Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

среда / 29 марта 19.45 - В программе "Время культуры" интервью с медиахудожником из Петербурга Иваном Тузовым

Ученики Владимира Стерлигова

2339

Мы продолжаем рассказывать о событиях в рамках традиционного осеннего вернисажа Музея Органической Культуры в Коломне.

Громким и сильным аккордом ежегодного Дня Музея Органической Культуры стало открытие выставки «Ученики Владимира Стерлигова». На двух этажах зала в Брусенском переулке теперь расположены редкие и светлые работы 14 приверженцев пространственной теории художника, философа и педагога Владимира Васильевича Стерлигова. Искусствоведы называют его последним авангардистом, ученики — духовным наставником. Он сам когда-то учился у Малевича, но развил его идею о «прибавочном элементе» и создал теорию «чашно-купольного бытия». Спустя 40 лет после смерти мастера стерлиговцы продолжают сохранять пластическую традицию и не теряют связи друг с другом.

По словам искусствоведа и научного сотрудника Русского музея Ирины Карасик открывшаяся выставка требует не слов, а молчаливого созерцания.


Ирина Карасик: Прежде всего на этой выставке мы понимаем, какие они разные, какие эти ученики самостоятельные и какова заслуга учителя в том, чтобы его, скажем все равно, последователи, были на него не похожи. И вот эта выставка построена как некий такой магический кристалл. Каждая грань этого кристалла — индивидуальность. Есть некая общая сетка, такая родовая общность, которая их объединяет. Но если вот искать каких-то определений, я бы сказала о соразмерности, гармонии, согласованности, единстве, цельности, поиск каких-то ритмо-пластических категорий мира. И наверное созерцания чуда структурности. Вот честно говоря, это не мои слова, но слова, которые мне очень понравились. И они были приведены в статье Олега Лекманова и Михаила Свердлова о Николае Олейникове, о созерцании этого скрытого от глаз мира структурности. И вот можно вспомнить еще одну цитату, она мне кажется, тоже очень важна. Пауль Клее: «Искусство не отражает мира, а делает его видимым». И вот это здесь тоже есть.


По-моему, замечательная экспозиция и первое, когда я вчера вошла, залы были пустые, и первое что вырвалось просто вздох такой «Ах!». Потому что действительно замечательно сделано очень. Стройно, строго, четко. И это очень масштабная выставка, которая дает нам представление и о изначальной родовой общности, и о индивидуальном пути каждого художника.


RadioBago: Скульптор-изобретатель Вячеслав Колейчук напомнил собравшимся о различиях московской и ленинградской художественных школ в советское время. Он также обратил внимание на то, что и сами ученики Стерлигова обладают разным темпераментом и по-разному развивают идеи своего мастера.


Вячеслав Колейчук: Через эту модель мира, которую нам представили ленинградские художники, мы прозреваем реальный мир, мы начинаем понимать, что мы вообще видим. То есть, мы получаем заряд интеллектуального некого знания и визуального знания, который позволяет нам определить то, что мы видим вокруг, как импрессионизм, супрематизм и прочее прочее. И в этом смысле для нас уже мир становится более открытым, более понятным, более определенным. Но уже с точки зрения тех или иных художников. Этим самым мы обогащаем визуальную культуру. Не только свою, того или иного художника или группы, а всех зрителей. То есть, я говорю еще раз, через эти работы мы прозреваем мир. А что важнее всего нам? Понять, где мы живем, в каком мире. И оказывается, он многообразен. И вот это многообразие представлено на этой выставке, хотя объединено вот этим словом «Ученики Стерлигова»,ч то очевидно. Потому что виден общий язык визуальный, но разные темпераментные, разные спектральные линии некой радуги такой, общего белого света, выделенные в какие-то отдельные полосы. И мы тогда понимаем, что правильно, что к Стерлигову шли художники. То есть, они увидели, что каждый из них может там в этой деятельности художественной получить свое место, выразить свои чувства, показать нам, что бывает разный колорит с разной структурой, и композиции, и разные темпераменты художественные.


RadioBago: Каждому автору на выставке в Коломне отведено отдельное место подобно лепестку цветка. На общем стебле экспозиции все они переливаются разными цветами и оттенками форм и структур. По признанию одного из участников проекта художника Александра Носова, члены «невидимого института» Владимира Стерлигова до сих пор продолжают разгадывать замыслы своего учителя.


Александр Носов: Когда я попал непосредственно к Владимиру Васильевичу, вы не думайте, что там были занятия. В каком плане? То есть никто не сидел за партами, не собирались в такой тесный кружок и вам не говорили на ухо... В общем очень индивидуальный был подход. Стерлигов, кстати, старался ученика подтолкнуть к самостоятельному решению, поставить его в такие условия... Он с тобой так разговаривал, как будто ты все знаешь! Он не делал никаких скидок, значит, надо быть постоянно в каком-то напряжении. И мы были в этом напряжении. То есть надо было совершить своеобразный подвиг, чтобы пробиться. А иногда, вот, например, показал мне на мою работу одну — формовычитание. Тоже второй важный формообразующий принцип. Очень важный именно в его системе (я не люблю это слово и он не любил) чашно-купольного бытия. И вообще во всей этой ученической и учебной части.


Показал мне эти четыре стадии, рисунки, такие схемы. Но надо сказать, что я ничего не понял. Хотя в работе он это увидел. Но надо сказать, что Владимир Васильевич дальше видел ученика, намного. Он мог тебя поощрить, сказать какие-то добрые теплые слова про твою работу. Потому что он видел дальнейший ход, а ты еще был слишком, как говорится, глуп просто напросто, многого не понимал.


Что касается вот этой основной его, купольно-чашной вот этой его теории что ли, честно говоря, в таком обиходе такого разговора не было. То есть, знали, что есть купол. Между собой общались. Но кто-то вот Геннадий Зубков, который был старше, имел больший опыт, Владимир Смирнов, ныне, к сожалению, покойный. И уже общаясь с ними, мы друг другу помогали очень. Такая совместная работа, которая, кстати, продолжилась и после смерти Стерлигова, уже в другом это все было плане. Потому что после смерти Стерлигова все изменилось. Здесь не к кому было обращаться. То есть мы очень многое узнали, но это освоить и осознать очень трудно. Я вам скажу, что на протяжении этих 40 лет после смерти Стерлигова, в основном, шла постоянная работа, понять, разобраться, и до сих пор она продолжается.


RadioBago: По мнению Александра Носова личная природа каждого художника направила его в свою, независимую от наставника сторону. Однако общие позиции в творчестве всех последователей так или иначе сохранились.


Александр Носов: Это прежде всего беспредметность. Вот отношение к предмету вообще как к самому большому греху. И он и говорил, и написано об этом, что предмет, попадая в чашно-купольное сознание, получает абсолютно новое содержание, он меняется. И это самое главное. Потому что это не просто абстракция, это именно традиция беспредметности, идущая от русского авангарда, Малевича и его круга. И круга еще более широкого там. То есть связь с природой сохраняется, отношение к природе есть. Единственное, что классическая форма должна подчинить себе природную. Хотя там есть такое понятие — совпадает. Но она совпадает только в том плане, что она всегда главенствует над, потому что, оказываясь уже в поле искусства, природные формы становятся уже пластическими. И дальше в зависимости от таланта художника.

RadioBago: Александр Кожин рассказал, что в Коломне сейчас можно увидеть его живописные работы и объекты. Но гораздо больше интерес автора вызывают не собственные произведения, а творчество друзей. Ведь пройдя бок о бок столь долгий художественный путь, группа не распалась, как это часто бывало в истории искусства.


Александр Кожин: Мне интересно наблюдать за моими друзьями, потому что каждый определился... И парадоксальные вещи Леши Гостинцева, всегда любопытно, и Александр Носов со своими нагруженностями, пережитостями, очень сильным зарядом внутренним. И Геннадий Зубков, вот сейчас большая работа его, очень эффектная, и Елена Гриценко — все по-разному, и это интересно как раз, что, не теряя стержня, проблемы, которые, как я сказал, связаны с пространственными представлениями художников, поэтому мне они интересны. И так получилось, что вот эта группа наша как-то так остается вместе. Это удивительно, вообще среди художников не часто бывает. Мы находим общие точки, и не только в искусстве.


RadioBago: Те немногие и, в основном, квартирные выставки, которые были при жизни Владимира Стерлигова, он открывал довольно необычным способов. Встав на табурет, художник отправлял в воздух небольшое перышко. Когда органический объект касался пола, выставка считалась открытой. Ту же традицию продолжил в этом году Алексей Гостинцев, открывая экспозицию в Музее Органической Культуры.


Алексей Гостинцев: Да, я, конечно, думаю, что разные художники и разные интересы, но вот что-то объединяющее и цепляющее есть. Наверное, общая культура, отношение к материалу, к краске, к пространству, к цвету, касанию, к миру даже. Я думаю, что вот такие вещи.


Думаю, это все ушло в разные сферы — кого-то больше интересует организация, кого-то больше интересует, как говорил Владимир Васильевич, число и его распределение, кого-то больше интересует, как у Гены Зубкова например, его пластические моменты. У Саши Носова тоже, у которого скорее структуры, но они очень природные, органичные и естественные, а у Саши Кожина отстраненности совсем, с этими клеточками. Но это только организация, это что-то противостоящее хаосу.


А Владимиру Васильевичу, как вы думаете, понравилось бы?

Я думаю, что да. Во-первых, он очень ценил, когда что-то отличается от него самого, что-то куда-то уходит в сторону. А у всех все ушло в сторону. У всех есть наполнение свое, и я думаю, как раз это для него было самое ценное и важное.


RadioBago: Михаил Цэруш рассказал, что Музей Органической Культуры отобрал для выставочного проекта как его ранние, так и поздние работы. Что позволило их автору сделать интересные выводы относительно своего творчества.


Михаил Цэруш: Я придерживался более четкого освоения традиции, как я понимал в дальнейшем такого внутреннего освобождения для более полного своего выражения. Поэтому так получается. На выставке у меня представлены как раз и ранние работы, очень ранние работы, и из поздних работ. Разница есть. Но тем не менее есть движение по кругу или по спирали, потому что я смотрю на старые работы и вижу, как они похожи на современные. То есть, то, к чему я обращался в 70-80-е годы, сейчас повторяется. Это значит у меня такой интерес. Постоянный и активный.


Традиция у Стерлигова определенная. Нужно освоить определенные пластические принципы, а их очень много, потому что они взаимосвязаны. Они эволюционно присутствуют в системе Стерлигова — от Сезанна, через кубизм, супрематизм, в чашно-купольную систему. И уже по возможности, каждый должен приблизиться к себе. Поэтому вот так я и рассматриваю. Но освоение их очень сложная, потому что должна быть ассимиляция этих принципов, а это происходит непросто. В искусстве это происходило на протяжении 10-летий, даже больше, у каждого из этих течений. А мы должны это освоить сейчас. Непросто. Тем более зависит от предрасположенности художника. Есть художники, которые могут это ассимилировать, есть художники, которые чувствуют форму, цвет, а есть те, которые сильны в другом, например. Вот трактовки искусства как фактура, как объект, который неотъемлемая часть окружения, пространства.


И есть ощущение такого общего мира, ощущение чашно-купольного восприятия реальности, реальности не буквальной, а обобщенной, реальности неба и земли, объединенной картины реальности, в которой реальный мир или воображаемый, или тот мир, который мы создаем, живет по-новому. Это сильно объединяет, и я бы сказал, сильно отличает нас от других художников.


RadioBago: Феномен творчества и участия художницы Ларисы Астрейн в группе стерлиговцев заключается в том, что она присоединилась к остальным уже после смерти художественного и духовного руководителя круга.


Лариса Астрейн: Еще когда училась, я ходила в публичную библиотеку, у меня была возможность, хороший случай, посещать зал закрытый, где я могла читать Малевича в списках, я даже переписала. У меня это хранится. То есть у меня была приуготовленность. Я вот, вообще, воспринимаю свою жизнь как цепь случайностей, самое чудесное из их — встреча с этой группой, которую я сразу ощутила своей. Но единственно, что мне казалось, что это абсолютно интуитивно. И удивление было огромное, что оказывается существует школа, существует возможность, вот эти закономерности как бы понять глубинно. Понять эти закономерности и сообразно им действовать. Потому что интуиция - это большое чудо. Но поскольку вокруг нас многое соблазняет, отвлекает и у тебя нет такой стойкости и уверенности, вот на это не реагировать, реагировать на главное. И мы часто потом свою жизнь, расплачиваемся буквально своей жизнью за то, что мы не идем по главному. И вот эта школа дает такую огромную стойкость, как позвоночник у нас.


RadioBago: Попечитель Музея Органической Культуры и внимательный посетитель всех его выставочных проектов Игуменья Ксения (Зайцева), настоятельница Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря рассказала, что ее личная встреча с искусством Стерлигова состоялась еще в 70-е годы.


Игуменья Ксения: Московская студентка, ничего не знающая ни о религиозности, ни о каких-то других вопросах. И вдруг моя тетя задает такой простой вопрос с Евгением Федоровичем Ковтуном, показывая рисунок Владимира Васильевича Стерлигова, а я спрашиваю, что же это такое. А они говорят: Голгофа. А ты не знаешь, что это? И я про это рассказываю не потому что это частица моей жизни, а это видимо встреча поколений. Петербург, который несет религиозность, осмысленность, который пытается проникнуть в тайны мироздания, в сакральность бытия и Москва, студентами где мы были, этих вопросов, даже в искусстве вообще, как мне кажется, мало ставили. Так вот, когда в 70-е годы просто встреча с одним рисунком вдруг перевернула во во мне весь мир. Я поверила! Это удивительно. И это не просто эмоциональная впечатлительность, это понимание (и сейчас мы уже можем об этом говорить, Владимир Васильевич об этом говорил), что искусство — это сила. То есть это та сила, которая человека заставляет оторваться от своей обыденности и от того, что человек, действительно, должен только через встречу с силой понять, что это надо уважать. Это надо любить, это, действительно, как Владимир Васильевич говорил, это божественно. Вот можно сказать о том, что Владимир Васильевич, который жил в очень трудное время. И мы знаем, что он был и в ссылке. И это было очень тяжелое время, когда он, можно сказать, Евгений Федорович Ковтун писал, что он как Достоевский проходил через великое горнило сомнения. Он спрашивал у художника Петра Соколова, замечательного графика, с которым он вместе был в ссылке. Уставшие, голодные, холодные, они зарывались в стог сена, и он у него спрашивает: «Слушай, как ты думаешь, Бог есть?». И Соколов ему отвечает: «Есть, конечно. Но просто ему сейчас не до нас». И когда он уже вернулся из ссылки и пришел к такой серьезной внутренней правде, которую он открыл в своем искусстве, действительно, это явление, о котором он говорил такими словами! Сейчас они могут быть непонятны. Потому что много того, что не имеет уже силы, хотя произносится — Ангел, там и так далее. Мы видим много всяких пошлых образов, гламурненьких, ангелочков и для нас это уже намелькалось. Но когда Владимир Васильевич говорил, что Белый Ангел принес белый цвет в искусство. Это было совершенно другое. Он за это мог сесть в тюрьму. Но он понимал! И мы видим работы художника, что это, действительно, белый цвет, он неземной, но в каждом художнике зажегся белым ангелом некий свет, которым они так поражены, и идут вслед по своей жизни, создавая, действительно, то искусство, за которое мы им сердечно благодарны.


А теперь, когда и монастырь создается, а рядом воздвигается замечательный музей, и когда уже все ясно, что, действительно, правда здесь, чистота смысла здесь. И мы имеем невероятное счастье встречи с художником, который явился именно выражением русского искусства. Он говорил: Мы отвечаем Западу чистотой кривой линии. То есть это невероятно. И поэтому, я думаю, здесь много будет возможностей и искусствоведам, и художникам, и просто друзьям музея удивляться, радоваться и благодарить сегодняшний день особенно за открытие такой выставки. Спасибо всем!


RadioBlago: Поэт и философ Ольга Седакова, постоянный участник научных дискуссий музея об Органике, призналась, что впервые увидела все выставленные работы и познакомилась с их авторами. Оттого, возможно, и впечатление от искусства стерлиговцев оказалось столь сильным.


Ольга Седакова: Конечно, я сейчас в том состоянии, которое здесь уже назвали, в состоянии «Ах!», потому что это изумляет. Этого казалось бы сейчас встретить, может быть, можно одно исключение найти, но такое большое, наполненное содержанием, наполненное общим вектором движения, вот этого ты не ожидаешь. Ты ожидаешь чего угодно, очередной иронии, очередных пародий, деструктивных, конструктивных вещей, но вот этого созерцательного искусства сейчас не бывает, его не видно. Для меня больше всего вызывает это отрадное чувство — это полное отсутствие агрессии. Потому что современное искусство, как вся современная публичная жизнь больна агрессией. Каждый человек, чтобы что-то сказать, он на тебя набрасывается со своими находками, талантами и так далее. Эти вещи целомудренные, они оставляют зрителя в покое. Он может подойти настолько близко, насколько ему хочется, а хочется очень долго перед ними стоять. Некоторые вещи на меня просто производят впечатление чуда — волшебные по красоте предметы. И я даже могу представить, как это волшебство, на чем оно основано, что за этим стоит большая школа и культура зрения. Тут радуешься тому, что здесь обдумывается (вот говорили, что здесь обдумывается мир, который мы видим), но здесь обдумывается наше зрение. Вот это для меня очевидно. Что мы можем видеть, каким образом мы видим, его, как бы сказать, шаровидный спектр, его особая работа с цветом. Это то зрение, которое всегда было у великих живописцев. Европы, я думаю так. Так что могу только выразить глубочайшее благодарность, и тем, кто все это собрал, так прекрасно развесил, и конечно самим авторам. И пожелать, чтобы это движение не осталось каким-то странным отсеком и тупиком, потому что здесь предлагается некоторый общий выход.


RadioBlago: Выставка учеников Владимира Стерлигова продолжит свою работу до 27 января 2017 года по адресу: Коломна, Кремль, Брусенский переулок, 31. Автор проекта и куратор выставки, арт-директор музея Ирина Аликина приглашает всех заинтересованных познакомиться с работами Александра Батурина, Сергея Спицына, Елизаветы Александровой, Анатолия Киселева, Геннадия Зубкова, Александра Носова, Александра Кожина, Михаила Цэруша, Алексея Гостинцева, Елены Гриценко, Юрия Гобанова, Валентины Соловьевой, Ларисы Астрейн и Геннадия Лакина.


Программа мероприятий ежегодной осенней встречи друзей Музея Органической Культуры была бы, наверное, не полной без научной составляющей. Пятая юбилейная «Беседа об Органике» в этот раз была посвящена раскрытию новых вопросов, которые ставит перед собой органическое направление и его последователи в разных сферах искусства. Художники Геннадий Зубков, Вячеслав Колейчук, Алексей Кострома, поэт Ольга Седакова, философ Олег Генисаретский, историк Алексей Юдин и Игуменья Ксения (Зайцева) говорили о том, что нового привнесли в понимание Органики Владимир Стерлигов и его последователи, современные художники и их эксперименты. И в заключении участники встречи наметили пунктиром задачи и проблемы, которые стоило бы рассмотреть в будущем. Все выступления и прения можно будет посмотреть на видео на официальном сайте Музея Органической Культуры.


Музей Органической Культуры был создан в Коломне в 2011 году. В него входят три институции — Музей искусства ХХ и ХХI веков, Музей Традиции и Музей Российской фотографии. Все направления работы тесно переплетены, их участники находятся в постоянно сотворчестве. На фотовыставки регулярно съезжаются художники и искусствоведы из столицы и других городов России, на арт-события собираются фотографы, поэты, философы, писатели и другие исследователи и творцы. Как например, партнер музея, руководитель международного проекта АРТ-БРИКС и галерее на Мосфильме центра ПроЛаб Илья Вольвич. Он рассказал в интервью, что старается не пропускать ни один из вернисажей.


Илья Вольвич: Музей Органической Культуры и родственный ему Музей Российской Фотографии, который находится в городе Коломна, конечно, на наш взгляд, является сегодня одним из эталонов музейной деятельности вообще в России. И каждая выставка становится событием, как российского, так и международного уровня. И я стараюсь посещать все открытия и презентации, потому что любая выставка здесь, она дает очень много пищи для размышления, она дает новые идеи, и она вдохновляет. Молодых фотографов, которыми мы, в основном, занимаемся, на создание новых проектов, новых идей.


И фотография, на наш взгляд, является уникальным средством коммуникации, которая, действительно, доступна на всех языках. И в современной геополитической ситуации, когда, знаете, есть объединение стран ШОС, в которое в этом году вошла Индии и Пакистан, которое включает 11 стран. Это 11 очень разных культур и 11 практически разных языков. И язык фотографии является универсальным для всех, универсальным для понимания. И когда мы делаем выставки для этих стран, молодые фотографы, молодые люди могут общаться по средствам образов по средствам визуальных коммуникаций. И не надо забывать, что фотография была и остается на сегодняшний день самым быстрым средством коммуникации, не имеющим никаких пределов. И какие бы у нас ни были разные культуры, все одинаково чувствуем красоту, и мы одинаково видим прекрасное.


Любая выставка, будь она фотография или как сегодня открывшаяся выставка учеников Стерлигова, для нас это все равно является коммуникацией, для нас это образы. Фотография в чем-то сродни живописи, это не просто репортерская съемка. С помощью нее фотограф пытается передать свое видение мира. И также художники, ученики Стерлигова, это могучая школа, они также передают свое видение мира. И они это делают настолько профессионально, что это доступно для понимания всех, хотя очень глубоко, очень философски, все-таки, прежде чем посетить эту выставку, я бы рекомендовал почитать побольше и про учение Стерлигова, и про его теорию, как сделал я вчера.


RadioBago: На этом программа «Время культуры» подошла к концу. Редакция Радио Благо присоединяется ко всем пожеланиям и поздравлениям в адрес Музея Органической Культуры и обещает и дальше следить за новыми проектами и событиями. Вы можете переслушать или прочитать в расшифровке любой из понравившихся выпусков программы на нашем сайте www.radioblago.ru. Спасибо за ваше внимание и до встречи в выставочном зале!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: