Время культуры
Время культуры

меню

Анонс

воскресенье / 23 июля 19.45 - в программе "Время культуры" мы повторяем передачу о серии публикаций блога «Башня и лабиринт» Александра Раппапорта, которая стала одним из финалистом второго сезона премии Пятигорского в 2015 году.

Репортаж с акции "Возвращение имен"

4142

Сегодня в нашей программе вы услышите репортаж с памятной акции международного общества «Мемориал» - «Возвращение имен». Накануне официального Дня памяти жертв политических репрессий, 29 октября, с 10 утра и до 10 вечера у Соловецкого камня на Лубянке громко и во всеуслышание читали имена тех, кого расстреливали тайно, зачастую без суда и следствия. По собранным данным только в Москве и Подмосковье было убито более 30 тысяч человек, по всей России — более 725 тысяч. В этом году акция прошла в девятый раз, но еще не успели перечислить и половины записанных имен.

Мемориал — это движение, основной задачей которого изначально было сохранение памяти о политических репрессиях в недавнем прошлом нашей страны. Сейчас это содружество десятков организаций в России, Беларуси, Германии, Италии, Франции, Казахстане, Латвии, Украине. Они ведут на своих территориях исследовательскую, правозащитную и просветительскую работу. Кроме того, организация оказывает юридическую и социальную поддержку нуждающимся старикам, прошедшим советские тюрьмы и политлагеря.

За более чем 20-летний период существования международное общество «Мемориал» сделало очень многое для увековечения памяти безвинных жертв тех лет. Вышли десятки книг, газетных и журнальных статей, радиопрограмм, выставок, посвященных сохранению памяти о политических репрессиях, проведены глобальные исследования по поиску и систематизации информации о погибших. По инициативе «Мемориала» установлены Соловецкий камень на Лубянской площади в Москве и многие другие памятные знаки и монументы в самых разных уголках бывшего Советского союза. Среди важных проектов общества и ежегодная акция «Возвращение имен».

В этом году в начале и в конце длинного списка из имен репрессированных впервые звучал стих Варлама Шаламова, советского поэта и прозаика, который около 20 лет провел в лагерях и ссылке. В этот день на Лубянку вернулось и его имя.


Стих Варлама Шаламова:

Пусть свинцовый дождь столетья,

Как начало всех начал,

Ледяной жестокой плетью

Нас колотит по плечам.

И гроза идет над нами,

Раскрывая небо нам,

Растревоженное снами

И доверенное снам.

И черты стихотворенья,

Слепок жестов, очерк поз,

Словно отзвуки движенья

Проходящих в мире гроз.


RadioBlago : Исполнительный директор и член правления международного общества «Мемориал» Елена Жемкова открыла акцию у Соловецкого камня и рассказала об истории Дня памяти жертв политических репрессий в России.


Елена Жемкова: Больше 40 лет назад, 30 октября 1974 года политзаключенные мордовских и пермских лагерей объявили голодовку в знак протеста против политических репрессий СССР, и против бесчеловечного обращения с заключенными в тюрьмах и лагерях. С тех пор советские политзаключенные ежегодно отмечали голодовкой этот день, называя его днем политзаключенного. Этот день — напоминание о трагических историях нашей страны, когда множество людей были заведомо, ложно, обманно обвинены в преступлениях и расстреляны, или отправлены в трудовые лагеря, в ссылки, на спецпоселения. Клеймо врагов народа и их пособников легло на безвинных людей и целые семьи. Миллионы погибли в результате ложных обвинений. Точная цифра репрессированных до сих пор неизвестна.


RadioBlago : Церемонию возвращения имен как и в предыдущие годы начинал уполномоченный Российской Федерации по правам человека 2004-2014-го годов Владимир Петрович Лукин. Следом за ним потянулась вереница людей с листочками в руках. В этих заготовках организаторы напечатали только — имя, фамилию, возраст, профессию и дату смерти. Крестьяне, священники, безработные сменяются именами чиновников и партийных функционеров, жертв перечисляют вперемешку с палачами, они тоже стали жертвами, просто не сразу.


Владимир Лукин: Абабков Василий Тарасович, 55 лет, рядовой колхозник в деревне Ершово, расстрелян 21 сентября 1937 года. Абас Шахбас Ханаглы, 34 года, заключенный Дмитровского ИТЛ, НКВД, бригадир землекопов, расстрелян 13 июня 1937 года...


RadioBlago : По словам организаторов, количество участников год от года растет, но точные цифры не называются. Одни приходят и проводят в очереди несколько часов, чтобы потом буквально в течение минуты прочитать имена репрессированных. Другие просто молча возлагают цветы, слушают и уходят.

Корреспондент радио Благо задавал пришедшим и ожидающим своей очереди к микрофону только один вопрос — почему они приехали в этот день к Соловецкому камню.


Ирина: Я думаю, что это очень важно, чтобы мы помнили эти имена. Мы конечно, не хотим, чтобы это повторилось хоть когда-нибудь. Поэтому молодые люди и те, кто отвлекаются от этого, должны помнить о том, что это было и как это было, что это было незаметно. И мы должны это знать. Я далеко живу, но решила заранее, так что я здесь. Ирина.


Иван: Я просто не знал, что проходит такое мероприятие, а присоединиться решил, потому что в семье были репрессированные, и мне кажется правильным, что прозвучат имена людей, которые погибли. Поэтому я здесь. Если мое мнение, то это важно абсолютно для всех и для всего. Но я думаю, что для членов семьи это более важно, безусловно, поскольку касается родственных душ. Иван.


Никита: Это очень важно, потому что этот опыт в России совершенно не осмыслен, не пережит. И до сих пор идут невозможные ни в каком здоровом обществе споры: герой товарищ Сталин или бандит. Это часть возвращения нашего долга предкам, перед которыми мы повинны тем, что мы не исправили эту систему. Слово «покаяние» означает всего навсего перемену мысли. А мы их не переменили. И поэтому все возможно. Об этом надо постоянно напоминать. Никита Соколов, историк.


Элина: Давно слышала об этой акции, но вот захотелось принять [участие] и почувствовать самой, что это такое, когда читаешь имена тех, кого уже никогда не вернуть. И тех, кто были убиты несправедливо совершенно. Я считаю, что это важно, потому что память о репрессированных до сих пор не такая актуальная. И многие считают до сих пор (например, члены моей семьи, есть некоторые, которые считают), что репрессии нужны были, что во имя великого советского будущего нужно было убивать миллионы людей, которые по тем или иным причинам казались инакомыслящими. И конечно, мы как молодое поколение должны переубеждать старшее поколение и говорить о том, что нет, никакая жертва, никакая смерть не оправдывается построением будущего, какое бы оно ни было. Элина Ибрагимова, студентка.


Дмитрий: Пришел, потому что мне кажется это важно вспомнить и помнить всех тех людей, которые были расстреляны или репрессированы. Потому что для страны это некоторая травма. Которую страна должна как-то пережить и проработать. И после этого более свободно и спокойно двигаться дальше. Дмитрий.


Светлана Кравец: Меня вообще проблема памяти в нашей стране очень беспокоит, поэтому сейчас ко всему, что связано с памятью, я с большим вниманием отношусь, поэтому я и пришла сюда. Я думаю, что дело не в количестве, а в качестве. То есть, дело в том качестве, с которым мы будем прорабатывать нашу память, тогда это займет меньше времени и мы выживем, иначе мы не выживем просто и мы «взорвемся». То есть, мы уничтожим себя. Деструктивность человеческая в нашей стране в наше время вышла за пределы контроля наших человеческих способностей ее контролировать. То есть, способность к любви, способность к хорошему, способность к удержанию всего хорошего, что мы можем иметь в нашей жизни, у нас очень сильно нарушена. За счет этого сила деструктивности выходит на свободу и сносит все. Светлана Кравец.


Наталья Натановна: Все девять лет. Сказала: «Пока ноги ходят, и я буду ходить». Отца моего расстреляли... Думаю, что да, чтоб не повторилось, чтоб другим не было плохо так же, как было мне...

- Вы знаете, я помню вот когда-то, очень давно, в начале 90-х годов, когда это только началось, было очень много. Я после работы, вечером, было безумно много народу. Все стояли, вот свечки, у меня в памяти, держали...

- А отца расстреляли, меня еще не было на свете. Мама была беременна. Так что отца расстреляли 8 декабря 37-го года, а я родилась в апреля 38-го. Хорошо мама уцелела... Повезло... Наталья Натановна.


RadioBlago : Некоторые из пришедших вспоминали за трибуной не только незнакомых людей, но и своих родных. Кто-то даже в двух словах рассказывал о судьбе близкого человека: «пропал без вести», «сгинул в лагере», «умер во время пересылки», «расстрелян».


Чтение имен: Вальтер Петр Петрович, 50 лет, старший экономист Главэнергопрома, расстрелян 28 февраля 1938 года. Вилякин Павел Алексеевич, 59 лет, сторож в сельпо, расстрелян 9 сентября 1937 года. Мой двоюродный дед Слуцкий Борис Владимирович, 20 лет, студент, члена союза борьбы за дело революции, расстрелян 22 марта 1962 года. Его друг Фурман Владлен Леонидович, 31-го года, расстрелян тоже 26 марта 1952 года....


RadioBlago : Виктор Антонович Булгаков участвует в акции возвращения имен каждый год. Впервые он был арестован в 1951-м, когда ему исполнилось 17 лет. По факту — за участие в молодежной подпольной организации «Армия революции», в которой вместе с ровесниками разрабатывал программу будущего государственного устройства. Других участников «Армии» не нашли, а Булгакова отправили в тюрьму Лубянки, а затем в Лефортово. Одиночная камера, ночные допросы, 20 суток без сна. И в итоге приговор: 25 лет лагерей, 5 лет поражения в правах.


Виктор Булгаков: Формулировка была немножко не такая, потому что от меня требовали, чтобы я сказал, что была организация и назвал бы членов организации. Это естественно. Следствие требовало этого. Но я как-то удержался от этого.

- Для того, чтобы дать 25, а не 10, кроме пропаганды мне следователь задал такой вопрос: ну хорошо, вот вы представьте себе, что вы изменили бы все в стране, а кто-то стал бы сопротивляться этому. Ну что, в вас бы стреляли, вы тоже, бы стали стрелять? Я говорю: да. Террор! Террористические намерения. 25 лет. (смеется) Вот. Ну а через три года реабилитирован...

- Да, много было молодежных организаций, их было больше ста. Первая, о которой известно, относится к 39-му году. Это массовое молодежное сопротивление. Они правда не знали.. каждый из них думал, что они первые. Может это и хорошо. Но это показывало еще и то, что вот эта школа советского времени которая требовала от человека ответственности за судьбу родины. И воспитывала это. Вот может быть иногда слюняво, иногда слишком навязчиво, но это требовало в свою очередь от человека думающего: посмотрите, а вообще что же происходит? Вот как только начинали смотреть, что происходит, так приходили к тому, к чему же пришли и мы в свое время.

- Кстати, реабилитирован после того, как я все откровенно написал Ворошилову. Вот. Он наискось написал, что такие люди нужны нам на воле. Так что вот видите, он тоже был разный. Он же участвовал в организации репрессий. Косвенно или прямо, но участвовал. Но тем не менее. Это очень сложный такой, противоречивый процесс. К этому нельзя относится прямолинейно, примитивно. Это сложная жизнь нашей с вами страны.

- Нужно разбираться внимательно. Знать хорошо историю, знать все, что накоплено. Мы не знаем своей истории, и это трагедия.


RadioBlago : Виктор Антонович признался, что ему очень приятно и радостно видеть столько молодых лиц на акции памяти жертв политических репрессий. Тем, кто родился значительно позже описываемых им событий, Булгаков пожелал следующее.


Виктор Булгаков: Вы знаете, был такой великий психолог Виктор Франкл, он сидел в фашистском лагере. И создал там школу, обучающую тому, как оставаться человеком в нечеловеческих условиях. И у него есть одна замечательная фраза, он говорил: надо выучить самому и научить других: важно не то, чего ты хочешь от жизни, понять, не то понять, чего ты хочешь от жизни, а то, чего жизнь хочет от тебя. Вот этого я хочу от молодых.

- Понимать, что от нас все зависит. Старые мы, молодые, дряхлые, или... ну не в детский сад или школу, но от нас все зависит.. От того, как мы общаемся друг с другом на улице... вот от этого все зависит. И из этого возникали и коррупция, и сопротивление коррупции и все остальное. Вот эта сложная жизнь, вот это надо понимать. И хорошо знать историю своей страны.


RadioBlago : Организаторы акции «Возвращение имен» из общества «Мемориал» тоже подтвердили, что с каждым годом в этот день на Лубянку приходит все больше молодых людей. И если раньше в основном звучали обращения «мой отец» или «мой брат», то сейчас все чаще можно услышать «мой дед» или «мой прадед». Связь времен не прерывается. Светлана Колесникова, волонтер движения помощи бездомным «Друзья на улице», приходит зачитывать имена уже не в первый раз. Почему для нее это так важно, участница рассказала нашему корреспонденту.


Светлана Колесникова: Когда я узнала об этой акции, как-то сходила и уже после этого всегда ходила. Когда я коснулась вообще вот этой темы исторической, она как-то вошла в меня под другим углом, и смешалась с теми событиями, которые сейчас происходят в стране, несколько лет назад, и я вообще не могла найти в себе объяснения: как так — вот то, что было и то, что есть сейчас? Какая-то такая историческая память очень короткая. И просто чувствую долг свой, чтобы вложить какую-то крупицу в то, чтобы действительно эта память не уходила, чтобы осознание у людей нашей истории было, чтобы какое-то покаяние пришло во всем содеянном. И почтить память невинно убиенных. Всегда говорю: Царство Небесное, и Вечная память. Но Царство Небесное важнее и важнее вот это покаяние, воспоминание о том, что было.


RadioBlago : Некоторые участники приходят на акцию с детьми, стоят вместе с ними в очереди, без поблажек, все по-взрослому, а затем предлагают им самим прочесть имена с листочка в микрофон. Так поступила и Варвара. Она приехала к Соловецкому камню вместе с сыном Яковом и рассказала нашему корреспонденту, почему для нее это было важно сделать.


Варвара и Яков: Поскольку я ему вообще рассказывала о том, что происходит в мире, а также о том, что происходило в мире раньше, то рассказала и об этом. Коротко. Не вдаваясь во всякие подробности, но коротко рассказала. Я считаю, от истории огораживаться нельзя. Чем больше знаешь, тем лучше. Они ехали как-то с моим папой мимо этого камня, он [сын] спросил, что это за камень, папа мой как-то не нашелся, но вот так совпало, что мы сегодня пришли сюда, и я ему рассказала, по поводу чего камень. Поскольку мы еще сейчас живем в Германии, и там параллельно возникает тема гитлеризма. Я ему конечно рассказываю и про нашу историю. И я считаю, что это важно, конечно.


RadioBlago : Ближе к полудню количество участников удвоилось и время ожидания в очереди для каждого из них значительно увеличилось. Но никто не уходил, не выполнив то, за чем пришел. Примерно в 12 часов дня организаторы ненадолго приостановили шествие к микрофону, чтобы объявить минуту молчания и дать возможность официальным лица возложить цветы.


Жемкова Елена: Сегодня мы собрались у Соловецкого камня, собрались в девятый раз, чтобы вспомнить и москвичей и всех других людей, безвинно погибших во время террора. Людей расстреливали тайно, мы сделаем память о них публичной. Знать и помнить об этом необходимо, чтобы больше такое не повторилось. Сейчас мы хотели бы минутой молчания почтить память погибших.

- После минуты молчания цветы к Соловецкому камню возлагают представители в России — Посольство Европейского союза, посольство Соединенных штатов Америки, посольство Германии, Эстонии, Словении, Финляндии, Хорватии, Дании, Франции, Италии, Венгрии, Люксембурга, Польши, Португалии, Швеции, Великобритании, Ирландии. И позвольте мне от себя и от всех сюда пришедших сказать: большое вам спасибо, что вы пришли сегодня сюда к нам и вместе с нами скорбите о наших жертвах.


RadioBlago : Почему акцию «Возвращение имен» вот уже почти 10 лет проводят накануне официальной даты в календаре, нам рассказала сопредседатель «Московского Мемориала» Ирина Островская. Она напомнила о двойном значении этого дня — не только день памяти обо всех безвинно погибших, но и день борьбы за человеческое достоинство, за интеллектуальную свободу, день борьбы с произволом и насилием.


Ирина Островская: Вы знаете, действительно, проходил сначала такой митинг, который проходил именно 30-го, и это было понятно, потому что это такой день политических репрессий, это в календаре праздничном такой обозначенный. И все это было закономерно. Но дело в том, что День политических репрессий был задуман когда-то узниками тюрем, которые сопротивлялись. Это был как день сопротивления. Это был как день достоинства, это был как день, связанный с сохранением своего человеческого имени. А потом получилось так, что митинг 30го стал довольно, как бы вам сказать, похоронным, таким достаточно казенным, достаточно.. человеческое измерение из него ушло. Ну, собирается некий митинг, который что-то обещает. Или какие-то социальные блага, или какие-то льготы, или еще что-то.. сюда приходило, действительно, большое количество стариков. Но тогда, когда он потерял такую именно... понимаете, цепляющую за сердце нотку, мы подумали, что надо его оживить. Надо сделать так, чтобы он был.. вот касающийся вас, и меня. И мы придумали это мероприятие.


RadioBlago : Прямая трансляция акции «Возвращение имен» шла весь день в сети интернет сразу на нескольких информационных ресурсах. Специально к акции приурочили презентацию нового проекта Московского Мемориала «Топография террора». На интерактивной карте на сайте акции можно подробно изучить окрестности Лубянки. Геометки и кликабельные объекты подскажут, что располагалось в том или ином здании, сколько человек (и кто именно) были расстреляны в этих домах, какие церкви и монастыри находились прежде на этом месте до того, как были уничтожены советской властью. Мобильные панели с результатами этого исследования были установлены рядом с местом проведения акции. Все желающие могли изучить интерактивную карту и узнать новые для себя исторические сведения. «Шарашки», тюрьмы, места массовых расстрелов и захоронений — благодаря топографии террора можно увидеть, какой была Москва еще совсем недавно.


Ирина Островская: Дело в том, что мы каждый год стараемся внести еще что-то новое. Вот совершенно неизменной остается такая официальная форма, официальное место, время, знаете, место встречи изменить нельзя. И здесь 29го, и с 10 до 10-ти. Хотя честно говоря, когда-то мы думали сделать суточную смену. Но нам не разрешили. Ночью нельзя. Ночью в Москве нельзя собираться большому количеству людей. Ну, видимо с точки зрения безопасности. Ну, нельзя-нельзя.

- И каждый год мы стараемся придумывать что-нибудь новое. Когда-то мы делали тут выставки, сменные, разные, были разные содержания. Когда-то мы устраивали тут экскурсии, которые автобусами разъезжались по всей Москве. Потом, и в этом году, кстати, тоже будет уходить экскурсия пешеходная, с экскурсоводом. Ну, пешеходная, та, которая может пешим ходом достигнуть... В прошлом году мы сделали выставку, в этом году мы сделали эти тач-скрины, которые показывают один из проектов Международного Мемориала, а у нас их много. Но это московский проект, потому что мы в Москве находимся. И это связано с топографией Москвы, с топографией террора, чтобы можно было понять, Москва очень изменилась, прошло много лет. Но все-таки вокруг нас те знаки, которые мы, привыкли, не обращаем на них внимания, а они очень значимые, и много очень несут в себе смыслов. Вот. Здесь можно про них узнать.


RadioBlago : Как рассказала нам Ирина Островская, чтобы принять участие в такой на первый взгляд простой акции, участникам приходится преодолевать себя. Выход к микрофону — это очень волнительный момент. И не все решаются на подобный шаг.


Ирина Островская: Подойти к тому микрофону, это в общем волнительно. Вы не читали сами еще пока? Попробуйте. Это такое вроде как несложное дело, правда? Все написано на бумажке, крупными буквами. Расставлены ударения. Не трудно. Но ведь это надо же через себя переступить. Решаются не все. Те, которые пожилые, очень часто приходят и не решаются произнести имя своего родственника. Им это трудно. Хотя им это очень важно. Ведь дело в том, что те люди, которых мы здесь произносим, это все реабилитированные. То есть, это все люди, которые пострадали безвинно. Мы называем только расстрелянных, а они все невинные. Вот это надо как-то в себя впустить. Правда? Ни за что. Униженные. Оскорбленные. Расстрелянные. Ни за что.

- И приходит такая пожилая женщина и говорит: а вот мой отец, а я не смогу его прочесть, у меня сил не хватит. И мы подходим к любому человеку из очереди. Я своею рукой я вписываю ему данные об отце этой пришедшей и пожилой дамы, а она стоит и слушает, как кто-то произносит имя прилюдно, громко, во весь голос, публично. Для не это важно. Она стоит и обливается слезами.


RadioBlago : Все впервые пришедшие на акцию Мемориала могли узнать и о другом важном проекте общества — «Последний адрес». Это широкая общественная инициатива, благодаря которой жители Москвы, Санкт-Петербурга и любого другого города России и бывших стран Советского Союза могут установить мемориальный знак на фасаде дома, в котором проживала жертва репрессии. Подробнее об этом проекте, как и о других инициативах Мемориала можно узнать на официальном сайте общества —www.memo.ru. На этом программа «Время культуры» подошла к концу. Берегите себя и своих близких! До встречи на следующем мероприятии!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: