Время культуры
Время культуры

меню

Художник Константин Сутягин

3206

RadioBlago: Здравствуйте, дорогие радиослушатели! В эфире программа «Время культуры». Сегодня мы познакомим вас с российским художником Константином Сутягиным. Расскажем о выставке картин с названием «Виноградники», которая проходит в Музее Органической Культуры в Коломне в выставочном зале «Брусенский переулок, 31».

Константин Сутягин – родился в 1964 году в городе Уфа. В 1987 году окончил Московское высшее техническое училище им.Баумана. Обучался в художественной студии Евгения Стасенко.

С 1991 года активно выставляется в России и за рубежом. Прошло более 100 выставок. Работы экспонировались в Москве, Петербурге, Новосибирске, Саратове, Париже, Кельне, Токио, Атланте, Лондоне. В 2012 году в составе творческой группы Константин совершил поездку в Северную Африку по следам Русской эскадры, покинувшей России в 1920 году. По итогам вышла книга «Под небом Бизерты».

Работы Константина Сутягина находятся в собраниях Государственной Третьяковской галереи, Государственного Русского музея, Новосибирского государственного художественного музея, Московского музея современного искусства, в Музее Органической Культуры и во многих др. музеях и частных коллекциях.

Константин Сутягин автор ряда книг, посвященных взаимоотношениям художника и общества. В 2015 году Константин стал лауреатом Новой Пушкинской премии. Получил специальный диплом «За гармонию слова и образа».

В нашей беседе Константину был задан такой вопрос: Не каждый человек живет внутренней жизнью, а ищет жизнь извне. Для него это иллюзия истинной жизни. И, в связи с этим, какая Ваша жизнь художника внутри и извне?

Константин Сутягин: Все мы люди. Тоже что-то приходит извне. Как приходит эта жизнь? Приходят люди, и с ними можно поговорить, порадоваться, огорчиться. Мы стали слишком уязвимы, доступны. Я терпеть не могу собственной доступности везде и борюсь с ней, стараюсь быть…что ли недоступным… У меня телефончик старенький, мне не присылают обновления на почту, фейсбук. Многие обижались в свое время: «что ты так реагируешь поздно». Даже у меня такое правило: мне написали, я никогда сразу не отвечаю «я отвечу Вам завтра». Чуть-чуть запаздывать хочется, мне даже кажется, что это какая-то форма гигиены на сегодняшний день. Хорошо, когда мы зависимы от людей, а когда мы зависим от медиа, от каких-то механизмов, что страшно.

У меня даже такая мысль возникла… Цивилизация переходит на другой уровень. Я о себе подумал, что я, наверное, как последний из могикан. Живут индейцы в мире бледнолицых. Бледнолицые железную дорогу построили по моей территории, провели wi-fi, а я хожу свою ловушку проверяю, капканчик поставил, здесь у меня курочка, скот угнал у бледнолицых тихонечко, пока никто не видел. Бродит такой же, как все, но себе на уме. А поймают, снимут скальп. И вторая мысль мне пришла в голову: я не хочу быть успешным в мире бледнолицых. Я какое-то время полез в интернет, стал понимать, как все устроено. Сам потихонечку начинаешь и писать по-другому: так напишу – будет 50 лайков, а так – 150. Мысль: 150 – лучше, чем 50! И начинаешь в эту сторону лезть. И потом думаешь: в мире бледнолицых мне успех не нужен.

RadioBlago: Мы понимаем, что мир тварный. И один из путей к пониманию красоты, созданию красоты есть путь чувства света, светоносность, преображенного света изнутри человека. Может быть не даром художники изучали свет и цвет и формировали светом форму?

Константин Сутягин: Я вспомнил, у меня была прабабушка моя, Куракина Татьяна Григорьевна, она прожила ровно 100 лет и умерла в день своего рождения, Татьянин день. Она ослепла в последние года два, но она видела свет, она вставала и молилась на оконный проем. То есть, свет она видела…

Природа света… Вот то, что вы говорите, все правильно, есть импрессионисты, теории, у Караваджо какой-то подход к свету, у Михаила Ларионова был такой «лучизм», когда он говорил, что предмет рождается от преломления световых каких-то лучей, исходящих от него. Но, что касается меня, у меня чисто интуитивно. Я вот крашу, крашу, вдруг, оп, что-то такое произошло, какой-то свет пошел и все... Я с учениками. У них есть в голове какая-то схема, я говорю: береги это место, у тебя что-то такое засветилось. «Нет. Я хотел. Тут у меня не правильно, не похоже». «Свет – он дороже, чем похоже и правильно или не правильно». Есть такое слово – «живая картина», в общем-то, в русском языке живопись идет от слова «живой».

Не painting, как от материала пентюра, живопись идет, связанная с материалом, чем наносится краска -акварель, масло, графика, painting – краситься, а у нас – живопись. И живопись может быть и икона. Про Феофана Грека Епифаний Премудрый сказал, что он «живописец изрядный». Слово такое было! Хотя какой живописец? Фреска. В формальном нынешнем понимании фреска – разве это живопись или икона на доске – это разве живопись? А живое, и вот это живое, на мой взгляд, вот может это и есть свет какой-то? Вот что-то засветилось! Живая картинка стала. Оживление. Раз и зажила. Бывает с картинкой все правильно делаешь, пишешь, а она не зажила, не вспыхнула. А потом раз – мазнул в какой-то момент… Ожила.

RadioBlago: Получается, что художник освобождается от своего внутреннего напряжения, когда почувствует свет. А вот цвет – это же тоже загадка…?

Константин Сутягин: Как художник, я не анализирую, что я делаю. Так вот задумаешься и как сороконожка, с какой ноги пойти и ничего не сделаешь. Я люблю потеоретизировать по поводу других художников, поразбирать, что у кого. А себя я как-то не лечу. Получается иногда, и Слава Богу! А почему получается, что там, следуя какой теории. Мне лучше всегда работается, когда в цейтноте, срочно, когда у меня есть час полтора. Скорее сделал и побежал, потом смотришь – нормально получилось. Так теоретизировать – это отдельная профессия. Оно интересно, я сам люблю поумничать, порассуждать, но про других.

RadioBlago: Счастье подобно солнечному свету – оно пронизывает мир, растворяясь в нём. Расцвечивает по-своему даже самые простые и незатейливые вещи. В картинах Сутягина всё острее ощущается их особая «озарённость». Мир высветлен взглядом, способным на бескорыстное любование.
Сам художник уже давно догадался про связанность любви и счастья, про путь к счастью через любовь и благодарность. А теперь и нам рассказывает: «Странно: писал всегда про живопись, а книжки получались исключительно про счастье. Теперь думаю: может, это и есть главный изобразительный закон? Лучше всего получается, когда автор пытается рассказать про счастье, когда ему что-то правда нравится, когда он любит и очень хочет этим поделиться с другими. А зачем ещё нужно писать картины и книжки – я не знаю».

Константин Сутягин: Это не просто мужественный, а наглый шаг в то время. Я же современный художник, поэтому я делал из вредности, на зло. В свое время, 95-94-й год, когда казалось, что все рушится, а я подумал, что из вредности буду писать про счастье. И как-то увлекся. В свое время это звучало как вызов, как фронда, а сейчас вроде ничего.

Слово «успех» - оно, что называется, такое цифровое. Его можно описать: сколько денег, сколько квадратных метров, какая марка чего там - ботинок или машины. А счастье – оно аналоговое, его трудно описать, что это такое. И в этом смысле оно и неуязвимо. Можно иметь мало квадратных метров, мало единиц, таких, таких, таких, но вот счастье и есть.

RadioBlago: Личный опыт отношений с пространством у Константина Сутягина – самый первый, ранний, детский – можно назвать счастливым. Он связан с «организованной свободой»: в Уфе у семьи был отдельный дом – c двумя печками, садом, курами. Простор, масштаб – не то, что в коммуналке или в тесной городской квартире. Дом – это структура, связь элементов в целое, ясность – где и что находится. А ещё – море, Керчь (где прошла другая часть детства), керченская археология, игры на раскопках… «Свободная стихия» моря – и тут же город, улочки, порт с его отлаженной рабочей жизнью. Этот синтез свободы и структуры, прогретой человеческими усилиями, породил особое, характерное именно для Сутягина видение «русского мифа». А миф, как известно, определяет внутреннее зрение и понимание происходящего вокруг.

Константин Сутягин: Я стал использовать слово «миф». Есть структуры мифа, которые пронизывают жизнь, и ты чувствуешь в них себя уютно. …Некие структуры бытия, они как сваи в жизни стоят, и жизнь держится на этих структурах. Лет 10 назад мы поехали по следу последней русской эскадры, которая ушла в 21 году из Севастополя. Босфор, Дарданеллы – 50 кораблей с детьми, женами, с собачками, все собрали и уплыли неизвестно куда. Они плыли: Франция не приняла, Греция тоже и они уплыли в Северную Африку – Корфоген, Бизер была французская колония, они там и встали на якорь, сошли на берег. Так там появилась русская колония. Приехал туда, смотрю на могилы и все время комок в горле стоит, и думаю: кого я жалею, никого уже там нет. Умерли, кто-то уехал во Францию и их судьба была не столько трагична, как тех офицеров, которые остались в Севастополе, а все равно жалость, что-то трогает меня. МИФ об изгнании. Это момент. Этот миф каждый в микроскопической дозе испытал. Ребенок – его изо стола выгнали и ты не можешь вернуться, а изначально этот миф восходит к изгнанию человека из рая. Эти великие образы, события, факты – эти сваи, сидят в бытии и мы их касаемся в микроскопических дозах. Раз – изгнание эскадры, раз – из стола тебя выгнали, Данте из Флоренции- выгнали... Читаем – вот бедняга! А почему? Эта моя теория, может быть она завиральная, мне это нравится…

RadioBlago: В окне Сутягина частенько идёт снег. Он падает и падает, слепит глаза, ткёт вибрирующую завесу между взглядом и окрестностями. Недаром зима, снег – сквозной мотив не только русской живописи, но и русской поэзии – от Пушкина до Пастернака. Снег прочерчивает на картинах свой собственный путь, постепенно открывая, что главный герой многих (едва ли не всех) картин Сутягина – это ПУТЬ, который всегда тянется «откуда-то» и «зачем-то». Именно так реальный человек и воспринимает мир, выцепляя из него нечто главное для себя, а остальное отмечая лишь в общем.
Каждый знает этот «жизненный путь» – дорогу от рождения к смерти. Путь – прообраз любой дороги, на которую человек вступает, будь она зримой или воображаемой.

И опять-таки неугомонный снег, который отменяет любую предопределённость. Из этого разнонаправленного, хаотичного, разнородного и противоречивого движения взгляд художника творит целостность.

Константин Сутягин: Я художник, словно собака. Лучше – хуже, теплее – холоднее. Есть вдохновение, природа которой и не мирская, загадочная и не понятная, которая ведет и что-то хочешь, а иногда что-то делаешь – мешает, закрасил, а иногда и ничего бывает.

RadioBlago: Константин Сутягин вместе с композитором Иваном Соколовым и автором идеи Григорием Горовым работают над уникальным проектом «Евангельские образы». Композитор Иван Соколов создал цикл фортепианных rпрелюдий на темы Нового Завета, а Сутягин написал на эти темы живописный цикл.

Большинство картин этого цикла представлены на выставке «Виноградники» в Коломне, в выставочном зале «Брусенский переулок, 31». Картины говорят о восприятии и желании воспринимать, о божественном Слове и его постижении: «Радуйтесь и веселитесь», «Марфа и Мария», «Маленький человек на дереве (Закхей)»и даже «Благовещенье» – первообраз всякого отклика на божественное Слово.
Хотя подписи от руки продолжают звучать – но они воспринимаются, словно голос очевидца, близкого участника событий: «все насытятся», «радуйтесь и веселитесь», «кончилось вино». Многие канонические сюжеты названы лишь наполовину: «Бегство» (а не «Бегство в Египет»), «Воскрешение дочери» (без упоминания Иаира), «Буря» (а не «Буря на озере Тивериадском»), как будто им ещё только предстоит воплотиться и допроявиться сполна. Или чтобы зритель их сам додумал, довспомнил – стал соучастником, погрузился в ту же воду…

Благодаря необычному и яркому тандему композитора и художника мы видим и слышим уникальное произведение, объединяющее музыку и живопись. Наполнение музыкой картины, оживают, а звуки – выраженные красками, обретают еще большую глубину. Музыка переходит в зрительные образы, краски – в звуки, и происходит слияние двух видов искусства.

Звучит 25-я прелюдия в исполнении Ивана Соколова.

RadioBlago: Особую силу Евангельскому циклу придаёт то, что многие картины писаны на дереве – настоящих иконных досках, утративших первоначальное изображение. Признаки времени, трещинки, шероховатости – всё это создаёт неповторимый облик материала.

Этот цикл – словно скрытый художником до поры до времени трагический «полюс», противоположный всей остальной живописи Сутягина, которая, как известно, – «про счастье».

У микрофона композитор Иван Соколов.

Иван Соколов: Костя, твои картины произвели на меня большое впечатление. Мне близка их поэзия, глубокий лиризм, любовь к Богу в мире и к миру в Боге. Каждый человек в какой-то степени художник. Когда я выхожу из музея, то всегда ловлю себя на мысли, что весь окружающий мир воспринимаю как искусство. Но этого нет, когда я выхожу из концертного зала! А казалось бы должно быть. Ведь звуки, окружающие нас, это тоже огромная, гигантская, божественная симфония. Может быть потому этого нет, когда я выхожу из концертного зала, что музыка – это искусство внутреннее, оно не так связана со зрением, как живопись. Вернее слух не так связан с миром, как зрение. Конечно же и все звуки мира – это грандиозная божественная симфония. Но люди редко слушают ее. Этим летом я особенно наслаждаюсь небом, оно для меня в этом мире символ Божественного, лицо Бога. Ничего нет прекраснее цветов, утренней и вечерней зари, разнообразия форм облаков, птиц парящих высоко в воздухе! Хорошо, что в твоих картинах много неба. Пока! Ваня.

RadioBlago: Послушаем 30-ю прелюдию.

Сутягин очень современный и вместе с тем очень традиционный художник. Современный потому, что не отдается беззаботно порывам творческой энергии, а склонен к рефлексии, порой ироничен, порой грустноват.

А традиционный потому, что в конце бурного века, не раз уже объявлявшего о смерти живописи и о конце искусства, он работает в цвете, ценит законы станковой картины и не противопоставляет себя тому, что в былые времена называлось «школой». Он смотрит всегда откуда-то сверху, сквозь пелену тумана и дымку времени.

Константин Сутягин: Эмоция – это что-то упрощенное, если мы по большому счету говорим. Для меня лично – жить красиво и осмысленно. Истина и красота, если вспомнить античное – истина, благо и красота, когда они слипаются в одной точке, в одном событии, в одном человеке, наступает эта гармония. Гармония, тоже слово не объяснимое… Вот эти три понятия мне нравятся еще с античных времен – истина, красота и благо. Ну, или истина, добро, красота. Вот они слиплись в одной какой-то точке. Ты понимаешь, что происходит, тебе это нравится, что происходит, с точки зрения красоты. И это, как бы, хорошо как благо. Я сейчас немного умничаю, но, если мы вспомним, что истина, добро и красота – это одни из имен Бога. Слово «красота» выпали лет 100 или 200. На ней стали экономить. Истина – да, благо – да, а вот красота – как получится. Мне кажется, большая ошибка произошла. На красоте стали экономить и в результате добро перестало быть привлекательным, истина также перестала быть привлекательной. Они не стесняются носить кожаные куртки, ножечки специальные, они любуются… и предлагают другим полюбоваться: «смотри, как у меня все изящно», начиная с кино. Это тоже произошло не очень давно…

Художники перестали это слово любить. В какой-то момент оно было скомпрометировано на «красивенько», «салончик», «оттопыренный мизинчик». Я читал французский журнал и там пишут «художник перестал искать красоту», они перестали ставить себе такую задачу. По началу было… искали безобразное в искусстве. Был стиль такой бидермейер, большие глазки, девочки. Речь о том, что это не красота, то что они называли красотой. Это было опошленное… А почему, потому что Красота – единство истины и добра и красоты. В каком-то смысле в этом стиле нет истины. Грубо говоря в накрашенных губах нет истины, это вранье. Я огрубляю, конечно. Я уже не говорю про добро. Как только распалось единство Истина, добра и красота, то красоту стали делать… Шахматы покрасили золотой краской, вот они теперь красивые, так должны быть по идеи. А чего вдруг они станут красивые?

RadioBlago: Гостьей выставки Константина Сутягина «Виноградники» стала народная артистка России Елена Антоновна Камбурова. Елена Антоновна поделилась с нами своим впечатлением.

Елена Камбурова: «Простым художественным языком художнику удается передать предстояние всех участников события перед великой тайной Боговоплощения». Константин Сутягин. Приятно, что темы всех картин, практически все картины пронизаны высоким религиозным чувством.

Основу картин составляют здесь и цветы и птицы. И сюжеты Библейские. Судя по тому, какие сюжеты в картинах, какие герои картин, цветы – это говорит очень много о человеке, о его светлом сознании.

Очень благодарим за возможность посмотреть такие картины. Я очень благодарна Константину Сутягину за факт его творчества, и мне захотелось узнать, как он пришел к этому, с детства ли он рисовал? И каковы его планы?

Меня поражает обилие цветов на его картинах, цветы для меня очень важны. Я даже называю – цветы это глаза Бога, так мне кажется.

RadioBlago: Выставка всегда является возможностью для художника ощутить себя в некоем новом пространстве. То, что Константин Сутягин взял за основу своих работ религиозный сюжет это необычно в наше время, потому что ни культура, ни другие институты не развивают религиозные чувства, а изобразить тех, кто изображен на иконах, есть некоторое дерзновение. Но то, что художественными средствами решает не иконописец, а художник – это всегда интересно, потому что это не только эмоция, это всегда внутренний ход, который идет от того чувства, которое поражает художника.

Константин Сутягин: В чем смысл выставки – посмотреть на себя и что-то понять. Потому что когда смотришь на работу в мастерской – ну хуже написано, лучше написано, что-то подправил. А вот целиком высказывание я не понимаю. И я вам благодарен, что вы это высказывание сформулировали за меня с помощью экспозиции. Когда сам делаешь экспозицию, то свою точку зрения навязываешь своим картинам, а вот когда видишь себя со стороны, начинаешь понимать про себя. Спасибо вам за вашу выставку, за помощь, за ваш интерес к тому, что делают художники.

Еще вы хорошо сказали про тему, затронутую религиозную, около религиозную – вот еще лет 20 назад общество с интересом воспринимало, что делает художник в религиозной сфере, а сейчас я чувствую какое-то отторжение от этой тематики. Поэтому то, что это собрали и показали, для меня это и честь и радость.

RadioBlago: Посетителям музея мы желаем интересного путешествия по экспозиции. Выставка художника Константина Сутягина «Виноградники» продолжает свою работу в выставочном зале Музея Органической Культуры по адресу: Брусенский переулок, 31.

На этом выпуск программы «Время культуры» подошел к концу. При подготовке передачи использовались материалы из книги «Земля и небо. Диалоги композитора и художника», цитаты из статей доктора искусствоведения Ксении Богемской, искусствоведа Натальи Аксеновой, кандидата филологических наук Татьяны Алексеевой, арт-директора Музея Органической Культуры Ирины Аликиной.

Все программы можно найти по адресу: www.radioblago.ru

Выставка Константина Сутягина "Виноградники"

Авторская страница на сайте Музея Органической Культуры

До встречи в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: