Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

среда / 22 ноября 19.45 - Памяти оперного певца Дмитрия Хворостовского

Выставка «Ученики Владимира Стерлигова» в Коломне

3820

Сегодня мы представляем новый масштабный проект Музея Органической Культуры — выставку «Ученики Владимира Стерлигова». 24 сентября в Коломне по адресу Брусенский переулок, 31 впервые в одном пространстве можно будет увидеть картины 14 последователей художника и наставника В.В. Стерлигова. Он учился у Малевича, но пошел дальше замысла учителя и создал «чашно-купольную» систему в искусстве. Пространственную модель педагог передал узкому кругу воспитанников. И теперь в их полотнах живут и развиваются идеи одного из самых ярких и неразгаданных авангардистов ХХ века.


«Носители живой традиции» приверженцы мастера больше 40 лет после смерти преподавателя сохраняют и развивают в своем творческом процессе открытые им истины. На вернисаже будут представлены редкие произведения из коллекции МОК и частных собраний. Живопись и графика А. Батурина, С. Спицына, Е. Александровой, А. Киселева, Г. Зубкова, А. Носова, А. Кожина, М. Цэруша, А. Гостинцева, Е. Гриценко, Ю. Гобанова, В. Соловьевой, Л. Астрейн и Г. Лакина.


Он испытал на себе все успехи и драмы двадцатого столетия. В момент расцвета авангарда участвовал в становлении института ГИНХУК, общался с В. Татлиным, М. Матюшиным, В. Ермолаевой и другими крупными художественными величинами своего времени. За что по всей видимости и был отправлен в лагерь. Воевал, был контужен, во время эвакуации жил в Алма-Ате. Вернулся после блокады в Ленинград, в котором погибли не только близкие люди, но и все ранние работы.


На протяжении всего творчества мастера сопровождали ученики. Сначала один, двое, трое, затем целая группа. Некоторые присоединились к школе уже после кончины Мастера, но все равно сумели проникнуться царящим в ней духом. Экспозиция составлена в порядке того, как живописцы становились стерлиговцами. И самым первым был Александр Батурин. К сожалению, он уже ушел из жизни. Архивное интервью нашей программе предоставил Музей Органической Культуры.


Александр Батурин: Первая встреча, как говорил Владимир Васильевич, не бывает случайна, это все от Бога. Действительно, мой папа со старшей сестрой были в гостях у дальних родственников Великановых. Стерлигов и папа, разговорились об искусстве. Отец говорил, что нет таких художников, как Репин, Айвазовский, Шишкин, Крамской, передвижников. А Владимир Васильевич, что оно падает, потому что сюрреализм, соцреализм затирает авангард. И вдруг он рассказал, что желает найти ученика, передать русскую культуру изобразительного искусства юноше, который не испорчен школами. Родитель сказал, что его сын, рисует с шести лет, люит... «Пусть приходит. И безвозмездно».


Буквально на следующий день иду на Крестовский остров. Я представлял профессора в блузе, шапочке, с бантом. Звоню. Отрывает дверь молодой человек: голубые большие глаза, нос с горбинкой, курчавый.

- Мне Владимира Васильевича.

- Это я.

Я был удивлен, конечно. Он проводит через кухню, прихожую к двери, на ней изображены круг, крест и квадрат...


Родитель занимался живописью, был любителем, работал в реалистической манере, и я так воспитывался. Первое, что увидел - небольшая дощечка с изображением женщины, которая держит голову в руках, позади плавающие домики. Я пришел в ужас. Посмотрел назад, там огромный ватман, цельный лист, нарисована ваза потрясающе, одним штрихом, нерукотворная совершенно работа, с красной печатью Академии художеств. Потом оказалось, что его тетушка окончила Академию с золотой медалью, просила, чтобы он научил ее рисовать. Естественно, он отказывал, потому что молодой. Ему 27 лет было, а мне 17.


RadioBlago: Александр Батурин брал уроки у до ареста руководителя в 1934 году.


Александр Батурин: Я принес целую папку работ. Владимир Васильевич отметил их. Он говорил, я не совсем понимал, но чувствовал. «Приходите завтра, приносите карандаш, бумагу, попробуем рисовать». Дома, рассказываю все. Папа по столу кулаком: «Чтобы ноги твоей там не было больше, не дай Бог». Утром отец ушел работать, мама - по хозяйству, я, конечно, на Крестовский остров.


Начали занятия с Сезанна. Он сказал: «Благодарите Господа, что попали ко мне, потому что я не знаю, какой я художник, это время скажет, но что я педагог хороший, это я знаю». Действительно, он преподаватель был от Бога. Его слово было, как Божье слово просто. Я знал художников, которые менялись после одного занятия.


RadioBlago: Следом за наставником арестовали и самого Александра Батурина. В отличие от учителя его не отправили в лагерь, а выслали в Уфу. Спустя 22 года Александр Батурин вернулся в Ленинград, разыскал своего учителя и продолжил занятия. К этому времени вокруг мастера собралось несколько учеников.


Александр Батурин: Он объяснял: «Современный художник много должен знать. Импрессионизм, что дал Сезанн, кубизм, но не умственно, а руками знать, что такое супрематизм, а после уже делать то, что он может, что дано». После супрематической прямой Владимир Васильевич поставил кривую, Чашу и Купол. 17 апреля ему снизошло видение кривой, которая перевернула его видение.

«Готовы ли вы трудиться до пота лица, безвозмездно, только упреки слышать. Если готовы к этой работе, тогда пожалуйста». Я ответил: «Готов».


Он прямо объяснял, что такое грех: когда ты рисуешь, и появляется предмет, не форма, а предмет. Он говорил: «Одни рисуют природу с чувством, другие заменяют ее абстракцией. Счастливы те, кто абстракцию с чувством совмещает, когда природная форма совпадает с внутренней пластической формой художника». Говорил о силе, что главное в искусстве сила, но имел ввиду силу духовную. «Ни чувства, ни настроения, ни состояния, ни абстракция, ни беспредметность, – это второстепенное, - «нижние чины». Главная сила – сила Божественная».


Он роднее всех на свете, ближе всех. Его утрата для меня ужасное переживание, потому что он, конечно, и духовный отец, безусловно. Так что всем, чем я живу обязан только ему.


RadioBlago: В каталоге можно найти цитату Сергея Спицына: «Что сделал Стерлигов в искусстве: он научил «смотреть на землю через небо», то есть когда мы изображаем предмет, он научил смотреть в сущность предмета. Я считаю, что это единственный случай в искусстве не только страны, но и всего мира, когда достигнуто сочетание пластической формы и духовного наполнения. Когда сознательно и долго занимаешься в традиции Чашно-купольного бытия, то приходит озарение и начинаешь видеть сущность вещей и Природы».

Елизавета Александрова и Сергей Спицын познакомились с учителем в 1963 году, как и еще один ученик Геннадий Зубков. Правда, в отличие от старших товарищей он стоял в самом начале пути и ничего не знал об авангарде.


Геннадий Зубков: Мое первое ощущение? Чистоты. Эти люди, лица, глаза. То, что на стенах, просто поражает, хотя ничего не понятно, я просто был шоке. Не видел, не слышал. Но настолько увлекательно и необыкновенно! Кончается чаепитие, прощаемся.. Он спрашивает: «А вы, молодой человек, не хотите так научиться рисовать?» - «Да, конечно!» - «Приносите свои рисунки через неделю».


Рисунков у меня было много. Мне до сих пор стыдно за них. Несчастные Владимир Васильевич с Татьяной Николаевной сидят, смотрят: «Ага, ну вот один». Я понял - катастрофа. Попал один рисуночек, старая архитектура, половина солнца зашло за башенку. Я нарисовал солнца целый круг на небе, и за ней тоже дорисовал. «Ну, Таня, да?». Татьяна Николаевна говорит: «Да». «Приходите через недельку, приносите живописно-пластический объем». - «А что это такое?» - «Если я вам расскажу, вам неинтересно будет делать». Я думаю: «Все время минное поле, шаг влево, шаг вправо»... Мучился, мучился, придумал одну штуку и она понравилась. Я придумал две остроконечные формы, точку схода - как крылья. Стерлигов : «Да, не кривушечка, но смотри, ведь стремиться взлететь». Татьяна Николаевна говорит: «Да». Так наша дальнейшая судьба определилась. Стал ходить на занятия.


RadioBlago: Художник Татьяна Николаевна Глебова — ученица Павла Филонова, супруга, соратница мастера. Именно она после смерти мастера продолжала собирать учеников и поддерживать дух Школы. Выставка живописных и графических работ Татьяны Глебовой «Музыка цвета» проходила год назад в Коломне.


Геннадий Зубков занимался в «невидимом институте» 10 лет. Изучал живописные средства импрессионизма, кубизма, супрематизма, проблемы цвета, разработанные художником Михаилом Матюшиным, новую пластическую чашно-купольную систему, открытую Стерлиговым.


Геннадий Зубков: В 60-м году он говорил: я прямо услышал малиновый звон — «кривушечка», новый прибавочный элемент. Дальше появились уже новые признаки, формы, которые учитель оставил в наследство. В 73-м году он заговорил об окружающей геометрии.


RadioBlago: По признанию Геннадия Зубкова самым сложным было усмирить гордыню. Не всем ученикам удавалось преодолеть подобное испытание и они отсеивались. На их место приходили другие. Зато те, кто оставался, в награду получали гораздо больше, чем мастерство художника.


Геннадий Зубков: Дается задание … супрематическая прямая. Сидишь, делаешь штук 5-7, 2-3 работ. И что ты делаешь? Произведение искусства! Работал… Принес. Стерлигов достает ремешок и по этому месту, раз-два, три.. как? Что? Да нет, нельзя! Где состояние взвешенности, преодоление фигуративной тяжести – серьезный момент. Плохо?! Я старался… Проходит несколько дней… А если вот так попробовать… Штук 20 серьезно, дня за два, три.. ну хорошо, штуки три отобрал… уже осторожно крадешься, не как победитель возвращаешься… Постепенно глупость исчезала. Самое трудное, конечно, победить. Что такое учение Георгия о змее? От дракона избавиться. Этому он учил.


На одном занятии Владимир Васильевич сказал: мы решили заняться импрессионизмом, очистить свет в себе. Не просто палитра, необходимо определенное духовно-нравственное состояние. Художник ответственен за то, что выпускает в мир. Первая проблема – очищение цвета. Не просто красок. Состояние художника отражается в живописи. Он это великолепно чувствовал. Говорил – нет-нет, мы сейчас рисовать не будем. Как? Вы сказали, что красный и зеленый дополнительный… Почитайте Евангелие, к Батюшке сходите исповедуйтесь… необходимо для живописи, творчества себя приуготовить. Это наполняет работу вполне определенным содержанием. Неважно сюжет. Но чистота цвета, гармоничное сочетание форм. Внутренне состояние, в котором ты приобщаешься к творчеству…


RadioBlago: Более четверти века Геннадий Зубков занимается с молодыми художниками, унаследовав у В. Стерлигова не только основы художественно-пространственной системы, но и педагогическое призвание. В ученики берет всех, кто приходит и готов трудиться, как поступал и его наставник.


Геннадий Зубков: Чем интересен Владимир Васильевич? В любой работе есть проблема. Это делает невозможным выделить работу. Работы разные – Иероглиф, Странные формы, Чашно-купольное строение Вселенной. Интересные. Он пребывал в проблеме, и призывал к этому учеников. Самая первая встреча Иисуса Христа после Воскресения с учениками – что он сказал? – то, что я вам на ухо, говорите с крыш. Это необходимо делиться приобретённым опытом. А что такое делиться приобретенным опытом? Это Школа. Школа – это живописно-пластические средства – важный инструмент обогащения опыта культур. Кто предшествовал ему – Русский авангард 20-30-х годов: Малевич, Матюшин, Филонов, целый ряд фамилий… институт художеств проводил исследовательскую работу, популяризацию, устраивались диспуты, выставки, лекции. В 68-м году, Худсовет рискнул выставить одну небольшую акварель Владимира Васильевича. Если вы ее увидите вы просто удивитесь реакции. Ее приняли. Раньше выставки принимались представителями Обкома Партии. Вдруг, закрыли. Почему? Стерлигов! Не работа – фамилия. Человек позволил себе иметь собственное мнение.


RadioBlago: В ученики к В. Стерлигову художник Александр Носов попал по протекции Александра Батурина. В кругу стерлиговцев был одним из самых младших. На тот момент вокруг наставника собрались еще несколько художников, известные искусствоведы Алла Повелихина и Евгений Ковтун.


Как вспоминает Александр Носов общение со Стерлиговым полностью изменило мировоззрение, представление о смысле, значении творчества, роли в жизни, о природе искусства, бездоказательных истинах, лежащих в основе творчества и питающихся верой.


Александр Носов: Стерлигов - величайшая загадка. Он поставил массу вопросов, на которые трудно ответить. Надо обладать, возможно, очень большим даром, надеюсь, что каждый получил то, чего он, как говорится, был достоин и заслужил.


Лена Гриценко прониклась криволинейной геометрией. Она оказалась созвучной ее художественной природе. А мне ближе была не такая жесткая геометрия, а то, что сейчас любят называть словом «органика», когда образность тяготеет не к пластическому реализму, а скорее к сохранению природности и одновременно беспредметности, над чем она довлеет в творчестве. Беспредметность как «нефигуративность». Владимир Васильевич говорил: «геометрия, она не каждому свойственна. Ты можешь ее ценить, но она может не совпадать с твоей внутренней природой». Разбирая мой этюд, он нашёл, что я, возможно, неосознанно подошёл к пониманию важного принципа формообразования – формовычитанию. Основной процесс обучения для меня свёлся к совместным выставкам, проходившим на квартирах знакомых, учеников, разбору наших работ. Стерлигов очень деликатно относился к каждому. Замечательный педагог, никогда не был с палкой: вот так и все! Даже, если ему что-то и не нравилось, он находил способ как подсказать ученику, что он не прав, так, чтобы его не обидеть, хотя он был достаточно нелицеприятен.


RadioBlago: Воспоминания художника Елены Гриценко о своем учителе также находим в сборнике к выставке Музея Органической Культуры. Цитирую: «Моя школа – это прежде всего общение со Стерлиговым, показ работ, советы, участие в выставках в его мастерской. Он открыл мой индивидуальный цвет, форму, пластическое пространство, а самое главное – понимание беспредметности. С пониманием беспредметности для меня по-новому открылась история искусств. Он дал цепочку: любимые иконы, Рокотов, Делакруа, импрессионизм, Сезанн, кубизм, супрематизм, свою пластическую идею. Взаимное проникновение небесного и земного. Я получила профессиональное братство, строгое отношение к своей работе. Он умел в работе учеников найти маленькое местечко, где, по его мнению, происходило событие. Ради этого надо работать».


Александр Носов: У него очень образный язык, поэтический, он всегда находил метафору, и самые, казалось бы, сложные проблемы очень адекватно, убедительно выражал. У Владимира Васильевича был друг и собеседник, очень оригинальный мыслитель - Друскин Яков Семенович, связанный с обэриутами.


Он был христианин, причем человек, выстрадавший свою веру по-настоящему, прошедший лагеря. Просто заниматься формо-творчеством, ему было не достаточно. Извечная проблема - форма и содержание - у него очень своеобразно решалась. Содержание - природная религиозность, совершенно естественная, обращение к тому миру, поэтому он пытался найти адекватные средства для его выражения.


RadioBlago: Александр Носов рассказал, что в своих работах старается сохранить те качества, которые получил, общаясь с В. Стерлиговым. Это, прежде всего, верность беспредметности и основополагающему значению цвета в живописи.


Александр Носов: Стерлиговское движение все время не в контексте времени. При чем не в том глубинном времени, а во внешнем времени, во временной ситуации.


Пришло время, когда отпали все страхи. Искусствоведы, художники обратились к русскому авангарду, и к проблемам, которые были поставлены. Но это прошло очень быстро. На Западе происходили несколько иные события, потому что там не прерывалась традиция. Поэтому стерлиговцы опять оказались в определенном непопадании во время. Хотя я считаю, что фундаментальные проблемы, которые были поставлены Стерлиговым и Малевичем, никуда не пропали, не пропадут, потому что основа творчества, это основа пластических искусств. Никаким гипер-реализмом, модами, ни введением новых технических средств как таковых не уничтожить этих вопросов. В основе лежат принципы, которые сформулировали Малевич и кубизм, все те достижения, которые были в 20-е годы, не только у нас, но и на Западе. К ним вернутся рано или поздно.


RadioBlago: Известный ученый и искусствовед, специалист по русскому авангарду Евгений Федорович Ковтун писал (цитирую) «Молодым художникам, собравшимся вокруг Стерлигова, очень повезло: он раскрыл перед ними богатейшую художественную культуру русского авангарда, наглухо запечатанную в музейных запасниках. Он восстановил «связь времен», заполнив образовавшуюся пустоту».


Александр Кожин, ученик Стерлигова. Его работы хранятся в Музее Органической Культуры и будут представлены на выставке. Он переехал в Ленинград из Архангельска, вошел в круг последователей В. Стерлигова.


Александр Кожин: Мы настолько были увлечены Стерлиговым. Он удивительный человек. Мы просто внимали, раскрыв рот. Казалось, что да-да, мир именно так и устроен, как он предлагал. Система очень интересная, органичная. Человек совершенно «незаакадемиченный», живой. Его вера была глубинной сутью его творчества. Мы смотрели работы, обычно раскладывали на полу и обсуждались..


RadioBlago: «Настоящий Учитель, Стерлигов старался формировать не слепых адептов, но единомышленников. Стерлиговцы не были стеснены в своей индивидуальности, что видно по тому, насколько они разные», - пишет в книге «Пространство Стерлигова» профессор, доктор искусствоведения Михаил Герман.


Художник Алексей Гостинцев вошел в круг стерлиговцев за несколько лет до кончины учителя. Художник вспоминает, что воспринял форму, предложенную учителем, как откровение.


Алексей Гостинцев: Владимир Васильевич сказал такую фразу: «Каждый человек – художник». Каждый человек рисует свой мир».Учился у Малевича, а затем прошел через тюрьму, лагерь, войну, был контужен. Он дружил с Хармсом, Введенским, со Шварцем Евгением Львовичем. Когда он вернулся в Питер из эвакуации, то, проходя мимо дома Шварца, увидел его картины – это единственное, что сохранилось от его творчества. Потому что бомба попала в дом, где хранились его работы. И они все погибли. Учитель несколько раз начинал жизнь фактически заново.

Владимир Васильевич был человек высочайшей жизни, огромного ума. Когда говорил Стерлигов в залах ЛОСХа наступала гробовая тишина. Все молчали, просто ловили каждое слово.


Мой знакомый Миша Иванов называет его – «Анти-Малевич», «Анти-авангард», что, может быть, не справедливо. Но доля истины в этом есть. Малевич вывел искусство из бытовизма, мещанского состояния конца 19-го и начала 20-го в сакральные проблемы, в Космос. А Владимир Васильевич вернул в Природу.


У него везде были разбросаны бумажечки, по-видимому, напоминания. Это были изречения Апостола Павла. У Апостола Павла есть такая замечательная фраза: «Плод же Духа: Любовь, Радость, Мир, Долготерпение...». Вот мне кажется если есть все это перечисленное, – это искусство.


RadioBlago: Художник Михаил Цэруш присоединился к кругу В. Стерлигова одним из последних. И уже после смерти мастера привел в него и Ларису Астрейн. Она хоть никогда и не встречалась с ним лично, хорошо и глубоко освоила чашно-купольное мироощущение, органично вошла в среду стерлиговцев. В публикации к выставке находим ее слова: «Школа Владимира Васильевича учит именно мыслить глазом, зрением, видением... Встреча с художественно-пластическим миром учителя и художников стерлиговцев, как падение пелены с глаз: они открылись, стали мыслить, зримо обнаружили красоту Божественного Мира, мудрость форм и цвета земной природы. После такой школы художническая совесть хранит от соблазна впасть в декоративную легкость, помогает выдерживать напряжение на пути к действительному».


Работы учеников Владимира Стерлигова находятся в Третьяковской галереи, Русском музее, в Музее истории Санкт-Петербурга, московском Манеже, Царскосельском коллекции, Музее Органической Культуры и других российских и зарубежных государственных и частных собраниях.


Выставка «Ученики Владимира Стерлигова» откроется в Коломне 24 сентября по адресу: Брусенский переулок, 31. Посетить ее можно будет до 27 января 2017 года. Мы благодарим Музей Органической Культуры за предоставленные архивные записи интервью с художниками. И приглашаем наших слушателей посетить экспозицию. До встречи в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: