Время культуры
Время культуры

меню

Андрей Красулин и Дмитрий Ракитин - Рыцари служения делу искусства

5259

В рамках пятилетия Музея Органической Культуры в центре Коломенского кремля открылись сразу несколько постоянных экспозиций, объединенных под общим названием «Рыцари служения делу искусства». И сегодня в мы расскажем о новом проекте Музея Органической Культуры, который, по свидетельству экспертов приехавших на открытие, превзошел все самые смелые ожидания.

«Рыцари служения делу искусства» —- такое название получила масштабная экспозиция от арт-директора Ирины Аликиной. Она включает в себя сразу несколько событий и героев. Открытие новой галереи и нового музея, представление трех выставок, одной инсталляций и четырех недавно напечатанных изданий. Но обо всем по порядку. По замыслу организаторов, зрители будут двигаться из одного зала в другой, через музейный дворик и композиции на открытом воздухе по заранее намеченному маршруту, следуя за «Рыцарями служения делу искусства». Отправимся в этот увлекательный путь и мы, дорогие радиослушатели.

На входе в Музей традиции, от которого начинается путешествие, нас встречает комерческий директор Музея Органической Культуры Виталий Хрульков. Он приветствует всех собравшихся гостей и посвящает в рыцари искусства героев этого дня — художников Дмитрия Ракитина, Андрея Красулина, и основателя Музея Органики, исключительного профессионала и прекрасную даму, Аллу Васильевну Повелихину. После первых торжественных речей слово передают попечителю музея настоятельнице Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря, игуменьи Ксении Зайцевой.


Игумения Ксения (Зайцева), настоятельница Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря: Дорогие друзья, сердечно поздравляю вас с этим большим праздником музея, от всей души благодарю Виталия Анатольевича за возможность поддержки и созидания музея. И мое слово глубокой благодарности арт-директору музея Ирине Михайловне Аликиной, за то, что ей Бог дал талант соединять вокруг музея и создавать такие программы, в которых действительно сияют истинные рыцари света и добра. В наше время, когда так много зла и того, что огорчает человека, вот этот островок душевной теплоты и возможности выразить свою красоту и благородство в пластических формах является действительным чудом. Спасибо тем, которые подарили нам этот праздник, спасибо тем, которые его создали.


RadioBlago: И вот торжественное открытие выставки состоялось. Всех гостей приглашают осмотреться в новом доме Музея традиции, созданном на базе Музея Органической Культуры. В первой части пространства теперь находится галерея «Дима» с постоянной экспозицией, во второй — выставка «Художники, наивно увидевшие окружающий мир».

Галерея «Дима» названа так лаконично, именем собственным, вслед за манерой художника Дмитрия Васильевича Ракитина подписывать свои работы. Просто «Дима». Он родился в 1961 году в Москве в семье известных искусствоведов. С ранних лет проявил тягу к творчеству и особый душевный строй — Дима очень избирательно относится к людям, внимательно, но избирательно. Оставаясь общительным, одновременно предпочитал закрываться и отгораживаться от окружающих. Художественное дарование ребенка не сразу стало очевидно его родителям-профессионалам. Внести ясность пришлось другу семьи Вере Зайцевой «Искусствоведы, вы что не видите? У вас же сын — художник!». Ракитины посмотрели, увидели и стали организовывать первые квартирные выставки юного живописца. Как смешивать краски Диме подсказал авангардист Эдуард Штейнберг, на этом профессиональное обучение будущего художника и закончилось. После 1985 года Дима с родителями жил в Германии, последние несколько лет в Париже. Но по мнению искусствоведа Анаид Оганесян, как художник с сформировался именно в России.


Анаид Оганесян: Мне кажется, очень важно для формирования его творчества было то, что он много очень с родителями ездил по России. Они любили очень путешествовать. Они плавали на пароходах, они ездили в Грузию. Они ездили на русский Север. И при том, что он человек такого замкнутого свойства, замкнутой натуры. Но все его впечатления, мне кажется, многие во всяком случае, из этих поездок. Потому что у него не было профессиональной среды.

- Он художник, который абсолютно самостоятельно сформировался. У него, как у певцов, знаете, бывает абсолютный слух. А у него абсолютное чувство композиции и чувство цвета. Я например, профессиональный искусствовед. Правда, я занимаюсь театральной декорацией. Но это не важно. Я никак не могу понять, как ему удается взять и положить две краски, которые рядом быть не могут. А у него это получается очень естественно. Вот мне кажется, что он многое писал, имея ввиду те впечатления, которые благодаря вот этим путешествиям по стране.. А потом вот мы стоим около «Карандашей». Это напоминание о франкфуртских домах. Они какое-то время жили во Франкфурте. То есть, у него это иногда сублимируется в какие-то очень емкие и очень простые образы. Но как правило, всегда очень живописные, очень многоцветные. С очень сильным цветом, и с очень высокой культурной поверхностью холста. Мне кажется, что вот около них стоять еще приятно. Знаете, вы как бы ощущаете какую-то хорошую манацию, хорошую энергию, которая на вас от них веет. Это не всегда и не у всяких художников. Я знаю, что находясь в его пространстве, у вас всегда будет хорошее настроение. Я не знаю, может быть какие-нибудь психологи или кто-то исследует. Есть, наверное, такие специалисты, которые этим занимаются. А я просто как человек, который вот люблю, знаю, нахожусь, радуюсь. Мне всегда приятно видеть.. и я конечно, счастлива, что вот Коломна.. Во-первых, чудесный город, который я в первый раз в жизни увидела. Он меня вообще потряс своими красотой, чистотой, какой-то благостью невероятной. И что здесь такой интересный музей. И что в ареале этого музея теперь вот будет эта галерея «Dima». У него много работ. И можно разные делать тематические экспозиции. Мне кажется, это очень серьезно. Он художник из области очень глубоких серьезных художников, которых надо изучать тоже.


RadioBlago: Как рассказала мама живописца, искусствовед Елена Ракитина, он довольно насмотренный художник. В детстве под рукой всегда были книжные иллюстрации авангардистов и работы друзей семьи, в юности в Германии — оригиналы современных художников. В одной зарубежной галерее после просмотра красочных произведений авангардистов он даже начал танцевать от воодушевления.

Дима стал большим художником, но остался Димой. Его работы хранятся во многих престижных коллекциях — в Русском музее, Московском музее современного искусства, Государственном центре современного искусства, в музеях Архангельска, Ново-Иерусалима, Твери, Тулы, Ярославля, а теперь и у нас в Коломне.

В уютном отреставрированном домике в центре Кремля, где расположилась галерея «Дима», показаны как совсем ранние работы художника, так и произведения, созданные в 2015 году. Живопись, пастель, рисунок, каталоги его работ, плетенная мебель и шторы на окнах. Как отметили многие гости музея: теперь у произведений Димы появился настоящий дом. Слово Елене Ракитиной.


Елена Ракитина: Вот тут написано, что мы кураторы с Василием Ивановичем. Ну какие мы кураторы? Мы просто родители. А кураторы на самом деле и вообще все, кто это организовал — это Музей Органической Культуры... Для меня все, что происходит в Коломне — это на уровне чуда. И вот я уже знаю Коломну лет 25. И тогда было трудно предположить, что здесь будет такой Музей Органической Культуры, и еще несколько лет назад было трудно предположить, что здесь будет галерея Димы, а сейчас мы просто счастливы и очень благодарны, потому что Димины работы находятся под таким крылом. И они будут сохранятся, и показываться, а у него очень много работ. И это только часть. А еще остальная часть находится пока в Париже, но она приедет сюда. Спасибо большое Ирине Аликиной и всем сотрудникам музея, которые просто проявили.. чудеса!


RadioBlago: Прощаясь с работами Димы, посетители переходят на выставку «Художники, наивно увидевшие мир». В одном зале собраны произведения самых известных авторов-примитивистов. Смысл названия постоянной экспозиции таков — за отсутствием профессиональных навыков этих художников скрывается глубина философского восприятия мира и мудрость веков, доступная лишь наивному детскому взору. «Я верю больше глазам удивленным и восхищенным. Дети никогда не забывают о том, что красиво. Горе тем, кто забывает о красоте — он близок тогда к жестокости», — так записала Елена Гуро в своем произведении «Бедный рыцарь».

Искренность и смысловая точность художников наивного направления всегда особенно поражает профессиональных мастеров. Один из них, авангардист и концептуалист Игорь Шелковский, рассказал нам о своих впечатлениях.


Игорь Шелковский: Очень разнообразные художники и всегда очень интересные, потому что примитивист — он очень искренний. Он рисует то, что ему хочется нарисовать, он для себя рисует.

- Все интересные, они разные очень. Некоторые людей изображают, некоторые пейзажи, очень любят изображать животных. Вон там какая-то картина, лесной пожар и все животные спасаются, бросаются в реку.

- Я бы сказал, что они очень искренние художники. Профессионал ведь иногда делает что-то на заказ и для кого-то. А они работают для себя, в принципе.

- Им не хватает профессионализма, может быть, но они компенсируют это большой такой искренностью и свежестью взгляда, чего уже иногда у профессионалов исчезает со временем. Свежесть восприятия мира.

- Да нет, почему, все могут понять. Они же работают не для искусствоведов, они работают для себя и для своего окружения. Чтобы посмотрела жена, дочка, или соседи и оценили бы это. Для них вот прежде всего важна вот эта оценка.


RadioBlago: Художник-изобретатель, скульптор и архитектор Вячеслав Колейчук еще один участник выставки «Рыцарей служения делу искусства». Его пространственная композиция под названием «Классический лабиринт — продолжение традиции» встречает путешествующих по выставке во внутреннем дворике Музея. Наивное, или в интерпретации художника, народное искусства и авангард — это два полюса, которые пытаются сойтись. Так считает Вячеслав Колейчук и нам он рассказал, почему.


Вячеслав Колейчук: Народное искусство свободно от стереотипов. Всегда. Потому что они не учились в академиях, эти художники. Нет, они могут, конечно, где-то посмотреть что-то. Кто может или имеет возможность. А в принципе, они во-первых, свободны в выборе материала, когда работают. Они свободны в выборе темы. Они могут позволить себе делать то, что профессиональный художник делать не будет никогда. Потому что его так воспитали. Он не может там писать так, как другие не пишут. Его научили правильно писать. Живопись там какую-то. В определенной стилистике, в определенном направлении. Но он же учится для этого. Поэтому профессионал он преодолевает свои комплексы, свои стереотипы. А художник народный он ничего не преодолевает, кроме того, что ему там может краски негде купить или еще что-то сделать. Поэтому они и работают и с соломой, и с какими-то, извините, пластиковыми бутылками. Да чем хотите. Не важно, чем. Вопрос в том, что в этом и есть как бы эта проблема, так называемая, авангарда и народного искусства. Потому что одни свободны, а другие преодолевают и ищут свободы.

- Поэтому для народного художника, это естественное состояние. Потому что у него нет этих кураторов, нет у него искусствоведов под боком. Поэтому все, что они делают и в прикладном искусстве, и в живописи.

- Свобода творчества у народного художника состоит в том, что он не знает, что нет несвободы.

- Но самое интересное, что и там и там все правильное с точки зрения эстетики, гармонии, красоты в конце концов, не побоюсь этого слова.

- Более того, мы когда-то делали выставку 30 или 25 лет назад. Что-то совместили авангард русский, современный и с народным искусством. Вы знаете, люди путали, где авангард, а где народное искусство. А не потому что мы такие организаторы, а потому что там что-то внутри видно есть такое, что их соединяет.


RadioBlago: При знакомстве со светлым, по-детски радостным творчеством художников наивного искусства и абстракционистов у зрителей нет-нет, да и появится мысль - «я тоже так могу». Общественный деятель, организатор выставок современного актуального искусства и посетитель экспозиции в Коломне Юрий Самодуров рассказал нашим слушателям, что следует отвечать на подобного рода заявления.


Юрий Самодуров: Первое впечатление у человека не искушенного, который действительно вот в руки не брал и не трепетал и не пробовал, что я тоже бы так смог. Надо попробовать и понять, что вот для того, чтобы так смочь, надо посвятить этому всю жизнь. … либо условия.. либо ты это в книжках можешь посмотреть, потому что раньше этого вообще не было. В музеях сейчас вот в Москве можно. Но вот в Коломне сейчас вот здесь можно. Вряд ли это в Коломне где-то в другом месте есть. Ну как сказать, душевная расположенность.. Вот одному математика дается, а мне не дается, а вот это дается... Как к музыке: либо человек может слушать классическую музыку, либо он это слышит и его это не раздражает. А наоборот вызывает бурю эмоций. Либо не слышит. Искусство не для избранных, а не для всех.. ну математика же не для всех. Нет, скажем так, такое искусство, абстрактное. Но я думаю, что практически, почти для всех. То есть, если человеку немножко поводить и объяснить...


RadioBlago: Встретившись с работами Димы Ракитина и познакомившись с творчеством художников, наивно увидевших мир, зрители оказались на свежем воздухе. Один из них, художник Геннадий Зубков, рассказал нашему корреспонденту, насколько органично работы упомянутых авторов сочетаются с природным ландшафтом.


Геннадий Зубков: С творчеством Дмитрия я познакомился еще лет 50 назад в Германии, в доме одного замечательного человека, у которого было собрание современных российских художников. И в том числе он с гордостью показал одну небольшую работу маслом Дмитрия, которая произвела меня серьезное впечатление некоторой неожиданностью решения. Там даже о теме не говорили. Название не помню. Но вот как она была решена. Очень выразительно. И очень сильно. Мне кажется, это очень важный момент в работе — присутствие силы. Это Владимир Васильевич Стерлигов отмечал, мой вот учитель, ученик Казимира Севериновича Малевича. И работы эти в этом пространстве. Пространстве, которое непосредственно соединяется из зала, где представлены работы Дмитрия в этот зал, видно все. И этот переход, он почти не чувствуется. Это совсем не значит и ничего не говорит об уровне профессионализма, а говорит о том, что вот непосредственное естественное впечатление от природы выражено с такой же силой и выразительностью. Вот эта черта меня очень удивила. Здорово! Серьезно.

- И мне кажется, что вот органика — это качество присущее и так называемому наивному искусству, мне кажется, название очень странным, и творчеству Дмитрия. Вот это в большей мере и объединяет этих художников. Дай Бог каждому профессиональному, непрофессиональному художнику иметь такую силу, непосредственность и естественность выражения.


RadioBlago: Духовную связь Димы и художников органического направления отметил и Виталий Пацюков, искусствовед, большой друг Музея Органической Культуры, руководитель отдела междисциплинарных программ Государственного центра современного искусства.


Виталий Пацюков: И у Димы есть замечательная работа, из ранних работ, называется «Голубой купол» и вот голубой купол здесь начинает еще нам соединять и с Матюшиным. И со Стерлиговым, со Стерлиговцами, в Аллой Васильевной Повелихиной, с Евгением Ковтуном. Вот этот голубой купол — непонятно, как он проникает вот в этот высокий-высокий дом нашей Вселенной. И здесь мы находимся все под этим голубым куполом. Мы здесь можем спрятаться, можем здесь сохраниться. И я думаю, остаться навсегда. Вот спасибо вам всем, всем огромное, кто пришел, потому что вот здесь везде чудные люди. Вот эти ваши лица, они не просто рождают надежду. Они просто ее материализуют, укрепляют надежду в нашем сомнительном мире. Жить сегодня очень трудно. Но то, что можно вас всех видеть, можно находиться в этом пространстве, означает, что жизнь существует, она продолжается, она вечна. И она неизбывна. Ее нельзя победить злом. Зло всегда пропадет в этом пространстве. Спасибо вам всем еще раз.


RadioBlago: Оказавшись во внутреннем дворике Музея Органической Культуры посетитель буквально натыкается на высокий, стремящийся в небо, барак,_ сколоченный из неотесанных досок и стекла. Внутри инсталляции-монумента прозрачные короба со скульптурами Андрея Красулина — бронзовые фигурки уходят в песок или наоборот появляются из песка времени. «Бронза о Мандельштаме» — так названа выставка работ, которые появились после участия автора в конкурсе на создание памятника #Осипу Мандельштаму, самому космическому поэту 20го века, настоящему рыцарю поэтического слова. Конкурс выигран не был, а более полусотни пластических объектов — откликов на стихи поэта — остались. И так и не нашли в Москве свой приют.

Преодолевая Барак Красулина зритель попадет под купол Музея Органической Культуры — на стенах «Восмистишия» Осипа Мандельштама, на экране сам художник читает вслух стихи. И его ровный глубокий голос наполняет предчувствием драмы все пространство музея.

Как рассказал художник Андрей Красулин в беседе с нашим корреспондентом, нужный образ для создания инсталляции родился не сразу. На первом этапе обсуждения выдвигались и другие предложения. Но в конечном счете одобренную всеми участниками процесса концепцию воплощали в жизнь на одном дыхании. И, если говорить откровенно, то у созданной пространственной композиции не один, а целых три автора. Историю возведения Барака рассказывает Андрей Красулин.


Андрей Красулин: Сначала был просто вариант — я хотел организовать идею детского секретика. Вот в этой земле, прикоснуться к ней, побывав здесь несколько раз. Проект, очень складный, где экспозиционный зал, площадью 2 на 3 метра помещался под землей и имел стеклянную крышу. Но потом нам совершенно справедливо и ожидаемо запретили копать. Поскольку здесь место... И тогда родилась эта идея. Собственно мы втроем эту идею оформили... и Ирина Аликина, директор музея.


RadioBlago: По словам супруги Андрея Красулина, Людмилы Улицкой, художник кроме всего прочего обладает феноменальной памятью и знает множество стихов наизусть. Навскидку, под случай, может прочитать Державина, Введенского, Заболоцкого, а иногда даже такие произведения, что и никто угадать не может, включаю жену-филолога.


Людмила Улицкая: И что меня всегда страшно очаровывало, в нем нет никакого напряжения. Он смотрит и видит. В некотором смысле как акын. Существует в мире с большой естественностью. Я совершенно безо всякой естественности существую. Мне очень трудно работать, я кряхчу, я пыхчу, я потею. А он все время говорит: ты чего напрягаешься-то? Оно само. И это потрясающе, что у него получается все само. Когда он мне говорит, «не надо работать, да я никогда не работаю», я злюсь. Я злюсь, потому что получается так, что я работаю, а он не работает. Но на самом деле, видимо, так оно и есть. Это какой-то очень высокий уровень жизнедеятельности. Вот такая легкость и ненатуженность. И невероятная свобода. Я ею не обладаю, но я ужасно восхищаюсь.

- Вся эта история работы с Мандельштамом, она ведь на самом деле была замечательная. Поэтому надо было сделать для проекта — ну, одну, две, три фигурки. А он туда влез и уже не мог оттуда вылезти. И там он прибывал, около года это все длилось. А я ужасно нервничала, потому что я понимала, что он разрабатывает пространство, а что с этим потом делать? Потому что наш город не для Андреевой скульптуры. Потому что когда вот смотришь там — у нас на Манеже мишки стоят, от которых.. я перестала мимо этого места ходить. Потому что в нашем городе такое количество невероятно унизительных для видения просто, для глаза стоит городской скульптуры. И мне это дико обидно, потому что из большой андреевой скульптуры реализовано в полном масштабе очень мало. Но когда он закончил эту работы с Мандельштамом был сделан каталог. Над этим каталогом я просто плакала, потому что я понимала, что все эти вещи, которые сделаны в маленьком размере, что будучи сделаны в том натуральном, как они задуманы, что они украсили бы любое городское пространство. Что они должны стоять в нашем городе. Или в другом. И я понимала, что этого не будет никогда. Но вот сегодня как раз я испытываю полнейшее удовлетворение, потому что я вижу эти маленькие скульптуры, которые я в своем изображении видела в натуральном размере, я их вижу сегодня в этом песке, в этом бараке и я понимаю, что это для них идеальное место. Что да, ну не будет это реализовано так, как мне бы это хотелось. Но это так прекрасно реализовано, что это абсолютно все стоит на своих местах. Я очень рада, что это сделано.

- Да правда я плакала. Конечно, это потрясающе на самом деле. Это потрясающе. Потом, понимаете, не так часто у нас в жизни происходит, знаете, такое — такой удар по глазам, по сердцу, от искусства. При том, что мы — я довольно много смотрю. Так случилось, что я недели две тому назад была в Таллине, а там выставка была, фантастическая выставка фломанского искусства. Я случайно зашла, даже не знала, что она там есть. И вот это было ощущение, когда ты говоришь — да... И счастлив, что тебе в этой жизни удалось это увидеть, тебе это показали. Как показали там гору очень красивую, водопад. Много чего в жизни уже было виденно. Вот это вот такого рода события — когда ты говоришь: ах! Я у меня сегодня такое ощущение, что я встретилась с какой-то важной точкой, я до нее дожила. Мы живы, а мне вот это показали. И в общем, это невероятно здорово.


RadioBlago: После осмотра всех залов Музея Органической Культуры на улице Казакова посетителей приглашают в Брусенский переулок. Там, в двухэтажном здании по соседству с Брусенским монастырем, располагается современная галерея, в которой теперь находится полномасштабная выставка работ Андрея Красулина «Боковое зрение». В нескольких выставочных залах представлено около 120 работ, в числе которых живопись, графика и скульптура признанного мастера. Это вторая за последнее время столь крупная выставка художника, чьи работы в большом количестве хранятся в Русском музее и Третьяковской галерее, частных и государственных собраниях России, Германии и Швейцарии. В конце прошлого года в Музее архитектуры имени Щусева во флигеле «Руина» состоялась крупная выставка Андрея Красулина, которая была приурочена к его 80-летию. Репортаж с открытия выходил в нашей программе «Время культуры». Как напомнил художник, тогда созданием экспозиции занимался куратор Николай Наседкин, аэта выставка в Коломне по его словам «сделалась сама». Подробнее о том, как это происходило, Андрей Красулин рассказал на открытии.


Андрей Красулин: Год, как я знаком с организаторами выставки. Я уже довольно много провел в этом городе. Должен сказать, что я действительно попал в мир иного. Где ходят, едва касаясь земли, где не морщат лбов, не произносят любимого русского слова «проблема», и опять же где всегда хорошая погода.


RadioBlago: На открытие нового проекта Музея Органической Культуры «Рыцари служения делу искусства» собрались многие известные искусствоведы, художники, скульпторы, архитекторы, фотографы, кураторы выставок. Среди постоянных участников встреч и бесед об Органики искусствоведы Виталий Пацюков, Олег Генисаретский, Ирина Стерлигова, художники Вячеслав Колейчук, Франциско Инфанте, Ирина Затуловская, Татьяна Ян и многие другие. В числе новых посетителей музея оказался и знаменитый искусствовед, совместно с Василием Ракитиным подготовивший трехтомник «Энциклопедия русского авангарда» — Андрей Сарабьянов.


Андрей Сарабьянов: Я слышал о Музее Органической культуры, и вот я сегодня первый раз в жизни сюда попал. Честно говоря, я просто потрясен тем, как это все сделано. Как это прекрасно, умело, профессионально, изыскано, тонко. Слов много можно прекрасных еще произнести, а потому что люди, которые делали этот музей. И прежде всего Алла Васильевна, конечно, это люди, которые всю жизнь отдали авангарду, матюшинской школе, органике, и это достойное завершение огромного этапа их жизни. Я ужасно рад, что этот музей существует. Я считаю, что это музей уровня абсолютно европейского. И то, что он в Коломне, это наверное, одна из главных достопримечательностей этого города теперь. И то, что в этих стенах выбраны именно эти художники, которых мы сегодня открываем, это тоже очень тонко и здорово. Потому что и Димочка, и Андрей Красулин это мастера какого-то высшего класса абсолютно. Во всяком случае, вот про Диму я сначала хочу сказать. Рукой Димы просто движет Господь Бог, это очевидно совершенно. Вот прямо так оттуда, через Диму, к нам. И благодаря Диме мы видим, во всяком случае, я вижу, ту красоту мира, которую сам бы я не увидел может быть. А Андрей Красулин наверное тоже причастен к этому движению, абсолютно точно. И он умеет вот из этого сора, как говорила Ахматова, да, рождать искусство настоящее, настоящую поэзию, настоящую красоту.

- И то, что в экспозиции основной выставлено — это тоже жизнь этой школы, матюшинской, в сегодняшнем дне это тоже очень здорово. Потому что актуальное искусство, которое нас окружает сегодня, вот биеннале, это все, так сказать, какой-то внешний слой. А глубина — это вот здесь, в этих стенах.


RadioBlago: Другой новый участник дискуссионной площадки Музея Органической Культуры, авторитетный культуролог Николай Прянишников в своем выступлении коснулся темы создания Музея традиции. «Я могу сказать, что нам этот музейчрезвычайно нужен», — так начал свое выступление исследователь культуры.


Николай Прянишников: Должен сказать, что потрясен сегодняшним событием. И считаю, что мы сегодня и не можем дать ему адекватную оценку. По крайней мере, я был поражен тем, сколько людей, знакомых мне, но по разным каким-то основаниям, сегодня я встретил здесь. Это первое такое потрясение. Второе потрясение от качества того, что было нам предъявлено. И хотя я согласен, что слов нет. Но мне кажется, есть какие-то мысли, которые появляются.

- У нас какая-то совершенно беда и неблагополучие в нашем обществе с трактовкой традиции. Как человек, просматривающий безумное количество музейных проектов, в фонде Потанина, в фонде Тимченко, я вижу, что многие из музейщиков, библиотекарей, тут абсолютно неважно, кто, воспринимают традицию, как какую-то схему, воспринятую из прошлого, какую-то фотографию прошлого, в которой можно тавтологически раствориться. Вот, например, взять схему 17 века, принять ее и так по ней начать жить. И это не получается. Вот мне кажется, мои предки занимались искусством, была такая фирма Прянишникова и сыновья, где был такой художник чудесный Сергей Вожков. Он говорил, что традиция — это только то, в основе чего лежит новаторство. И вот сегодня мы имеем пример того, как традиция рождается в припадании к истокам и традиция — это есть потенциал творения. Это есть момент соединения с Богом. И вот это пример того, что мы имеем здесь. Если эта идея сможет быть распространена, а к сожалению, случаи такого рода налогов не очень часты. И вот очень важно, чтобы это все было транслируемо. Иначе просто нас ждут плохие времена. Но здесь, у нас, с этим музеем связаны все наши надежды.


RadioBlago: Директор московского Музея архитектуры имени Щусева Ирина Коробьина не первый раз принимает участие в мероприятиях МОК. Но нынешний проект, по ее мнению, свидетельствует о переходе на новый уровень. О взаимосвязи всех представленных художников и важности их работ, в своем выступлении рассказала Ирина Коробьина.


Ирина Коробьина: Сегодня я вижу просто прорыв. И я вижу, что Музей Органической Культуры стал каким-то генератором этой культуры. И мне кажется, очень важно, что эта работа происходит в диалоге с монастырем. Потому что действительно, это посильное совершенствование окружающего мира, и город Коломна изменился благодаря этой активности. И все больше и больше людей про него не просто знают, а приезжают сюда для того, чтобы обрести это. По крайней мере, здесь создаются координаты эти, которые должны поддержать человека. Людмила Улицкая только что сформулировала. И наверное, органическая культура — это про гармонию окружающего мира, про его красоту. И про осознание человеком своего органического в ней места, своей причастности. И про то, что мы все такие Божьи создания в этом Богом данном пространстве. И собственно это мировоззрение, оно совсем не характерно для сегодняшнего дня. Наоборот, сегодня страна и мир переживает довольно тяжелые испытания. И проходит через тяжелые дисгармонии, скажем так. Поэтому здесь очень важная точка генерации этой идеологии. И все больше и больше людей ею проникаются. И для меня было откровением, что Матюшин, и Андрей Красулин, и Вячеслав Колейчук, и Дима — они все из одного караса. Они очень разные. И даже может быть зная их по каталогам и даже зная кого-то лично, было бы сложно их поставить в сознании в один ряд. А здесь мы видим, что они принадлежат одному пространству. И конечно, мне кажется, это вообще какая-то очень важная.. кто-то сегодня сказал, что над Музеем Органической Культуры всегда хорошая погода. Это сказал Андрей Красулин. Вот мне кажется, что это очень важно. И что эта хорошая погода, область влияния, ареал этой хорошей погоды, он все расширяется. И на самом деле, я думаю, что сильный вектор. И вот сейчас мы говорим про Музей Органической Культуры, про день Органической культуры. Может быть там скоро будет месяц органической культуры, год органической культуры. А вообще стремимся к тому, чтобы у человечества началась эра органической культуры. И я думаю, что это и сохранит мир. И сделает нас всех, людей будущего, не факт, что мы доживем, счастливее.


RadioBlago: Одним из последних итоги встречи в честь дня рождения Музея Органической Культуры подводил Вячеслав Колейчук. Он объяснил, чем, по его мнению, открывшиеся выставки отличаются от экспозиций актуального искусства, которые часто можно встретить в московских залах, и почему в России не хватает таких мест.


Вячеслав Колейчук: Во-первых, я поздравляю нас всех с юбилеем. Потому что это сделано для страны, понимаете? Поэтому в этом смысле в России не хватает таких мест... Тут сошлись масса таких тонких влияний — гений места, великие возможности тех людей, которые продемонстрировали уже — 5 лет. Понимаете? Мы видим, что это определенные красивые — (хотя я считаюсь авангардистом и слово «красота» не для меня вроде, но гармония, на гармонию согласен) и гармоничное, совершенно потрясающее место. Дело в том, что нам не хватает таких мест в каком смысле? В смысле культуры русской. Разные взгляды на искусство.

- Дело в том, что некоторые думают, что искусство только для красоты, некоторые думают, что это гармония. Что же прекрасно! Кто же против? Но вы знаете, что еще искусство создает новые имиджи, новые виртуальные модели мира. Через которые мы прозреваем этот мир. Мы его по-другому видим. Мы его можем определить интеллектуально, что мы видим. Потому что человек, каждый не занимается искусством, но визуализировать возможные миры художники всю жизнь этим занимаются, веками просто.

- И если мы отказались от сюрреализма, это не значит, что мы отказались от искусства. Ну, прошло время сюрреализма, но мы модель создали, художники имеется ввиду. Или импрессионисты. Так вот здесь мы имеем еще один из вариантов возможных вариантов культуры. Я за варианты культуры. И для меня это проблема. Потому что я не понимаю этих комиссаров от искусства, которые хотят нам все время внедрить одно и то же. Давайте будем актуальными. Зачем? Что нас ждет после этой актуальности, что? Ничего. Потому что это какая-то придуманная идеологема, которая была в свое время придумана комиссарами того искусства, 20-х годов. И я против этого. И я за вот это, совершенно новую тенденцию в России. Не просто музей. А музей, который знает, что делает. Он знает, что ему именно это надо. И в этом смысле — это гениальное совершенно место. И я до сих пор не верю, что я здесь присутствую. Потому что это совершенное нереальное чудо.


RadioBlago: В завершении выставочного дня в Музее Органической Культуры по традиции состоялась Беседа об Органики, в рамках которой в том числе были представлены новые издания Музея. В этом году это каталог к выставке «Музыка цвета Татьяны Глебовой», которая прошла в Коломне нынешней весной, ежегодный сборник выступлений «Возврат к природе 0/3» и повесть художника и поэтессы Елены Гуро «Бедный рыцарь» в печатном и аудио-формате. Текст произведения, записанный на СD, читает актриса театра и кино Алла Демидова.

Повесть Елены Гуро — художественный и поэтизированный манифест современного «служения», квинтэссенция всего проекта, о котором шла речь в нашей сегодняшней программе.

Об этом же самом напомнил модератор дискуссии, историк и тележурналист Алексей Юдин, завершая Беседу об Органике.


Алексей Юдин: В программе нашего сегодняшнего дня практически все события были зарифмованы текстами Елены Гуро. Но текста самого пока никто не видел. Я месяца два дожидался, даже требовал, но мне не показывали. Вот наконец он появился. Так что сегодня, думаю, этот текст нам будет доступен. И здесь, конечно, рифмы, смысловые рифмы ко очень многим событиям, тем, что происходят с нами, и наверное, будут происходить. Потому что все, что пошло в этой органической традиции, в ее изводе, это по сути пошло от нее. Об этом Об этом говорил так, по крайней мере, сам Михаил Васильевич Матюшин.

- То есть, получается, что о Лене Гуро или относящиеся к ней вот у нас есть текст книги, заново переработанный и так прекрасно изданный, есть чтение Аллы Сергеевной Демидовой, и есть статья специально изданная Виталия Николаевича Топорова. Вот это вот вклад в Органику сегодняшнего дня. И записи прошлых Бесед об Органике, читайте, конспектируйте, анализируйте, очень полезные тексты.

- Вы знаете, здесь не только ностальгия по органике, здесь все-таки есть некий путь и некое задание. При чем есть некий исходник и к этому исходнику относятся и тексты Елены Гуро, и ее картины, и картины, и тексты, и музыка Матюшина, потом опыт Стерлигова и его группы, опыт Татьяны Глебовой. Здесь есть и художественное прозрение и философская идея, и совершенно конкретное задание. Я думаю, что это не только совместимо. Но здесь действительно, как было сказано, музей органики — это музей, который знает, что хочет и знает, что делает. Я думаю, что вот это вот знание, оно и интуитивно, безусловно, и в то же время предметно, и образно, и очень убедительно. Я совершенно не художник, хотя вокруг хватает таковых, Но меня вот это уже давно убедило именно образом, внутренним образом. И его постижением, насколько это возможно.


RadioBlago: Выставки проекта «Рыцари служения делу искусства» расположены в различных залах на территории коломенского Кремля. Галерея «Дима» и постоянная экспозиция «Художники, наивно увидевшие мир» находятся в Музее традиции по адресу улица Казакова, 6. Инсталляция Барак и выставка «Бронза о Мандельштаме» в музейном дворике по адресу улица Казакова, 10. Выставка работ Андрея Красулина «Боковое зрение» находится в галерейном зале по адресу: Брусенский переулок, 31. Познакомиться с выставочным проектом «Рыцари служения делу искусства» можно будет до 27 декабря 2015 года.

На этом очередной выпуск программы «Время культуры» подошел к концу! До встречи в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: