнулся на интервью Ники Турбиной, которое она дала, по видимому это газета Неделя, в газете дежурил Гарик Карапетян. Ей было 11 лет. И вот я прочитал... я просто поражаюсь, какой взрослой.. она и тогда мне показалась, не по возрасту, ну уже мудрой, интересной, необычной. Вот смотрите, как она рассуждает. Это невероятно! Вот Карапетян задает вопрос:

- во-первых, она сказала такую фразу, отвечая на первый вопрос, что Стихи ко мне приходят как сон.

- Вот уже можно сказать, что не то, что поэт, но человек, который живет каким-то творческим чутьем, творческим прозрением, творческим смыслом.

- Дальше: Из чего состоит ваш обычный рабочий день? - ну, что делать, журналист Известий, что же с девочкой сделать, не задавать же ей мудрые какие-то. Вот она отвечает: по-моему, нельзя говорить «обычный день». Дни у меня совсем разные, каждый новый, не такой, как вчера. (Согласитесь, не каждый взрослый так не ответит.. скажет, чтобы уйти от каверзного смысла корреспондента).

- Какова же технология твоего творчества?

- Она говорит: трудно передать. Какой-то внутренний удар ощущаю. Вдруг! В любое время в любом месте и пишу сразу, чем придется, на любом листке, если под рукой нет моей тетради.

- Дальше, он спрашивает: поэтами рождаются или становятся, как вы думаете?

(Обращается к ней на вы)

- Она отвечает: одни рождаются, другие становятся. (Блеск!) Может я (в скобках: пауза) еще и не родилась, еще не могу считать себя поэтом (Скромно отвечает. Хотя человек, который общается с таким людьми, как Юлиан Семенов, Роберт Рождественский, Евтушенко мог бы как-то возгордиться собой, она скромно отвечает).

- Дальше: ваши первые стихи, когда вы учились в школе, как Марина Цветаева, вам было 7 лет. Это ведь немного, не так ли?

- Неважно, когда человек начинает писать стихи. Хоть в 3 года, хоть в 30. Важно, стихи это или нет. (Опять точно, просто в точку ребенок отвечает). Но на мое счастье в меня и мои стихи поверили два (конкретно говорит) добрых и внимательных человека: Евгений Евтушенко и Юлиан Юлианович Семенов. Поверили, а это так важно для каждого, кто пишет.

- (Вот действительно, сколько бы интервью я не взял, наверное, тысячи интервью взял, и у лауреатов Нобелевской премии и у народный, но далеко не каждый так интересно (клянусь!) может ответить. Потому что каждый начинает взрослый мудрствовать, потому что ему хочется как-то поинтереснее, по-оригинальнее сказать. А здесь все просто. Абсолютно, мгновенный ответ.

- Еще парочку: Вопрос: кто из людей, с которыми вы встречались в последние время, особенно вам запомнился?

- (вот она отвечает) Елена Антоновна Камбурова, исполняющая цикл моих миниатюр под общим названием «14 слезинок», музыку к которому написал композитор Владимир Дашкевич.

- Ощущаете ли вы свою известность?

- Ответ (в скобках: резко, решительно) Извините, мне не нравятся подобного рода вопросы, не переношу разговоры на эту тему.

- Ну и последнее: скажите, как вы реагируете, когда на вас обращают внимание мальчики?

- Она говорит: за мной пока никто не ухаживает. Вчера мне сделали хвостики на макушке, я пошла погулять. А ребята даже не загляделись на меня... (смех в зале)...

- И последнее: С годами, допустим, в 30 лет не возникнет ли у вас желание переписать ваш первый Черновик? (то есть, первую книгу)

Ответ (опять в яблочко) Подождем, пока мне исполнится 30 лет...

Диктор: Ведущая вечера народная артистка России Елена Камбурова исполнила одну из песен на стихи Ники Турбиной и музыку Владимира Дашевского из того самого сборника «14 слезинок» — «Синяя птица».

Диктор: Как рассказывают близкие Ники, всю жизнь она мечтала стать актрисой. Для этого и поступала во ВГИК, а затем и в Московский институт культуры. Но ни один из творческих вузов ей так и не удалось окончить.

Выступавший на вечере режиссер, народный артист России Марк Розовский упомянул, что Ника часто бывала на спектаклях театра «У Никитских ворот», которым он тогда уже руководил. О том, каким удивительным зрителем была Ника Турбина, Марк Григорьевич рассказал всем собравшимся.

Марк Розовский: Ника была потрясающий зритель. Я бы сказал, что она была очень активный зритель, потому что она не просто аплодировала в ладоши, она всегда что-то выкрикивала из зала, причем во время действия, она была очень непосредственная, непредсказуемая. И я, услышав ее или какой-то голос, по началу это было непривычно, и я понимал, что это значит в зале сидит Ника Турбина...

- Я подумал, какими определениями можно Нику Турбину наградить, потому что я, как многие из нас, конечно слышал об этой одаренной девочке, вундеркинде. Благодаря Юлиану Семенову, благодаря, конечно, и прежде всего Евгению Евтушенко, который ее как поэтессу и открыл, и поддержал. И вот мне кажется, что эти определения могут быть бесконечны: искренняя (мне кажется, это первое слово), необузданная,тихая, громкая, безумная, сосредоточенная, непредсказуемая, легкая, тяжелая, экзальтированная, невыносимая, нетерпимая, терпимая, эпатирующая, воздушная, очень красивая, но самое главное слово — это живая. Вот мы должны ее помнить живой и представлять живой, потому что смерть и Ника очень, очень не соединимы, ни слова, ни состояния.

- Я прочитаю несколько стихотворений Ники. Вот скажем стихотворение, посвященное Евгению Санычу Евтушенко.

- Евгений Александрович!
Хотелось написать
Цветным фломастером:
3 - зеленым,
Д - красным.
Здравствуйте!
Но радуга цвета
Куда проще радуги слов.
Рев мотора, самолета зов.
Не хватило времени
Ни у меня, ни у вас,
Тайна одиночества -
Вечен час.
Вечен час встречи -
Будущее с нами,
Вечен разлуки час -
Горьки мои печали.
Да будут вечным билетом
Не написанные мной строки.
Последним вылетим рейсом,
Вам ли не знать дороги.

- И вот еще один стих, посвященный Евтушенко..

- Вы - поводырь,

А я - слепой старик.

Вы - проводник,

Я - еду без билета.

И мой вопрос

Остался без ответа,

И втоптан в землю

Прах друзей моих.

Вы - глас людской.

Я - позабытый — стих.

Диктор: Подруга Никуши, композитор и пианистка Татьяна Смольская исполнила на вечере памяти одну из своих песен, которую особенно любила Ника Турбина.

Диктор: Поэтесса Галина Данильева на вечере памяти Ники Турбиной призналась ей в любви и посвятила одно из своих стихотворений.

Галина Данильева: К сожалению, я не расскажу вам о встрече с Никой Турбиной в жизни дней, но сказать, что ее нет и не было в моей жизни, я тоже не смогу, так же, как и любой из зрительного зала, потому что пришли вы сюда наверняка не случайно. Я была неслучайным, но рядовым читателем. Неслучайным, потому что тоже люблю слово и в какой-то мере тоже ему служу. И когда явилась эта комета, это явление Ника Турбина во всей все-таки тогда еще защищенной беззащитности детства, не заметить, не раниться этим явлением было невозможно. И конечно отслеживала с жадностью, что выходило, что говорилось, ну просто вглядывалась в это чудо с нарастающей тревогой. Потому что не тревожиться об этом божьим ребенке было невозможно. Если она говорила о том, что она просыпается утром от крика воздуха. Если... ну приходится просто цитировать, потому что точнее не скажешь: «горько от жизни, а страшнее быть позабытым». И вот эта непозабытость, она сегодня явлена. Позабыть было невозможно, но может быть издалека невозможно было и помочь. Марина Цветаева сказала «путь комет поэтов путь, комета жить на земле не может» и не может, может быть, потому что мы не можем ее беречь, не можем соответствовать и не можем быть рядом.

- Нику Турбину заметили, потому что уж такое не заметить, надо быть слепым и Юлиан Семенов, и Евгений Евтушенко. Но они обременены своими жизнями, своими талантами и может быть, до конца быть рядом не смогли. Слава Богу, что была живущая сердцем и поющая сердцем Елена Антоновна Камбурова. Поэтому и сегодняшняя незабытость, и сегодняшний вечер тоже неслучайность. Сказать о Нике Турбиной достойно ее таланта, ее одиночества, ее явления в этот мир, я не знаю, кто сможет, я уже точно не смогу. Но все-таки попытку сделала написать несколько строчек. Я вам их прочту.

- Назвала я их Полет в молчании (ну, наверное, понятно, почему «полет» и почему в «молчании слова жизнь»).

- Как между мнимым и телесным,

Между богемным и небесным

Сном пограничным у окна

Судьба, не знающая дна.

Как соло оклика без эха,

То звуку первому помеха

Как мост меж морем и Арбатом

Дуэт с чужим, названным братом.

Ладони, лодочкой сложив,

Полет в молчанье слова «Жизнь».

Диктор: Артисты Театра музыки и поэзии Елены Камбурой Юлия Михеева и Олег Синкин исполнили две музыкальные композиции на стихи Ники Турбиной.

Артисты театра музыки и поэзии им. Елены Камбуровой:

- Я играю на рояле,
Пальцы эхом пробежали,
Им от музыки тревожно,
Больно и светло.
Я играю на рояле,
Слов не знаю,
Нот не знаю.
Только странно
Мне от звука,
Что наполнил дом.
Он распахивает окна,
В вихре закружил деревья,
Перепутал утро с ночью,
Этот тайный звук.
Я играю на рояле,
Пальцы тихо замирают.
Это музыка вселенной,
Тесен ей мой дом.

- В маленьком ресторанчике , где терпко от запаха моря ,

Звучит итальянская песня - о чём-то поют двое.

Плиты от солнца горячие - даже сквозь босоножки,

И под столом бродит за день уставшая кошка.

Лениво вино льётся в синеющие фужеры...

Нам было так спокойно... Как быстро минуты летели!

Диктор: О Нике Турбиной было снято много документальных фильмов еще при жизни. Но и сейчас каждый год продолжают выходить картины с упоминанием необычной девочки из Ялты. Благодаря тем архивных кадрам можно убедиться насколько серьезно и вдумчиво Ника подходила к своему творчеству. Фрагмент из фильма Ольги Самолевской о гениальных детях, записанный в 83-м году, был показан на вечере памяти поэта.

Фрагмент из фильма о Нике Турбиной: Зачем, когда придет пора, мы гоним детство со двора, зачем торопимся скорей перешагнуть мы радость дней. Остановись на миг, смотри, забыли мы поднять с земли, мечты об алых парусах, о сказках, ждущих нас в впотьмах...

- Композитор Владимир Дашкевич и певица Елена Камбурова работают над циклом песен на стихи Ники Турбиной.

- Ника: Как я пишу стихи, это рассказать невозможно. Но когда я напишу стихотворение, я выдыхаю из себя ту силу, с которой это стихотворение рождалось. Поэтому ищу новый вздох, новые тропинки, новые дороги.

- В общем, стихи — это борьба.

- Никуша, скажи мне, пожалуйста, что такое талант?

- Талант... для меня талант - это мои стихи. Одну секундочку, можно, не могу...

- Благослови меня, строка,
Благослови мечом и раной,
Я упаду,
Но тут же
Встану.
Благослови меня,
Строка.

- Спасибо, Никуша. А ты могла бы прочесть немного попроще?

- Так, как я его написала, так я его и читаю.

- А побежденным - камнем в спину,

Терновником тропа устелена.

Непобедимы победители,

Но это до поры, до времени.

- Никуша, на тебя навалилась слава — это очень, такая, госпожа сложная...

- Нет, ну, конечно, я рада, что есть эта слава, конечно, я счастлива, что люди меня знают, я думаю, что каждому человеку это приятно. А слава — это такое большое слово, что его завоевать очень трудно, оно занимает все, оно такое великое, очень большое. Но вы знаете, у меня тысячи приходят письма. Это только начало. Начало, но надеюсь, что конца не будет...

- Остановись на миг, смотри, забыли мы поднять с земли, мечты об алых парусах, о сказках, ждущих нас в впотьмах... Спишем расти, и годы все мы пробегаем, как во сне... Спишем расти, и годы все мы пробегаем, как во сне...

Диктор: В интервью корреспонденту Радио Благо Елена Камбурова рассказала, что больше всего из стихов Ники она любит те, в которых маленькая девочка не хочет уходить из детства, а старается задержаться там еще. «Я как сломанная кукла», «Я трамваем не поеду» и другие. (Цитата) «Ты поражаешься тому, что в таком возрасте дети так не мыслят, не мыслят! Это просто действительно как будто кем-то подсказанные строчки» - вспоминает Елена Камбурова.

Елена Камбурова, воспоминания: Особенно я помню был момент, когда буквально после того, как был вручен вот этот Золотой лев, мы договорились, что будем вместе отдыхать под Симферополем. И это день для меня был абсолютно драматическим. Казалось бы, после такой радости, признания я увижу радостную Нику. Мы вот встретились, я из Москвы, они из Ялты с мамой. Я увидела абсолютно подавленного человека. Мы пошли с ней в степь, гулять. И вместо радости я видела, как Ника буквально падала на землю и кричала «я не хочу жить! Мне трудно жить в этом страшном мире!». В общем, какие-то такие вещи. Был такой трудный вечер, какие-то ссоры. И я поняла, что что-то страшное, какой-то страшный надлом произошел. И как этому помочь, мне было очень трудно понять. Все разговоры и уговоры - это... Я уже чувствовала, что очень повзрослевший человек, Ника.

- Потом мы расстались, правда, они уехали. И дальше наши отношения складывались звонками. Я опосредованно от Майи, от других узнавала о Нике. И поскольку я человек не навязчивый, я понимала, что придет такое время, когда мы снова, уже в другой какой-то, в отрезке каком-то другом времени Ники. А он обязательно будет, встретимся. И очень обрадовалась, когда через какое-то время.. там супружество.. в общем, все было.. огонь, воды и медные трубы.. и вдруг ее звонок

- Она никогда, у нее никогда не было такой интонации, минорной, знаете «да, ой-ой...». Нет, это всегда было какой-то «Да! Да! Я приду!». И она приходила в Москве на концерты. И мы встречались. Потом исчезала. Потом опять: встречаемся! Потом исчезала...

- И наконец, я памятуя, что мне очень понравилось, как она поет. Еще давно, мы вместе одну народную песню пели... а потом был случай это ощутить.. и зная, какой непростой переживает Ника этап, говорю: знаешь, у нас театр теперь, Театр музыки и поэзии, давай что-нибудь попробуем сделать. Давай выберем песню, стихи, что-то.. что-то будет.. Она так обрадовалась и вот они пришли в конце марта этого рокового года вместе с Танечкой Смольской, композитором, музыкантом. И вот я ее вот эту последнюю: все, все, до встречи, там дней через 10, вот это так и осталась у меня Ника.

Диктор: Композитор и музыкант Татьяна Смольская не читала в этот вечер стихов Ники. Она исполняла те свои песни, которые так любила петь ее подруга.

Диктор: Поэт и переводчик Александр Ратнер приехал на вечер, посвященный Нике Турбиной, из Днепропетровска. Всем собравшимся он показал видео из ялтинской квартиры, в которой родилась поэтесса. 10 лет назад Александр Ратнер подготовил и издал наиболее полное собрание произведений Ники Турбиной, в том числе из неопубликованных стихов и дневниковых записей. Книга вышла под названием «Чтобы не забыть» к предыдущему круглому юбилею автора. В скором время должен выйти в свет роман о жизни и творчестве Ники Турбиной за авторством Александра Ратнера.

Александр Ратнер: У Ники тогда все было впереди, более того, у нее впереди была слава, причем Слава с большой буквы, потому что это название такого незримого, но очень опасного и манящего моря. Здесь таилась еще одна трагедия. Потому что ребенка с нездоровой психикой бросили в это море, из которого в конце концов она не выплыла. Образы стихов Ники незабываемы. Это отзвук детского сердца, которое познало темные стороны бытия. Наивно полагать, что Ника не понимала всего этого. Иначе она бы в 8 лет не сравнила бы себя со сломанной куклой, которой в грудь забыли вставить сердце.

- Я хочу сказать о том, что корни трагедии Ники, безусловно уходят в детство, где ей навязывали чужую жизнь. По сути, вся ее поэзия — это трагедия непонимания. Хотя Ника все прекрасно понимала, но она не могла сопротивляться (ребенок!) своему окружению. Десяткам, а может и сотням рук, которые тащили ее к успеху. Она на земле выдерживала космические перегрузки.

- Не зря в одном из последних интервью, когда у нее спросили: Ника, а ты собираешься стать матерью? Она сказала: я могу родить ребенка, чтобы удовлетворить свой эгоизм, но не буду этого делать, потому что не хочу, чтобы у него было такое детство, как у меня.

- Нику использовали не только в творчестве, но и в любви. Каждый человек, кто с ней соприкасался, он кто больше, кто меньше, урвал что-то для себя, отщипнул по кусочку ее души и тела. И поэтому от этого большого человека остался маленький человечек, которого легко было унести ветром времени, как и случилось с Никой.

- В судьбе Ники отразились все (в кавычках) добрые традиции отношения нашего общества к таланту. При жизни: если не травля, то забвение. После смерти: если не запоздалое восхищение, то спекуляции на причастности к творчеству творца.

- Нику печатали с 7 лет, телевидение, радио, большие залы, поездки по стране, зарубеж. Ее носили на руках и вдруг резкий контраст, молчание, забвение. Выдержать девочке в юности это, наверное, не менее сложно, чем было и ребенку выдержать лавину славы.

- Когда поэт уходит в раннем возрасте усиливается впечатление от его стихов. Тем более, если этот поэт предрекал свою смерть. Вот с таким предчувствием Никуша прожила свыше 20 лет.

- Ника очень любила жизнь, хотя она писала: когда я умру, тот, кто любил меня, напьется с горя, кто зло таил, напишет каверзные слова, обрадованный тем, что можно снова засветиться в печати. Еще она писала, что если смерть не придет, заставит умереть, будут хоронить при жизни. Но жизнь, повторяю, она очень любила. И цеплялась за нее, как за подоконник окна, 11 мая 2002 года, когда висела со стороны улицы. Путь Ники в бессмертие был равен расстоянию от окна пятого этажа до земли.

- Сегодня отмечая эту дату впереди еще будет еще одна, и круглая и очередных дат, которые мы будем отмечать, потому что Ника писала в соавторстве с Богом, который, я уверен, поделился с ней бессмертием...

Елена Камбурова:

- Знаете, жизнь есть бал, самый длинный бал, на который нас пригласили. Другого раза не будет, на бис не сыграешь. Так пусть же он продлится как можно дольше, и как можно ярче. Ника сбежала, очень быстро сбежала с этого бала.

- Вот ей эта песня, и пусть она не на русском языке, на польском, но это ей, да. И она поняла бы, потому что ей не важно было, на каком языке звучат песни, она чувствовала интонации....

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: