Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

среда / 22 ноября 19.45 - Памяти оперного певца Дмитрия Хворостовского

137

Раиса Ипатова и Елена Камбурова

4763

В гостях у радио "Благо" певица Елена Камбурова и поэт Раиса Ипатова.


Раиса Ипатова: Елена Антоновна, добрый день!


Елена Камбурова: Добрый день!


Раиса Ипатова: Мне бы хотелось задать простой вопрос для начала. Сильно ли досаждают вам журналисты?


Елена Камбурова: В большей степени я с ними встречаюсь в городах, куда приезжаю на гастроли. В последнее время появилась удобная форма - я встречаюсь не с одним журналистом, а с несколькими.


Раиса Ипатова: Типа пресс-конференции?


Елена Камбурова: Да. Особенно я люблю встречаться не до концерта, а после. Во-первых, энергетика самого концерта, дыхание зрителей, очень помогают. Я просто более свободна.


Раиса Ипатова: Большинство вопросов повторяются, вы вынуждены отвечать на них совершенно одинаково, так это или нет?


Елена Камбурова: Да. Я хотела бы, чтобы меня спросили: Как вы относитесь к природе, что происходит с ней, на эту тему.


Раиса Ипатова: Позвольте, будем считать, вопрос уже задан.


Елена Камбурова: Животных я полюбила с первого познавания мира. Я жила в таком провинциальном городке Хмельницкий, бывший Проскоров. Мы гуляли в парке - трава, цветы, но для меня были важнее игры, общение с ребятами. Равно две вещи я не понимала в самом детстве - архитектура, в Хмельницком ее особо и не было, и природу. Потом, много лет спустя, для себя это открыла, это стало основой жизни. Самые большие праздники для меня, день распускающихся почек - это день возрождения. Если когда-нибудь человечество станет другим, может появиться такой праздник - возрождения природы. Величайший пример для человека, что это чудо происходит. Представим себе - вырос человек, который никогда не видел лета, деревьев, привести его в зимний город и сказать, что через два-три месяца эти деревья, которые, как графика стоят, покроются листьями, появятся цветы на них. Он будет смотреть на говорящих, как на ненормальных. Никогда в жизни не представит себе, что это возможно, для него это будет абсолютным чудом. Но для Господа чудес нет.


Раиса Ипатова: Мы подошли к главному. Эта связь - природа, Бог, человек. Эта система координации. Как вы ее выстроили? Как это у вас произошло? Природа, вы сказали, появилась в вашей жизни и захватила с первых минут осознания себя. Как случилось, что пространство вашей жизни связано с Господом, с духовной жизнью?


Елена Камбурова: Это произошло гораздо позже. Связь, что природа, и есть Господь, пришло сознание к красоте травы, цветов, всего сущего мира. Я думаю, это было раньше момента, когда я крестилась, в восьмидесятом году. Я начала связывать явления с тем, что все имеет единый смысл. И каждый поступок не просто так, и каждое слово, сказанное тобой, говорится не только конкретным людям, ты им отвечаешь перед Высшей Силой, Высшей Энергией и Высшей Любовью, т.е. Господом. Мы в ответе за то, что мы говорим, я не говорю о поступках. Мне в этом помогли песни, которые, казалось бы, пришли случайно. На самом деле, не случайно. Это было, очевидно, посланное Господом благословение. Пришли песни Новеллы Матвеевой, с прекрасной интонацией человеческой. Поэзия бывает разной, бывает и агрессивной, и разрушающей, очень ярко выражено все, но не гармонизирует душу человеческую. Мой первый репертуар сразу определил путь к гармонии, в первую очередь, меня начал воспитывать. Песни Булата Окуджавы, который и высоконравственный, и гражданственный, не могли не влиять на меня. Я не могу просто так говорить эти слова, я их выбрала. Из огромного числа песен я выбрала. Если учесть, что много раз я выхожу и произношу эти слова, как молитва не может не влиять на человека, который молится. Постепенно с репертуаром, с повзрослением моей жизни, началось осознание Единого Начала - Господа.


Раиса Ипатова: Елена Антоновна, вы сказали, что песни пришли к вам, но вы сделали шаг в сторону этих песен, в этом направлении, можно сказать, вы были подготовлены к этой встрече. Это чудо, возможность разглядеть, часто ли бывает?


Елена Камбурова: Я не могу сказать, что была готова. Да, я выписывала стихи, которые нравились, до этого я сама писала стихи. Не понимала, что это не просто зарифмованные мысли - это образ. Мне не приходила в юности в голову мысль, что буду петь. Когда они пришли, мне их подсказали, не я их выбрала, огромное число записей. Я слушала, что звучало на радио, что продавалось в музыкальных магазинах. Появился человек в училище, где я занималась, и сказал: «Послушайте песни Новеллы Матвеевой, это ваше». И я их послушала. Как мне кажется, случайно я побывала в доме, где слушали песни Булата Окуджавы. Единственно, я сразу поняла ту разницу между песнями, которые слышала по радио и песнями Окуждавы. Есть огромное число стихов, которые я очень люблю, но они не стали песнями. Это не значит, что все ограничивается этим, нет, у меня большие поэтические интересы.


Раиса Ипатова: Это еще раз доказывает, что все под мощным эмоциональным, поддерживающим стержнем пребывает в мироздании, и можно сказать, что выбрали вас, и вы выбираете. Готовность, я говорю не только о вас, ваша судьба и ваш путь очень ярко подтверждает то, о чем вы говорите, а мы для людей размышляем и рассуждаем. Я очень рада, что мне приходится короткие фразы произносить, вы основную нагрузку взяли на себя, это очень благородно с вашей стороны.


Елена Камбурова: Да? Сейчас наоборот попробуем.


Раиса Ипатова: Мне бы хотелось понять, что человек должен из того, что сейчас услышит благодаря вам, осознать степень готовности к чему-то. Эта опасность пропустить, не заметить знак Божий, дар Божий, знамение. Мне бы хотелось, чтобы мы поговорили об этом. Мне представляется, это очень нужная тема, если вы согласны, я бы вас попросила на эту тему поговорить.


Елена Камбурова: Я была готова к таким песнями, хотя бы потому, что их моментально поняла, зачем они были написаны, оценила качество стиха и мелодии. Важно в зрительном зале встретиться с теми, кто также, как и я первый раз встретился с этими песнями и понял, что поняла я. Бывает, те, кто приходят, уже знают эти песни. Им интересно, а как же я их решаю. Всегда приятно встретиться с любимым, знакомым и вновь прийти на уровень сопереживания. Моменты непонимания, я тоже хорошо понимаю и чувствую. Особенно на первых порах моих выходов на сцену, я часто встречалась с аудиторией, которая была не готова слушать такие песни, их внимание было поглощено совершенно другой категорией и песен, и стихов. Здесь любая поэзия, даже самая демократичная, требует работы сердца и ума.


Раиса Ипатова: Дискомфортность, которую вы ощущали, встречаясь, особенно вначале этого служения, иначе назвать нельзя то, что вы делаете – служение, она вызывала у вас отчаяние, может быть, когда-то, предположительно, измениться, подстроиться под них, спуститься на ступеньку ниже или бездну, прыжок сделать вниз, а не вверх? Все-таки вы всегда знали, что обязаны преодолевать и себя, и этот элемент вкрапления, дотягивать их до себя, попытаться понять друг друга, именно на высоком уровне, не опускаясь до уровня совершенно невозможного для вас?


Елена Камбурова: Я начинаю осознавать, что Высшая Сила меня вела, потому что как объяснить упорство, которое проявилось в самом начале. Я много не осознавала, не понимала, на все советы взрослых, которые были гораздо старше меня режиссеры, и просто мои знакомые, которые говорили: Нельзя выходить на сцену только с этими песнями, нужно обязательно подготовить зал, спеть что-либо легкое, милое. Тогда они уже примут и это. Я не помню такого момента, чтобы захотелось уйти вниз. Это измена моему вкусу и любви, этого не было и не могло быть, была большая привязанность и любовь к тем песням.


Раиса Ипатова: Процесс пути и постижения истины не только для себя, но и для тех, с кем вы хотите поделиться. Мне представляется, это основная составляющая вашего многообразного творчества - желание поделиться с тем, кому это нужно. Это трудно. Что помогало? Кто помогал? Коллеги, друзья, любящие, близкие, родные? А составляющее Божественное? О помощи Бога мы уже говорили, это не вызывает ни у кого сомнения из тех, кто знаком, хотя бы поверхностно с вашим творчеством, хотя быть знакомым поверхностно с вашим творчеством нельзя. С другой стороны, СМИ делают все для того, чтобы новое, рождающееся поколение зрителей были вынуждены поверхностно это знать, особенно если люди живут за пределами столицы. Бывает, что помогает травинка, которая вырывается из земли или ласковый взгляд вашей любимой кошки, тогда, на начальном этапе? Ведь совершенно неоспоримо - не всем дано петь, но можно прекрасно обработать металл или сделать что-то руками. Табуретку можно сделать коряво, она будет сикось-накось, хотя на ней можно сидеть. Даже на нее не захочется себя поместить. А можно сделать произведение искусства, и ты себя будешь на нее водружать, именно водружать. Мне бы хотелось, чтобы была возможность слушать радиостанцию «Благо», чтоб было такое благо, помощь. Есть люди, которым не просто, не зависимо от того, в какой сфере деятельности себя проявляют. Может, я слишком длинно в данном случае говорю. Я хочу докопаться.


Елена Камбурова: Да, очень верно, и про табуретку даже. Два столяра. Первый делает много средненьких табуреточек, а другой делает гораздо медленнее. Понимает - эстетическая сторона тоже необходима. И продолжает упорствовать, делать с верой, что это нужно не только ему. Я вспоминаю историю: я записала случайно песенку, с которой никогда потом не выходила на сцену, она не моя. Совершенно эстрадная «Я тебя не люблю», милая, но совершенно не моя. И сразу пришло на радио «Юность» довольно много писем восторженных от девочек с просьбой фотографии. Вот мы любили Эдиту Пьеху, а теперь и вас будем любить. Я думаю, что, если бы я продолжала, популярность у была бы большая. Когда я впервые вышла на студенческую аудиторию, она была совершенно другой, тогда было и модно, и принято собираться в огромных залах, слушать поэзию, например. Были устные журналы с очень серьезными страничками, разговоры на разные темы, была усидчивость и никуда не спешащие студенты. Было, действительно, по-другому, и барды, был всплеск. Другие времена. Поэтому мое, совсем не большое выступление, я могла спеть шесть-восемь вещей, выступала перед студентами, был абсолютно восторженный прием. Я думаю, не потому, что я как-то особо пела - это были песни, которых ждали, которые хотели слушать. И эти песни, исполненные для другой аудиторией, проходили совершенно не замеченными. Я помнила, это было, эти же песни я так же пою и здесь, и там. Дело не в этом. Тут я начала понимать - не надо сильно расстраиваться, когда кто-то не понимает, есть другие. Я начала получать записки потрясающие, ко мне начали подходить за кулисы люди с потрясающими лицами, с такими глазами. Память на это давала мне терпение и, извините, мужество. По сей день. Они уже взрослые, их внуки приходят.


Раиса Ипатова: У них такие же глаза?


Елена Камбурова: Да, я недавно была в Саратове, меня трясло. Первый ряд - сидели мамы чуть ли не с грудными детьми и бабушки с внуками, просто нарочно не придумаешь, первый ряд такой был. Вот плоды.


Раиса Ипатова: Вы входите в число немногих людей, которые озабочены отношением к животным со стороны человека. Эта болезненная проблема, очень непростая.


Елена Камбурова: Болезненная, затрагивает вопрос нашего общества - уровень его нравственности. Ты понимаешь, насколько чудовищно отношение к животным в нашей стране, не только в нашей стране, я буду говорить о нас. Понимаешь - это показатель низкого нравственного уровня. Не только отношение к диким животным, но и отношение к животным, которых мы приручили, так называемая отрасль, животноводство. Эта не та идиллическая картинка, когда большая семья содержит корову, корову любят, она дает молоко, пасется на зеленой травке. Этого нет. Мне приходилось видеть фильмы на эту тему. Нельзя хотя бы не молчать на эту тему и делать все возможное, чтобы появлялись новые люди, с новым отношением, с хорошо забытым, старым отношением. В человеке – жадность. Хочется призывать всех: «Будьте вегетарианцами». И ум проясняется, и сердце чище становится, в этом есть просто сочувствие и любовь к животным. Я думаю, если людей приводили на бойни - половина из них становились бы вегетарианцами.


Раиса Ипатова: Выстроил Господь структуру, человек – венец творения. Как вы оцениваете его? Не во всем мир. Вы хорошо себе это представляете благодаря своей гастрольной деятельности. Как произвести в нем вот эту перетряску всех составляющих. Идеального не существует. Как вы полагаете, как найти эту составляющую доброты? Как это можно сделать? Сейчас же ни для кого не секрет, вы это тоже наблюдаете, ваши знакомые способны на самые гнусные поступки, вплоть до самых известных людей. Вы понятно, чем занимаетесь, вы увеличиваете число нравственных людей. Как вы представляете, к чему мы идем? Это опасение перехода из тысячелетия в другое, нам это досталось увидеть, вы видели время более мрачное. Хотя многие оплакивают, наверное. Я опять длинно формулирую. Хотелось, чтобы ваше ощущение и представление о том, в каком сейчас пребывает состоянии человек, некое среднее понятие. Так, наверное, нельзя говорить, но есть понятие человечество, на примере нашей страны. Есть ли ростки надежды или все достаточно мрачно? Борьба между добром и злом постоянно проистекающая?


Елена Камбурова: Хотела бы сказать, что кто бы ни говорил о нравственности, но все равно это лучше, чем не говорить о ней, даже если его поступки не таковы. Хотя бы он говорит об этом, это уже хорошо. Есть возможности преображения. Ростки есть, я это вижу в зрительных залах, из сочинений на тему о животных. Устраиваю иногда такие конкурсы, ребята пишут. Маленькие, начинающие личности, им от двенадцати до пятнадцати лет, они взывают в каждом почти сочинении, в конце обращаются ко всему человечеству: «Люди, будьте людьми! Что же вы делаете, как можно так?». Эта та чистота, которая в них есть, есть ростки, которые прорастут. Я тут размышляла, увлекательное занятие, когда видишь фрагмент земли весь в сорняках. Ты начинаешь судорожно их вытаскивать. Вдруг, когда ты их вытащил все, видишь, что там нежная, чудесная травка. Она не видна была, потому что были огромные сорняки, они все заполонили, ты вынул, вздохнул. Она была и тогда, когда были сорняки, мы не видим. Сегодня очень многое сокрыто и не видно. Не видно, потому что огромная армия, так называемых, людей, творческих профессий, сорняки, я так бы назвала. И книги, которые выходят, которые залпом читает огромное количество людей, тоже из темы сорняков. Возникает огромное здание в Москве, ни надписи, ничего. Что делают эти люди? Там все роскошно, заходят мрачные с одинаковым выражением лица, выходят оттуда с таким же. Что там происходит? Это мы не знаем.

Ростки есть. Раз они есть, значит, надежда есть. Невозможно что-либо делать без надежды на преображение, может быть, не во время твоей жизни, но дальше. Все равно, пройдя еще более темный этап, чем сейчас, человечество может выйти на другую систему координат, на другое отношение к Высшему Началу - Господу. Даже верующих, да простит меня Господь, которые считают себя истинно верующими, приходят в храмы, отстаивают службы, посмотрите, как они набрасываются иногда на тех, кто пришел, не очень понимая, как и что. Значит, нет любви. Когда ты любишь человека, как такового - образ, ты в первую очередь, сделаешь все возможное, чтобы по-хорошему ему объяснить. Надежда есть все равно.


Раиса Ипатова: Получается, если ты видишь сорняк, нужно к нему приблизиться. Не исключено, что рядом с этим сорняком и вблизи, нежная растительность.


Елена Камбурова: Безусловно. Не видны и не слышны поющие люди, их не видно, не слышно, но они есть. Я расскажу. В Москве существует театр музыки и поэзии под моим руководством, и очень часто там выступают, да и по России есть, но до поры не видно и не слышно.


Раиса Ипатова: Они востребованы?


Елена Камбурова: Безусловно. Потому что нас не так мало, но просто в масштабах страны это горстка, поэтому почти не видно.


Раиса Ипатова: Задача разглядеть как символ. Сорняк просто символ, это касается песен современных и современных стихов - псевдопесен, псевдостихов.


Елена Камбурова: Еще есть задача в жизни каждого человека, если в тебе что-то начало звучать, в душе, и ты чувствуешь, что рядом никого нет. Ты оказываешься абсолютно в чуждой среде, надо делать все возможное, чтобы найти своих. Я не раз получала письма с душевным криком, что же делать, если черствость и непонимание. Побег в свою страну может заключаться в том, что ты читаешь определенную литературу. Это великое утешение, может быть, главная молитва рядом с «Отче наш», это «Царю Небесный, Утешителю». Понимание, всё «от Меня это было». Это испытание невозможности найти себе подобного, что как урок послано Господом. Если оно есть, тогда все уравновешивается, и он обязательно найдет путь, в котором будет благословенное состояние, которое мы называем «благодать».


Раиса Ипатова: Прекрасно, что на волнах радиостанции «Благо» прозвучало это слово «благодать». Я смею только спросить вас, много было повторяющихся тем в нашей беседе?


Елена Камбурова: О, нет. Мне кажется, совершенно нет.


Раиса Ипатова: Я надеюсь, что для Ваших слушателей, для Ваших поклонников было много интересного в этой беседе, и если о чем-то мы забыли сказать - у нас есть такая возможность. Вы представляете, что можно говорить долго, но иногда степень насыщенности беседы такова, что можно поблагодарить прекрасного собеседника, я имею в виду Вас, Елена Антоновна.


Елена Камбурова: Я просто думаю и надеюсь, что не последний раз встречаемся и плаваем по этим чудесным волнам реки, называемой «Благо». Будет возможность еще поговорить.


Раиса Ипатова: Спасибо вам огромное за беседу и счастья, и радости нашим радиослушателям.


Елена Камбурова: Спасибо.


Послушать произведения в исполнении Елены Камбуровой можно в архиве mp3



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: