Время культуры
Время культуры

меню

Выставка «Шнитке / Schnittke» в Москве

3153

Диктор: Здравствуйте, дорогие радиослушатели! В эфире «Время культуры» и в этой программе вы узнаете об открытии выставки в Москве, посвященной Альфреду Шнитке. В декабре прошлого года в честь 80-летия со дня рождения выдающегося композитора, выставка была впервые представлена на родине музыканта, в Саратове. Теперь более двухсот редких экспонатов из фондов российских музеев и частных коллекций показаны в столице. Яркий композитор, известный теоретик искусства, педагог, тонкий философ и мыслитель — ответить для себя на вопрос, кем же бы Альфред Шнитке, сможет каждый посетитель выставки до 30 июня.

После успешной премьеры в Саратове в известном старинном художественном музее имени Александра Радищева выставку решили поместить в Музей Сергея Прокофьева. По словам Владимир Лисенко, директора музейного объединения музыкальной культуры имени Глинки, двух композиторов связывает очень многое. Альфред Шнитке с большим уважением и интересом относился к творчеству Сергея Прокофьева, изучал его произведения, вспоминал композитора в своих дневниках и работах, и даже подготовил крупное исследование, посвященное музыке соотечественника. Продолжая диалог двух авторов на открытии выставки в Москве прозвучала соната Прокофьева для двух скрипок До мажор. Исполнители — артисты симфонического оркестра «Новая Россия» под управлением Юрия Башмета, Светлана Жемчужина и Екатерина Момджи.

Звучит соната композитора Сергея Прокофьева

Диктор: О композиторе на выставке рассказывают в трех разделах — биографическом и еще двух, озаглавленных как «Шнитке и музыка» и «Шнитке и слово». Две самые важные сферы в жизни выдающегося музканта мыслителя XX века представлены на равных.

О жизни Альфреда Шнитке можно узнать в биографическом зале из многочисленных архивных фотографий и документов, цитат композитора и его автографов. В разделе, посвященном Слову, Шнитке предстает философом и в некотором смысле писателем, теоретиком, глубоким мыслителем. Здесь же можно увидеть книги из личной библиотеки автора, предоставленные его женой. По словам супруги, последняя прочитанная им книга была — автобиография Сальвадора Дали, которую также показывают посетителям музея.

Музыкальная составляющая жизни и творчества Шнитке доминирует в зале, посвященном мелодии. Здесь — и партитуры с наиболее знаковыми произведениями композитора, фотографии исполнителей и коллег, на которых ровнялся Альфред Гарриевич. Представлена, например, партитура к опере Джезуальдо, впервые исполненная Мстиславом Ростроповичем с его личными пометками. Этот его монументальный труд и другие произведения, известные в мире, показаны в оригинале.

О театральной теме в творчестве Шнитке рассказывается через афиши, эскизы костюмов и декораций к спектаклям, фотографиями репетиций и премьер.

Важную часть экспозиции занимают личные вещи Альфреда Гарииевича: иконы, четки, молитвенник, книги, колокол из квартиры композитора и другие предметы. Из рассказа экскурсовода и цитат музыканта можно узнать, насколько важна была для него религия.

Благодаря мультимедийной составляющей экспозиции посетители могут глубже погрузиться в изучение отдельных теоретических статей и музыкальных произведений Шнитке при помощи сенсорных панелей. Или посмотреть воспоминания о композиторе его известных современников и близких друзей, послушать музыку автора в исполнении Юрия Башмета. Но даже если не прибегать к дополнительным устройствам, музыкальная интонация пронизывает каждый уголок музея квартиры Прокофьева и следует за каждым гостем буквально по пятам. Как удалось добиться такого эффекта присутствия рассказал инициатор выставки, руководитель департамента культурного наследия Министерства культуры России, Михаил Брызгалов.

Михаил Брызгалов: О музыке трудно рассказать в выставке, это как раз особое искусство. Этим мы все и занимаемся. Этим занимаются музыкальные музеи. Я хочу сказать, у нас существует Ассоциация музыкальных музеев и коллекций, свыше 50 музеев входит. И все вот этим занимаются мало исполнимым. Потому что показать музыку в выставке — это такая непростая вещь. А дальше мы надеемся на суд публики, мы услышим. Мы, конечно, правда волнуемся. Основная часть, главная часть нашей выставки — это всегда музыка. Музыка всегда звучит, она ни на секунду не умолкает, потому что это основной экспонат. Музыка на выставке, звучащая.. и звук... когда я ставлю коллегам некоторые задачи, как это нужно сделать, я сказал: звук должен идти так на этой выставке, как (если видите эстрадные концерты, там иногда запускают дым такой). Вот музыка должна быть как дым, пронизывать всю вот эту фактуру. Выставочную, планшетную, витринную. Музей совсем не скучное дело, и тут ничего скучного-то и нет. Это одно, а второе — это, конечно, надо любить. Знаете, как хорошее, когда вы хотите что-нибудь приготовить для своих близких людей. Мало того, соль положить по рецепту, по книге, перец, все перемешать. Но если вы сюда не вложите душу, ничего не получится. А тут когда вы все ингредиенты добавили и вложили душу, кусок сердца, думая о тех людях, которые придут, о герое, кого мы представляем. Я думаю, что в от это главные ингредиенты хорошей выставки.

Диктор: Организатор признался, что собрать так много экспонатов оказалось не просто. Ведь это был человек особого склада характера. Не будучи накопителем он не заботился о том, что после него останется материального, и тем более, по всей видимости, не рассчитывал на подобную юбилейную выставку.

Михаил Брызгалов: Потому что нет такого места, где можно прийти и взять. Есть немножко в квартире московской, в квартире гамбургской. Человек, который… У него ценности были иные, чем собирать какие-то.. и думать: вот, что после меня останется, из чего сделать выставку. Уверен, что он об этом не думал. Поэтому вот все вот наши партнеры, это и Московская консерватория, и музей Большого театра, Институт Шнитке, Центральный музей Бахрушина Московского художественного театра, естественно Музей имени Глинки. Все когда собрались и это стало очень ценным, чтобы собрать выставку. Никто в одиночку выставку не делал. Это первая выставка, которая сделана в музейном пространстве, посвященная Шнитке. Никогда никто за это не брался, потому что понимали, что это непростое дело. Но когда мы углубились, мы поняли, что это совсем не простое. Отступать было некуда, поэтому мы это сделали.

Диктор: На открытии выставки в Москве присутствовала родная сестра композитора Ирина Комарденкова-Шнитке. Она призналась, что не увидела новых или неизвестных для нее документов в экспозиции, но само пространство и то, как оно создано и звучит, тронуло ее до глубины души.

Ирина Комарденкова-Шнитке: Новых документов я не увидела, но что меня очень тронуло — речь его, он же очень много говорит, а еще больно мне было это слышать, потому что это уже после первого инсульта. Уже речь чуть-чуть нарушена. Я же помню, как это все меняется. Вы понимаете, три инсульта. И каждый раз — один, разрушительнее другого. И поэтому — и радостно, и больно. И хочу сказать, что великолепный немецкий. То есть, я почитала, мы же все с языком. И я всю жизнь с языком проработала. А тут я просто читала, смотрела и думала — великолепно. Потому что тут и русский, и немецкий. И у него великолепный русский, и перевод великолепный. И потом очень высокий уровень культуры в этом музее. И это мне очень приятно.

Диктор: Для гостей на вернисаже прозвучало несколько произведений Альфреда Шнитке в исполнении артистов симфонического оркестра «Новая Россия» под управлением Юрия Башмета. Хорошо известную Сюиту Шнитке в старинном стиле исполнили Дарья Филиппенко и Ксения Апалько.

Звучит сюита в старинном стиле композитора Альфреда Шнитке

Диктор: Известно выражение Шнитке о том, что самое главное в его жизни — семья и музыка. Младшая сестра композитора Ирина Гарриевна рассказала неизвестные случаи из жизни своего брата, которые как раз подкрепляют это утверждение. Так, в Великую Отечественную войну его семья, как и многие другие, осталась без мужчин, потому что отец ушел на фронт. И совсем юный Альфред вместе с братом Виктором вынуждены были рано повзрослеть.

Ирина Комарденкова-Шнитке: Много говорят про Альфреда.. извините, вы поймете, почему я называю его Альфредом, не только потому, что он брат. Дело в том, что я написала книжку, где я написала о своих воспоминаниях, воспоминания девочки. Не могу же я его называть Альфредом Гарриевичем. Так вот я вам сейчас приведу махонький пример. Вы его нигде никогда не найдете. Война, голодно. А у бабушки не огород, а просто чудо какое-то. Все зреет раньше, чем у всех. Ну и естественно, идет на рынок, продается. У Альфреда, который уже тогда.. сколько ему было лет, когда началась война? Он 34-го года рождения. Уже тогда — книга, серьезные разговоры с бабушкой, только на немецком языке. Очень много разговоров о религии. И вот Альфред, который вроде бы как немножко в стороне... но когда семье надо помочь, представьте себе такой почти деревенский дом, крыльцо и на нем сидит мальчик, и продает укроп. Целый день, с утра, до вечера. Не жалуется, не сопротивляется. Он знает, что это нужно семье.

Диктор: Непреклонный характер будущего композитора проявил себя еще в самом раннем возрасте, когда Альфред Шнитке впервые заявил родителям о своем намерении связать жизнь с музыкой. Об этом нашим слушателям рассказала Ирина Комарденкова-Шнитке.

Ирина Комарденкова-Шнитке: Мы жили в Валентиновке после того, как вернулись из Вены. Жить было негде. И мы снимали две комнаты в полудостроенном или не совсем достроенном доме. И Альфред кончил седьмой класс. И заявил категорически родителям, что он в школу больше не пойдет. А будет заниматься только музыкой. А вступительные экзамены уже везде кончились. И у нас был сосед. И он что-то там делал, прививал яблони. А папа гулял, папа переводчик был блестящий, даже школа Шнитке была переводов. Он дошел к этому человеку, познакомился с ним. И оказалось, что у этого человека друг работает в музыкальном училище Октябрьской революции. Он написал записочку. С этой записочкой Альфред пришел в училище. Не окончив не музыкальной школы, с отсутствием голоса, потому что была смена голоса. И еще он был у блестящего педагога Василия Михайловича Шатерникова.

Диктор: Как призналась младшая сестра музыканта, он, в отличие от своего брата Виктора, всегда знал, чего хочет. Словно был рожден со знанием того, что однажды станет всемирно известным композитором.

Ирина Комарденкова-Шнитке: Мы приезжаем в Вену, это уже 46-й год. Папе в качестве приза или премии дают аккордеон. Через два месяца Альфред играет на этом аккордеоне. Сам. Но у него есть еще одно увлечение — марки. Трудно сказать, что его больше притягивает — марки, или, в данный момент, этот аккордеон. Марки чудесные! Есть изумительный пинцет, который мне никогда не дают, чтобы попробовать какую-нибудь марку. Но вдруг исчезают все альбомы, исчезает пинцет, и исчезает аккордеон. И появляется новый, великолепный, красивый, и необыкновенно звучный. Даже я понимаю, что он звучит иначе, чем тот, который был раньше. Он сам проделал все это. То есть, продавал марки, альбомы, выбирал себе инструмент — все сам. А сколько ем лет?

Диктор: Мнения родного и близкого человека композитора о выставке важно еще и потому, что посторонний, пусть и хорошо знакомый с творчеством музыканта человек, не всегда сможет почувствовать фальшь и искусственность сюжета экспозиции. В данном случае, впечатление, которое произвела выставка на Ирину Гарриевну, заслуживает особого внимания.

Ирина Комарденкова-Шнитке: Меня просто очаровал этот музей: высокая художественность оформления всего этого музея, великолепное использование.. Извините, я ни разу не видела, ни в одном музее такого замечательного таких технических средств. И кроме того чувствуется, что выставка была сделана людьми не только знающими дело, но и очень любящими его. Тепло, так сказать, создателей этой выставки ощущается.

Диктор: Необычное произведение Альфреда Шнитке прозвучало на вечере открытия выставки в Москве. Реконструкция наполовину утерянного произведения, которое сам автор назвал moz-art . Исполнили Светлана Жемчужина и Екатерина Момджи,

Звучит произведение Moz-art для двух скрипок композитора Альфреда Шнитке

Диктор: Очень важно упомянуть, что выставка «Шнитке» ценна не только своим визуальным рядом, мультимедийной и музыкальной составляющей. У нее есть и серьезная научно-теоретическая основа. Профессор Московской консерватории имени Чайковского, доктор искусствоведения и научный консультант выставки Елена Долинская рассказала, какие издания были подготовлены к юбилею композитора.

Елена Долинская: К юбилею Альфреда Гарриевича и к открытию выставки мы подготовили альманах, наверху которого стоит название журнала, но относится, как мне кажется к Альфреду Гарриевичу. Называется «музыкант классик», альманах к 80-летию Альфреда Гарриевича. Вообще, не для того, чтобы похвастаться, а чтобы информировать, хочу сказать, что о Шнитке писали при его жизни очень разно, очень разные высказывались взгляды, но всегда это трогало за живое, потому что все понимали, что за этим стоит великая музыка и великий человек. О Шнитке много пишут и после его ухода. И вот, наш Шнитке-центр рекомендует вашем вниманию 9й том нашего сериала «Альфреду Шнитке посвящается». Там много нового, а казалось бы: девять томов, ну что еще можно написать об Альфреде Гарриевиче. А мне кажется, что вот тут цифры не страшны. Вот в этом девятом томе мы для себя открыли фигуру Виктора Шнитке. И даже назвали эту статью так: «Виктор Шнитке, кто вы?». Потому что это действительно блистательный переводчик, это очень тонкий поэт нас тихи которого Альфред писал вокальные циклы. Но так получилось, что он выпал из этой общей обоймы внимания, скажем, к Альфреду Гарриевичу, мы вот о нем рассказали. Здесь в этом альманахе вы тоже найдете какие-то интересные вещи.

Диктор: О том, как удалось собрать такое внушительное количество материалов об одном композиторе, профессор Елена Долинская рассказала нашим слушателям лично. Как оказалось, сборники статей под названием «Альфреду Шнитке посвящается» это только вершина айсберга той работы, которая была начата сразу после ухода из жизни музыканта в 1998 году.

Елена Долинская: Дело в том, что мы народ хитрый, мы собираем сведения об Альфреде, наверное, буквально с дня его уходы, а для этого надо беседовать с теми, кто с ним работал, помогал в постановке его сочинений, с режиссерами, с литераторами. Для этого надо было проводить конференции, что мы и делаем: раз в два года. Приглашали мы Любимова, доктора мира Рошаля, в общем, все люди, кто окружал Альфреда Гарриевича были гостями нашего института. И тогда мы проявляем следующий этап хитрости. Вот выступили с замечательными воспоминаниями, которые, разумеется, записываем. А потом говорим: вы нам, пожалуйста, напишите, да еще и пошире. Когда они написали, они попались в наши сети. И тогда складывается содержание каждого тома, она абсолютно не похожи. Один двуязычный, один посвящен театру, один — жизни Шнитке в архивах и документах. Во всяком случае, мы заботимся о том, чтобы каждый номер был интересным. Он давал новое представление об Альфреде Шнитке, а значит, мы хотим нарисовать его портрет в эпохе и эпоху в его лице.

Диктор: Пространство выставки, посвященной Шнитке, не будет пустовать, рассказали организаторы. Планируется использовать созданные залы для проведения лекций о творчестве Альфреда Гарриевича, концерты и даже дни открытых дверей, поделилась планами профессор Долинская.

Елена Долинская: Выставка, действительно, лично меня поражает своим симфонизмом. Я это понимала и в процессе работы. Но в этой тональности выставки есть и другой жанровый аспект, это камерность, с ее доверительностью, с ее нацеленностью от сердца к сердцу. Такой была и музыка Альфреда Гарриевича. Я хочу сказать еще, что в процессе работы пришла мысль, которую мы обязательно реализуем. Вот в этом помещении мы хотим устроить день открытых дверей Института Шнитке, чтобы приходили сюда и поступали к нам в институт. Мы хотим здесь читать лекцию «Введение в мир музыки Шнитке». Мы обязательно будем устраивать большую серию концертов силами наших педагогов, аспирантов и вообще хороших музыкантов.

Диктор: Михаил Брызгалов, который также является президентом Ассоциации музыкальных музеев, рассказал, что выставка «Шнитке» после показа в Москве отправится в Гамбург, где композитор провел последние несколько лет жизни и преподавал в высшей школе музыки.

Михаил Брызгалов: Все не просто. Все не просто, как и в музыке Альфреда Шнитке. Мы никогда не.. даже всеми любимая, приятная во всех отношениях музыка к его театральным работам, к его фильмам. Знаменитая сюита в старинном стиле, все равно нельзя сказать, что там нет ничего такого не программного. И выставка такая же. Мы хотели бы... эта выставка сделана, может быть, не для групповых, как это принято в музейном мире посещений. Эта выставка делана для того, чтобы каждый человек мог прийти и ответить для себя индивидуально на вопрос: а кто такой, Альфред Шнитке?

Диктор: Выставка продолжит свою работу до 30 июня в Музее-квартире Сергея Прокофьева по адресу: Москва, Камергерский переулок, дом 6. Метро Театральная и Охотный ряд. На этом программа «Время культуры» подошла к концу! До встречи в выставочном зале!

Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: