Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

воскресенье / 23 июля 19.45 - в программе "Время культуры" мы повторяем передачу о серии публикаций блога «Башня и лабиринт» Александра Раппапорта, которая стала одним из финалистом второго сезона премии Пятигорского в 2015 году.

Художник Сергей Катран

3946

Сегодня наш разговор пойдет о новой выставке Сергея Катрана «Пока не исчезнет слово». Проект представили в Галерее 21 на территории Центра современного искусства «Винзавод» в Москве.

Сергей Катран – известный московский художник, автор объектов, аудио- и видео-перфомансов, скульптур и многосоставных выставочных проектов. В своем творчестве он тяготеет к философскому осмыслению законов Вселенной, все его художественные замыслы, как правило, имеют строгое научное обоснование.

Сергей Катран также один из активных участников арт-группы «Даданет» вместе с Владимиром Смоляром и Александром Петтаем. В свое время он выпустил два авторских сборника авангардной поэзии «Психотворения» и «Поэмы». Четыре года назад был отмечен премией "ЛомоносовАрт 2012", которую вручают на Философском факультете МГУ за интеллектуальные достижения в современном искусстве. Дважды, в 2013-м и 2014-м годах, был номинирован на Премию Курёхина в категории «Лучшее визуальное произведение».

В проекте «Пока не исчезнет слово» Сергей Катран решил воплотить давнюю мечту поэта, который живет в нем до сих пор. Об этом нам рассказал сам автор.


Сергей Катран: Дело в том, что у меня есть несколько таких творческих потенций. Первая из них, по крайне мере ранняя, которая у меня появилась, это стихотворчество, то есть у меня есть несколько поэтических сборников. И стихотворным творчеством я занимаюсь достаточно давно, даже больше чем современным искусством. И это, возможно, наложило такую особенность. И еще много-много лет назад, когда я занимался поэзией, возникла потребность в возможности, вообще возможно или не возможно материализовать слово, потрогать слово. Это очень поэтично, а кроме того, это такая задачка из невыполнимых. И, конечно, эта идея по-видимому засела во мне глубоко, и сегодня, когда я занимаюсь современным искусством, а последние два года занимаюсь классической скульптурой (вот как-то так складываются такие периоды), я, собственно говоря, и пришел к скульптуре, которую можно выполнить из слова.


RadioBlago: Стержень экспозиции слово «Искусство». Вокруг него Сергей Катран выстроил сложное и многоуровневое здание выставочного проекта. В пространстве Галереи 21 Слово звучит из динамиков, свисает с потолка в виде керамических скульптур, расщепляется в видео-инсталляции и собирается воедино в театральном представлении, как это было в день открытия. Для разговора об одном слове художник использует все возможные языки, доступные современному художнику.


Сергей Катран: Пришла идея перевести это слово на сотни и тысячи языков мира. И это, опять же, имеет дополнительные трудности, потому что я не лингвист в полной мере и не ученый. И поэтому я привлек для сотрудничества не совсем ученого, на самом деле. Это известный полиглот Вилли Мельников, но он еще и поэт, и художник, и биолог. И масса у него различных есть... Но, прежде всего, он известен как полиглот. И он с удовольствием перевел слово искусство на 61 язык мира. И мы сделали с ним аудио-перфоманс, вот мы его слышим сейчас. И еще я перевел через эквалайзер. Это простая незамысловатая работа, перевел в графический символ, который выдает эквалайзер. Далее, поскольку я вижу вещи пространственно, я тут же увидел, что это круг. Окружность, что эта такая гончарная история. Дальше было принято решение выполнить вот эту работу на гончарном круге, то есть с точки зрения гончара. Использована красная глина, традиционная. И выбор материала тоже очень важен в данном случае, потому что мы таким образом пройдя через всю историю искусств, возвращаемся обратно, потому что из этого материала и возникла скульптура. Сначала предметы обихода, а потом какой-то первый творческий человек взял этот кусок глины и слепил какого-то человечка или какую-то вещь, которую он уже не использовал для обихода, а использовал для искусства.


RadioBlago: Вилли Мельников не в первый раз участвует в проектах современного искусства и science-art. Его уникальное дарование распространяется далеко за пределы лингвистики. Но в данном случае был важен авторитет Вилли как многоязычного поэта и экспериментатора.

С русского языка слово «Искусство» он перевел на 60 языков. Среди них есть и популярные английский, французский, испанский; и очень редкие, которые используют лишь отдельные племена. Эта часть проекта воплощена в аудио-инсталляции «Нео-вавилонский диалог». На электронную музыку известного саунд-артиста Дмитрия Морозова наложено звучание голоса Вилли Мельникова и Сергея Катрана, произносящих непонятные большинству слушателей слова.

О своем участии в художественном проекте нам рассказал автор переводов. Он ответил на вопрос, нравится ли ему самому слово «Искусство»?


Вилли Мельников: Это проект Сергея Катрана, который меня сюда пригласил. Сережа меня пригласил сюда именно как лингво-сталкера, я ему сказал: я лингво-сталкер, и поэтому я тебе все произношу без перевода. Он согласился. За что ему большой поклон. Но я сам ненавижу переводить и терпеть не могу перевода.

Слово «искусство» не нравится. Понимаете, сейчас все: арт-концепт, арт-акция, арт-мысли… ну ребята... ведь есть столько синонимов!.. Понимаете, как переводится слово «искусство». Вот как мы сегодня увидели слово Сергея Катрана... а дело не в этом. А дело в том, что если кто-то встречает слово «искусство», дать ему возможность через слово «искусство» дать курс. Тоннель – значит есть просвет. Дать тоннель, и в этом тоннеле он увидит свое определение слова «искусство».


RadioBlago:«Пока не исчезнет слово» – междисциплинарный выставочный проект, объединивший несколько видов современного искусства и специалистов из разных сфер. Подобные разработки, которые можно с уверенностью отнести и к научно-исследовательским, и к художественным, принадлежат к science-art. Это одно из новых направлений в искусстве, в рамках которого наука и технологии становятся такими же инструментами художника, как когда-то кисть и краски.


Сергей Катран: Вот как для здания необходим каркас, так и для выставки, для выставочного проекта, я так считаю, конечно, нужен каркас. И вот эту роль каркаса, крепкого и так далее выполняет, да, действительно, концептуальная история. Можно и так работать. От души, что называется. Но мне это не так интересно. Неслучайно у меня многие работы сделаны на стыке искусства и науки, но, в данном случае, это тоже наука, лингвистика, то есть лингвистическая наука, и она тоже на стыке. Я думаю, что эти работы, возможно, интересны лингвистам и вообще ученым. Я не знаю, но предполагаю, что да, это может быть с какой-то точки зрения интересно. Потому что это еще одно из воплощений символов, поданных в таком виде. Такого не было. Потому что не было компьютерной эры, того сего, третьего... то есть такой интерес может возникнуть и с этой стороны. И в данном случае, наверное, в мозге у художника есть какая-то часть, которая отвечает за науку, ее много, гораздо больше, чем просто эмоции какой-то. И этого тоже хватает. И чувство прекрасного ... Но при этом это, возможно, такой состав. Состав мозга художника — столько за ум, столько за безрассудство, столько за то, за то, за то. Потому что в итоге если убрать вспомогательные документы, а они не сохранятся… Я надеюсь, что когда-нибудь скульптуры останутся (надеюсь, фантазирую, это мы фантазируем), а объекты останутся. И люди будут гадать, что же это за объекты. Какую функцию они могли нести?


RadioBlago: Искусствовед, куратор и арт-обозреватель Дмитрий Буткевич рассказал нам, что открывшуюся выставку следует считать первой персональной в творческой карьере Сергея Катрана. Он признался, что давно следит за работами художника и нынешний проект считает большой удачей автора.


Дмитрий Буткевич: Понимаете, здесь даже суть не в теме слова, а суть в том, что Сергей Катран (я его знаю уже довольно давно, с самого начала его творческой деятельности), он называет себя художником изобретателем и последовательно работает в таком модном направлении since-art (оно такое сложное, но модное тем не менее, – стык науки и искусства). И в данном случае, это лингвистика по большому счету, разные ее проявления и собственно выражение слова в искусстве. Действительно, это интересно. Слово – это изначальная некая сущность, поэтому всегда привлекает внимание. И тема очень понятная, лежащая на поверхности: перевести на 60 языков плюс русский слово искусство и отлить все это в керамических формах. По-моему, очень хорошо получилось. Мне кажется, очень цельная и собранная выставка, с точки зрения экспозиции, постановки экспозиции. А проникать в суть предмета... Знаете, чем хорошо это since-art? Ты можешь это рассматривать, действительно, включиться в суть, понять, что хочет сказать художник, какую научную идею он продвигает, а можешь просто смотреть чисто эстетически на эти предметы, они радуют глаз, отбрасывают прекрасные тени. Здесь очень хороший свет, в этой галереи, ко всему прочему. Это тоже очень важно все, то есть экспозиция сделана прекрасно. И она не тяжелая, она не обременительная, что очень приятно, на мой взгляд. По-моему, это удача однозначно и для Галереи 21 (которую я тоже очень давно знаю и очень хорошо отношусь к ее владелицы), и для Сережи Катрана. Это, собственно говоря, в Москве одиночная его первая, между прочим, персональная выставка. Да. Он об этом не говорит, но это первая выставка его.


RadioBlago: По словам Сергея Катрана, пространство галереи впустило в себя только тридцать одну скульптуру. Парящие в воздухе звуковые волны в виде керамических объектов словно сохраняют присущие словам одновременно легкость и вес. Расплывшиеся по залу тени от реальных объектов напоминают о множестве смыслов, которые порой несет за собой одно единственное слово.


Сергей Катран: На самом деле, у меня первая такого масштаба, да, потому что у меня были, конечно, самостоятельные проекты, но это, может быть, не совсем к выставкам относится, поскольку это акции, перфомансы. Вот акции — это как раз одна из частей творчества, мне она необходима, для того чтобы как раз сбалансировать свою личную свободу. Такой определенный сброс. Вот есть потребность в свободе, и она зреет, зреет, зреет, и лучше всего достигнуть этого баланса – это создать акцию где-то в публичном месте и так далее. Как бы такая внутренняя история, но она возникает примерно раз в год. Такая потребность есть… может, чаще. Еще у меня была на двоих художников выставка. Она считается персональной, если вдвоем. У меня был такой союз с Катей Сисфонтес, это художник из Швеции. Мы разрабатывали проблему времени, мы сделали в Санкт-Петербурге выставку, сделали в Москве выставку. В общем, достаточно успешно. Кроме того, в Граунде тоже на двоих разделили некоторое работы, но в Граунде тоже можно считать полноценная персональная выставка. А здесь такая объемная и серьезная работа.


RadioBlago: Илья Вольнов, кандидат технических наук и автор более 35 научных статей и 3 монографий, рассказал нашим слушателям, что художник Сергей Катран на протяжении многих лет не теряет себя в бурлящем потоке современного искусства и продолжает создавать проекты, опираясь на однажды выбранную стратегию.


Илья Вольнов: Он находит, очень хорошо «якорится», якорь значит. Почему? Современное искусство – это, в некотором смысле, бурление такое, это турбулентное движение, это хаос в таком ярком, выраженном, взрыво-образном состоянии. Там есть все, но там очень много хаоса. Что-то, что абсолютно запутывает сознание и не дает никаких ориентиров вообще. Если туда погружаться с головой, то все заканчивается (условно говоря). У Сергея есть некая схема защиты от этой ситуации.

У него есть очень мощное чувство стабилизации, то есть он ищет, где он мог бы защиту от этого хаоса получить, не поддаться этой разбрасывающей взрывной энергии. Вот. И он ее находит в науке. Наука – хотим мы того или нет – как бы мы к ней не относились (к ней можно хорошо относится, плохо), но она, так или иначе, «якорит» нас, заземляет (вот это очень правильное слово), потому что она занимается с землей, материей. И его творчество сплошь пропитано этим стремлением к науке, и эту науку можно видеть во всех его работах. Здесь мы тоже это видим. Мы здесь видим звуковую вибрацию этого слова «искусство» на разных языках, как воплощенное в неком скульптурном образе. Это такой since-art, который мы сейчас любим произносить термин. И у Сергея это есть, мы на этой почве с ним сотрудничаем, потому что я тоже этим занимаюсь...


RadioBlago: Искусствовед, руководитель отдела междисциплинарных программ ГЦСИ Виталий Пацюков называет Сергея Катрана «изобретателем сложносочиненных механизмов». Вот его цитата: «Художественная практика Катрана опирается на актуальные открытия современной науки и техники – она заставляет вспомнить философию Дэвида Юма, в которой силы субъекта – это вера и изобретение, которые наделяют науку статусом духовного эксперимента».


Сергей Катран: Здесь уже существует достаточно стройная система концептуальная. Понятно, что после 60-х и 70-х годов, когда возник концептуализм, мы уже не можем не находиться под влиянием концептуализма, это понятно. То есть уже выставки как проекты строятся всегда с поправкой на то, что должна быть четкая конструкция. Это первое. Что и как мы видим, это уже, наверное, вопрос зрителя и искусствоведов. И так далее. Почему? Потому что один из критериев искусства (у меня складываются какие-то критерии искусства в голове) – это всевозможное количество метафор, которые можно провести через это произведение. Если метафора только одна, то можно вообще не выступать, не вступать даже на это скользкое дело – современное искусство. А, по сути, бесконечное количество метафор надо находить.

Какие я аналогии вижу? Конечно, здесь не только я, а вот зрители подходят и говорят, что видят здесь какие-то буддийские, или, может быть, тибетские, или китайские, или индийские. По крайней мере, эту пластику мы наблюдаем. Естественно, я ее видел, я глядя на эти графики, которые дает эквалайзер, это видел все время, с самого начала. Другое дело, что этот проект не созрел, ни два года назад, ни три, а вот сегодня. Вот и все. То есть ясно, что вот занятия скульптурой дали дополнительный толчок для того, чтобы просто видение превратилось в тотальное, трехмерное. То есть есть такая особенность, что если скульптор идет в каком-то пространстве художественном, то, конечно, он наблюдает за объектами, за скульптурой и не видит живопись или почти не видит живопись. А живописцы проходят, чуть ли вообще не сталкивая скульптуры, потому что они их вообще не видят. Это такая особенность глаза, видеть или не видеть.


RadioBlago: Сергей Катран хорошо известен московской публике не только как самостоятельный автор, но и как инициатор множества культурных проектов. И в работе со словом он также объединил вокруг себя сразу несколько художников. Так, все аудио-визуальные произведения на выставке были созданы в сотрудничестве либо по инициативе идейного вдохновителя.

Основательница Галереи 21 Ксения Подойницына призналась нашему корреспонденту, что довольна работой с художником, каждое произведение которого, по ее словам, всегда сделано на совесть.


Ксения Подойницына: Я вообще для галереи ищу проекты, которые менее привычны, чем то, к чему привык зритель в Москве. Я ориентируюсь именно на Москву. Поэтому множество моих проектов – это инсталляции, какие-то сложные техники, смешанные. Например, силикон или полиэстер, или даже аудио-инсталляция. И Сергей… мы с ним общались, я думаю, год обсуждали этот проект. Год он точно над ним работал. То есть с самого начала, с того момента, как родилась идея, мы с Сергеем собирали его элементы. Проект имеет несколько составляющих. Вот основное – это слова. «Искусство» на разных языках. Также здесь есть две видео инсталляции с Натальей Федоровой и немецкой художницей Рекке, а также есть инсталляция звуковая, ::vtol::'а, Дмитрия Морозова, очень известного саунд-артиста, и партнерство с Poem Theatre. Это танцевальный перфоманс, который привлек очень много внимания. Мы в 7 не пускали людей, чтобы они смотрели за стеклом. Потому что одна стена. Не знаю, сколько она метров, мне кажется, 8-10, полностью стеклянная. И это была моя мечта. Мы здесь уже год. И вот, наконец, она осуществилась, создать вот этот секрет: люди смотрят из-за стекла, и они могут полностью погрузиться в то, что происходит внутри галереи, но со стороны. То есть тут много уровней получается.


RadioBlago: Посмотреть на то, как слово превратилось в реальный объект, можно будет до 15 апреля в Галерее 21 на Винзаводе по адресу: Москва, 4-й Сыромятнический переулок, дом 1 строение 6. Станция метро «Чкаловская» или «Курская». На этом программа «Время культуры» подошла к концу. До встречи в выставочном зале!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: