Время культуры
Время культуры

меню

«Манифеста-10» /1/

4172

В Санкт-Петербурге дан старт европейской биеннале современного искусства «Манифеста 10». В нашей сегодняшней программе мы расскажем вам об этом событии.

Первая выставка в рамах биеннале «Манифеста» прошла 20 лет назад в Голландии. По замыслу организаторов событие проходит раз в два года и переезжает в новый город и в новую страну. Потому Манифесту прозвали — кочующей биеннале.

В этот раз мероприятие впервые оказалось в России. Город Санкт-Петербург, фонд «Эрмитаж XXI век» и Государственный Эрмитаж выступили со-организаторами «Манифеста 10». В зданиях Зимнего дворца и Главного Штаба расположились работы 50 современных художников со всего мира. Директор государственного музея «Эрмитаж» Михаил Пиотровский на пресс-конференции в честь открытия Манифесты напомнил всем присутствующим, что главный музей северной столицы всегда был местом показов не только классического, но и авангардного искусства.


Михаил Пиотровский: Я также хотел бы отметить несколько вещей, связанных с тем контекстом, в котором находятся Манифесты в Эрмитаже. Она окружена не только классическим искусством, но и танцем Матисса, черным квадратом Малевича, композицией №6 Кандинского и Красным вагоном Кабакова. То есть, главные иконы искусства 20го века здесь есть. Я хотел бы также напомнить, что Эрмитаж всегда был таким местом показов и споров о новом искусстве, и для культуры российской — третий этаж Эрмитажа — это знаковое место, это символ знакомства и показа классического, блестящего нового искусства и споров о нем. Хотел бы также напомнить, что в 1919 году в здании Зимнего дворца была выставка всех направлений художественных и в том числе самого новейшего направления художественного — в пикетном зале висели картины Филонова, Шагала, Матюшина. Так что нам это все не впервой.

Я бы хотел особо подчеркнуть, что фестиваль Манифеста — фестиваль для всего города Петербурга. Такое большое испытание и для города и для Манифесты, как это все вместе уживется. Но для нас может быть это самое главное. Сегодня мы открываем параллельную программу Манифесты. Все это очень важно. Насколько мы в городскую среду внесем тот фестивальный дух и дух интереса, который мы хотим возбудить к современному искусству. Неважно хорошее или плохое искусство. Современное искусство очень интересное для того, чтобы его смотреть и его обсуждать.


RadioBlago: Пристальное внимание к современному искусству в России со стороны правоохранительных органов и разных общественных организаций заставило руководителей биеннале принять все необходимые меры по предупреждению возможных конфликтов. Выступая перед журналистами, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский заявил, что все экспонаты экспозиции были тщательно согласованы с юристами и не нарушают законов Российской Федерации.


Михаил Пиотровский: В России есть много законов. В России такие законы, при которых никакая цензура уже не нужна. Соответственно единственным условием, которое было поставлено Манифесте, что все должно соответствовать российским законам. Все соответствует российским законам. Там, где есть вещи, которые возможно могут нехорошо повлиять на детей, там стоят соответствующие знаки. Вся Манифеста 16+. Есть специальные наши юридические исключения, чтобы все соответствовали. Матерных слов нету.


RadioBlago: Директор также упомянул, что им пришлось провести большие биологические и инженерные исследования, поскольку не все инсталляции соответствовали правилам музейной жизни и музейного климата. Однако как выяснилось позже, все предвидеть не удалось.

Государственному Эрмитажу в этом году исполняется 250 лет. Вместе с Манифестой в старые стены проникли не только инсталляции и картины, но и разные звуки, запахи, как принято у современных художников. Терпкий запах маргарина от инсталляции Йозефа Бойса заполнил знаменитый третий этаж Зимнего дворца. В итоге постоянные смотрительницы музея вынуждены были надеть марлевые повязки, а зрители восхищались изобретательностью художника. Ведь на железных стеллажах Бойса (инсталляция «Экономические ценности» и «Гипсовый блок») располагаются товары из универмагов ГДР, в том числе продуктовые. И стойкий запах масла или маргарина прекрасно дополняет общую картину.

Остальные экспонаты основной выставки «Манифеста 10», расположенные в Зимнем дворце, было довольно сложно найти среди произведений постоянной коллекции Эрмитажа. Представленные работы современных художников, многие из которых созданы специально по заказу биеннале, подобраны таким образом, чтобы возникал диалог между ними и эрмитажной коллекцией.

На прошлой Манефесте, в Бельгии, современное искусство тоже было показано в диалоге с художественным и историческим наследием. Подробнее об этом тренде радио «Благо» рассказали художник Алексей Кострома и куратор выставок современного искусства и фотографии Екатерина Кондранина.


Художник Алексей Кострома и куратор выставок современного искусства и фотографии Екатерина Кондранина: По большому счету, этот принцип куратирования, когда соединяется старое искусство. Буквально искусство с Эпохи Возрождения и классическое с современностью, этот тренд начался несколько лет назад. Жан Губен Матен сделал в Венеции, где соединил Палаццо Фатуни, работы классических художников с современными или с модерном, допустим. Распятие и рана Христа от копья его вдруг вдохновило на то, чтобы выставить работу Лучо Фантано, его прорез. Таким образом идет коммуникация искусства прошлого и сегодняшнего. Ведь изобразительный язык меняется вместе с жизнью. И то, что сегодня кажется дерзким или новым, завтра это будет классическим. Поэтому мне кажется, большой разницы, также между распятием и раной от копья с прорезом Лучо Фонтано, большой разницы нет в общем-то. Но в изобразительном или эмоциональном плане та же боль, та же трагедия. Поэтому таким образом соединяются, соединяются разные века и строятся мосты понимания от одной культуры к другой.

- Дело в том, что это уже сложившаяся практика на Западе и поскольку Манифеста — это европейское биеннале, поэтому они уже перенесли такой макет, такой образец сюда. Потому что это помогает людям понимать, принимать новые образы, в новых высказываниях в каких-то вечных проблемах, вопросах.


RadioBlago: Для создания диалога культур разного времени и построения мостов понимания в постоянную экспозицию Эрмитажа куратор Манифесты добавил такие произведения, как картина Герхарда Рихтера «Эма. Обнаженная на лестнице», работа Павла Пепперштейна «Угол-овник», «Жилая комната» Тацу Ниси, скульптурная группа «Дама с собачкой» Катарины Фрич, ваза Джованни Баттиста Пиранези, соседствующая со скульптурой Луизы Буржуа «Этюд с натуры».

По замыслу куратора «Манифесты 10» Каспера Кёнинга, небольшая экспозиция работ Пиранези и Буржуа является одним из ключевых пунктов биеннале. Здесь выстраивается связь между причудливыми барочными фантазиями Пиранези и гибридными персонажами одной из самых известных художник 20-го века, говорится в каталоге к выставке.

Фотографии Ясумаса Моримура воспроизводят рисунки сотрудников Эрмитажа Веры Милютиной и Василия Кучумова во времена Великой отечественной войны. На них показано, что большая часть картин была эвакуирована, посетители музея созерцают лишь пустые рамы. Проект японского художника один из примеров того, как участники биеннале откликнулись на призыв организаторов отреагировать на пространство, в которое помещена «Манифеста 10».

Кочующая биеннале не случайно каждый раз выбирает новое место проведения — современным художникам важен контекст, в котором проходит выставка. Большая часть работ представляет собой рефлексию на происходящие события в мире и в России. Восприятие города, людей, образов страны выражено в произведениях художников.

Аудиоинсталляция Сьюзен Филипс «Круговорот реки (Нева)» (12-канальная запись фортепианной музыки) органично вписалась в пространство Парадной лестницы Нового Эрмитажа с ее мраморными колонами и античными скульптурами.

А в залах Матисса на третьем этаже Эрмитажа неожиданно для посетителей появились картины южноафриканской художницы Марлен Дюма и французской художницы Николь Айзенман. Стиль работ последней можно определить как неореализм, где элементы классической живописи, комиксов, рекламы совмещаются с детскими воспоминаниями автора.

Известные полотна французского художника Анри Матисса, в том числе произведение «Танец», теперь висят в отреставрированных залах Главного штаба, где располагается бОльшая часть выставки основной программы «Манифеста 10». Подробнее о такой рокировке рассказал директор музея Михаил Пиотровский.


Михаил Пиотровский: Первое — Матисс переехал сюда на свое постоянное место. Я много читал — временно переехал и так далее. Это здание специально реконструировано для того, чтобы здесь висели картины Матисса, Пикассо и импрессионистов.

- А что будет в залах Матисса?

- О... это пока неясно! У нас большой конкурс.

- То есть это пока не очевидно?

- Совсем не очевидно.


RadioBlago: Знаменитый живописец Анри Матисс, творивший на рубеже 19го и 20го веков представлен на «Манифесте 10» в качестве участника наравне с другими. В Главном штабе продолжается идея построения диалога.

14-метровая инсталляция Томаса Хиршхорна под названием «Срез», выполненная по заказу «Манифеста 10», расположена во внутреннем дворике Главного штаба. В этой работе обрушившаяся стена дома открывает зрителю содержимое шести квартир, на стенах которых висят подлинники произведений русского авангарда — картины Малевича, Филонова, Розановой.

В соседнем зале представлена небольшая ретроспектива советского автора Тимура Новикова, включающая его текстильные работы «Горизонты». «Эти простые и внешне наивные работы образуют своего рода энциклопедию мироздания», считают организаторы. Другой российский автор, чьи произведения тоже представлены на выставке в главном штабе — Владислав Мамышев-Монро. Его свободное и жизнелюбивое творчество запечатлено в картинах, фотографиях, видео-фрагментах.

Современный российский автор Александра Сухарева предложила на суд зрителей инсталляцию «Это есть, тебя нет». Работа объединяет на шестиугольном участке найденные объекты, зеркала, фотографии, письма из архивов Великой Отечественной войны.

Европейское биеннале современного искусства «Манифеста 10» состоит из нескольких программ. В основной программе выставка в Зимнем дворце и в Главном штабе. Наряду с ней проходит публичная и образовательная программа Манифесты. Экскурсии с медиаторами, специальные мероприятия, мастер-классы и дискуссии, направленные на обсуждении места современного искусства в обществе — вот, что в ходит в образовательную часть события.

В рамках публичной программы проходят выставки, перформансы, дискуссии, акции, целью которых является осмыслении социальных и политических реалий современного мира, его проблем и конфликтов, а также той роли, которую играет в нем искусство. Другой своей целью авторы публичной программы видят в обсуждении темы публичного и приватного, и соотношение этих сфер в советское и постсоветское время. Эту мысль развивают в серии коротких выставок «Квартирное искусство как домашнее сопротивление» кураторы Олеся Туркина и Роман Осминкин.

В коммунальной квартире по адресу улица Марата, 33 каждую неделю вплоть до 1 сентября организаторы намерены менять экспозицию. Как им удастся сохранить такой темп и что это значит, рассказала куратор, кандидат искусствоведения Олеся Туркина.


Олеся Туркина: На этой выставке 102 художника, к традиции квартирных выставок, свои тайные академии... они показывали свои работы в квартирах. Время официального искусства прошло, но это частное пространство.. небольшое оно переосмысливается..

-Каждую пятницу будет открываться выставка — тайный институт Владимира Стерлигова, Благодатов, коллекционер..

Будут представлены группа «Паразит», представят свою предысторию..

Кинорежиссер Евгений Юхин... организовал студию в квартире.. и история.. квартира небольшая... но это же важно в наше масс-медийное время, посмотреть глаза в глаза.. социологи и лингвисты расскажут о коммунальных квартирах...

- я в принципе стараюсь... у меня конечно есть аккаунт в фейсбуке, но это для быстрой связи с друзьями, я стараюсь не тонуть в сетях.. я включаю... однозначность пространства.. одномерный человек как у Маркузе... надо мультиплицироваться...

- что-то такое трогательное, коммунальная выставка.. очень важна для Ленинграда, для Петербурга... важно представить петербургскую сцену на Манифесте.


RadioBlago: Расписание выставок в рамках «Квартирного искусства» можно найти на сайте биеннале «Манифеста 10». Второй куратор переехал временно в эту коммунальную квартиру и теперь в ней живет, по всей видимости, чтобы быть ближе к заинтересованным посетителям.

Первой пространство выделенной квартиры заняла Лаборатория поэтического акционизма. «Это рабочее объединение поэтов, художников и философов, которые ставят своей целью раз-отчуждение повседневности через насыщение городского пространства поэзией», - поясняется на сайте Манифесты. Сейчас в самой большой комнате квартиры представлен проект Павла Арсеньева «Тексты, найденные под обоями» и фотографии с уличных акций и перформансов упомянутой Лаборатории. Куратор выставки, петербургский поэт Роман Осминкин рассказал о том, с чего началась экспозиция и как она будет меняться.


Роман Осминкин: Мы открываем летнюю программу лаборатория поэтического акционизма.. современное искусство работает.. образы видео, 8 выставок.. у нас хорошие художники.. следующая группа «Паразиты».. так или иначе все художники связаны с темой квартирой.. осмыслить почему снова в квартиры... жить там, где работаешь...

- Лаборатория.. показать.. группой поэтов снимали.. это очень важно, что это сообщество производило.. квартирники, акции, инсталляция.. старые ..поэзия сгенерированная роботом...

- Петр Белый, у него мастерская... ретроспектива группы восьми, Благодатов коллекционер.. группа «Паразиты» не сообщала.. обычно коридоры оккупируют.

- такая реальность у нас, что на улицах запрещено даже больше одного собираться.. домашнеее сопротивление — пародоксально.. сопротивление? Как так? Сопротивление прежде всего повседневности, чтобы не погрязнуть в быту..

- ближайшие месяцы ...для меня открытый опыт.. кто-то интересно рассматривает, а кто-то не понимает.. для меня прежде всего самого- это эксперимент.. я жду желания воспринимать новое, не приходить с готовым...

- австрийскому искусствоведу.. Влада Миловская..


RadioBlago: Наряду с официальной программой «Манифеста 10» в Санкт-Петербурге проходит ряд параллельных программ. И если по словам куратора биеннале Каспера Кенинга при отборе основных участников они руководствовались в основном профессиональным чутьем, то проекты для параллельной программы были отобраны международным жюри. В итоге было выявлено 56 проектов-победителей. По условиям Манифесты параллельные выставки никак не связаны с кураторской концепцией всей Манифесты и существуют в городском пространстве самостоятельно. Участие в этих выставках в основном принимают местные и российские художники.

Известный петербургский автор, художник Иван Говорков вместе со своей супругой художницей Еленой Губановой выставляют работы сразу на нескольких площадках параллельной программы. Рассказывая о том, в каких проектах они решили принять участие, Иван Говорков коснулся актуальной для настоящего времени темы — кураторских проектов и вообще сути кураторства в России. Имея большой опыт художественной работы при советской власти и после нее, автор упомянул, по какому принципу проходил отбор произведений на всероссийские и международные выставки, и как это происходит сейчас.


Иван Говорков: Мы сделали 5 экспозиций в рамках параллельной программы. Так как мне в силу моего возраста нужно начинать уже финишный рывок лет на 10, то есть лет 10 нужно работать, работать и работать. То есть, мы сделали 5 выставок. У нас — в галереи Анны Франс, в молодежном центре в Эрмитаже, выставка Сигнал, выставка в галереи Библиотека на Измайловском.

Не, не, не. Я слава Богу не куратор. Куратор — это такая интересная тема, ее надо вообще отдельно. Собирать вот так вот художников и кураторов, чтобы они друг другу честно все сказали в глаза. Потому что в советские времена же не было кураторов, куратором была партия. Партия и Союз И там герой советского союза и труда — самый главный председатель. И раз в четыре года или раз в два года страивали огромные республиканские всесоюзные выставки. Кто на них работы отбирал, как вы думаете, кураторы? Нет, отбирали такие же взрослые и серьезные мужи: левый лоск, правый лоск, левый мозг, правый мозг. По 20 человек мы все выбирали выставки голосованием, серьезный процесс! Столько кандидатов! Все честно было. И вот сидят 30 человек художников, приносишь вещь, говорят: уходите, пожалуйста, за дверь, они голосуют. Заходишь, говорят — не было предложений или были предложения. Это первый тур. Потом шел второй тур. Опять из того, что отбирали, опять смотрели и отсеивали. А потом еще шел третий тур. Когда вы все повесили на огромной выставке в Русском или Манеже. И идет уже московская тусовка, петербургское начальство и правительство и смотрит еще. Вот так это все происходило. И всем это очень не нравилось. Темы давали, например, «комсомол» или «наши труженики». Хотя они были достаточно размыты, можно было и обнаженных женщин написать. Но все равно, всем казалось как-то неприятно, потому что за нас кто-то голосует, а где свобода? Что хочу, то и выставляю! И вдруг: бабах-тарарах, Перестройка! И появляются симпатичные женщины, иногда умные, но не все, но слава Богу, с кем я встречался, они все подготовленные и страшно любят искусство и все. Но бывают и совсем молоденькие новенькие. Вот она кончила искусствоведческий вчера, закончила Проарта, замечательный институт у нас в Петербурге, где готовят уже современных художников! Не тех, кто умеет как Репин, а современных. И она приходит и унее в голове тема, например, «тело и страсть» или «события политические в мире». Это она придумывает. И она ходит к нам, взрослым, совершенно серьезным людям, которые всю жизнь посвятили изобразительному искусству, и говорит: у вас нету ничего? Нет, это мне не подходит, хлоп дверью, ушла! Убил бы сразу, задушил. Догнать, убить, это единственная жажда. Но с ней художники борются. Потому что теперь кураторы молодцы. Вот они придумывают темы. А художник, получается, есть у него ответ или нет ответа. Есть, конечно, горделивые, как всегда на чердаках сидят, у них никогда нет ответа ни на что. Он делает только то, что он самореализуется и поет. А тот, кто любит жизнь пошире, ну почему не ответить на тему бумаги? Это же очень интересно. А почему не ответить на тему «старый дом» как сейчас у Анны Франс в галереи на Рубенштейн. Прекрасно! Было бы желание. А желание появляется при одном условии, когда вы понимаете, что жизнь-то в принципе, это кажимость. В кажимости надо соответствовать своим импульсам, функциям. Теми, которые вам передала мама с папой генетически, теми, которые у вас воспитаны социально. Бороться с ними невозможно, с этими привычками. Вот хорошо, что у нас с Еленой Владимировной у нас столько привычек, мы можем отвечать на разные вопросы. Вот была «Конверсия» Теребениным сделана выставка в старом КБ, который разорили и отдали под художников, чтобы они эту площадку раскрутили. Это тоже очень интересная тема, потому что старые дома отдают художникам, чтобы они раскрутили это как место, народ ходит, шампанское пьет, а потом там обувной магазин или что-то. Конверсия — хорошая же тема. То есть из старых шкафов, стульев, лампочек, диванов, бумаги, каждый художник в силу своей концептуальной идеи создал какие-то замечательные вещи. А потом это все выбрасывается... Третья тема очень интересная, сегодня о ней говорили на открытии. А где рынок искусства? Где он? У нас нет его в Петербурге. Поэтому мы художники занимается очень странным делом (некоторые преподают, которые как я постарше), а мы принимаем участие в художественном процессе с большим удовольствием. То есть наша жизнь и есть принятие участия в художественном процессе. А когда идет такая выставка как Манифеста, это настолько мощный и разветвленный поток художественного процесса, что как минимум две недели можно везде ходить, выставляться, выпивать и радоваться искусству. И создается впечатление, что в Петербурге оказывается полно современного искусства. Но полно и несовременного. Но оно, к сожалению, жить на него трудно. Но кому-то это удается.


RadioBlago: Параллельная программа «Манифиеста 10» этого года породила массу споров. Но, как оказалось, наряду с ней существует еще одна выставочная программа под заголовком «Манифеста: офф». Известный петербургский художник, проживающий и работающий сейчас в Берлине, Алексей Кострома выставил свою работу Uno за пределами основной и параллельной программы биеннале. Вместе с куратором выставок современного искусства и фотографии Екатериной Кондараниной они рассказали нашей программе, что находится за границами Манифесты.


Художник Алексей Кострома и куратор выставок современного искусства и фотографии Екатерина Кондранина: - Uno сейчас находится в несколько закрытом мероприятии. Поскольку жюри параллельной программы отклонило, мы решили его все-таки не бросать и выставить в программе «Манифеста 10 / off”. И вот буквально пару недель назад нам поступило предложение показать его в закрытом мероприятии иного формата, для иной публики. И я подумал, а почему бы и нет? Если культурная общественность не желает приглашать художника, то я покажу для политической общественности. Поэтому этот объект сейчас находится в другом месте. На фейсбуке вы можете посмотреть пару фрагментов фотографий. Это мероприятие очень закрытое, не разрешено было даже фотографировать некоторые лица, но тем не менее, объект работает. Тем более, что они прочли Uno как United nation organizations Организация объединенных наций. Мы подумали, почему бы и нет? Полиэтиленовый пакет, земной шар, народ и может быть и ООН.

- Но так считают именно иностранцы, потому что Uno это как аббревиатура United nation organizations. И мы были тоже удивлены несколько, потому что тут всеобъемлющий. Несколько смыслов несет объект. Кто-то видит в этом НЛО, кто-то луну, начало жизни и...

- Кто-то назвал Бога Валога? Вот это вот мне интересно. Неожиданное прочтение. А кто назвал это атомом души. Тоже интересно... Прочтений маса, поэтому Uno от слова uniq или Uno — один по-итальянски. Оно дает массу прочтений и смысловых этажей вверх, вниз.

- Я вкладываю абсолютно универсальный смысл и свободный для прочтения публики любого уровня. То есть если кто-то видит в нем просто полиэтиленовые пакеты, окей, он может подумать, что земля засорена мусором. Если кто-то видит в нем атом, он может говорить об атомарной структуре вообще Вселенной. Поэтому в данной ситуации я просто-напросто стараюсь отпустить мысль зрителя в свободное плавание. Так оно и случилось.

- Это вообще принятая практика, когда проходят международные биеннале, как правило, состав такой: это идет основной проект, параллельная программа и программа off.

- Своеобразный салон отверженных.

- Да, считается как салон отверженных.

- Но если вы помните, все искусство началось с того, что развивается одно течение, потом идет стагнация, замирание, поиск новых форм, появляются новые художники. Их, естественно, система не принимает. И они делают параллельные, так называемые, программы или за пределами, off. Так рождались все: Курбе, Делакруа, так родились импрессионисты, и Гоген, и Ван Гог. Это все из этой серии. Ничего не изменилось. Есть официальное искусство и есть искусство, которое пока не обрело такую массовую публику, но обретет.

- Смотрите, если проанализировать движение концептуализма с конца 60-х годов, то концептуализм и минимализм пришел из Германии, в Америку. Америка дальше стала распространять и в конце концов это дошло до России. Концептуализм как течение. Естественно, европейцы вкладывали в течение нескольких десятилетий, почти полвека, кураторы все свои силы, все свои интеллектуальные способности. Менеджеры искали деньги. Этот тренд раскручивался до бренда. Сейчас это бренд — концептуализм. Но он в данной ситуации, его можно сравнить, допустим, с классицизмом начала 19го века. Происходит момент привыкания. И публика, которая приходит в выставочный зал и должна все время читать тексты и ей хочется хотя бы элементарного — от зрительного искусства получить зрелищный эффект. Таким образом появляются художники, которые кроме смысла еще насыщают произведение искусства зрелищностью. Но это воспринимается в штыки как раз с сухим прагматичным концептуализмом. Отсюда и возникает: параллельная программа, Манифеста off, за пределами. Возникает новая художественная волна. Или как первый толчок это может превратиться в движение. Какие-то новые художественные формы, более зрелищные. Не просто доступные, да? Формы, которые могут считываться на всех этажах понимания. К примеру, Uno — кто-то так понимает и так до самой глубины, в зависимости от образования.


RadioBlago: Основная выставка европейского биеннале современного искусства «Манифеста 10» в Зимнем дворце и Главном штабе продлится до 31 октября. Подробное расписание мероприятий параллельной, публичной и образовательной программы можно найти на официальном сайте события — manifesta10.org.

Программа «Время культуры» подошла к концу. До встречи в выставочном зале!



Добавить комментарий:
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательные

Имя:
E-mail:
Комментарий: