Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

среда / 22 ноября 19.45 - Памяти оперного певца Дмитрия Хворостовского

Владимир Вяткин. Лекция на фотопараде в Угличе 2016

4027

Сегодня мы завершаем цикл программ, посвященных фестивалю #«Фотопарад в Угличе». В предыдущих выпусках вы узнали, как прошла 10-я юбилейная встреча фотографов со всей России, оценили результаты конкурса «Точка на карте», послушали фрагменты лекций Виктории Мусвик и Ольги Давыдовой. Сегодня вашему вниманию представляем выступление знаменитого российского фотографа и педагога, признанного мастера Владимира Вяткина. Он щедро поделился с собравшимися секретами профессии и жизни.


RadioBlago: #Владимир Вяткин — один из наиболее известных фотожурналистов в нашей стране. Шестикратный лауреат и трижды член жюри престижного конкурса World Press Photo. Предпочитает снимать спорт, искусство, общественно-политические и социальные темы. Больше 10 лет Владимир Вяткин является академиком Международной Гильдии фотографов средств массовой информации и более 30 лет преподает фотожурналистику на журфаке МГУ. В этом раз в Угличе мастер рассказал об особенностях серийной фотосъемки.


Владимир Вяткин: Меня немножко раздражает, когда и молодые, и маститые фотографы, показывая одиночные снимки и, тем более, серию снимков, говорят «в этой истории». А где здесь история? Набор снимков. Всякая история с чего-то начинается и чем-то заканчивается.

Серийность это и репортаж. В репортажной съемке мы стоим в двух ограничениях: событийное и временное, то есть с чего-то событие начинается и чем-то оно заканчивается. Если человек в теме, то есть изучал фотожурналистику, знает, что такое серийность, то очень легко складывает, то есть по ходу, по временным обозначениям вы выкладываете некую маленькую событийную историю. Я говорю не о репортаже как жанре современной фотожурналистики, не путайте репортажный метод съемки и репортаж как жанр современной фотожурналистики. Репортажный метод съемки это не внедрение в ход события. Вы смотрите со стороны и наблюдаете, не внедряясь.

Вот вчера Михаил Дашевский открывал свою выставку и сказал, что вот «я не внедряюсь в жизнь». Не верьте никому. Любая мало-мальски осмысленная съемка это уже внедрение. Это ваш маленький театр. Не театр — это маленький ребенок, у которого нет ни знаний, ни умений, он не знает, что такое композиции, он снимает просто интуитивно, играючи, и вот он более объективен по отношению к реалии жизненной. Любой маститый автор, тем более, если у него «зеркалка», куча объективов. То есть я, когда иду на задание, собираюсь, беру Nikon, несколько объективов — снимать невозможно. Все от меня отворачиваются, боятся. Я иду без задания с маленькой «мыльницей» (у меня много аппаратуры, все эти аппараты имеют свое значение и свои возможности), люди с удовольствием снимаются. То есть, никто меня всерьез не принимает и мою мыльницу за серьезный страшный разоблачающий аппарат не принимают.


RadioBlago: По мнению Владимира Вяткина, всякое искусство — это искусство обмана. В неформальной обстановке вечерней дискуссии за чашкой чая он рассказывал собравшимся именно об этом. Фестиваль в Угличе славится подобными дружескими беседами на закате. Ту же тему фотограф продолжил и на своей лекции.


Владимир Вяткин: Не умеете обманыватьнечего заниматься ни литературой, ни живописью, ни фотографией, ничем. Литература стоит на первом месте, потому что слово, значение слова самое весомое, самое образное. Фотография, к счастью или к сожалению, стоит на втором месте. Потому как основа любой #фотографии ее документальность. И всякий мало-мальски образованный человек больше верит изображению, чем каким-то словам. Но под снимком можно написать одно слово, два, одно предложение, либо маленькое эссе и смысл фотографии переворачивается. Поэтому всякое искусство – это искусство обмана, литература стоит на первом месте, фотография где-то на втором, на третьем месте. И общее между поэзией и фотографией, поэзией и кино, поэзией и живописью, что? Образность мышления.

Вот вчера мы открывали несколько выставок молодых, начинающих, молодых, уже маститых фотографов, пенсионеров, я не знаю, классики они не классики, будет время – скажут, кто из нас легенда, кто классик, а при жизни говорить немножко неловко, это не шоу-бизнес. Это в шоу-бизнесе они все звезды. Все они звезды, легенды, классики, нет хороших музыкантов и исполнителей. Но все они звезды. Вот поэтому фотография дело долгосрочное, надо иметь терпение и терпимость. И один из моих армейских друзей, лучший сейчас искусствовед, понимающий в древнерусском искусстве, в иконописи, великолепный человек Сергей Филатов, академик. Я ему однажды задал вопрос: «Сереж, вот когда мои фотографии будут чего-то стоить»? «Наберись терпения и жди». «Ну, когда? - Ты говоришь ерунду». «Наберись терпения. Где-то лет через 60 после твоей смерти». «Да зачем? Мне сейчас охота»! – «Жди». Поэтому ждите.


RadioBlago: Владимир Вяткин призывал своих молодых коллег отнестись серьезно к серийной съемке и не гнаться за экзотикой. По его словам, многие фотографы отправляются в горячие точки по всему миру, потому что «там не надо думать, вся фактура под ногами».


Владимир Вяткин: Я видел 30 или 40 работ авторов, снимавших на Украине, и в Донецкой, и в Луганской области, и на Майдане, и тех, кто снимал в Сирии. В Сирии было работать намного сложнее, потому что нечего снимать. Надо иметь допуск, но, тем не менее, все рвутся туда, где особо не надо думать. Беженцы — великолепная тема для съемки. Но, к сожалению, вчера на открытии выставки Пономарева я не увидел его лучшую фотографию. Он очень глазастый и студент был в университете и снимает. Но, к сожалению, уровень студенческих лет и сегодняшний у него не вырос. Он снимает одинаково хорошо. Но один снимок, который я видел на HIPA в Арабских Эмиратах, где он выиграл. Снимок потрясающий. Великолепный образ, великолепная метафоричность. В снимке много литературы, но много размышлений. Все остальное, если вы вчера видели, это студенческие этюды. Ставьте мысленно себя на место Пономарева, Вяткина, Сидорова, Петрова, Козырева, Максимишина, кого угодно и задавайте вопрос: «А я бы лучше бы снял, находясь рядом на том же месте?». Потому что я видел ситуацию, когда 40 человек снимало двух героев, которых я организовал, договорился. 40 человек тут же пристроилось и снимало.


RadioBlago: Та самая зацепка, о которой говорит Владимир Вяткин, это по его словам — удачная тема. Найти тему во множестве собственных кадров подчас особенно сложно. В такие моменты совет опытного наставника приходится как раз кстати.


Владимир Вяткин: Четыре года назад в городе Углич я познакомился с Волковым (по-моему, Волковым), который вернулся с Майдана, который снимал футбольных фанатов, и он показал мне 860 с лишним снимков футбольных фанатов. Где-то около часа я смотрел его снимки. В результате отложил четыре фотографии, все остальные свалил в целлофановый мешок в кучу. «Сейчас догадайся, почему я отложил эти четыре фотографии?». Он чесал свою репу, смотрел в небо, говорит: «Ну, не знаю, наверное, это истории?» «Это могли быть истории». Четыре очень хороших. Четыре умные фотографии. «Ты знаешь фамилии этих людей? Ты записал их телефоны?». «Нет». Откладывай сейчас все. Отложи фотоаппарат, бери билет в Киев и ищи их. Вот, если ты их найдешь и будешь снимать ближайший год-два-три-четыре-пять, ты сделаешь великолепную книгу, великолепную историю, великолепную серию. В общем, не всякий из нас энтузиаст, Волков очень удобный в этом смысле студент, участник. Мало таких (это не Пономарев). Терпимый, терпеливый, не обидчивый, работоспособный, если где-то что-то ему говоришь обидное, если где-то его нужно немного принизить, чтобы его внутреннее нутро задеть, он это терпит, работает и потом едет и делает все очень быстро и четко. Поэтому и в теме «Стая», наметки которой я увидел здесь четыре года назад в Угличе. Я говорю: «Снимай это, это и это. Наберись сил, воли, организуй и быстро сними. Вот у нас сейчас август (это было в августе) и до октября-ноября ты снимешь». И он снял. И выиграл везде. И сейчас, когда на чемпионате Европы по футболу были скандалы с российскими фанатами, его тема... Я говорю: «Наберись терпения и жди своего часа. Русский футбол, русские фанаты они не адекватные, они не похожи ни на кого больше. Придет время, и ты эту свою серию продашь очень успешно, ты будешь супер-фотограф!». Оно и вышло так. У него купили все ведущие мировые миллионные издания. Я говорю: «Я же тебе говорил!». «Да, я это не забыл».


RadioBlago: Даже всем известный мастер фоторепортажа и опытный педагог Владимир Вяткин признается, что сложнее всего отбирать собственные снимки. Гораздо легче — чужие. Тогда как на разбор своих съемок порой уходят годы.


Владимир Вяткин: Вся самая большая проблема в том, что мы обращаемся, либо сами мы фоторедакторы, либо обращаемся к тем, кто умеет отбирать лучше, чем мы. Свои снимки отбирать безумно тяжело. Чужие снимки я в любом состоянии, левой ногой, утром, ночью отбираю. Снимки своих студентов, друзей, коллег, кто обращается, очень легко. Я отбираю более продуктивно, чем свои снимки. Свои снимки жалко откидывать. Слишком много эмоций, слишком много воспоминаний и ощущений. Я снимал, условно говоря, одну из самых коротких своих серий в жизни. Я снимаю обычно очень и очень долго. И 10, и 15, и 20, у меня рекорд — 46 лет я снимал одну серию, пока человек не умер. Не потому что я такой основательный и терпеливый. Ну, не получилось! Я бы и рад снять что-то за одну неделю, выбрать, выиграть какие-то медали. Не получается! Очень тяжело снимать серьезную тему. Но вот две серии в своей жизни я быстро снял — одна длилась семь секунд, а другая — две минуты. Вот то, что я отснял за 7 секунд, я отбирал четыре года. Из 78 изображений 12 изображений было тяжелее, чем иной раз снимаешь годами, а потом нет, выкладывается все очень быстро. Поэтому ищите тему, работайте над темой. Сейчас выигрывает не тот, кто лучше снимает, не тот, кто лучше выстраивает композицию, не тот, кто лучше умеет организовать, выигрывает аналитическое мышление. Надо знать, что снимать.


RadioBlago: В марте этого года Владимир Вяткин получил еще одну из своих многочисленных профессиональных наград. Он занял третье место в номинации «Общие события» Международного конкурса HIPA, который проводится под патронажем наследного принца Объединенных Арабских Эмиратов и славится наиболее щедрым призовым фондом. Снимок под названием «Строгий рефери (судья)» был сделан в высокогорном селении Дагестана летом 1996 года. Любой фотограф старше 18 лет из любой страны мира может прислать свои снимки на конкурс. Владимир Вяткин открыто признался, что собирается однажды получить главный приз, и призвал слушателей последовать его примеру и попытать свои силы в конкурсе. Но для этого, по словам Вяткина, нужно уметь прогнозировать, какой именно снимок победит в следующий раз. Как сам мэтр готовится к состязанию будущего года, он рассказал собравшимся на лекцию.


Владимир Вяткин: Я вам открываю маленький секрет. Как сказал мой ученик: «Зачем вы всем рассказываете»? – «Да мне не жалко! Соревнуйтесь! Кто лучше анализирует, кто лучше снимает».

Я дал задание своей студентке, которая великолепно знает английский язык, которая со мной летала в Арабские Эмираты, переводила, я участвовал там в дискуссиях с арабскими женщинами фотографами. Безумные женщины. Там целый скандал был между их мужьями и этими дамами. То есть арабский Восток – это абсолютно иной мир, закрытый для нашего понимания.

Так вот я ей дал задание — просчитай, кто на HIPA выигрывал больше двух раз. Таких два автора. Всю биографию их, где родились, сколько лет, сколько детей, где живут, чем занимаются, какое образование, сколькими языками владеют. И выяснилось, что один из них кинооператор, документалист из Китая. И с одним и тем же снимком он выиграл и на Sony World, и на World Press Photo, и там, и там, и там, с вариантами этих снимков. Говорю: «Найди мне тех, кто снимал аналогичные сюжеты из других стран в другое время». Она нашла 62 человека. Эти 62 человека снимают лучше, чем этот китаец. Они не выиграли на HIPA. Значит, выясни мне все о месте проведения, сколько длится это мероприятие. Она говорит — четыре часа. Меня это не устраивает, ехать непонятно куда за бешеные деньги. Меня это не устраивает. Она говорит: «Но есть одно но, это финал четыре часа, а семь этапов в течение года». Я говорю: «Самый начальный этап — сельские игры. Гонки на буфало. Где»? Деревня такая-то и такая-то. В чем смысл? Безумно нищая деревня и смысл рождения этого бычка буфало — это золотой телец. Он рождается и живет с новорожденными детьми. Вот туда-то мы и поедем. Не в ноябре, а в июне месяце, когда сельские игры, где экзотики больше, где разбиваются и разрываются спортсменов больше. Где маленький бычок живет с новорожденными детьми, где ради бычка делается все, потому что это источник дохода. Других источников нет. Мы едем на две недели. «Сколько стоит билет? С кем связаться». Сейчас интернет, она моментально, в течение недели все прочитала. Так, все, часть моего призового фонда в эту экспедицию. Следующее — это вот где происходит? В Монголии. Кто там снимал? Всю информацию об этом мероприятии. Длится сколько? 40 минут. В финале бегут сколько верблюдов? 20. Отборочный тур, где бегут 860 верблюдов — вот это мы снимать будем, а не 20 верблюдов.


RadioBlago: Владимир Вяткин посоветовал молодым фотографам в первую очередь учиться думать и анализировать, обманывать и переигрывать будущих соперников. Ведь, по его убеждению, фотоконкрусы созданы не для того, чтобы соревноваться, кто лучше умеет снимать.


Владимир Вяткин: Я на World Press Photo в 2013-м году ездил, не потому что мне очень хотелось. Нечего там делать. То есть все кичатся фотографы и хвалятся друг перед другом, что я умею снимать. Не умеешь снимать, нет смысла участвовать в World Press Photo. Это все равно, что на Букере писатели доказывали бы не то, что они умеют писать роман, а знают азбуку. Все доказывают друг другу, что я умею снимать! Докажи, что я умею думать, философствовать, говорить на языке фотографии, мыслить и убеждать зрителя в том, что завтра будет война. Современный фотожурналист должен идти на опережение хотя бы на полшага впереди обывателя. А не быть просто глазами общества, как сказал мой бывший студент, лауреат сейчас всех премий. С опережением. Мы не можем нашими фотографиями, то есть они не могут решать проблемы войны и мира, мы можем обозначить их и немножко с опережением.

Потому как войну на Украине я за год до войны обозначил, будучи на чемпионате мира по художественной гимнастике я привез из Киева и спортивные снимки, и четыре снимка просто жизни Киева. Принес в газету «Московские новости» и сказал: «У вас есть тема «Города мира», публикуйте»! Главный редактор и главный художник посмотрели и говорят: «Ты что! Нас закроют». «Вас и так закроют. Это ясно. Публикуйте»! «Но это же война»! «Да. Будет война». Это снято просто на улице, где человек, умеющий читать, умеющий думать, умеющий додумывать поймет, что будет война. Там явно было, что будет война. Война там началась через год.


RadioBlago: Как рассказал опытный педагог, на занятиях по фотожурналистике он с радостью и вниманием учится всему новому у своих студентов. Происходит взаимное обогащение, которое так важно для создания индивидуального изобразительного стиля.


Владимир Вяткин: Обратите внимание, что в серийной съемке важен изобразительный стиль. Для меня супер-фотограф не тот, кто обозначился и научился снимать в одном стиле, не дай Бог он в этом стиле еще и получил награду, две или три, стал Пулицеровским лауреатом. И в нем уже нет и доли сомнений, что он гений. До него никто так не снимал. Но это элементарное незнание истории. За 187 историй в фотографии, жизнь человека от рождения до смерти на всех широтах, в любой стране отснято от и до, я не знаю, что сейчас надо снят, чтобы обозначиться и быть номер один. Не знаю, все отснято. Поэтому серийная съемка дает большие возможности, большие перспективы, но знаете что, фотография XXI века — это язык литературы. Это язык метафор, символов, знаков. Язык обобщений, типизации героев. Это музыка, живопись, поэзия — все вместе взятое. И если вы умеете перекладывать язык литературы, живописи, архитектуры, психологии и философии на язык фотографии, вам равных не будет. Но, к сожалению, этому никто не учит.

Поэтому я задаю вопрос нашему канадскому другу, чьи снимки я вчера видел, он снимал общежитие. То общежитие, где мои студенты уже 38 лет живут, и я их дергаю, но снять никак не могу хорошо. Поэтому я ему задаю, видел ли он картину художника Иванова «Явление Христа народу?». «Скажи, на какую диафрагму Иванов снял «Явление Христа народу»? Не знает. 22. А Врубель своего «Демона» с какой диафрагмой снял? 5 и 6. А Сен-Санс «Умирающего лебедя» с какой выдержкой снял? ¼. А Равель «Болеро» с какой выдержкой? 1/125. На меня вы смотрите как на чудака? Сумейте язык философии, живописи, музыки перекладывать на язык фотожурналистики и фотоискусства, вам равных не будет. Но этим надо заниматься системно. Сейчас за нас снимает фотоаппарат.

Поэтому поставьте перед собой сверх задачу, те, кто любит и желает снимать серию. Я еду в Израиль, я еду в Венецию, я еду на Горный Алтай. И поставьте сверх-задачу: я должен или должна сделать одну фотографию, где будет в одной фотографии география, этнография, культура, быт, временные рамки, событийность. Если у вас такая задача будет, вы меньше будете щелкать и больше будете думать, ходить, обхаживать. Перед тем, как нажать на «Спуск», задайте себе вопрос: «Зачем я это снимаю?» У вас есть ответ на этот вопрос? Снимайте. Нет ответа, сделайте еще кружок, обдумайте и завтра, может быть, снимете, или послезавтра. Мы занимаемся съемкой этюдов. Ваша работа — это типичные этюды студентов второго курса. Нет драматургии, нет подсмотренности, это ваш театр в рамках общежитий Москвы.


RadioBlago: Как рассказал Владимир Вяткин, важно вжиться в предлагаемую ситуацию и найти тематическую дистанцию, ту изюминку, за которую можно зацепиться, найти своего героя. Лучше всего — одного единственного героя, но можно и пару.


Владимир Вяткин: Я снимал в 1976-м году в Абрамцево в техникуме художественном, где учат гончаров, литейщиков, в Абрамцево, это лучшее училище художественно-промышленное, молодую пару. Он лепил из глины, она была кузнецом. Вот по роману этих двух молодых людей. Через 30 лет она стала лучший кузнец в Европе, в Германию уехала, вышла замуж за миллионера дизайнера. Он уехал в другую сторону. Вот эта история жизни, любви двух людей на фоне искусства, русской деревеньки, русской архитектуры. Нельзя говорить обо всем и ни о чем.

Что такое очерк, что такое история? Что означает слово «очерк»? Очертить круг жизни. Нельзя снимать все подряд. Возьмите героя, группу героев. Типизированы, они типичны для нашего общества или нет? Они являются неким исключением? Через это можно тоже. И языком литературы — завязка, кульминация и развязка. Необязательно все снимки могут быть, теоретически все могут быть гениальны, но вряд ли. Лучшие снимки — это кульминация, завязка, развязка, а все остальное — связующие звенья. Вот эта визуально-тематическая цепочка, визуально-тематическое мышление и есть самое сложное. Зацепиться, найти тему — сложнее всего.


RadioBlago: Фотограф признался, что не только сложно найти историю, но и удержать ее, сохранить от посторонних глаз и реализовать. Об одном из таких моментов, когда идея Владимира Вяткина оказалась у совершенно других людей, он откровенно рассказал на лекции в Угличе.


Владимир Вяткин: Все снимали Майдан, но снимали то, что легко было снимать. Снимки одни и те же, снятые с одних и тех же точек. Я уже об этом рассказывал два года назад. Вот представьте 64-летний полковник Советской армии — сотник на Майдане, сын у него, младший, — десятник на Майдане, кидают коктейли молотого, в кого? В старшего брата, майора Беркута. И вот он значит украинец, мать русская. Мать — заслуженный врач СССР перевязывает и беркутовцев, и случайных людей, и так далее, и так далее. А через две недели исчезает отец, исчезает сын, мать лежит в реанимации с инфарктом. Не буду рассказывать о двух дочерях, что с ними случилось. И бедный этот майор, скрываясь от преследователей, ищет отца и брата, ищет сестер, навещает мать. Поэтому вот вам история, вот вам история жизни.

Роман «Белая гвардия» - роман не о гражданской войне, а о сломанных человеческих судьбах, о крушении идеалов. И «Война и мир», роман не о войне и не о войне. Раньше «Война и миръ» «Мир» писался через твердый знак, что означало «идти в мир», «идти в люди». Война и человеческое сообщество. Как на фоне войны и не-войны меняется мировоззрение человека, отношение к низшим сословиям, высшим, а низшее сословие меняет отношение к высшим. Два факта в истории России, где русская нация вне зависимости от социальных сословий объединилась в единое целое. Это война 1812 года и Великая Отечественная. Поэтому это очень серьезный фон. Это всего лишь фон. Драмы человеческих судеб...

И я искал, звонил две недели, кто может снять вместо меня. Я не мог уехать из Сочи никак. Один отказывается принципиально. Говорит: «Это не мое дело, не хочу я снимать ваши задачи, я к вам хорошо отношусь, но не буду». Этот уезжает. Нашел человека. Я его связал. Потом звонит — как найти? Я ищу опять же людей, как найти, чтобы выйти и это снять. И через год я встречаю свою студентку, которая знает 10 языков, которая на Украине была переводчицей на американском телевидении. И она мне рассказывает сюжетную линию, на основе которой снимается кино, художественное и документальное. Я говорю: «Боже ты мой, до ужаса знакомое все! Оказалось, что это моя идея. То есть мой бывший студент продал за 10 тысяч долларов эту идею, с адресами, со всем». И когда я до него дозвонился: «Да, пошли вы нафиг, у меня мать умирает, надо делать операцию, мне деньги нужны. Я говорю: «Если бы ты мне перезвонил и сказал, что у тебя нет денег. Я бы продал всю свою коллекцию и отдал бы тебе. Но ты продал мою интеллектуальную собственность. Абсолютно без зазрения, без всего».

Поэтому тема очень сложна в своем освоении. Но еще сложнее найти эту тему. Мы ищем лишь тематическую фактуру, удобно снимаемую для многих из нас, где драматургия не лежит на поверхности. То есть где она лежит на поверхности, но не надо рыть вглубь. Поэтому ищите и ройте не вширь, а вглубь. Если есть у вас для этого возможности, образование, навыки, стремления, желания вы будете выигрывать. Не потому, что вы лучше снимаете, чем кто либо, а лучше думаете и анализируете.


RadioBlago: В завершении лекции Владимир Вяткин показал собравшимся коллегам свои собственные серий. Некоторые из них стоили фотографу очень дорого. К примеру, серия "Валькирия" Рихарда Вагнера в крупных планах американского дирижера Кента Нагано" принесла ее автору не только новые международные награды...


Владимир Вяткин: Я бывший музыкант. Не сложилось у меня с музыкой, живописью, хотя, может быть, и здорово. Поэтому эта серия сложна чем? Через сценический диапазон, дирижерский диапазон, через психологию японского дирижера американского происхождения, который работает в Германии очень успешно, Кента Нагано, очень важно было показать логику мышления композитора Вагнера в его «Валькирии». «Валькирия» очень сложное произведение, длится почти пять часов, любимое произведение Гитлера, Гимн фашистской Германии. Но я усилил эту серию еще одним моментом. Я взял и постарался снять в стилистике европейского и китайского монументализма 30-40-х. Это Вера Мухина, Зигфрид Штайн, в области скульптуры монументального искусства это Вигеланд, норвежский скульптор, это Ехейк Гао Сяо (?), тайский монументалист. Вот эта серия. Значит, 4900 файлов, 9 снимков и второй инсульт у меня имеет название «Кент Нагано», потому что из зала Чайковского меня отвезли на скорой на операционный стол, и в течение часа сделали операцию. Вот смотрите – это логика Вагнера через возможности Нагано. Гениальный дирижер, великолепный человек. Значит, снимал я это 4 месяца, четыре репетиции, два концерта и четыре года отбирал. Из четырех с лишним тысяч файлов 9 изображений.


RadioBlago: В серии Владимира Вяткина «Московское закулисье мирового балета» раскрывается не публичная и не парадная сторона международной известности звезд российской сцены.


Владимир Вяткин: «Московское закулисье звезд мирового балета». Это снималось по сути дела один день основная часть. По сути дела снимало человек 20 фотографов. Когда меня увидели с объективом 200/400, когда у всех максимум были 70/200, никто не мог понять, зачем это. Это лучший сейчас в мире балетмейстер Джон Ноймайер. Но эта серия не о балете, а об отношениях мужчины и женщины. Очень многие балетные звезды, по сути, в жизни очень одиноки. И сцена, и репетиционная база для них и есть жизнь. И заканчивается репетиция и многие из них остаются в одиночестве. То есть, это скорее посвящение не планируемой мною Плисецкой, а Улановой. Это все звезды на сегодняшний день мирового балета. Вот это одиночество... Цискаридзе в молодые годы, Майя Михайловна незадолго до своей кончины. Вишнева... И один из моих самых любимых снимков, снятых в жизни. Некий образ... То есть нет в современной фотографии образности мышления, некой знаковости, каких-то символов. Не самая сложная фотография, но в ней есть образ, а для меня это — главное.


RadioBlago: Даже заканчивая лекцию на фестивале в Угличе, Владимир Вяткин продолжал буквально сыпать секретами профессионального мастерства. Обычно его мастер-классы длятся по шесть часов, а в этот раз было всего полтора. Но присутствующие фотографы, как молодые, так и уже очень опытные, слушали настоящего мэтра, с большим вниманием и уважением. И затем еще долго не хотели отпускать наставника.


Владимир Вяткин: Те, кто немножко умеют читать фотографии, вчера заметили, что исключительно у Щеколдина и Дашевского (у Пономарева, к сожалению, не было этой его лучшей фотографии) снимок удачный или не удачный, но там удивительные стыки, конфликтность, есть образность, есть осмысление. В молодой фотографии есть просто хорошая фактура, явное применение современных технологий и отсутствие всякой драматургии. Тем, кто всерьез собирается заняться серийной съемкой, в советские времена в 80-е годы была великолепная книжка «Осторожно, конфликт!». Что такое конфликт? Это инструмент решения неких целей и задач. И каждый решает это по-своему. Жизнь человека изучается через конфликт. Нет конфликтов, значит, и нет науки о жизни человека. Более быстрый инструмент, то есть, одна из разновидностей конфликта, скандал. Это быстрое решение проблем. И если у вас будет любая возможность встретиться с Александром Миттой... 2014-й год – это не год Олимпийских игр, а то, что в Сочах я встретился с Миттой, и был на его лекции «Технология современной драматургии», где он четко описывает, что такое серийная съемка. Не просто описывает, а он рисует, он великолепный рисовальщик. Где каждый сюжет, сюжетную линию, главный герой и конфликты идут по нарастающей. Современное кино, современная драматургия основана на конфликтах, которые идут по нарастающей. Вы смотрите сериал и в финале вдруг острота конфликта — смотрите завтра в 7 часов вечера. И новый конфликт идет. Это конфликт человека с самим собой, с системой, природой, обществом, с собственной женой, с любовницей, с детьми, со своими студентами, с кем угодно, с кошками, курами, с собакой тоже возникает конфликт. Все это идет по нарастающей. Не будет конфликтов, нам и снимать будет нечего. Мы будем просто механическими фиксаторами, документальными фиксаторами, сейчас время документальной фиксации. Перерастите от умения документально фиксировать в умение осмысленно фиксировать. Осмысление должно быть.


RadioBlago: Мы благодарим Владимира Вяткина за прочитанную лекцию и организаторов фестиваля Фотопарад в Угличе за сотрудничество. На этом наш новый цикл программ подошел к концу. Можете переслушать или прочитать в расшифровке любой из выпусков на сайте www.radioblago.ru До встречи в эфире!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: