Время культуры
Время культуры

меню

Фотограф Себастио Сальгадо - «Генезис»

5185

Сегодня мы приглашаем вас на самую популярную выставку в мире. Фотографии легендарного мастера Себастио Сальгадо из проекта «Генезис» до показа в Москве уже увидели больше 3 миллионов человек в 25 городах. И теперь черно-белые снимки отдаленных уголков нашей планеты, где еще сохранилась первозданная жизнь, приехали в Россию. Выставку открыли в Музее-усадьбе Муравьёвых-Апостолов в рамках Московской «Фотобиеннале-2016».

Признанный классик фотографии Себастио Сальгадо представил в Москве свой поистине эпический проект «Генезис». Это своего рода фотографическая экспедиция вокруг Земли – 8 лет, 32 путешествия и целые километры отснятого материала. Только из одной Антарктиды Себастио Сальгадо привез более 10 тысяч негативов.

В отличие от предыдущих социально-направленных серий Сальгадо о жизни мигрантов, рабочих и африканских племен, «Генезис» воспевает величие и красоту Природы в тех ее проявлениях, которые пока не подвластны человеческой цивилизации. Самые отдаленные и нетронутые уголки мира показаны на выставке «Генезис» в Москве – Аляска и Антарктида, Галапагосские острова и Мадагаскар, африканские равнины, джунгли Индонезии и белоснежные пустыни Камчатки. Всего на двух этажах недавно открывшейся после реставрации Усадьбы Муравьёвых-Апостолов можно увидеть 245 крупных черно-белых снимков. Дизайнер и куратор выставки супруга автора Лелиа Сальгадо.


Лелиа Сальгадо (на-французском): Чтобы вам было легче ориентироваться на выставке, мы покрасили стены в свой особый цвет, Север, Юг – отражают цвета природы и погодные цвета серости. А красный цвет посвящен Африке, это красный материк. Когда встает или садится солнце – оно красное и окрашивает землю в ярко красный цвет, поэтому Африка ассоциируется с красным цветом для меня.

Следующая секция Амазония конечно же представлена ярко зеленым цветом, а секции посвященные островам и заповедным зонам — мне казалось, что этот цвет должен быть близок цвету моря, поэтому этот цвет близок голубому. И я надеюсь, что эта выставка вам понравится, вы получите удовольствие от ее посещения.


RadioBlago: Усадьба Муравьевых-Апостолов открылась для посещения после скрупулезной научной реставрации в 2013 году. На восстановительные работы ушло 12 лет. Их результат был высоко оценен правительством Москвы, и учредитель нового музея, потомок знатного рода получил дом в аренду на 49 лет по цене 1 рубль за квадратный метр. Фотографии Себастио Сальгадо – первый столь масштабный выставочный проект в усадьбе. Как рассказал журналистам праправнук сестры декабриста Матвея Муравьева-Апостола и учредитель музея Кристофер Муравьев-Апостол, идея пригласить Сальгадо в Москву пришла к нему задолго до того, как дом был готов к открытию.

Потомок российской дворянской фамилии по национальности бразилец, как и фотограф Себастио Сальгадо, с работами которого организатор выставки был знаком давно. Но именно проект «Генезис» впечатлил Кристофера Муравьева-Апостола настолько, что он решил, во что бы то ни стало привезти выставку в Москву.


Кристофер (про идею создания выставки): Первое – потому что видел, что в этом репортаже в том числе и фотографии в России, сразу будут значение иметь. Для меня лично тот факт, что я бразильянец и Сабастио тоже, это только добавило. И тоже тема мне очень близкая. Природа и защищать природу – самая важная вещь, которую мы еще можем в нашем поколении начать. Здесь дом, где жили декабристы, и у них уже была идея улучшить свой мир, в политической сфере. Меня интересует больше природа, чем политика, но я думал, что эта выставка точно как природа, когда ее не трогали. Какой она может быть. По-моему, сама по себе эта фотография может это сделать. Я стараюсь сам, электрическая машина у меня дома, я стараюсь детям показать, что можно сделать что-то… И конечно сама красота на этих фотографиях выставки «Генезис» это то, что нам надо защищать.

Это моя мечта, первый шаг. У нас дома, дом еще не был готов. Дом достаточно маленький, думали, наверное, это очень амбициозно.


RadioBlago: Лелиа Сальгадо призналась, что когда увидела фотографии дома впервые, решила, что делать выставку в таких условиях будет крайне сложно – старинный особняк не предполагал какого-либо архитектурного вмешательства. Обычно проект «Генезис» выставляли в классических музейных залах, просторных и нейтральных. Но на этот раз предпочтение отдали Усадьба 18 века со своей особой атмосферой и уютом настоящего дома.


Лелиа Сальгадо (на французском): И вот, когда я впервые приехала сюда и увидела этот дом, я подумала, что, наверное, Кристофер сошел с ума, потому что он восстановил эту потрясающую по красоте усадьбу, в том виде, в каком она была изначально. С этими красивейшими лепнинами, декорациями, с этим оформлением, с люстрами, и я подумала: «Ну как, как я могу сделать здесь нашу выставку»?

Но Кристофер был так заинтересован в организации этой выставки здесь, что я подумала, что мы должны что-то придумать, я должна что-то придумать. И тогда я несколько часов прогуливалась по этому дому, смотрела на эти стены, думала, что надо будет, наверное, придуматьфальш-стены, потому что я не могла закрасить всю эту красоту например в красный цвет, как здесь.

И вот когда я вернулась в Париж, я начала рисовать, приступила к выполнению рисунков, чертежей, думала об этих фальш-стенах, какой высоты их сделать, как расположить. И затем эти рисунки я отправила Кристоферу, и им удалось найти отличнейшего архитектора, который воплотил это все в реальности. Но когда я приехала сюда, я очень боялась, на самом деле боялась, сюда прийти, потому что мне казалось, что мы совершили насилие над этим домом.

Но нет, когда я зашла сюда, я увидела, что все прекрасно сложилось, прекрасно сработало, и дом смог сохранить свой характер, и в то же время экспозиция была развешена и распределена ровно так, как мы обычно это делаем. Нам удалось совместить, казалось бы, не совмещаемое.


RadioBlago: Первыми посетителями выставки в Усадьбе Муравьевых-Апостолов стали гиды, которые будут вести экскурсии по экспозиции. Себастио Сальгадо лично рассказывал о каждой работе и поделился воспоминаниями о путешествиях, например, о том, как во время поездки в Арктику ему пришлось переодеваться в шубы из оленьей шкуры, чтобы не замерзнуть в 30-градусный мороз. Спецодежда Сальгадо не выдержала и получаса, поэтому гостеприимные ненцы предложили гостю переодеться во что-то более теплое, иначе экспедиция оказалась бы под угрозой срыва. Животные в малодоступных уголках нашей планеты обычно также гостеприимны, как и люди в далеких племенах. Об этом нам рассказала один из гидов-экскурсоводов Светлана Балашова.


Светлана Балашова: Антарктида – континент не заселенный, там никогда не жили люди, потому что климат настолько суров, и вообще эта самая суровая часть нашей планеты, температура может опускаться до минус 90 градусов. Но тем не менее, животные смогли приспособиться, императорские пингвины, которые там проживают, и морские котики, морские леопарды, у них нет этой информации, что человек хищник, потому что там нет людей. Там только проводятся небольшие мирные исследования и опять же не на всей ее территории, только на одной ее части. Разные страны мира строят там свои станции, именно поэтому животные не бояться человека, они не воспринимают его как хищника, который может причинить вред, у них нет этой информации. Если, допустим, в Африке истребляют животных, слонов, браконьеры, у них есть это в генах. То есть они уже передают эту информацию своим детенышам. Если слон, например, видит автомобиль, то он его атакует. И для Себастио Сальгадо это было одним из самых страшных моментов, там есть фотография, где на них бежит слон. А животные в Антарктиде позволяют подойти близко, они не бояться, и пингвины, они очень любопытные. Например, морские леопарды, это очень любопытное животное. Очень много есть видео, где морской леопард прямо подплывает к камере, открывает пасть, рассматривает аквалангистов, то есть он не видит угрозы никакой.


RadioBlago: Однако, по словам нашей собеседницы, не во всех местах съемки Себастио Сальгадо живая природа оказалась нетронутой. Отдельные районы уже успели испытать на себе беспечность человека, что чуть не привело к уничтожению целых видов. К счастью, многие из таких мест теперь официально признаны заповедниками. Фотографии заповедных уголков Земли составили отдельный раздел экспозиции «Генезис».


Светлана Балашова: Например, на Галапагосских островах, в разделе Заповедники, произошла такая ситуация, что случайно завезли животных, которые не проживают в этом ареале: кошки, козы, крысы. И какие-то животные стали истреблять более мелких, поскольку у них не было этого вот инстинкта защиты, что у них не было врагов каких-то, естественных врагов. И, собственно, сделали заповедными почему все Галапагосские острова, потому что какие-то виды начали исчезать. А животные завезенные, поедая растительность, тем самым лишают возможности пропитания других животных. И чтобы этого не происходило, почти все острова уже признаны заповедными зонами.

Когда Сальгадо путешествовал в Антарктиду, у него было специальное разрешение, нужно платить налог, не каждый может туда попасть. И Сальгадо является послом ЮНИСЕФ, организации, которая создана при ООН, и это дало ему возможность свободно путешествовать, и естественно его авторитет как человека и известного фотографа. Везде Сальгадо старались помогать, различные географические общества с ним сотрудничали. Конечно, у него везде были гиды, переводчики, которые помогали ему общаться с племенами, с ненцами. Но он считает, что путешествовать фотограф должен один. Он очень часто, например, в Африку путешествовал один, жил много месяцев, и даже лет, там...


RadioBlago: По меткому замечанию нашего проводника по выставке «Генезис», Себастио Сальгадо средствами репортажа показывает природу, запечатлевая на своих снимках настоящие портреты, только это портреты животных. Богатейший человеческий и профессиональный опыт 72-летнего фотографа отражен в каждом неравнодушном кадре. Чтобы вот так фотографировать птиц, зверей и людей, необходимо, наверное, испытывать огромную любовь и уважение к каждому живому существу на планете.


Светлана Балашова: Он иногда не выдерживал морального напряжения, поскольку каждый день он видел умирающих людей от голода, в Африке, например. Он был свидетелем геноцида, когда две этнические народности истребляли друг друга. И ужас заключался в том, что они не просто убивали, группу хуту убивал тутси. Потом, когда часть их была выселена, началась обратная – уже тутси начали убивать хуту. Но они не просто их убивали, расстреливали, они их вырезали в прямом смысле слова, у них были мачете гигантские, иногда это смешалось просто с нечеловеческой жестокостью, отрубали конечности, то есть человек умирал просто в ужасных мучениях, вплоть до того, что тутси платили деньги хуту, для того чтобы они их расстреляли. То есть там он видел такие вещи, которые не каждый человек может через себя пропустить.

Конечно, когда он вернулся из Африки, он был полностью опустошен, хотел уже закончить заниматься фотографией. Он уже и физически был... ему сейчас 72 года... Плюс это, конечно, его очень сильно опустошило внутренне. И когда они с женой начали возрождать семейную ферму, в Бразилии они выкупили эти земли. У них была своя ферма и еще какие-то ближайшие территории. И стали высаживать тропический лес. И, по сути, возродили не только лес, но они возродили целую эко-систему, стали возвращаться животные, обогащаться флора, фауна. Даже, может быть, появится водопад, который был когда-то в детстве, когда Сальгадо там жил. И после того, как он увидел, что своими руками мог воссоздать, не просто посадить грядку, а создать целый тропический лес, его это настолько вдохновило, что он вот нашел в себе силы на проект Генезис.

И это неслучайно. Все эти места, которые он посещал, неслучайно это самые отдаленные места на планете. И в силу того, что там и климат суровый. Они остались нетронутыми цивилизацией. И он для себя открыл огромную часть нашей планеты, которая действительно осталась практически в том же первозданном виде. То есть связь названия – генезис, происхождение бытие. Потому что Книга Бытия она же тоже о том, как Бог создавал Землю.

Рассказ о величии нашей планеты, о том, что в наших силах это сохранить. И такой призыв. То есть эта выставка – не просто показ красоты, но и призыв к действию, что каждый должен внести свой вклад в сохранение нашей планеты. То есть такая надежда, что еще не все потеряно для человечества и для природы.


RadioBlago: Три поездки из тех 32-х, которые понадобились для создания проекта «Генезис», Себастио Сальгадо совершил по России, побывав на острове Врангеля и полуострове Камчатка. На встрече с журналистами в Москве Сальгадо рассказал, почему этот район крайнего севера России меньше других пострадал от последствий деятельности человека.


Себастио Сальгадо (на французском): Мы вместе совершили большое путешествие на полуостров Камчатка. Камчатка – одно из самых защищенных с точки зрения экологии мест нашей планеты.

Возможно, это не вполне касается молодого поколения, но люди моего поколения помнят, что Камчатка была первой линией обороны, защиты, нападения во время Холодной войны.

В том регионе в то время находилось большое количество военных баз, баз расположения подводных лодок, воздушных баз. Это были места и острова, откуда предполагалось либо отражать атаки в случае нападения, либо атаковать самим и посылать свои бомбы, и если от Москвы Петропавловск-Камчатский находится в 10 часах лета, то от Америке, например, от Сиетла, это всего 3 часа лета.

На тот момент Камчатка имела большое стратегическое значение для Советского союза, поэтому она была очень защищена с точки зрения посещения, туда практически невозможно было попасть, люди были очень ограничены в своих передвижениях. И это привело к тому, что как раз этот регион был очень защищен и сохранен от влияния.

Не думаю, что даже больше 4 или 5 процентов Камчатки освоено человеком. Думаю, что порядка 95% территории находится в своем девственном состоянии, это один из крупнейших естественных заповедников нашей планеты и, возможно, как раз благодаря стратегическому значению, которое имела Камчатка в советский период.


RadioBlago: Больше месяца Себастио Сальгадо провел вместе с кочевым племенем, которое совершало свое ежегодное путешествие от южных истоков Оби до места ее впадения в Карское море. Первое, что произнес фотограф, вспоминая экспедицию на русский север, это слова благодарности к ненцам, которые приняли его в свою группу и даже заботились о нем на протяжении всех 40 дней совместного похода. Рассказывает Себастио Сальгадо.


Себастио Сальгадо (про русский север): Вы знаете, одно из крупных сожалений, связанных с поездкой на север России, это сожаление, которое я испытал в тот день, когда должен был покинуть ненецкие кочевые племена, после долгих недель, проведенных вместе с ними. Я часто слышал в соседних крупных городах неуважительное, пренебрежительное отношение к ненцам, где их называли примитивными народами. Но я столько много для себя узнал, столько для себя открыл, общаясь с этими людьми, которые обладают потрясающим опытом, потрясающей солидарностью в отношениях, потрясающими человеческими качествами, что в тот день, когда мне пришлось уехать от них, это был день глубокого сожаления. А для меня я бы хотел провести остаться и провести еще больше времени с ними.


RadioBlago: Себастио Сальгадо честно признается, что для него, бразильца, путешествие при температуре минус 40 градусов стало настоящим испытанием. Не только холод, но и особые условия быта поразили фотографа. Когда вода присутствует только в виде снега и льда, начинаешь поневоле ценить каждую каплю драгоценной жидкости и после завершения поездки. Однако подобные бытовые моменты отступают на второй план, когда речь заходит о невероятном чувстве свободы, которое дарит путешествие на край земли. Слово Себастио Сальгадо.


Себастио Сальгадо (на французском): Я столкнулся с этими племенами на реке Обь, путешествие начиналось на Юге этой реки, это потрясающей красоты место, потрясающее удивительное чудо света, мы пересекали, например, один из мостов. И он был длиной 47 километров, и там мы встретились с этими кочевыми племенами, которые обладают огромным богатством.

И вот на подходе к Оби был небольшой городок, жители которого либо женились на ненецких девушках, либо девушки выходили замуж за ненцев, и это были уже люди, которые не вели больше кочевой образ жизни, но вели оседлый образ жизни.

И вот мы находились на берегу реки Оби, которая представляла для этих кочевых народов границу. Это то место, от которого начиналось их большое путешествие к месту впадения Оби в Карское море. И это, действительно, путешествие огромное по продолжительности, но также и по своему значению, потому что это удивительное чувство свободы, которое оно дает. Оно длится порядка года – полгода до августа месяца племена идут к морю, затем несколько дней проводят там и возвращаются обратно. И возвращаются также в месяце феврале. И вот я видел этих молодых ненцев, которые уже вели оседлый образ жизни, оставались в этих городках, и видел в их глазах это сожаление, сожаление, когда они прощались со своими бывшими соплеменниками, которые отправлялись в это удивительное приключение, а они оставались здесь. И вот эта своего рода боль в глазах их, она меня очень впечатлила.


RadioBlago: Себастио Сальгадо тщательно готовится к каждой экспедиции – изучает географию местности, климат, флору и фауну. По словам Сальгадо, чтобы сделать действительно хороший и правильный снимок, важно обладать всеми этими знаниями. В ответе на вопрос молодого журналиста о том, что мастер мог бы посоветовать начинающим коллегам, Сальгадо напоминает, как важно получить серьезное образование.


Себастио Сальгадо (на французском): Вместе с Лелиой мы даем мастер-классы в одной из крупнейших школ фотографии в Японии, и когда мы видим потенциал настоящего фотографа, … советуем им вернуться в университет, изучать геополитику, географию, историю, антропологию. Чтобы понимать и иметь инструменты к анализу общества, частью которого мы являемся. Потому что, не обладая этими знаниями, не обладая этими инструментами, у фотографа рано или поздно случается предел его самовыражения. В то же время, фотограф настоящий, который обладает этими знаниями, он всегда отражает общество, в котором он живет, он имеет связь непосредственную с обществом и тем историческим моментом, в котором он находится.

Я сам работал с очень многими агентствами известными фотографии, Гама, Сигма, Магнум, с Магнумом я провел 15 лет. И в этих агентствах я видел очень много прекрасных удивительных фотографов, которые делали хорошие снимки, обладали способностью хорошо кадрировать, выстроить или поймать свет, но те фотографии, которые имели настоящий смысл, глубокий смысл, это были фотографии, сделанные фотографами с серьезным образованием. И именно за этими фотографами следовали другие люди, они привлекали внимание, их фотографии имели особый смысл.


RadioBlago: В искусстве фотографии Сальгадо – сторонник классического подхода – для него она существует только в виде объекта, то есть традиционный напечатанный черно-белый снимок, который можно повесить на стену. Цифровой вариант Сальгадо рассматривает только как способ сохранения кадров: раньше это была пленка, сейчас все чаще – диск с данными. Фото, существующее лишь в виртуальном пространстве, Сальгадо называет «изображением» и никак иначе.


Себастио Сальгадо (на французском): Фотография – это только то, что можно потрогать, она должна быть осязаемым объектом. Вот то, что вы видите здесь, это фотография, а когда вы были маленькими, ваша мама снимала вас на пленку и относила пленку в проявку и потом эти маленькие фотографии собирала в альбомы, вот это настоящая память, вот это настоящая фотография.

То, что снимается на цифровые камеры, снимается на камеры телефонов, это не фотография, это изображение. Цифровое изображение, которое не представляет собой такого же интереса, как фотография, которую можно взять в руки и потрогать. В основном, ее используют для того, чтобы отправить куда-то, показать другим людям. Вы теряете телефон – вы теряете все фотографии. Вы не храните их как память, и такое количество скапливается в памяти ваших аппаратов, что вы даже не заинтересованы в том, чтобы их рассматривать, пересматривать заново, они имеют моментальную ценность. И нужно очень четко разделять эти понятия – фотография, такая, какая она есть, классическая, единственная фотография и цифровое изображение. Это другой совершенно язык.


RadioBlago: Все фотографии на выставке «Генезис» черно-белые, что придает экспозиции некий драматизм. Автор обращает внимание публики не только на красоту природы, но и на ту угрозу, которая нависла над этой красотой. Даже разноцветную Африку и родную Бразилию Себастио Сальгадо представляет в черно-белой гамме. И по его словам, дело вовсе не в том, что в одной точке земного шара радужных оттенков больше, а в другой – меньше. Слово Себастио Сальгадо.


Себастио Сальгадо (на французском): Я снимаю в черно-белом не только Африку, я все снимаю в черно-белом. На самом деле, черное и белое не существует в принципе в природе. Все обладает своим цветом. Даже если вы посмотрите на самый черный цвет, который здесь, может быть, на ком-то надет. Это все-таки глубокий темно-серый цвет. Но черно-белая это абстракция, которая позволяет сконцентрироваться на чем-то отдельном, на смысле этой фотографии, на каком-то действии, заложенном в эту фотографию. И черно-белый цвет позволяет дать определенную ясность. В то время как цвета, их обилие, оно сбивает с основной мысли. И я думаю, что когда вы смотрите на черно-белую фотографию, все равно вы накладываете на нее определенные цвета и у себя в голове проводите ассоциацию с цветным изображением. В тот момент, когда вы это делаете, эта фотография становится как бы вашим отражением.


RadioBlago: Как рассказали организаторы, существует 5 вариантов выставки «Генезис», которые одновременно путешествуют по разным странам. Помимо России сейчас также проходят выставки в Китае, Швейцарии, Италии. В завершении встречи с журналистами Себастио Сальгадо признался, что очень рад был привезти свои работы именно в усадьбу Муравьевых-Апостолов. Ведь этот дом дает правильный масштаб, и все события в нем происходит в деликатной и дружественной манере. О выставке «Генезис» рассказывает Себастио Сальгадо.


Себастио Сальгадо (на французском): Эта выставка прошла во многих странах и городах мира, во Франции, Англии, США. И она проходила всегда в традиционных музеях, в музеях традиционного типа. И мы могли бы провести выставку в Москве в музее тоже традиционного плана. И с нами даже связывались другие музеи, не в этом доме. Но для нас совершенным открытием, ощущением было сделать эту выставку с русским бразильцем. Это, конечно, был своего рода знак для нас. И вот теперь мы видим, как потрясающе смотрится эта выставка в доме, где жили люди и мы можем сказать, что картины, которые находятся сейчас здесь на выставке, они тоже своего рода живут здесь.

У нас было потрясающее впечатление от работы с маленькой командой этого музея, потому что отношения были своего рода семейного плана. Поэтому мы очень-очень рады, что эта выставка, в итоге, проходит здесь, и я надеюсь, что вы получите от нее такие же ощущения, как и мы.


RadioBlago: Особенно организаторы выставки в Москве подчеркнули, что надеются увидеть в стенах Усадьбы школьников и студентов. Ведь главный пафос работ Себастио Сальгадо обращен к подрастающему поколению. Выставка «Генезис» открыта до 17 мая в Усадьбе Муравьевых-Апостолов по адресу: Москва, улица Старая Басманная, 23/9 строение 1. Метро «Курская». На этом программа «Время культуры» подошла к концу. До встречи в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: